Yvision.kz
kk
Разное
399 774 постов42 подписчика
Всяко-разно
1
08:02, 28 января 2021

Явная история мангулов

Гумилев как-то сказал, что в истории Чингисхана сомнительно все, начиная с даты его рождения. Кстати, о времени и месте его рождения можно поговорить отдельно, это такое приключение. Многое в истории Чингисхана (если не все) проясняет книга стоглазого перса Рашид ад-дина "Жамиғ ат-тауарих" в прямом переводе с оригинала на казахский, сделанного по заказу Международной Тюркской академии и им же изданной. Происхождение кагана в этой книге прописано, как говорят казахи "тайға таңба басқандай" (русский аналог "как печать на лбу татя", поскольку на Руси любили клеймить людей, а казахи своих коней).

Об этой revolutionary book по чингисоведению расскажу позже, но читая ее, я подумал, что еще может прочитать всякий интересующийся о Чингисхане из "настоящих правдивых источников". Возьмем первое, что приходит в голову - "Сокровенное сказание монголов". И первое, о чем вспоминаешь в связи с "Сокровенным...", что ее презентовали миру китайцы, которые, как известно, мастера во всякие времена на всякие хистори мистификации. Китайцы, которые, если не ошибаюсь, 26 раз переписывали свою историю: с приходом каждой правящей династии уничтожались старые, «ненужные» источники, и «создавались» новые… И вот в XIX веке императорский дом Цинь санкционировал издание книги об основателях династии Юань, которую, кстати, природные китайцы всегда ненавидели. Но династия Цинь, как мы помним, тоже иноземная династия, точнее, маньчжурская, что то же самое, что монгольская. Если быть совсем точным, в 1848 году китайский ученый Чжан My издал сборник «редких старинных сочинений», среди которых оказалось и «Сокровенное сказание (монголов)» (представляющее собой якобы часть книги «Алтан тобчи»), или, на китайский манер - «Юань-чао би-ши». Это печатное издание попало в руки архимандриту Палладию Кафарову, который привез его в Россию, чтобы удивить им ученый мир...

Никаких оригиналов «Сокровенного сказания» так никогда никому и не удалось найти. По сути в этой неизвестно кем и когда написанной не исторической, скорее литературной, точнее "сказочной" книге, где эпизодично излагается жизнь "Тэмуджина", рожденного, по одному из вариантов "от волка и бурой лани", во втором варианте волк превращается в луч света, оплодотворяющий праматерь Чингиса Алангоа. В этой второй версии можно увидеть отголоски тюркской, а может даже аврамистической легенды "о непорочном зачатии" (скорее в этом случае они "соединились"). Затем излагается история как несчастный ребенок Тэмуджин скитается беспризорником по чащобам, питается тарбаганами и диким чесноком. Затем его подросшего захватывают враги, набив в колодку, делают рабом, много и почем зря наказывают, и как он сбегает и благодаря своей "длинной воле" становится Великим Каганом.

Неумело довольно переиначенная под "монгольскую", история на самом деле потрясающая, но в реальности она скорее всего происходила в другом историческом контексте, возможно, в контексте истории возрождения Тюркского Эля ее коренной элитой. В реальной Степи с его сложными традициями "простой несчастный бродяга" никогда не стал бы ее повелителем. Такую сказочку мог придумать только представитель оседлого народа, чтобы передать ее крестьянину-арату. И кто же мог быть автором этой совсем не удивительной, обычной, сказки о любимом многими народами герое? Даже если ее придумали монголы, то можно вспомнить, что Искандер Зулкарнайн был героем устного народного творчества многих народов, в том числе и казахов. И никто на этом основании не утверждает, что Зулькарнайн - калмык. А средиземноморская мифология вообще утверждает, что он – сын Зевса, то есть надционален; просто олимпиец, спустившийся на Землю.

Поскольку сказка о Чингисхане литературная, то кто-то должен был все же ее написать, как Линдгрен Карлсона. Разумеется, кто-то из халха. Пусть тогда им станет, например... Лубсан Дан-зан, лама, "ученый". В предисловии к академическому изданию (М., АН СССР, 1973) говорится: «Не останавливая своего внимания на более детальном определении того, кем был Лубсан Данзан, о котором достоверно ничего не известно, Ц. Жамцарано (академик из народа, в том числе по чингисоведению. Е. М.), в примечании указал, что Лубсан Данзан был также автором сочинения „Описание горы Утай“». Приводящий сей факт в своей книге «Чингисхан. Неизвестная Азия» Бушков аж стонет: «Господи ты боже мой, ну не в состоянии я, темный, понять логику этих шаманов, именуемых историками! «Достоверно ничего не известно» об этом самом Лубсане — но в то же время именно он считается автором «Описания горы Утай». Почему? «Я так думаю!» — сказал приятель Мимино, блестяще сыгранный Фрунзиком Мкртчяном...

