Мухамеджан Шолтыр-улы Бекмохамедов -потомственный дворянин.

nnm 2010 M11 18
10327
1
14
0

После получения казахами независимости, о которой мечтали наши деды и прадеды, мы по-новому переоцениваем многие исторические факты, что-то одобряем, что-то осуждаем. Так, в народной памяти...

После получения казахами независимости, о которой мечтали наши деды и прадеды, мы по-новому переоцениваем многие исторические факты, что-то одобряем, что-то осуждаем. Так, в народной памяти восстанавливаются имена батыров, их подвиги и сражения с оружием в руках за родную землю, имена музыкантов-сказителей, донесших нам из глубины веков в форме эпоса рассказы о жизни и быте казахского народа, да и просто имена людей, внесших достойный вклад в улучшение благосостояния своего народа. О них народ помнит, их имена передаются из уст в уста, из поколения в поколение и отзывается благодарностью за их искреннее служение Отечеству, своему Народу.

Один из таких истинных патриотов, чье имя было под запретом в период пребывания Казахстана в составе Социалистических республик - мой прадед, Мухамеджан Шолтыр улы Бекмохамедов. Он не был героем на полях военных сражений, не использовал оружие для защиты своего Отечества, но совершил не менее значимый подвиг для своего народа.

Я далек   от  мысли,   что   в   период   «социализма»   народ   не  хотел вспоминать о таких людях, о них просто запрещалось говорить, писать.

Бекмохамедова   Мухамеджана   хорошо   знают   жители   Западного Казахстана под именем Макаш. Его еще называли Макаш-аким (правитель), так как в свое время он служил в администрации царского правительства.

Я, да и многие мои современники узнали об этом неординарном человеке в 70-е годы прошлого столетия, когда впервые, во весь голос, во всеуслышание о нем заговорил Мустафа Ысмагулов (1968г.)  в журнале «Білім және еңбек». Статья так и называлась - «Макаш Бекмухамбетов». Видимо, автор давно вынашивал мысль написать о нем, но в тот период были определенные трудности по сбору материала. Надо помнить, что в те годы многие архивные источники были недоступны простым смертным, все публикуемые материалы проходили через сито цензуры.

Писатель-историк М. Ысмагулов узнал, что близ Алматы в поселке Алгабас проживает внук Мухамеджана, с которым он захотел встретиться, пораспросить о его деде. Итак писатель встречается с моим отцом Лутфуллой Фазыл улы Бекмухамедовым. После их долгой беседы и родилась идея этой статьи.

Здесь считаю уместным рассказать «одним абзацем» о Лутфулле Фазыл улы. Он родился в 1902 году на территории Бокеевской Орды в Денгизском районе (ныне Курмангазинский) Атырауской области. Начальное образование  получил уже после кончины отца Фазыла (1907г.) и деда Мухамеджана (1904г.) в двуклассной школе с русско-казахским языком обучения, построенной на личные средства его деда. После революции Лутфулла проживал с матерью на родной земле. В 1928 году он женится на Рабиге Гатаулиной (Бекмухамедовой) - двоюродной сестре известного Мансура Гатаулина.

В период организации колхозов семья Лутфуллы, как потомка бая, подвергается конфискации имущества и начинаются гонения. Отец переезжает в Жамбылскую, затем- в Актюбинскую область. Но и здесь казахский «ұзын-құлақ» доносит, что Лутфулла «является сыном бая», и он вынужденно, с тремя детьми, переезжает в Узбекистан - Самаркандская область, станция Зирабулак (Акташ), где прекрасно уживается с коренным населением - узбеками, многие из которых, оказывается, имеют казахские корни по происхождению и возглавляет такие организации, как: «Заготживсырье», «Уполминзаг», «Откормочная база». И всюду, где бы он ни работал,  он пользовался заслуженным авторитетом. Сослуживцы, друзья называли его не по имени, а просто «Бекбаба». По службе он неоднократно награждается орденами, медалями, грамотами и знаками Отличника. С его мнением как прекрасного специалиста все считались.

Приведу один  пример из жизни Лутфуллы в Зирабулаке. Как-то на него в область написали жалобу, что будто бы он принимает на работу только своих родственников - казахов. Разумеется его вызвали «на ковер» и он на поставленный вопрос ответил: «Да. Но только не родственников, а просто казахов. Это потому, что я сейчас откармливаю верблюдов и лошадей, о которых лучше осведомлены именно казахи, а русские и узбеки об этих животных не имеют представления. А когда я буду откармливать свиней, то буду принимать на работу русских и украинцев». После этого случая он еще более заслужил и упрочил свой авторитет перед начальством. В военные годы его трижды призывали в армию и трижды возвращали «по броне» из области — города Самарканда.

