«Город Акмолинск. Тюрьма для мам». В музее лагеря для жен «изменников Родины»

Alja Tonko 2017 M02 7
6207
1
91
0

Почему Сталин преследовал жен "изменников Родины"? История крупнейшего женского лагеря ГУЛАГа и репрессий...             

В Музее АЛЖИРа мы были прошлым летом. Работая над фоторепортажем о нем, я поняла, что будет недостаточным рассказать только о музее. Поэтому я почитала об истории самого лагеря и о том, почему и как немилость Сталина обрушилась на жен "изменников Родины".

Тем, кто хочет узнать о репрессиях членов семей тех, кого сталинский режим считал "изменниками Родины", подробнее, рекомендую два материала, которыми я пользовалась при подготовке поста:

Аресту подлежат жены - вступительная статья Александра Даниэля и Арсения Рогинского в книге "Узницы "АЛЖИРа": Список жен-заключенных Акмолинского и других отделений Карлага", которая была выпущена Ассоциацией жертв незаконных репрессий г. Астаны и Акмолинской области и Международным обществом "Мемориал" в 2003 году. В этой публикации - 7259 биографических справок. В самой статье подробно описана история того, как принимались и исполнялись решения по репрессиям жен "изменников Родины" в 1937-1953 годах.

А.Л.Ж.И.Р. Как жил лагерь для жен "изменников Родины" - статья Елены Шмараевой о лагерном быте и судьбах узниц.

Авторы обеих статей в свою очередь ссылаются на другие исследования и мемуары бывших заключенных. Поэтому за любыми уточнениями лучше обращаться к этим источникам.

Все фотографии были сделаны мной на территории Музейно-мемориального комплекса «АЛЖИР».

 

* * *

 

Вид на здание Музея АЛЖИРа через колючую проволоку.
На сайте музея поясняется, что форма здания (усеченный конус) символизирует шкатулку с тайнами - хранительницу печали. В здании нет окон, свет падает на экспонаты сверху.

 

Стела "Слезы" с картой сети исправительно-трудовых лагерей ГУЛАГа и названиями 11 из них, которые были расположены на территории Казахстана и подчинены Карлагу.


3 июля 1937 года из Москвы на имя народного комиссара внутренних дел Казахской ССР Льва Залина пришла шифрограмма. В ней начальник ГУЛАГа Матвей Берман "предлагает срочно проработать вопрос организации концлагеря ... [в] Казахстане [на] три тысячи человек...":

"[В] Ближайшее время будут осуждены и должны быть изолированы [в] особо усиленных условиях режима семьи расстрелянных троцкистов и правых, примерно [в] количестве 6-7 тысяч человек, преимущественно женщины и небольшое количество стариков. С ними будут также направляться дети дошкольного возраста.

Для содержания этих контингентов необходима организация двух концлагерей, примерно по три тысячи человек, с крепким режимом, усиленной охраной (только из вольнонаемных), исключающей побеги, с обязательным обнесением колючей проволокой или забором, вышками и тому подобное, [с] использованием этих контингентов на работах внутри лагеря. ..." (Центральный архив Федеральной службы безопасности. ф.3, оп.4, д.147, лл.310-311, в статье Даниэля и Рогинского)

Эта шифрограмма - первый документ, имеющий прямое и непосредственное отношение к созданию АЛЖИРа. Второй лагерь, о котором идет речь - в Нарыме (Западная Сибирь).

 

Акмолинское спецотделение Карагандинского исправительно-трудового лагеря (Карлага) начало принимать заключеных в самом начале 1938 года. Датой его создания считается 3 декабря 1937 года, когда был издан приказ № 00758 об образовании спецотделения Карлага на базе 26-го поселка трудпоселений. Аббревиатура АЛЖИР (от Акмолинского лагеря жен "изменников Родины") никогда не фигурировала в официальных документах. Такое экзотическое название лагерь получил от самих заключенных.

