Yvision.kz
kk
Разное
399 780 постов43 подписчика
Всяко-разно
0
05:42, 12 марта 2016

Нефтяная дипломатия Лоуренса Аравийского

К началу 20-го века только две страны - США и Россия из великих держав того времени обладали собственными нефтяными ресурсами, а большинство разведанных запасов были уже поделены между нефтяными корпорациями. Спад нефтедобычи в России в результате революции побудил западные страны искать новые месторождения в слаборазвитых странах Ближнего Востока и в Латинской Америки, где недра принадлежали правящим элитам этих государств.

Версальский договор 1919 закрепил итоги первой Мировой войны закончившейся победой стран Антанты над Германской империей. Распад Австро-Венгерской и разрушение Российской империй, привели к переделу мира державами-победительницами - Великобританией и Францией на подмандатные территории бывшей Османской империи, закрепленного 22-й статьей Устава Лиги Наций, и которые были "не способны самостоятельно руководить собой в особо трудных условиях современного мира".На апрельской конференции 1920 г. в Сан-Ремо, Великобритании из арабских стран достались Ирак, Палестина и Трансиордания, а Франции — Сирия и Ливан. При этом Великобритания пообещала Франции 25% будущей нефтедобычи Мосула, а Франция дала гарантию обеспечения доступа к портам Средиземного моря. По этому же договору Турция лишалась притязаний на Аравийский полуостров и признавала законность послевоенного устройства. После Октябрьской революции нефтяные компании Ротшильдов потеряли в России нефтяные промыслы, которые постепенно перешли в руки Рокфеллера, и теперь стремились взять реванш на Ближнем Востоке продвигая продукцию своих компаний тонко используя маркетинговые стратегии.

Правительства стран-владельцев потенциальных нефтяных ресурсов не могли самостоятельно вести разведку и добычу по причине своей экономической отсталости и были вынуждены опираться на дипломатические контакты с западными странами, в расчете на то, что опыт и капитал западных компаний поможет им создать национальную нефтяную промышленность. Корпорации, используя дипломатические, военные и разведывательные возможности своих правительств, стремились заполучить концессии в этих странах, а затем оказывались в доминирующем экономическом положении. В свою очередь, внешнеполитические доктрины великих держав выстраивались в соответствии с коммерческой политикой нефтяных компаний, названные впоследствии нефтяной дипломатией или petroleum politics. И зачастую под прикрытием дипломатических работников и представителей компаний работали политические агенты или сотрудники разведывательных служб. Последние нередко вели двойную игру, работая одновременно на правительства нескольких стран, в тоже время преследуя собственные корыстные интересы. При этом они умело использовали человеческие слабости правящих элит, ненавязчиво предлагая им блага западной цивилизации.

Король Абдул Азиз с британским агентом Перси Коксом в 1930 году

Между тем, накануне первой мировой войны арабские националисты уже сами добились немалых успехов в борьбе с Османской империей. На юге Аравийского полуострова под зелёным знаменем ислама подняли восстание молодой эмир Неджда - Абдул Азиз ибн Абдуррахман Аль-Сауд, лидер ваххабитского течения "чистого ислама" и его заклятый враг - глава шиитского политико-религиозного клана Хашимитов.  Правитель Мекки, Хуссейн ибн Али (1853–1931 гг.), потомок пророка Мохаммеда, признаваемый англичанами только как шериф захваченного в 1916 году Хиджаза, провозгласил себя "королем арабских земель".

Он был выходцем из древнего рода Курейшитов, потомки которого во времена Арабского Халифата основали династию Аббасидов и  принадлежали двум сословиям - благородных "шерифов" и королевских "сейидов". Его дед Хусейн Мухаммед ибн Абдул Муин правил Меккой и Хиджазом в 1827–1851 и 1856–1858 гг., и завещал эту власть своим сыновьям, что в глазах англичан укрепляло его положение.

После долгих лет проведенных в Стамбуле, он вынашивал тайные замыслы для объединения различных арабских народов под знаменем Хашимидов. Установив контакты через своего сына Абдаллу с британским консулом Египта лордом Китченером, он  заручился поддержкой англичан в борьбе с османским владычеством в обмен на независимость арабских стран под своей властью.

В декабре 1908 г. став правителем Мекки, Хусейн решительно отказался от конституционных реформ предложенных Младотурками, заявив что "в Хиджазе нет конституции и иного закона, кроме Корана и шариата". Он заполучил от турков право на одну треть доходов от Хиджазской железной дороги и сам назначал губернаторов, собирающих налог и закят с паломников в Мекку. Захватив в плен брата Абдул Азиза летом 1910 года, Хусейн запретил пропуск караванов из Неджда в Хиджаз, вынудив саудовского эмира выплачивать султану шесть тысяч риалов в год.

Перед Британией возник вопрос на кого сделать ставку? На лидера ваххабитов ибн Сауда или шиитского шерифа Хуссейна? Как обычно выбрали древнюю стратегию - разделяй и властвуй. Лорд Круи довольно откровенно высказался по этому поводу в британском парламенте: "Всё, что мы хотим, это не объединение Аравии, но разъединение Аравии, раздробленной на принципалов под нашим суверенитетом". Следуя этой политике, верховный британский комиссар в Каире сэр Генри Мак-Магон и шеф военной разведки на Ближнем Востоке майор Астон сделали ставку на Хашимитов и даже пообещали Хуссейну, что после победы над Османской империей, он и его сыновья возглавят будущую арабскую конфедерацию.

