kk
Default banner
Разное
426 635 постов45 подписчиков
Всяко-разно
4

Как умирала американская демократия..

Я стала писать чаще, странно, да? На самом деле, эту статью я писала для рубежного контроля в мае по дисциплине "Выборные технологии" под руководством Адиля Нурмакова. Наткнулась на нее, перечитала и захотела, чтоб ее увидели. Мне она так нравится, но публиковать ее куда-то кроме блога, бессмысленно. Это не большое обращение в историю выборов США. Первый случай в Новой Англии - "нечестных выборов".

 

Страна, которой все восхищаются. Страна, второе имя которой «Демократия». Страна – патриотов и честных людей. Как, впервые, потеряло лицо правительство Новой Англии в предвыборной гонке, и за что боролись Хейз и Тилден.

Утро. Начало рабочего дня для Джона К. Рейда не сулило никакого спокойствия и размеренной работы. Блестящий журналист, главный редактор прославленной «Нью-Йорк Таймс», не хотел сдаваться до конца, не веря ни в какой исход выборов, хотя результаты и выглядели размыто и не четко. Согласно информации из штаб-квартиры демократов, поступившей в редакцию в 3.45 в среду, получалось, что точные данные о результатах голосования в трех южных штатах: Луизиане, имевшей восемь голосов в коллегии выборщиков, Южной Каролине (семь голосов) и Флориде (четыре голоса) - отсутствовали. Но Рейд имел свои расчеты: Тилден – 184, а Хейз – 166. Рейд приготовил все свои «боеприпасы» и отправился на политическую битву, желая знать только правду, ярый демократ всей душой болел за республиканца. Рейд без зазрения совести разбудил своим ранним звонком лидера республиканцев, чтоб любой ценой получить разрешение направить руководителям партии трех штатов следующее послание:«Хейз будет избран, если мы получим Южную Каролину, Флориду и Луизиану. Можете ли Вы гарантировать свой штат? Отвечайте немедленно».

Добившись своего Рейд вернулся в редакцию и отменил выпуск газеты за среду, заголовки которого ясно давали понять «исход выборов не ясен». Рейд знал, что можно все изменить.


Выборы 1876 года были самыми не честными и грязными за всю историю США, просто, тогда еще никто и не знал, что родится Буш младший и будет вести борьбу еще грязнее в 2004 году. Но на дворе правил балом 19 век, со своими устоями и принципами. Обе партии, что демократы, что республиканцы обвинялись в мошенничестве, ведя каждый из них свое черное дело в борьбе за президентское кресло. Можно было списать все на тяжелое пост военное время: минуло всего 11 лет после победы Севера в трудной и невыносимой Гражданской войне, страна все еще медленно отходила от эксцессов периода, именуемого Реконструкцией. Штаты, которыми вновь правили демократы, освобожденных рабов назвать «освобожденными» можно было с огромной натяжкой: никакого права голоса, угрозы и порою даже употребление физической силы.

Не смотря на засилье «демократов», республиканцы не сдвигаемо правили тремя штатами: Луизиана, Южная Каролина и Флорида.  Но не только три штата, намного больше – республиканец Уилис С. Грант подводил к концу свою президентскую работу. Однако, действия «прославленного героя войны» стали шокировать всех до одного, не осталось даже последнего преданного поклонника Гранта. Все ждали перемен, а республиканцы ждали новой победы, в лице своего кандидата Ратерфорда Хейза.

Ретерфорд родился в Делавере, штат Огайо, в семье торговца Ратерфорда Хейса, владеющего лавкой в Вермонте, и домохозяйки Софии Бирчард. Хейзу так и не довелось увидеть отца, тот скончался за десять недель до рождения «будущего президента». Матери пришлось растить Хейза и его сестру Фэнни в одиночку, лишь изредка Софии помогал в воспитании детей ее младший брат Сардис Бирчард, который отчасти заменял Ратерфорду отца. Хейз начал свою карьеру в армии, долго раздумывая, он выбрал сторону Севера. Совсем за не большой срок Ратерфорд из обычного рядового стал майором, спустя полгода Хейз был подполковником, а еще через год титул Хейза значился ни как иначе, а полковник. На этом война закончилась, и Хейз своим долгом счёл выступить на политической арене.

