Yvision.kz
kk
Разное
399 783 постов43 подписчика
Всяко-разно
0
12:10, 17 марта 2017

...я не слышал про Сида и Нэнси

 

Один придурок сказал мне идти прямо, а потом налево, свернуть в переулок, пройти до зеленой арки, а затем направо и снова прямо. Какого было моё удивление, когда этот еблан привел меня мясокомбинат. Очень, блядь, смешно! А вообще – идти по подсказкам жителей города, что является для них родным – это сущее наказание.

Блуждая порядка получаса, я взмолился Аллаху, пока все-таки не нашел нужное мне здание, и нужную мне дверь. Примечательным был тот факт, что даже жители Питера, пусть и не все, но совершенно точно не имели понятия, где находится агентство, в котором работал Валера. Я бля просто не понимаю, как такое возможно.

Я прилетел в тот же день, что и вылетел. Приземлился часов в пять. Оставил свой багаж в камере хранения, и пошел искать долбанное агентство. Валере было, не дозвонится. Трубки он не брал, а написать ему на почту не было возможности. Пока я шел, у меня в голове мелькали мысли, что это все наебка. Возможно, случилось так, что Валера просто оказал мне красивый жест – дал визитку и все такое. Когда такое было, чтобы «Дать визитку» означало принять в своем доме нежданного гостя? К чему я все это – возможно Валера бы просто послал меня нахуй. И книга бы ему моя была ни к чему.

Так или иначе, я все-таки пришел. Уточнил на стойке регистрации, о том, на месте ли Валера, а когда получил утвердительный ответ – вызвал лифт прямиком на последний этаж, из десяти. Выйдя из лифта, меня встретила пухлая женщина, лет сорока, или что-то вроде того. Короткая стрижка, седые волосы, толстые пальцы, покусанные ногти лилового цвета.  Женщина сидела за такой же стойкой, как и в фойе, вот только эта стойка была чуть меньше. Над её рабочим местом, на стене висела большая вывеска «Pacific Group».

– Мне нужно к Валерию Агееву, – тряся папкой с рукописью, сказал я.

– Какому такому гею? – переспросила тетка, дожевывая жирный пончик с повидлом.

– Агееву! – чуть громче уточнил я.

– А-а, – улыбнувшись, протянула она. – К кучерявой симпальпульке! Ну, проходи…

Она назвала мне номер кабинета, и я пошел по коридору. Постучав в дверь, я дождался, пока мне ответят. Ответ не заставил себя ждать. Распахнув стеклянную дверь, я прошел внутрь. Валера сидел за большим дубовым столом, скрестив руки на кучерявой голове. Он сидел все такой же, как при нашей первой встрече на том форуме. Он был похож на парня из восьмидесятых, или каких-то очень близких им по духу годов. Все в тех же штанах и рубашке. Он не изменял своему стилю, и уже тем мне нравился.

– Скажу тебе, – начал я, – что это так себе поза, для встречи твоего нового клиента.

– Бля! – удивился Валера, оторвавшись от экрана компьютера. – Это ж ты, мужик!

Не скажу, что я ожидал именно такого приема, но хотя бы он меня не послал.

– Валера, – ответил я, – полегче. Угомони свой пыл, я только с самолета…

Присев на диван, я оставил папку на коленях, а сам скрестил на ней руки.

– Это, что у тебя там? – спросил он, глядя на папку.

– Не знаю, – протянул я. – Может, тебя это заинтересует.

– Ты что! Ещё как заинтересует! Это новая книга? А почему на почту не отправил? Старая школа? Все на бумаге, и в единственном экземпляре – это стильно!

– Я не думал про стиль, но спасибо…

Я передал ему папку, а когда Валера её взял – тут же принялся читать. Вот прямо вот сразу начал. Я даже немного охуел от его напора. Он, кажется, расцвел, стоило мне появиться в его кабинете. Ну, ладно – мне просто, кажется.

– Я, бля, люблю, что ты пишешь! – усмехнувшись, воскликнул он, стоило его щекам порозоветь. Что, вот так? Он прочел всю книгу? Прошло всего-то секунд пять, какого хуя?

– Ты, уже прочел?

– Я заглянул в конец!

Я промолчал. Не знаю, хорошо это или плохо, но что вообще за манера такая, смотреть в начало, потом в конец книги и делать о ней вывод, столь быстрый и скороспешный. Не знаю. Как-то это стремно, что ли. Но я промолчал. Все-таки не я был агентом, а значит, и судить было не мне.

