kk
Разное
Разное
399 783 постов43 подписчика
Всяко-разно
1

Том 6 Решка и Орел (Даник)

Том 6 (Даник)
Глава 6. Станция «Сломленный» (часть 8)

Прошло совсем немного времени с момента проведения прощальной линейки. И вот он ответственный день. Ранее утро, на дворе шесть утра. Я стою у окна. Проснулся раньше времени, после очередного кошмара. Встречал рассвет у окна. Наблюдал за тем, как этот прекрасный город просыпался. Я наблюдал за тем, как машины трогаются с места. Как люди начинают движение с раннего утра. Видел, как летят птицы. Наблюдал за тем, как поднимается солнце в небо. Времени ещё было много. Но я пытался держать себя в руках. Я очень сильно волновался, переживал о том, что начнется через несколько часов. Сердце в груди уже колотилось, как сумасшедшее. Хотя, я ещё даже не добрался до места сдачи тестирования. Руки сами по себе тряслись, как бы я не пытался успокоиться и унять их. Было тяжело на душе, будто бы, какой-то тяжелый груз навис внутри меня. И от него нужно было избавиться. Чтобы, наконец-то, стало хоть чуточку легче. Потому что я очень сильно устал нервничать из-за этого тестирования. Хотелось быстрее закончить это всё. Раз и навсегда. Чтобы больше не вспоминать об этих последних днях, которые дались мне с таким трудом. На столе лежал листок с моей фотографией, моим рядом, местом и личными данными. Там же был указан мой вариант. Рядом с ним лежало моё удостоверение личности. Как обычно у всех бывает, на фотографии я получился не очень. У всех такая проблема. Кажется, будто бы в государственных органах, специально искажают качество фотографии. Так как, ни разу не видел человека, который был бы доволен фотографией на документах. Там рядом лежали несколько ручек с черными чернилами. Они потребуются мне, для того, чтобы закрашивать правильные, на мой взгляд, варианты ответа. Взял сразу несколько, чтобы уже наверняка, у меня не возникло проблем с ручкой. Потому что существует «Закон подвоха». 

Всегда, когда готовишься к ответственному моменту, что-то обязательно случается. И ко всему этому, нужно быть постоянно готовым. Ко всему подготовиться невозможно, но можно учесть много разных факторов, которые могут случиться. И уж лучше, столкнуться с единицей проблем, нежели утонуть во всех проблемах мгновенно. 

Процедура до боли знакомая всем тем, кто прошел через это. Мы находимся возле здания, где должны сдавать этот тест, от которого якобы зависит наша судьба. Все приезжают своим ходом, кто-то собирается в кучки. А я приехал самостоятельно. Прогулялся от остановки до самого здания. Огромное количество людей. Взрослые люди, выпускники, сотрудники Комитета Национальной Безопасности, наблюдатели и т.д. Одним словом атмосфера была нагнетающая. Чувствовал, как аура возле этого здания, была наполнена стрессом. Все нервничали, многие потели, хотя просто стояли. Я здоровался с ребятами, у многих были влажные руки. Все между собой начинали общаться, делиться своими взглядами и мнениями. Были и спокойные ребята и девчонки, будто бы у них всё уже заранее решено. Многие уже возле здания, имели на руках несколько телефонов, пытались спрятать их в своих костюмах, брюках, под юбками, крепили к чулкам. Одним словом, все пытались, все хотели сдать это тестирование. Люди вокруг были сами не свои. Одни ручки с черными чернилами забыли, другие пытались надышаться перед смертью, если так будет уместно сказать. 