До президентских выборов Хейз был малозаметной фигурой в политике, и перед выборами узнаваемость Хейза была ниже чем у какого-либо другого кандидата. Но не смотря на минимальную политическую значимость, Ратерфорд всегда был «фартовым», за 3 года с небольшим, стать полковником не всем удавалось, даже в условиях войны. Он бы и не увидел даже флигель Белого дома, если бы на конвенте республиканской партии не стал известным разоблачающий факт коррумпированности уже признанных лидеров партии -   Джеймса Блейна, Бенджамина Бристоу  и Роско Конклинга.

Эти ребята даже не считали за конкурента Хейза, сфокусировавшись только на своей борьбе друг с другом, в итоге, прогорели, а вперед вышел Ратерфорд Хейз, полковник Гражданской войны и давеча неизвестный в политических кругах.

Итак, Ратерфорд Хейз – кандидат от республиканцев, а главным противником ему стал успешный демократ Сэмюэл Тилден, в победе которого никто даже и не сомневался. Предвыборная гонка накалилась до предела.

В учебниках истории отмечается факт, что Хейз пришёл с южанами к негласному соглашению: в обмен на голоса южных штатов республиканцы согласились вывести федеральные войска с Юга, что завершило бы период Реконструкции. По мимо этого соглашения, был еще один «компромисс», который заключался в «в выдавливании» из государственных органов США афроамериканцев. А после и вовсе принятие закона о «налогообложении на выборы». Этот шаг был стратегически продуман: большинство афроамериканцев и мексиканцев были ужасно бедны и платить такие налоги просто не могли.  Однако, в руках у Тилдена были свои козыри: губернатор штата Нью-Йорк был тем самым всадником демократии, которому удалось разоблачить «шайку Твида».

Уильям Твид был, наверно, самым беспринципным политиком тех времен. Твид не без помощи своего политического окружения брал не мыслимые взятки за подряды на строительство, выделение земли, «разводнение» акций в Нью-Йорке, натуральным образом разворовывал федеральную казну штата и города. Отважный Тилден, не смотря на мощность фигуры Твида, храбрости у кандидата хватило на огласку поступков члена «Палаты представителей», тем самым сыскав народное одобрение в качестве чуть ли не героя. Этот поступок прибавил очков в кандидатскую копилку Тилдена, но судьба весьма неоднозначна и фортуна в лице главного редактора «Нью-Йорк Таймс» Джона Рейда смотрела в сторону Хейза.

Пол седьмого утра, утомленный Рейд, вытащил последнюю из напечатанного выпуска газету «Нью-Йорк Таймс». Озвученный результат его журналистами уже вселял надежду в главного редактора: «Тилден получил 184 голоса выборщиков, но при этом уступает Хейзу в Луизиане и Южной Каролине, обеспечивая республиканцу 181 голос». Времени пить кофе и курить не было совсем, результат зависел от четырех избирательных голосов Флориды. Он знал, что этот день – единственный, чтобы окончательно вырвать победу из лап демократов.


Многие историки согласятся с тем, что в определенной степени «незаконные действия» главного редактора «Нью-Йорк Таймс» стали толчком к цепи событий, которые и превелик победе побежденного кандидата.  На самом деле и Рейд, и сторонники Хейза всего на всего воспользовались слабыми местами конституции США и обеспечили победу своему кандидату. Согласно статье II главы I Конституции США, президент фактически избирается большинством голосов коллегии выборщиков. Число выборщиков от каждого штата равно числу сенаторов и членов Палаты представителей этого штата. (Так, в 1876 году густонаселенный штат Нью-Йорк при двух сенаторах и 33 конгрессменах располагал 35 выборщиками; малонаселенный Орегон имел двух сенаторов и одного представителя - то есть трех выборщиков.) Выборщики, отдельно собирающиеся в своих штатах после общих выборов, определяют выбор народа и сообщают результаты голосования в штате в Вашингтон. Кандидат, набирающий большинство голосов избирателей, как правило, по традиции получает все голоса выборщиков. Таким образом, кандидат может опередить соперника по результатам голосования по стране, но проиграть при подсчете голосов выборщиков.
В случае, когда ни один из кандидатов не получает большинства голосов в коллегии выборщиков, президента выбирает Палата представителей.

«Есть! У нас есть голоса Палаты представителей!». Рейд с нетерпением ждал, как печатная машина выплюнет первый номер из выпуска за 9 ноября. Хейз получил 185 голосов и был выбран президентом. На глазах Рейда, история вписывала в свой блокнот новое имя и заканчивала некролог по несчастной «американской демократии».