– Я отправлю это в редакторский отдел, чтобы убрать лишние запятые, – сказал он, пролистывая рукопись, останавливая взгляд то на одной, то на другой странице, – а потом займусь поиском издательства и…

Не успел он договорить, будто хотел сказать ещё что-то, как его слова обрубил низкий женский крик из коридора за стеклянной дверью.

– СКАЖИ ЕМУ, ЧТО ЕСЛИ ОН НЕ ПОДПИШЕТ КОНТРАКТ, ТО Я ИЗМЕЛЬЧУ ЕГО ХУЙ В ПОРОШОК!..

Дверь распахнулась, и в кабинет Валеры вошла девушка, лет тридцати. То была даже не девушка. Скорее, в кабинет вошли упругие бедра, облаченные в серого цвета юбку-карандаш, а чуть выше была грудь, размера третьего примерно, под сорочкой цвета морской волны. И все это довершалось красивым лицом, с широкими скулами, светлой копной волос и приподнятыми бровями, отчего её выражение лица казалось удивленным. Девушка была похожа на француженку, и я Аллахом клянусь – если бы добавить её речи немного акцента – я бы наверняка сравнил бы её с Мариной Влади. Но это не точно.

– Салют, Валера! Как твое кучерявое ничего? А? А?

Девушка была немного не в себе. Точнее сказать – не смотря на всю красоту, она казалась мне немного ебанутой.

– Хорошо-о-о, – протянул Валера, усаживаясь за свое место.

Облокотившись на край стола, девушка пожирала глазами Валеру, а потом спросила:

– Как у тебя с клиентурой? Ты помнишь, про отчетность?

– Да! – воскликнул он, после неловкой паузы, весь обглоданный её взглядом. – Как раз хотел вас представить…

С этими словами, он показал рукой на меня, и это заставило девушку повернуться в мою сторону. Она была удивлена – это мягко сказано. Кажется, она и сама поняла, что ворвалась в кабинет очень по-свойски. Но стыдно ей не было. Это точно.

– Марта, – это Арсений Рябинин, и он мой новый клиент!

– Скорее единственный! – с улыбкой на лице, протянула Марта, протягивая мне свою руку. Поцеловать не удалось, пришлось обжать её бабским хватом. – Приятно видеть новые лица в Пацифик Гроуп!

– Я тоже рад знакомству, – соврал я. Я был рад её фигуре, её соскам, что просвечивали сквозь сорочку, в конце концов, я был рад её сочной пизде, что воняла рыбой за три версты – но вот ей я рад не был. Так уж получилось.

– Да-а, – протянула она, взглянув на Валеру. – Этот парень настоящий альфа-самец!

– Правда? – уточнил я, уже свободно развалившись на диване.

– О, да! Он принесет мне туеву хучу бабла! – она кивнула, в сторону Валеры, теперь уже улыбаясь мне. – А ещё неприятностей… Но денег больше!

Она раздалась громким смехом. Отнюдь не заразительным. Это было очень странно, и неловко одновременно.

Меж тем, Марта вернулась на край стола и теперь прожигала Валеру взглядом. Как и прежде, я чувствовал неловкость, и я даже понятия не имею, что чувствовал в этот момент Валера. Мне было его жаль. В кабинете повисла гробовая тишина. Марта лишь причмокивала время от времени, не отрывая своего взгляда.

– Знаешь, Арсений, я бы с радостью заглотнула каждый кудрявый локон с головы этого парня, вытягивая его языком словно плойка, а потом посмотрела бы на то, чем все это кончится…

– Да-а, коне-е-ечно… – протянул я.

Что она блядь несла вообще? Это было совсем не похоже на пакет. Она несла какую-то хуйню точно! Валера, кстати, успел покрыться нехилым таким слоем пота.

– Выпьем вечерком? – спросила она Валеру, наконец.

– О, у нас с Арсением как раз сегодня есть кое-какие дела. Да?

– Со мной? – отрицательно кивнув, отозвался я. – Не, кажется, у нас не было планов.

– Ну, как же? – продолжал он подмигивать мне, словно Марта этого не замечала. – Я ведь точно помню, что были. Я хотел показать тебе город и…

– Ты меня с кем-то путаешь, – ответил я, с недоумевающим взглядом.