А я мысленно вернулся во времени назад. Мама встала чуточку позже меня, принесла мне костюм, который достала откуда-то. Никогда его не видел, купила, наверняка у кого-то с рук. Как и всегда. Я всегда носил вещи за своим братом, или же получал вещи из «Second Hand». И в этот раз ничего не изменилось. Потрепанный, поношенный костюм, который смотрелся более-менее. Лучше чем вся остальная одежда, которая была у меня. Поэтому, я не стал ругаться особенно в такой ответственный момент. Просто обнял маму, поблагодарил её за этот костюм. Да он не был новым, да он не выделялся изысканностью или же особенностью. Обычный костюм, как костюм. Мама начала гладить мне рубашку, которую так приобрела там же. И вот я в своём костюме. Стою перед зеркалом. Вид немного нелепый, так как костюм большой в размерах для меня. Рубашка так же была больше в размерах. Одни только ворот, затмевал весь мой внешний вид. Не стал надевать галстук, просто расстегнул пуговицы у шеи, чтобы не выглядеть окончательно нелепо. На брюках, даже ремня не было. Но немного женских маминых трюков, и брюки больше не спадали. После чего залез в свои старые туфли, пытался начистить их. Но эта облезлая кожа, эти кусочки, которые были разодраны, когда цеплял кончиком носочка туфлей твердую поверхность. Одним словом, выбирать было не из чего. Поэтому пытался чувствовать себя уверенным. 

В своей школе, я всегда чувствовал социальное давление со стороны других детей. Но, они просто боялись говорить мне это в лицо. Поэтому в основном всё это ходило за моей спиной. Только лишь одна Настя не обращала на это внимания. И поэтому, наверное, это социальное давление не особо сказывалось на мне. Мне с детства было наплевать, что обо мне думают люди. Что они думают о моём внешнем виде. Так как я всегда был занят, совершенно другими делами. Когда возишься с этими группировками, там нет времени красоваться и выбирать, что надеть. Надеваешь то, что чистое, ну, или более-менее чистое. А иногда приходилось в одном и том же ходить, по несколько дней. Так, что у меня в голове был образ. Всех тех больших людей в криминальном мире, которые носили дорогие костюмы. Костюмы идеально сидели на них. Это были очень дорогие костюмы, потому что даже друг отца на их фоне, выглядел бедным. Белые, черные, темно-синие, коричневые, серые костюмы. Все они были тонкими, изысканными и шикарными. Просто отвести глаз не мог. А когда появлялись возможности, всегда хотел притронуться к ним. И касаясь ткани, чувствовал, что это не та одежда, в которой я ходил в тот момент. Даже этот костюм, который был на мне, просто тряпка. Ничего более. Обычная тряпка, которой можно мыть полы, туалеты. А носить такое, не каждый согласился бы. Только загнанный в угол, как я – человек, которому деваться некуда. Хотелось, не отставать от других детей, хотелось быть, как все. Но я всегда считал это своим испытанием. Испытанием сверху. И верил в то, что однажды это закончится. Ведь все эти люди, которые совершают дурные вещи, смогли же получить это всё. Так почему же я, человек, которые делает благие вещи, не может этого получить? И опять спорная ситуация. 

Это был 2008 год. Я стою среди других учеников. Классный руководитель пытается всех нас собрать в кучу, чтобы мы не расходились и не создавали суматоху. Но даже при этом, мы все расходились в разные стороны. Я с одноклассниками покурить. Так как моей мамы не было, я курил открыто. Когда все остальные ребята, точнее большая часть из них, пытались спрятаться. Вроде бы, вот уже 18 лет. А всё ещё прячутся и курят тайком ото всех. Вот и вся их крутость. Все считали, и будут считать, что курить круто. Как же. Конечно, круто прятаться за школой, курить, потом пытаться зажевать табачный запах, заходить в кабинет и на фразу учителя: «Фу, кто из вас курил?», - смотреть на учителя, такими тупыми глазами, пытаясь таким образом оправдаться, и выдавать типичную до ужаса фразу: «Это не я!». Как будто учителя не знают о том, что это именно ты курил. Или же это дешевое оправдание: «Ребята курили, а я стоял рядом!». И всё это вы называете крутостью? Круто брать родительские деньги и спускать их на алкоголь и сигареты? Нет, это совершенно не круто – это глупо. А так же это просто трусость. Так как основная масса ребят, которые курят, вздрагивают при первом слове: «Шыц!», «Шухер!», «Атас!», - которые кричит, какой-нибудь паренек из младшего класса, которого поставили возле угла школы, чтобы он предупредил, если идет завуч или же учитель. Круто заниматься спортом, круто вести здоровый образ жизни. Ну, или же, в крайнем случае, курить открыто, не прячась. Поставив, в курс дела родителей, и зарабатывая собственные деньги на табак. Становиться самостоятельным, а не вести образ жизни крысы. Только крысы шныряют по углам, разбегаются при малейшей опасности. А реальные мужики, они не боятся. Не ведут такой образ жизни. 