И почему же этот возможный автор „Описания горы Утай“ считается и автором «Алтан тобчи»? «Оглянувшись и поскребя по сусекам... вспомнили, что в конце XVII — начале XVIII века жил и творил лама Лубсан Данзан, писатель и переводчик. Значит, он и написал. Почему? А потому, что некому больше. Вы не поверите, вы будете смеяться, но примерно все так и излагается…»....

Итак, "найденная" китайцем по соцзаказу ЦИК, то бишь ЦИНь, "Сокровенное сказание монголов" становится для нынешних монголов все равно что "Капитал" для марксистов. В это литературной сказке, обработанной чайнцами (смею подозревать, что основа ее тюркская) нет практически описаний военных компании Чингис хана, его битв и т.д., упоминаются (если упоминаются) только названия завоеванных стран. Почему? Ответ следует такой (издание АН СССР): «Сведения о военных походах для летописцев XVII в. уже были утеряны, да и в памяти народной их не сохранилось, потому что монголы, совершавшие походы, расселялись по чужим завоеванным странам, а вернувшиеся из походов в Монголию были вовлечены в новые войны. Деятельность же Чингисхана как создателя государства монголов была, с точки зрения летописца, привлекательной и заслуживающей особенного внимания». Для Александра Бушкова, автора занимательного исследования "Чингисхан. Неизвестная Азия" это не ученый комментарий, «а наглядное пособие к учебнику «Лечение психических болезней». «Нужно же и меру знать, думать, что пишешь…», - в сердцах добавляет он. Далее он задает, на мой взгляд, вполне естественный вопрос: «Если монголы «расселились» по завоеванным странам так, что и некому было передать оставшимся на родине сведений о военных походах, то каким же образом сохранились гораздо более ранние сообщения о начале деятельности Чингисхана? В те времена, когда он вроде бы был ничем не примечательным юнцом?» «Как-то предельно странно получается,- сокрушается дальше здравый автор, - о юности Чингисхана известно достаточно, о его первых шагах по созданию небольшого государства — достаточно, а вот от самых славных, масштабных дел, от покорения многих могучих царств … остался только краткий список названий?! Простите, так не бывает. Случается как раз наоборот… Невозможно себе представить толстый том биографии Наполеона, в котором страниц пятьсот отведено его юношеским годам, учебе в военной школе, службе артиллерийским поручиком — и только на последней страничке, скороговоркой, упомянуто: «Бонапарт ходил войной на Германию, Италию, Испанию, Австрию, Россию».

Далее, Бушков напоминает: « … не забудьте: нам старательно впаривают, что очень долго именно в Монголии существовал стольный град наследников Чингисхана Каракорум, не только административный, но и культурный центр, где жило много ученых книжников. Как же так получилось, что обладавшие таким культурным центром монголы ухитрились начисто забыть подробности завоеваний Чингисхана, сохранив лишь «названия завоеванных стран»?

«Все мгновенно становится на свои места, если вернуться к тому, что Чингисхан никакой не монгол, а тюрк. Скудость монгольских сведений о нем получает простое и логичное объяснение: поскольку монголы не принимали никакого участия в свершениях Чингисхана, то и сведения о них имели самые общие. Кто бы специально посылал людей в монгольские кочевья, чтобы читать им лекции о достижениях соседей-тюрок? И только несколькими столетиями позже, когда у монголов завелась своя письменность и свои книжники, было написано чисто литературное произведение, имеющее мало общего с реальной историей».

Вопшым, (самое) "Сокровенное сказание", точнее, литературная сказка есть не просто «беллетристика» за ради «красного словца», а «социальный заказ». Кем и зачем сделанный, думаю, понятно, к гадалке ходить не надо.

... Вообще-то я начал читать Рашид ад-дина на казахском для поиска инфа по теме «Чингистау и Чингисхан» для моих исследований истории аргынского рода Тобыктинцев и Чингистауских гор. Я вырос у подножии этих самых гор в окружении моих нағашы Тобыктинцев, и история края и история рода меня интересовали с детства. С детства наслушался я изустных рассказов деда Қабылхақ и бабушки Тлеухан, других стариков о Һак хане - истинном хане - Чингисхане, о Би Ата Кеңгірбай, который привел тобыктинцев в эти края, и меня рассказы эти крайне волновали. Но в советское время книг по собственно истории тобыктинской Ойкумены почти не было, если не считать каких-то фрагментов в книгах Ақселеу Сейдімбек, еще кого-то, уже не помню. Я не говорю про «Путь Абая» - эта книга совсем о другом... При чтении Рашид ад-дина на казахском, кроме кейфа, я ощутил разницу с изданиями на русском. Имею в виду фрагменты «Из «Сборника летописей» Рашид ад-дина» из «Извлечении...» барона Тигенгаузена, и интернет издание Рашид ад-Дина в переводе Л. А. Хетагурова. С переводами О. И. Смирновой, уж тем более А. К. Арендса, я не знаком. Но я думаю, у них у всех прежде всех бед одна – некорректное переложение на русский язык этнонимов, антропонимов, патронимов, и прочих -нимов. О том как имена меняют историческую картину, знают все. Но об этом в другой раз...

1
439