Конечно, я понимал, к чему он ведет. Он не хотел встреч с Мартой. Он совсем не хотел, чтобы локоны его кудрявых волос обволакивало что-то хотя бы отчасти связанное с Мартой. Но что я мог поделать, если это было забавно! Я уже давно не веселился, а в Питере, как оказалось – довольно много веселых людей, например Марта! Я не мог себе отказать.

– Ладно, Марта, я весь в твоем распоряжении…

– Отлично! Тогда надень свой лучший пиджак. Мы порвем шаблоны!

Встав с края стола, Марта прошла к двери, а затем сказала напоследок:

– Калинова, удаляется!

И вышла из кабинета прочь.

Прикрыв лицо руками, Валера медленно впадал в истерику. Я не знал чем ему помочь, но решил извиниться за то, что не поддержал его ложь.

– Что это за хуйня такая? – не выдержал я, в итоге.

– Это пиздец моей семейной жизни, Сеня.

Оставив руки на столе, он, кажется, приходил в себя. Багровая пелена начала спадать с его лица, и теперь все возвращалось на круги своя.

– И что будешь делать?

– А-а, – отмахнулся он, улыбнувшись, – скажу ей, что иду к проктологу.

Это заставило меня рассмеяться. Потом я все-таки спросил:

– Так почему не скажешь ей, что ты женат?

– Она меня уволит, Сеня. Уволит…

И в тот момент я понял, насколько мы с ним близки. Он был зависим от женщин, так же как и я в свое время. Я был зависим от Алисы, от Риты, от Ивонны. От всех женщин, что когда-либо встречались мне на пути. Отличие между нами были лишь в том, что ни одна из этих женщин не была моим начальником. Другими словами, Марта держала его за яйца и слава богу, пока что только в фигуральном смысле. Тем не менее, в тот момент я отчетливо поймал себя на мысли, что именно с этим человеком я пройду ещё очень многое, что называется бок о бок. Он отлично подходил на роль оруженосца для такого Дон Кихота как я. Возможно, отчасти я подумал об этом, из-за того, как он едва ли не с порога начал втирать мне о том, какой я гениальный мастер литературного слова… Как-то сложно, да и хуй с ним.

– Так ты поедешь? – спросил он, вытащив меня из раздумий.

– Куда? – вытаращившись, спросил я.

– Меня пригласил один парень. Он музыкальный продюсер, или что-то вроде того. Говорят, там будут музыканты и прочая богема, так что возможно у меня подвернется какой-нибудь клиент!

– Ага, а я что буду делать?

– Как что? – удивился он. – Там будет выпивка, девушки, наркотики и рок-н-ролл!

– Звучит неплохо! Только мне бы шмотки свои куда-нибудь пристроить.

– Да, не парься! Завезем их домой, и я как раз познакомлю тебя с женой.

– Ну, раз так… – поднимаясь с дивана, подытожил я.

Щедро улыбнувшись, Валера выключил компьютер, взглянул на часы и попросил меня на выход. Попрощавшись с женщиной у лифта, мы спустились вниз, а как вышли на парковку я своим глазам не поверил. Этот кучерявый хуй катался на ебаном Порше. Он сказал, что это машина компании. Теперь я понял, почему он так боялся своего увольнения и держал жену в тайне.

Мы заехали на вокзал, и пока я забирал вещи, Валера созвонился с Мартой. Наврал ей что-то про поход в больницу, который долго откладывал, а затем поставил телефон в режим вибрации, и кажется, совсем забыл про работу. Пока мы ехали, он рассказывал мне про свою жену, и про то, что это именно она посоветовала ему меня, так как пару лет назад наткнулась в интернете на мою книгу, что распространялась самиздатом, а потом подсунула её Валере, в качестве достойного чтива. Конечно, он не был причастен к тому, что меня пригласили на тот форум – но стоило ему об этом узнать, Валера тут же отменил все свои несуществующие дела, отмазался перед Мартой, как обычно отключил телефон и отправился на мои поиски. Вся эта история казалась мне бредом чистой воды.