 

Диорама, показывающая, как АЛЖИР выглядел зимой

 

Специальная операция против жен и детей "изменников Родины" начиналась в августе 1937 года с оперативного приказа НКВД №00486 "О репрессировании жен и размещении детей осужденных "изменников Родины" (текст приказа - здесь, с. 277). Народный комиссар внутренних дел Николай Ежов требовал незамедлительно приступить к аресту и обыску жен, состоящих с осужденным в юридическом или фактическом браке, а также бывших жен, если те были причастны к "контрреволюционной деятельности" или знали о ней, но не донесли. Согласно приказу, под аресты не должны были попасть беременные, женщины с грудными детьми, "тяжело и заразно больные" и преклонного возраста; им выдавалась подписка о невыезде. Несмотря на это в лагеря отсылались и беременные, и женщины с грудными детьми. Мера наказания для жен осужденных "изменников Родины" - заключение в исправительно-трудовой лагерь на срок "не менее как 5 - 8 лет".

 

Узницы АЛЖИРа

 

Подлежали аресту и дети старше 15 лет в случаях, когда их признавали «социально-опасными и способными к совершению антисоветских действий». Таких детей, в зависимости от возраста, степени опасности и возможности исправления, направляли в лагеря или исправительно-трудовые колонии НКВД или детские дома особого режима Народного коммисариата просвещения (Наркомпрос). Дети до 15 лет, которые оставались без присмотра после ареста матери (т.е. которых не забрали к себе другие (не репрессированные) родственники), размещались в яслях и детдомах Наркомздрава и Наркомпроса.

Почему Сталин выделил для преследования столь конкретную категорию как жены "изменников Родины"? В своей статье исследователи ГУЛАГа из правозащитного общества «Мемориал» А.Рогинский и А.Даниэль делают попытку объяснить логику этих репрессий:

Вождь мыслил в терминах не индивидуальной вины и индивидуальной ответственности, а коллективной вины и коллективной ответственности. Для того, чтобы развернуть операцию против «жен изменников родины», ему достаточно было знать: женщины, как правило, сочувствуют взглядам своих мужей. А значит: все жены арестованных «заговорщиков» - фактические соучастницы заговоров, которые организовывали их мужья. И ответственность за эту коллективную вину несет каждая из них; стало быть, каждая заслуживает своих 8 лет АЛЖИРа. Индивидуальная же вина или невиновность в данном «преступлении» не имеет ровным счетом никакого значения.

 

Инсталляция "Оковы"

 

Аресты начались сразу после утверждения приказа №00486, т.е. сразу после 15 августа. За два первых месяца арестовали всех женщин, чьи мужья уже были осуждены. Параллельно начались аресты тех, чьи мужья были арестованы к 15 августа, но еще не получили приговоры. И, наконец, приступили к арестам женщин, чьи мужья были арестованы уже после 15 августа. Среди арестованных членов семей "изменников Родины" (ЧСИР) оказывались сестры и матери осужденных. Судебных процессов не проводилось, женщин уведомляли о решении Особого совещания (ОСО) при НКВД. До отправки в лагерь женщины проводили в следственных тюрьмах от 1-2 до 8-10 месяцев; некоторые из них были беременными или с грудными детьми.

В основном это были жены партийных и государственных деятелей, руководителей промышленности и видных военных, а также деятелей культуры, имена которых были известны чуть ли ни каждому советскому граждану.

 

Справка о национальном составе узниц АЛЖИРа


Приказ №00486 был окончательно отменен 26 ноября 1938 года. За эти 13 месяцев было репрессировано свыше 18 000 женщин, и это еще по неполным данным. В детдома и ясли было направлено около 22 500 детей, изъятых у матерей после ареста. Осужденные женщины же оставались в лагерях, большинство были прикреплены к ним дольше восьми лет.

 

На этой и двух снимках ниже - экспозиция музея АЛЖИРа "Сталинский вагон"Надпись на экспозиции: "Изготовлен в Одессе в 1927 году для перевозки заключенных. Со всех концов СССР в таких вагонах везли заключенных. Узницы "АЛЖИРа" и другие политические заключенные называли его "теплушка"... [В один вагон] ... вмещали свыше 70-ти заключенных. Он был оборудован двумя сплошными двухъярусными нарами, под самым потолком [-] два зарешеченных окна".

