kk
0

Последний час рыцарей Европы пришел от technical мощи номадов...

После трудов праведных - они действительно были праведными: предыдущие недели были посвящены организации, проведению и участию в конференциях, посвященных Қоңыру Мандоки - главный релакс для меня – чтение исторических романов. На этот раз это был роман Нанами Шионо «Последний час рыцарей»; давно, облизываясь, поглядывал на него. Шионо – японская писательница, но живет в Италии, автор книг по Ренессансу, с двумя из них я знаком: Рунесансу но Онна-тачи" и "Чезаре Боруджа Аруива Юганару Рэйкоку" /разумеется, я японского не знаю, но люблю этот язык, соответственно, эти книги переводятся на орысбайский как "Женщины Возрождения" и "Чезаре Борджиа - элегантный тиран"/Последний час рыцарей – Киши тачи но сайго но джикан - переведен с английского (видимо не стало на расее переводчиков с японского; последнего такого объявили недавно диверсантом и шпионом, врагом народа – это Чхартишвили/Акунин, переводы его Мисима ясны, четки и прозрачны - схвачены характерные черты японской прозы...Шионо – неплохий стилист, но этот перевод с японского на инглишский, с него на русский - тяжеловесен, а местами просто примитивен. Но для хистори книг стилистика не так важна, как говорит друг Әбеке.


Обращаю внимание из этого исторического романа на следующий момент: как-то расписывается в западной исторической литературе, что все технические военные новинки придуманы европейцами, что и привело к последнему часу кочевников, положило конец их военному превосходству. В этой книге последний час рыцарей и падение Константинополя случился из-за технического превосходства турок над объединенными силами Европы (Константинополь защищали, кроме греков, византийцы, генуэзцы и пр.)

Шионо пишет о «Мощи «Великой пушки» Мехмеда, которая не могла не привлечь внимание европейских правителей. Разумеется, в Европе была своя артиллерия. Еще сто пятьдесят лет назад венецианцы начали устанавливать пушки на свои военные корабли. Но Мехмед был первым, кто понял и полностью использовал военный потенциал такого орудия. Не могло быть более очевидной демонстрации этого потенциала, чем разрушение тройной стены Константинополя — самого прочного укрепления того времени.

В общепринятом представлении возник образ пушки, разрушающей все три стены Константинополя, и этот образ распространился по всем уголкам Европы. В следующем году венецианский сенат первым объявил о планах по изготовлению множества больших орудий. Вскоре другие страны, не желая отставать, заявили о таких же намерениях, что способствовало дальнейшему совершенствованию технологий. Разумеется, техника возведения городских стен тоже пережила революцию примерно в это время. Городские стены по всей Европе, на ее западе и востоке, как и те, которые мы видим на Ближнем Востоке, можно грубо разделить на две категории. Это те, что построены до широкого распространения орудий большого размера, и те, что воздвигнуты после. Разница заметна с первого взгляда. Более ранние стены выше и значительно тоньше, а те, что построены позже, — намного толще и не столь высоки. Они словно бы вросли в землю, их нижняя половина построена под небольшим углом к земле. Этот уклон предназначен, чтобы хотя бы отчасти уменьшить ударную силу снарядов, выпущенных прямо в стену. Первыми такие стены использовали те, кто первым же попал под турецкий обстрел, — рыцари-иоанниты с острова Родос и Венецианская республика.

Новое оружие полностью отменило важность тяжеловооруженных рыцарей — профессиональных воинов Средних веков. Стрелять из пушки мог практически любой, кто выучил азы артиллерийской науки. Навыки, предполагавшие наличие определенных врожденных способностей, для совершенствования которых требовались долгие годы тренировок (например, верховая езда или умение правильно метать копье, чтобы пробить доспехи), перестали быть необходимыми.

Рыцари, некогда составлявшие боевую славу Средних веков, теперь должны были отойти в сторону, уступая непрофессионалам — артиллеристам или тяжеловооруженным пехотинцам, эффективным лишь благодаря численному превосходству"

На фото аналог Великой Османской Пушки — огромной бомбарды Мехмеда, отлитой из бронзы за три месяца мадиаром, тезкой нынешнего премьера, Орбаном в середине XV века. Аналог отлит англичанами в 1464 г. и ныне хранится в форте Нельсон