Никогда ещё я не чувствовал себя столь популярным. Конечно, я видел на тех сайтах, где выкладывали мои книги, пару десятков отзывов, что оставляли молодые домохозяйки, мол: «Это просто потрясающая книга, от которой я осталась в полном восторге! Вот бы почитать ещё чего-нибудь от Автора!». Но то ведь боты! Обычные такие, которые оставляют комментарии лишь для того, чтобы поддержать рейтинг книги в противовес настоящим бестселлерам. Я не знаю, кто этим занимался, и зачем но, так или иначе. Я и представить не мог о том, что когда-нибудь мои книги принесут мне подарок, в виде агента, жене которого настолько понравилась одна из моих книг, что она решилась меня порекомендовать. Из всех знакомых мне людей, на такое могла быть способна только Вероника. Кстати, я ведь так и не знал, куда именно она уехала…

Но нет, она не была его женой. Его жену звали Мариной. Она была немногим его младше – лет двадцать пять. И это при том, что Валере в то время было что-то около двадцати семи. Марина была невысокого роста под стать своему мужу. Челка из черных прямых волос и длинные локоны ниже плеч. Сбитая талия и большие глаза. Понятия не имею, как описать ещё Марину, так что просто представьте, как сможете! Добавлю лишь, что она была похожа на кокаинового гномика, если вы понимаете, о чем я…

Она встретила меня широкой улыбкой и серьгами до плеч. Как только я оставил вещи, Валера повез нас на вечеринку. Всю дорогу Марина только и делала что говорила. Много, без умолку. Она казалась мне милой, но если б молчала - казалась бы мне умней. Наверное, я хотел слишком многого, не знаю.

Внезапно Валере удалось вставить в её словесный понос одну фразу.

– Он привез мне свою рукопись, – сказал он, посматривая то на дорогу, то на жену свою, заискивающим взглядом.

Это заставило Марину замолчать.

– Ты же дашь мне её почитать? – спросила она меня. – Дашь? Дашь?!

– Конечно, – улыбнулся я. – Как только уберут все запятые.

Марина внезапно рассмеялась, а потом заметила:

– Да-а, твои запятые – это нечто!

Её слова заставили меня ненадолго приуныть. Я привык, что меня хвалят и тут и там, и на выставки зовут, и на форумы приглашают, а тут она мне прямым текстом заявляет о том, что, мол, у меня запятые в тексте лишние. Потом, я все-таки с ней согласился. К тому же, чуть позже оказалось, что она не имела в виду ничего дурного. Просто мысли вслух.

– У тебя есть девушка? – спросила Марина, все так же поглядывая на меня, время от времени, со своего переднего пассажирского, пока я сидел сзади.

– Не, – отмахнулся я, вспомнив утренний разговор с Алисой и наш разрыв. Я вспомнил то, как легко она купила мне билеты, как легко я улетел. Ведь я улетел не просто куда-то, или от чего-то, а именно от неё. А потом, я резко и четко, словно сам себе ответил, – нет у меня девушки!

– Это хорошо! – воскликнула она. – Если Валера тебя раскрутит – ты вмиг станешь завидным женихом!

– Как скажешь, – закончил я.

Всю остальную дорогу мы провели молча. Валера только иногда сбрасывал вибрирующие звонки от Марты, тщательно наблюдая за тем, чтобы Марина ничего не заподозрила, а потом и вовсе – выключил телефон, и оставил его в бардачке.

Громкая музыка, толпа незнакомых мне людей и бесплатный алкоголь. Я не очень люблю такие вещи. Поэтому и не хожу в клубы. Поэтому бухаю в одиночестве. Но делать было нечего – Валера пестрил своей щедрой улыбкой, здороваясь за руки то с одним, то с другим человеком из толпы. Марина тоже радовалась жизни. Сразу же нашла себе стакан с пивом и осушила его практически до дна. Она была потрясающей девушкой!

Квартира представляла собой лофт, на седьмом этаже высотного жилого дома. Каждым своим дверным косяком, квартира блистала чем-то дорогим, недоступным для всех. Гостиная по площади походила на всю мою прошлую квартиру, и это не говоря о комнатах, коих по количеству дверей там было порядка четырех. В гостиной легко уместился настольный хоккей, огромная плазма на стене, книжные полки из Икеи, музыкальный центр, с объемным звуком, а ещё пара диванов и кресел.