Меня не раз ловили с сигаретами. Говорили об этом матери и отчиму. Но они ничего поделать не могли, потому что я никоим образом не зависел от них. Я не горжусь тем, что курю. Меня жизнь вынудила начать курить. Иначе бы, я просто не смог бы втираться в доверие. Потому что сигареты, они, как алкоголь. Когда куришь, мозг и бдительность отключаются. Организм и сознание расслабляются под действием никотина. И благодаря этому, взгляд на мир меняется мгновенно. А это идеальная возможность, заработать несколько положительных очков, в глазах определенных личностей. Потому что иначе нельзя. Ибо в обычное время, все они находятся в состоянии напряжения. Так как в любой момент могут напасть на тебя. Так как в любой момент, могут выскочить сотрудники правоохранительных органов. Никому не доверяешь. Все вокруг кажутся подозрительными личностями. Поэтому приходится быть постоянно начеку, но как только за столом оказывается бутылка водки или же паленого алкоголя, за низкую цену. Как только, человек закуривает сигарету. В этот момент, я начинаю действовать. И всегда, мне легко удавалось расположить к себе любого человека. И, если уж курить, то курить открыто. И зарабатывать на этих мелких мелкокалиберных засранцев самостоятельно. Нежели тратить родительские деньги на эту дрянь, а также обманывать родителей о том, что куришь. А хотя, чего я распинаюсь, страх сильнее моих слов. Я видел этот страх всегда, в глазах и в теле каждого парня, который оказывался за школой и курил рядом со мной. Пусть не все, но большая часть из них, тряслись, что их могут поймать и рассказать родителям. Просто, когда тебе предложат закурить, когда тебе скажут, что это круто. Задай себе вопрос: «Оно тебе надо?». 

Долго нас всех мурыжили перед входом. Это самое страшное, ожидание, особенно, когда собирается огромная толпа. Толпа ждать не умеет, все находятся на старте. Чтобы штурмовать эту узкую дверь, чтобы пройти первым, чтобы протащить свое чадо через эту толпу. И всё, как по сценарию. Я стою в стороне, скуриваю очередную гильзу наполненную табаком, смолой и никотином. И не тороплюсь лезть в эту толпу. Недалеко от меня находятся ребята и девчонки, которые якобы купили себе ответы на данные тесты, поэтому они не напрягаются и не спешат, они не испытывают чувства стресса. Ещё совсем недалеко, находятся кучка людей, которые боятся идти туда, в страхе, что спрятанные телефоны могут обнаружить и их не допустят к тестированию. Хотя, это просто вход. Где тебя будут обыскивать и изымать всё то, что нельзя проносить в аудиторию. Так же стоят девочки, у которых огромное количество шпор, распечатанных очень мелким шрифтом, на маленьких кусочках бумажки, которые скручены в трубочку. И спрятаны все эти самодельные шпаргалки в чулках и под юбкой, среди них лазают ребята, которые держат шпоры в своих пиджаках в районе рукава. Сделали специальный кармашек, либо просто придерживают рукав пиджака, чтобы шпоры не выпали. Они так же боятся заходить, потому что уже были скандалы, когда обыскивали девочек, чуть ли не заставляя их раздеваться. И, как же можно забыть о том классе учеников, которым наплевать на всё. На себя, на свою жизнь, на своё будущее. Им просто наплевать, они вообще ни о чем не заморачиваются. Потому что мысленно они уже смирились с тем, что ничего в жизни не смогут достичь. И мысленно, каждый уже перестал бороться с этим недугом. Так как у одних социальный класс не позволял дать высшее образование, у других жизненные обстоятельства, а третьи, просто избалованные идиоты, которые считают, что родители всё для них сделают. А те, что толпились возле дверей, это те самые ребята и девчонки, которые учились на отличные и хорошие отметки, поэтому они нервничали больше всего. У них есть амбиции, у них есть желания, у них есть определенная картина их перспективного будущего. Я повидал целую кучу, совершенно разных людей, с разным отношением к тестированию, с разным настроем и совершенно разными попытками сдать это тестирование. У меня ситуация была другая, я просто пытался расслабиться, хотя скурил уже половину пачки собственных сигарет. А это уже есть главный признак – стресса. Но, больше всего стресса, будет потом. Когда объявят результаты. 