 

 

В центре "теплушки" - печка-"буржуйка"

 

Первые этапы жен "изменников Родины" пошли в сентябре 1937 года. К началу операции лагерь в Акмолинске и другой, в Западной Сибири еще не были готовы. Поэтому сначала женщин направляли в Темниковский ИТЛ (Темлаг, Мордовия), где содержалось около 4,5 - 5 тысяч женщин, и спецотделение при тюрьме в Томске (около 2,5 тысячи женщин).

Начиная с 10 января 1938 года стали приходить этапы в АЛЖИР. В центральном Казахстане стояли сорокоградусные морозы.

 

В Акмолинском спецотделении к принятию жен "изменников Родины" было подготовлено шесть бараков из саманных кирпичей, каждый из которых должен был вместить 250-300 человек. Те, кому не хватало места на двух-трехъярусных нарах, спали на полу. На уровне верхних нар - окно без стекла, узницы затыкали его ветошью. У выхода находился длинный умывальник, отгороженный от основного помещения. На стирку и мытье выдавалось по ведру воды в неделю — несмотря на то, что озеро Жаланаш находилось прямо на территории зоны (см. снимки с диарамой лагеря выше и ниже по тексту).


Узницы в бараке


 

Первые две зимы лагерь отапливался исключительно камышом, который рос у озера. Чтобы обогреть бараки, узницы заготавливали его в большом количестве. Температура в бараках зимой не превышала 6-8 градусов.


Весной 1938 года Акмолинский лагерь начал работать. Узницы должны были спроектировать (среди заключенных были инженеры, архитекторы, чертежницы, сметчицы) и построить цеха для швейной фабрики, а также новые бараки для вновь пребывающих. Летом фабрика начала пошив. Когда в 1941 году началась война, жены «изменников Родины» стали шить обмундирование для солдат и офицеров.


Акмолинское спецотделение заполнилось быстро, за полгода. Поэтому руководство Карлага распределяло очередные этапы по другим лаготделениям, а к осени создало еще одно специальное отделение - Спасское (там, где сейчас находится село Спасск, в Абайском районе Карагандинской области).


Как и в других отделениях Карлага, в АЛЖИРе развивали сельское хозяйство. Осужденные ученые, биологи и агрономы, занимались селекцией на опытной станции. Узницы выращивали овощи, фрукты, бахчевые, разводили крупный рогатый скот, лошадей, домашнюю птицу. Однако на скудном рационе узниц это не отражалось - по воспоминаниям одной из бывших заключенных, пронесенная в барак луковица могла обернуться для нарушительницы несколькими днями карцера.

 

Диорама "Изъятие детей у узниц АЛЖИРа". Для грудных детей на территории Акмолинского спецотделения имелись ясли, куда матерей приводили под конвоем на кормление. Дети находились с матерями в лагере до трех лет, после их направляли в Осакаровский детский дом.


 

 

Первые полтора года АЛЖИР, как и другие спецотделения ГУЛАГа, где были размещены члены семей "изменников Родины", находились на "спецрежиме" - режиме строгой изоляции. Зона была обнесена тремя рядами колючей проволоки. Поименные проверки проводились не менее двух раз в сутки. Запрещалось читать и вести записи. Спецрежим не разрешал не только свиданий, но и получение посылок и писем с воли.

21 мая 1939 года все спецотделения были переведены на общелагерный режим. Для узниц АЛЖИРа это принесло самое долгожданное - возможность переписки с волей. Только сейчас женщины могли узнать о судьбе своих мужей и о том, что произошло с их детьми. "Город Акмолинск. Тюрьма для мам" - такой адрес значился на первом письме, которое поступило на имя заключенной от ее восьмилетней дочери из детского дома. Страдания матерей, отлученных от детей, удачные и неудачные попытки искать их по переписке - это станет одной из центральных тем воспоминаний женщин-лагерниц, рассказанных или написанных после реабилитации.

 

Снятие режима строгой изоляции также означало, что теперь заключенных можно было объединять с другими лагерными «контингентами» - переводить в другие лагпункты, а в случае производственной или режимной необходимости - и в другие лагеря. Так было ликвидировано недавно созданное Спасское отделение, а ЧСИРы - перераспределены между другими отделениями лагеря (значительная часть попала в Долинку).