Не прошло и пяти минут, как мы приехали, а Валера уже пошел по рукам вероятных клиентов. Марина тоже исчезла. Обойдя задом толпу у настольного хоккея, я нашел кухню и взял бутылку темного пива. Потом вернулся в гостиную и присел на диван, где без меня уже собралось человек пять. Сил не было никаких. Закурив прямо на диване, я начал искать глазами хоть какое-то подобие пепельницы, но кажется, всем вокруг было насрать. Не парился и я. Потягивая пиво и сбрасывая пепел на черный паркет, я разглядывал  девчонок в коротких шортах, что своими толстыми упругими ляжками иногда толкали хоккей, пока в него играли парни.

В итоге, я не выдержал и понял, что скоро обоссусь.

За первой из четырех дверей была спальня. Там уже обосновалась молодая пара. Снимать порно не входило в мои планы, а потому сбросив пепел, я пошел искать дальше.

За второй дверью был небольшой коридор, а в его конце – ещё две двери. Теперь уже с женской и мужской табличками. Постучавшись в дверь с хуем на табличке, я не дождался ответа, а затем резко вошел, закрылся и расстегнул штаны. Мои глаза шарили по туалету, пока не остановились на зеркале, что было по правую сторону от меня.

Страшная же у меня была рожа. Я не мыл голову уже с пару дней, отчего волосы взъерошились. Но знаете, с тех пор как Алиса меня рисовала, изменилось не очень уж и много. Может быть, только пара прыщей добавилась, и вроде бы все. Хм. Нужно было меньше думать об Алисе, но что я мог поделать?

Когда я выходил, в коридоре меня встретил парень, что выходил из женской кабинки, как раз когда я выходил из мужской. Он был одет в кожаную жилетку, темную футболку с черепом, а руки его были сплошь забиты татуировками. На пальцах правой руки умещалась тройка перстней с черепами и прочей декоративной хуйней. Черная бандана и, такая же черная козлиная бородка. Откуда вообще там появился этот говнарь?!

– У тебя резинки нету? – спросил он, возбужденно.

– Чего? – не сообразил я, затягиваясь сигаретой, – А-а, не, нету, – отмахнулся я.

– Бля! – выдохнул он, упираясь ладонями в колени, немного согнувшись.

Кажется, он не на шутку выдохся, с этими поисками. Виски бешено качали кровь.

– Ты, прикинь – продолжал он, – сука не хочет без резинки!

– Бывает, чувак… – пожал я плечами, – у тебя есть Алко-Зельцер?

– Чего? – удивился он, улыбнувшись. – Предлагаешь выебать её Алко-Зельцером?!

Это заставило меня рассмеяться. Чуть позже он и сам засмеялся своей шутке. Парень был не плох. Совсем не промах.

– Не-не! – ответил я, продолжая улыбаться. – Попробуй выключить свет, и достань упаковку, когда она перестанет что либо видеть. Начни шуршать, типа открываешь резинку. Ну, а потом скажи, что готов и вставь.

Мои слова заставили его приободриться.

– А, что, вроде неплохо!..

Мы пожали руки, парень вернулся в кабинку.

Ещё минут пять, я сидел в гостиной, бухая пиво. Иногда поглядывал на девушек, иногда на их парней, и думал вот о чем: какого черта такие красивые щёлки выбирают себе такие стрёмных щеглов? Наверное, все дело в максимализме, возможно. Я-то уже давно пережил все эти сопли. Хотя, вот если честно, даже и не помню, был ли у меня свой переходный возраст, но… Они ведь все любят друг друга только на почве общего отношения к миру, разве не так? Какого черта? Не знаю. Мне это не знакомо, но, тем не менее, я бы легко засадил бы одной из тех девиц, что продолжали толкать настольный хоккей. Все-таки что-то в них было. Они были молоды, хороши собой. И они об этом знали. Сейчас уже совсем не так, как раньше – сейчас девушки знают, чего хотят, и как это могут получить. Они стали умнее, а мы, мужики, никак не можем найти способа обойти баб на пару шагов вперед. Это и обидно.

Вот так вот летели мои часы за дешевым бухлом на диване, и уже скоро моя пачка сигарет совсем опустела. Как раз к тому времени, когда я докуривал окурок предпоследней сигареты, внезапно музыка стихла, а в середине гостиной собралась толпа. Откуда-то из центра послышался женский вопль. Потом ещё один и совсем скоро этот вопль перерос в настоящий продолжительный крик.

– Он меня изнасиловал! – кричала девушка, откуда-то из центра толпы.

Эти слова заставили меня подняться с дивана. Подойдя ближе к толпе, я нашел в ней того парня, который спрашивал у меня про резинку. И девчонку его я тоже увидел. Это ведь она кричала. Кстати, она была голой. Вот совсем. Видимо, что-то пошло не так.