Когда, наконец, вся толпа оказалась внутри, а снаружи остались единицы, я последовал к входу. Спокойно прошел весь процесс обыска. Ничего у меня не было, снял с себя пиджак, провели металлоискателем по всему телу. Убедились в том, что у меня нет ничего. Пожелали удачи и проводили до моей аудитории. Я оказался по центру аудитории. В аудитории стоял непривычный гул, акустика весь шум, лишь преумножала. Я пытался найти своё место, предоставил свой личный листок наблюдателю, он показал рукой направление и я последовал по этому направлению. И вот я оказался на своём месте. Ни с кем говорить я не хотел, никому помогать не собирался. Хотел просто, набрать хорошие результаты тестирования, которые позволят мне поступить в хороший ВУЗ, чтобы получить там хорошее высшее образование за счет государства. Стоял возле своего места, рядом со мной сидела довольно красивая девушка, которая просто окинула меня взглядом. На ней были дорогие вещи, а я рядом с ней был своего рода сравнением между богатством и бедностью. Молча сел на своё место, достал из кармана все свои ручки. Расположил их в разъеме на парте, который был специально сделан для того, чтобы там лежали ручки и не скатывались вниз. Так как парты были расположены под углом. Положил на край свой листочек, положил руки на парту. И положил свою голову на руки. Пытался собраться с мыслями, подготовиться к неизбежности. Гул продолжался, люди суетились, кружились, пытались подружиться. Скажу одно, ничего так не сближает, как общая беда. Люди, которые совершенно не знали друг друга, легко и быстро находили общий язык. И я это прекрасно слышал, вокруг себя. Так как в этом небольшом квадрате, между моей партой и партами, которые были спереди и сзади, был только лишь один парень из моей школы. И все они уже подружились, узнали имена и пытались договориться и определиться, кто из них, в чем силён. Одни школьники хорошо соображали в точных науках, другие же в гуманитарных науках, определялись с последним предметом. А я просто лежал, чувствовал, как бьется сердце и отдает в виски. Чувствовал, как моё тело постепенно начинает покрывать пот, который впитывается моей рубашкой и костюмом. Чувствовал всё то напряжение, которое вырывалось наружу из меня. И это непреодолимое стремление, сдерживаться, контролировать себя. 

Неожиданно послышался голос, который начал успокаивать эту возбужденную толпу, внутри аудитории. Мощный, серьёзный и строгий женский голос, который звучал на всю аудиторию, благодаря специальным аудио приспособлениям. Наступила глухая тишина. Кошмарная, глухая тишина, такой тишины я ещё не слышал. Было настолько тихо в аудитории, что изредка звук шелеста бумаги, упавшей ручки, отдавался эхом. Складывалось ощущение, что в аудитории неожиданно никого не стало. Будто бы я один сидел в этой аудитории и проспал всё тестирование. Резко поднял свою голову, и увидел всю эту толпу. Они нервозно, в полном напряжении сидели и наблюдали за женщиной, которая стояла у доски. Все внимательно слушали, каждое слово, которое она произносила. Она писала на доске время, объясняла в какой момент, мы сможем отпроситься в уборную. Объясняла, как нужно заполнять нашу розовую картонку. И в это время, несколько наблюдателей, принесли коробки, показывали, что всё запечатано, что вскрывают всё при нас. Столько формальностей, что просто начинает раздражать это всё. Снова это ужасное ожидание, хотелось быстрее приступить к делу. А вместо этого, они ещё больше накаляли обстановку и создавали больше стресса внутри каждого сидящего выпускника в этой аудитории. Им не понять, что мы все чувствовали в тот момент.