Британский офицер Томас Эдвард Лоуренс

К этому времени, британский офицер Томас Эдвард Лоуренс завоевал доверие самого решительного из сыновей Хуссейна эмира Фейсала, который задался целью организовать небольшие маневренные отряды для борьбы с турецкой армией на железных дорогах. Именно их созданием занялся британский лейтенант, прозванный арабами эмир Динамит, а на западе известный как Лоуренс Аравийский. Одетый в бурнус, с бронзовым загаром и превосходно владея арабским языком, он легко сходил за бедуина. Обладая железной волей и честолюбием, он был человеком авантюристического склада, в тоже время не гнушаясь интриг и лицемерия в достижении поставленных целей. Снабженный британской разведкой большими денежными средствами, Лоуренс использовал их для произведения впечатления на арабов, демонстрируя преимущества британской промышленности, такие как применяемые английскими войсками оружие, самолеты, бронеавтомобили и изобретение одного из братьев Нобелей -динамит. А телефон настолько понравился шерифу Хиджаса, что он приглашал англичан к трубке послушать как звучит духовой оркестр, захваченный им у турок и игравший в Мекке. И даже самые обычные предметы, такие как керосиновые лампады знакомые арабам с детства, но до неузнаваемости преображенные американскими и английскими инженерами, производили на арабов сильное впечатление.

Благодаря Лоуренсу широкое распространение получила новейшая керосиновая лампа британской компании Aladdin Lamp Ltd, которой он пользовался сам. Понятно, что этот интерес не был случаен, а призван пробудить потребность шерифа Хуссейна к поставкам английского керосина и дальнейшим поискам нефтяных месторождений. Но, имевшийся у них недостаток, связанный с необходимостью их регулировки в период продаж до 1922 г., был даже упомянут сэром Рональдом Сторрсом в биографии Т. Э. Лоуренса, который писал,"что руки арабских слуг добрались до калильных сеток наших керосиновых ламп, извергавших по ночам вулкан омерзительной сажи, которая покрывала книги, ковры и все, что находилось в комнате. Т. Э. Лоуренс взял ситуацию с лампами под свой контроль, и пока он был жив, на фронте Аладдина было все спокойно".

Этот недостаток, вкупе с преимуществами американских автомобилей к которым воспылали страстью будущие нефтяные шейхи, сыграл впоследствии немаловажную роль в борьбе за нефть между британскими, советскими и американскими компаниями.

Король Абдул Азиз (Ибн Сауд), с принцем Саудом ибн Абдул Азизом на Mercedes-Benz во время визита в священный город Мекку.

В 1919 г. в Британии эксклюзивный торговый представитель Mantle Lamp Company of America Джек Имбер зарегистрировал торговую марку Аладдин, позаимствовав название из известной арабской сказки о "Тысяче и одна ночи". Бурный рост продаж этих ламп под этой маркой в Великобритании, побудил Имбера прекратить импорт и основать компанию Aladdin Lamp Ltd, которая занялась производством модифицированных переносных ламп и запасных комплектующих под брендом Лампы Аладдина.  Результат изменений, внесенных в конструкцию калильных ламп в 1910-1924 гг., был поразительным. Если сила света в обычной керосиновой лампе с плоским фитилем составляла приблизительно 28 свечей, а лампа Арганда излучала свет в 38 свечей, то уже в 1924 г. в испытательной лаборатории Фарадей Хаус лампа Аладдина показывала силу света, равную 64.1 свечам.

Переименованная в Aladdin Industries Ltd, компания произвела на рынке ошеломляющий успех и заключила соглашение с компанией Shell Mexx Ltd Ротшильдов, на производство выскоочищенного керосина розового цвета. И хотя использование электричества в Великобритании привело к падению спроса, в странах Азии, Африки и Южной Америки, где оно по-прежнему оставалось недоступным, эти лампы в последующем нашли широкое применение. И в первую очередь, спрос на них поощрялся там, где Великобритания преследовала свои интересы - в странах Ближнего Востока. А позднее в Иране, где была основана Англ-Персидская компания, даже было налажено их производство с целью увеличения продаж керосина в самой стране и в прилегающих Ираке, Афганистане и Геджесе.

Лоуренс Аравийский

Несомненно, расточительность Лоуренса в отношении казенных средств в достижении им стратегических целей, имели в конечном счете более высокую ценность, чем английское золото. Теперь арабы, от высших слоев до низших, смотрели на британскую казну как на золотой дождь и жили в ожидании денежных подношений, и порой даже и не мыслили оплачивать получаемые им товары. Впоследствии именно эта черта арабов сыграет решающую роль во взаимоотношениях с другими странами. Расходы Лоуренса к концу войны составили не менее 500 тыс  фунтов из тех 4 млн футов стерлингов золотом,  что  затратила Англия на поддержку арабских восстаний против владычества Османской империи.

И хотя сын хиджазского шерифа Фейсал, в немалой степени благодаря военным талантам Лоуренса, захватил в 1918 г. Дамаск и и провозгласил себя королём Сирии, по прошествии двух лет французы вышвырнули его из сирийской столицы и жестко подавили арабское восстание.

Не избежал участи искушения золотом и благами западной цивилизации и молодой эмир Абдул Азиз, ставший позднее основателем монархического государства Саудовской Аравии, что во многом определило его предпочтения в выборе стратегического инвестора для развития национальной нефтяной промышленности.

Но до этого было еще далеко. Битва за большую нефть Аравии только разгоралась.

Продолжение следует...

0
1422
1