– Так, ну ладно… – бубнил парень в кожаной жилетке, пытаясь схватить свою голубку под руки. Выходило скверно, если не сказать из рук вон, ну вы поняли!

– А ну, не трогай меня! – кричала девчонка, вырываясь из лап кожаной жилетки.

– А кто остановил музыку? – пытаясь взять бабу на захват, спросил парень у толпы, вероятно чтоб отвлечь. – Почему так тихо?!

Парню вроде как удалось схватить свою бабу, и увести её обратно в коридор за дверью. Толпа рассосалась. Музыка вновь надавила на меня своими басами, и я вновь провалился на диван. Через пару минут передо-мной появился тот парень, в кожаной жилетке. Наверное, все-таки успокоил свою барышню, не знаю.

– Идея с Алко-Зельцером – хуйня, – выдохнул он, усаживаясь рядом со мной.

Я ничего не ответил. Только лишь молча посасывал своё пиво.

– У нее, – продолжал парень, – похоже, какая-то чувствительная до латекса вагина, или я хуй знает! Короче она сразу раскусила мою наебку и рассвирепела. Сначала принялась меня бить, потом оставила одного в толчке и прибежала сюда. А закончила тем, что заявила, мол, я её изнасиловал! Ну, ты, наверное, все видел.

– Да, чувак, – согласился я, – теперь все знают, что ты насильник.

Парень посмотрел на меня удивленно, заискивая, а потом рассмеялся.

– Да, не-е! – ответил он, сквозь смех. – Она, конечно, хотела вызвать мусоров, но я…

Он не успел договорить, как нас прервал Валера, что внезапно оказался рядом. Он, кажется, надрался в сопли. Ну, или хуй его знает, то был наш первый вечер, а я не был его женой, чтобы различать степени опьянения. Кстати, Марина все ещё где-то бухала.

– О, вы уже познакомились! – воскликнул он, падая на диван, по левую сторону от меня так, что я до сих пор продолжал сидеть рядом с тем чуваком, но так же был рядом и с Валерой. Короче, забейте. Он просто сел на диван.

– В смысле? – озадачился я, будто наша встреча должна была состояться, но я почему-то проебал этот момент. Не помню, чтобы Валера мне о чем-то говорил.

– А-а! – оживился парень, в кожаной жилетке. – Так ты Арсений, да?

– Я дал ему прочитать твои «Последствия страсти», – уточнил Валера.

– Это, бля, твой «Великий Гэтсби», чувак! – усмехнулся парень, потянувшись пальцами к носу. Расчесав свои черные точки, он немного откашлялся, закинул ногу на ногу, кинул руку на спинку дивана, а левой рукой потянулся к пиву, стакан которого стоял на столе.

– Спасибо, – протянул я, улыбнувшись.

– Арсений – это Клим Долгих! – познакомил нас Валера, наконец, глядя на парня в жилетке. – Это и есть тот музыкальный продюсер, к которому мы ехали.

Мы снова взглянули друг на друга, и я бы протянул ему свою руку, да вот только руки его были заняты пивом, да спинкой от дивана, поэтому все осталось на своих местах.

Пока Клим бухал своё пиво, мимо нас от начала до конца дивана пронеслась легкая волна тишины, не смотря на громкую музыку и вообще – атмосферу в гостиной.

А потом Валера раздался:

– Пойду искать жену, а-то уже соскучился…

– Давай-давай, – отозвался Клим, – я, кажется, видел её на кухне.

Валера ушел, а между нами, тем временем, осталась только тишина. Он всё продолжал дуть пиво и, кажется, теперь о чем-то думал. Иногда смотрел на меня, только вот теперь он смотрел совсем не так, как это было раньше. Будто бы что-то произошло с того момента, когда он узнал во мне человека, книгу которого прочитал. Не люблю такие моменты. Общаешься ты с человеком, а потом хуякс, и он оказывается совсем не таким простым, как ты о нем думал. Приходится переоценивать всю ситуацию целиком – в этом я понимал Клима, а потому не торопил его с речами.

– Не, – внезапно сказал он, – мне правда понравилась твоя книга!..

