Yvision.kz
kk
Разное
399 781 постов43 подписчика
Всяко-разно
0
00:40, 07 апреля 2017

Туркменистан — мишень номер один?

Проект «Исламское государство», создавался для свержения Башара Асада в Сирии и финансировался Саудовской Аравией. Помощь в формировании ИГ оказывали турецкие спецслужбы. После того, как планы по быстрому свержению Асада провалились, ИГ активизировала свою деятельность на территории Ирака. Функции главного спонсора перешли от Саудовской Аравии к Катару, появились планы превращения проекта ИГ в глобальный, ориентированный на охват всего исламского мира. Именно в рамках реализации глобального проекта ИГ и может быть осуществлено его распространение на территорию Афганистана, Пакистана и республик Центральной Азии. Для активизации ИГ на территории Центральной Азии существуют и важные экономические причины. В настоящее время именно Катар, считающийся ключевым спонсором ИГ, является монополистом в сфере поставок сжиженного газа в страны Южной и Юго-Восточной Азии, а также осуществляет большую часть поставок сжиженного газа в страны Восточной Азии. Естественно, что Катар не собирается терять свои позиции в этой сфере, являющиеся одной из основ его экономического благополучия и политического влияния, поэтому одной из главных мишеней деятельности террористов ИГ может стать Туркмения — вероятный конкурент Катара в сфере экспорта газа в Южную и Юго-Восточную Азию. Если начнется строительство газопровода на восток, то Катар рискует потерять свои монопольные позиции.

Воспрепятствовать строительству газопровода может дестабилизация политической ситуации не только в Афганистане, но и в самом Туркменистане. Поэтому в настоящее время объектом повышенного интереса радикальных организаций, поддерживающихся Катаром, являются северо-западные провинции Афганистана, примыкающие к туркменской границе. Создание «провинции Хорасан» как проекта ИГ также является одним из компонентов стратегии давления на Туркменистан. В настоящее время на границе Афганистана и Туркменистана постепенно наращивается численность боевиков радикальных организаций, которая, по данным экспертов, достигает пяти тысяч боевиков. Практически каждый день на афганско-туркменской границе происходят боестолкновения с человеческими жертвами. Известно, что туркменское руководство проводит переговоры с представителями силовых структур России, Китая, Афганистана по вопросу об организации более эффективной охраны государственной границы Туркменистана, в том числе и посредством привлеченных частных военных компаний.

Кровопролитные бои на афганско-туркменской границе начались еще весной 2015 г., когда боевики ИГ активизировали свою деятельность в северо¬западных провинциях Афганистана Герат, Бадгис и Фарьяб, где проживает многочисленное туркменское население. Известно, что боевые потери уже несут и туркменские военнослужащие. Эксперты считают, что концентрация боевиков на границе с Туркменистаном свидетельствует о планах ИГ по заманиванию туркменской армии в своего рода «котел» между Марчаком и Кушки-Кухна. В случае нападения на Туркменистан, боевики смогут взять туркменские воинские части в полукольцо, что, скорее всего, приведет к последующему поражению большей части вооруженных сил страны.

Целью боевиков ИГ является газопровод «Туркменистан — Китай», уничтожение которого нанесет страшный удар по туркменской экономике и станет большой проблемой для Китая, который может лишиться поставок газа по выгодным расценкам. Это прекрасно понимает и руководство Туркменистана, которое в настоящее время крайне озабочено вопросами повышения обороноспособности страны и, в особенности, охраны государственной границы.

Современный Туркменистан вряд ли сможет оказать реальное сопротивление нападению боевиков с территории Афганистана — и тому несколько причин. Во-первых, в отличие от Таджикистана или Киргизстана, находящихся в союзнических отношениях с Россией и рассчитывающих на ее военную помощь, Туркменистан долгие годы придерживался концепции нейтралитета, что играло выгодную роль в экономическом развитии страны, но в ситуации, подобной настоящей, может лишить Туркмению военной поддержки, так как военно-политических союзников у страны нет. Во-вторых, Туркмения — страна, с определенными социальными проблемами, вызванными, в том числе, и существованием в относительной изоляции, при весьма специфическом политическом режиме. В-третьих, население Туркменистана малочисленно и рассредоточено, что создает определенные проблемы на пути организации местной обороны. Наконец, вооруженные силы Туркмении, несмотря на общее благосостояние страны, считающейся одной из наиболее богатых стран региона, никогда не отличались высоким уровнем боеготовности. Сухопутные войска Туркмении, на которые в случае нападения боевиков ляжет основная тяжесть обороны страны, насчитывают 18,5 тыс. солдат и офицеров и состоят из трех кадрированных моторизованных дивизий, двух моторизованных бригад, учебной дивизии, воздушно-штурмового батальона, артиллерийской бригады, бригады реактивных систем залпового огня, ракетного и противотанкового полков, двух зенитно-ракетных бригад и инженерного полка. Около 12 тыс. солдат и офицеров проходят службу в подразделениях Государственной пограничной службы Туркменистана, включающей 12 пограничных отрядов. ВВС Туркменистана насчитывают 3 тыс. человек и включают в свой состав две истребительные эскадрильи, транспортную и учебную эскадрильи, вертолетно-штурмовую и вертолетно-транспортную эскадрильи, несколько ракетных дивизионов. ВМС Туркменистана на Каспийском море насчитывают 500 человек и включают 5 патрульных катеров российского производства, 1 патрульный катер американского производства и 2 ракетных катера. Главной проблемой туркменской армии является низкий уровень подготовки личного состава, вызванный как недостаточным уровнем образования большинства призывников, так и отсутствием развитой системы подготовки. В туркменской армии — дефицит высококлассных специалистов, способных работать со сложной военной техникой, в особенности — пилотов ВВС. Еще одна важная проблема — межклановые и межплеменные противоречия, которые распространяются и на подразделения вооруженных сил, существенно ослабляя туркменскую армию.

Так что раздираемая клановыми противоречиями Туркмения вскоре может угодить в клетку на растерзание ИГ и его спонсоров. И тогда туркменам уже будет не до шуток и нейтралитета.

0
136
0