В конце 1939 года Акмолинское отделение окончательно влилось в Карлаг (до того оно входило в структуру Карлага формально, в основном подчиняясь непосредственно ГУЛАГу) и было переименовано в 17-е отделение Карлага. Позднее сюда стали помещать женщин и мужчин, осужденных за другие «контрреволюционные преступления», иногда - и осужденных по общеуголовным статьям.

 

Всего в Карлаге в 1938-1946 гг. отбывали наказание около 6500 женщин-ЧСИРов. Из них более 4500 прошли через АЛЖИР - крупнейший из советских женских лагерей.

У женщин, осужденных по приказу 00486, конец срока должен был наступить в 1942-1943 или 1945-1946 гг. Однако, многих женщин, чьи сроки заканчивались в годы войны, не освобождали вовремя. Соответствующая директива предписывала «всех отбывших сроки наказания освобожденных оставлять для работы в лагерях НКВД на положении вольнонаемных без права выезда с прикреплением до конца войны к районам работ лагеря-стройки». Многопрофильное хозяйство АЛЖИРа не должно было сокращать производство. Администрация лагеря перенесла колючую проволоку и вышки с охранниками вглубь зоны, и часть бараков оказалась вне зоны. В них поселили условно освобожденных женщин. Паспортов таким «освобожденным», как правило, не выдавали.

Читайте также Каково это, находиться в Германии 9 мая?

Окончательно членов семей "изменников Родины" освободили только после мая 1946 года. В паспортах у всех освобожденных стояло указание об ограничении прописки в «режимных местностях». Это значило, что большинство освобожденных женщин-ЧСИР не могли вернуться в родные города. Многих впереди ждали встречи с родными детьми. Но не все дети и матери нашлись - кто-то канул в небытие в годы большого террора. На свободе бывшие заключенные женских лагерей жили с клеймом «врага народа». Вплоть до реабилитации в 1956-1958 гг.

 

Акмолинское лагерное отделение официально просуществовало до июня 1953 года и было ликвидировано приказом Минюста СССР. На месте лагеря образовался совхоз «Акмолинский». В 1970-е годы выросший там поселок получил название Малиновка. В 2007 году Малиновку переименовали в Акмол, так село называется и поныне.

31 мая 2007 года на месте бывшего Акмолинского спецотделения был открыт Музейно-мемориальный комплекс жертв политических репрессий и тоталитаризма «АЛЖИР». Музей АЛЖИРа находится в 37 км от Астаны, если ехать по Коргалжынскому шоссе. Тур на казахском, русском или английском языках можно забронировать как по телефону, так и с помощью онлайн-формы на сайте Музея. Цена билета на одного посетителя летом 2016 года была 200 тенге.

 

Баннер у музея. Напомню, что, начиная с 1997 года, 31 мая в Казахстане - День памяти жертв политических репрессий


Возможно, вас также заинтересует - Крупнейший завод подводных лодок стал местом памяти о жертвах нацизма


На снимках выше и ниже - Стена памяти с именами более семи тысяч женщин, отбывших срок в лагере «АЛЖИР»


 

Общий вид на Музейно-мемориальный комплекс жертв политических репрессий и тоталитаризма «АЛЖИР»

Под сводом - композиция "Свобода и неволя" (силки, внутри которых бьются голуби), которая олицетворяет страдания узниц в АЛЖИРе.
На первом этаже музея - зал о политической истории Казахстана XIX-XX вв. В нем представлены история Казахстана в составе Российской империи, события становления Советской власти, коллективизация, голод 30-х годов, и вплоть до декабрьский событий 1986 года
.


 

 

 

Выше и ниже - стенды о заключенных АЛЖИРа

 

 

 

Две посетительницы музея у скульптуры "Борьба и надежда"


Часть триптиха "37 год" - "Кровавый путь". Один из многочисленных экспонатов музея


Вид на село Акмол, если смотреть от здания музея

 

Посетители отдыхают на лавочке у диорамы с охраной АЛЖИРа

 

 

Оцените пост

90