Лестно, конечно, но все равно что-то ещё осталось. Он все ещё думал. А потом, случилось то, чего я совсем не мог предугадать. Он просто хлопнул меня ладонью по плечу, встал с дивана и пошел куда-то в сторону третьей двери, за которую я ещё не успел посмотреть. Что было делать? Это типа что ли знак? Типа: «Пошли, парень! Я покажу тебе кроличью нору!». Так что ли? Ну, охуеть теперь…

Ну, и что? Ну, я пошел, конечно!

В кабинете меня ждала потрясающая звукоизоляция, стоило мне закрыть двери. Клим развалился в дорогом кожаном кресле, за столом из мощного массива темного дерева, а на стене за ним висел флаг советского союза. Вообще, по дизайну самой комнаты – она очень сильно отличалась от всей общей квартиры. Это был уже не лофт, а скорее нечто экспериментальное. Не знаю, к какому стилю отнести это, поэтому забейте. Но было красиво. Дорого, богато, и все такое.

– Ты, может, сядешь? – спросил Клим, вертясь на своем кресле, словно уж.

И я сел в кресло за столом, с противоположной стороны.

– Я не знаю, как начать… – мямлил Клим, – я никогда такого не делал ещё…

– Чего не делал?

– Я… просто… ну, знаешь… Короче! Мне понравилась твоя книга. А я давно ищу себе писателя, понимаешь?

– Не очень, – усомнился я, потягиваясь к последней сигарете.

– Ну, я хочу, чтобы кто-то написал мою биографию, смекаешь? Типа, как я превращаю воду – в вино, говно – в золото, ну и все такое. Хочу хорошую книгу, которую напишет хороший писатель. А твоя книга мне прям понравилась. Я вообще не очень много книг читал, но твою прям в запой, так что это, вот…

– Ты дурак, что ли? – удивился я. – Ничего, что биографии после смерти пишут?

– Не, – улыбнулся он. – Если хочешь знать мое мнение, то – это все хуйня!

Все-таки он мне нравился. Не, ни поймите меня не правильно. Я про то, что он был очень интересным человеком. Продюсер, который хочет написать свою прижизненную биографию – это разве не интересно? Я вот так не думаю.

– Но, я не пишу биографии, – ответил я, смахивая пепел на пол, куда-то под стол. – Ты ведь читал книгу? Там была любовная история. Это не биография. И говна с золотом там не было. Так, что ты не по адресу. К тому же, я только недавно написал новую книгу, и только-только отдал её Валере. Сейчас я не готов что-либо писать.

– Я заплачу тебе миллион, – отрезал он. – А ещё, там будет любовная история.

– Чего? – смутился я, от чего даже сигаретный дым застрял в горле.

– Ну, ты ж хотел любовную историю? – вздернул он брови ко лбу.

– Не-не-не, – затараторил я, а потом внезапно сам для себя, замолчал.

Что вообще значит, миллион? Какого вообще хуя? Откуда он взял эти цифры? А ведь он и глазом не моргнул, когда произнес этот миллион. Даже на мой вопрос, начал отвечать что-то про любовную историю, и совсем не про деньги, о которых и был мой вопрос изначально. Кажется, деньги для этого парня совсем ничего не значили. Теперь, в виду у меня большой любовной истории к деньгам, нужно было ещё раз все обдумать.

– У меня к тебе есть просьба, – отвлек меня Клим. – Она касается книги…

– Что за просьба?

– Слушай, я хочу хорошую книгу – это я уже говорил, да? И я понимаю, что все мои труды и вода с вином выеденного яйца не стоят, без хорошей лав-стори. И у меня была такая любовь. Была история, и мне есть о чем рассказать тебе как автору моей биографии, но чтобы рассказать об этом, тебе нужно будет найти девушку моей мечты.

Девушку, твоей, мечты… – протягивал я, пытаясь понять Клима. – Что это значит?

Оторвав спину от кресла, он забрался локтями на стол, и подобрался чуть ближе.

– У меня была девушка, но сейчас мы не вместе, – шепотом, сказал он, а потом снова прилепил спину к креслу, – Ты про Сида и Нэнси, слышал? Ну, вот если согласишься, я расскажу тебе свою историю… Нашу, точнее!

Не скажу, что мне была интересна история. Про Сида и Нэнси я, конечно, слышал, но какого черта вообще? Что он имел в виду? Не знаю. Так или иначе, но в итоге, я все-таки согласился выслушать эту его историю, только чтобы понять рехнулся он или нет.

 
0
479
0