Итак, его разыскивает М.Ысмагулов и далее появляется статья, о которой уже упоминали. То есть, именно М.Ысмагулов первый изменил фамилию Макаш ата. Его примеру в дальнейшем последовали многие исследователи, изучавшие его творческое наследие, - О.Алимгереев, М.Кенганов, Б.Коркытов, К.Иренов, Р.Отарбаев, М.Жолжганов, Б.Ескуатов и многие другие, в том числе и авторы всевозможных энциклопедий. Настоящая его фамилия Бекмохаммедов, т.е. производное от имени его деда Бекмохаммеда. Мы же, его потомки, носим фамилию Бекмухамедовы. Изменения по-видимому произошли в период, когда наши предки хотели или скрыть свое «байское» происхождение или же участие родственников в движении «Алаш». В некоторых архивных материалах встречается вышеуказанная фамилия.    Этим я хочу подчеркнуть, чтобы все исследователи, освещающие материалы о Мухаметжане Шолтыр улы Бекмохаммедове впредь правильно приводили его фамилию.

Спустя многие годы я понял, что мой отец, покидая историческую Родину, защищал не только себя и нас, детей, но и нашу мать - Рабигу Гатаулину, которая тоже могла попасть под жернова репрессии того времени, являясь сестрой «врага народа» - Мансура Гатаулина.

Уже в Алма-Ате мы, дети, в 1960 году впервые узнали о своем деде и прадеде из составленного отцом шежире - «родословного древа», а размножил его на «синьке» мой брат Даяр. Проживая долгие годы в Узбекистане, Лутфулла не прерывал связи с Родиной, вел переписку с родными, а в трудные военные и послевоенные годы помогал им, высылал продуктовые посылки. К нам в Узбекистан часто приезжали отдохнуть, погостить родственники из Казахстана, а мы, дети, окончившие школу, уезжали   в  Алма-Ату,   продолжать учебу   в   вузах. И   вот, пользуясь    шежире, мы разыскали  всех своих близких и дальних родственников.  Я  дополнил  это  шежире  в   1990-м  и  2007-м годах вновь появившимися потомками Макаш-ата и поднял родословное древо вверх, пользуясь многочисленными источниками, до предела возможного. Прапрародители Макаш-ата также были известными биями. Отец Макаша – Шолтыр, дед – Бекмохаммед и далее Есенбай, Тормамбет, Пусырман, Жомарт – Турке – Дербис – Койыс – Ботик – Шеркеш. Итак, Макашата из рода Шеркеш, Койыс, Дербис, Каракемпир, принадлежащий к Младшему жузу 12 родному баюлинскому племени.

У Макаш-ата были сыновья: Хамза, Шавкат, Габбас, Мумин, Амиржан, Жалил, Фазыл и Мирфаиз, дочери: Зинет и Зульфия (фото 1). На фотографии на русском и английском языках было написано «Богатая семья киргизов». Некоторые исследователи полагают, что эта фотография была помещена в альбом, посвященном 300- летию династии Романовых. На фотографии отсутствуют сыновья Амиржан и Жалил, по-видимому они находились на учебе, а Мирфаиза и Мумина еще не было.

Также, основываясь на беседах со старшими, я составил шежире по линии матери - Рабиги Гатаулиной. Оказалось, что и среди них были знаменитые люди, творчество которых ждет своих исследователей.

В 1991 году господин Случай помог мне встретиться с писателем О.Алимгереевым. Я находился в Атырау, смотрел программу по телевизору и вдруг начали передачу про Макаш ата. Кое-что я успел записать, потом спросил у хозяина дома, как бы мне встретиться с автором этой передачи. Хозяин ответил: «Хоть сейчас». Несмотря на то, что была полночь, мы поднялись на пятый этаж в своем же подъезде и оказались в квартире у  Отепбергена Алимгереева. После этого знакомства мы часто встречались, я ему передавал имеющиеся у меня материалы о Макаш ата — фотографии, шежире, адреса своих родственников. Все это, и особенно его настойчивость по сбору материала из различных источников, позволили ему написать книгу «Мақаш-әкім»   в   1992   году,   которая впоследствии   дважды   переиздавалась (2001 и 2004гг.), а также было опубликовано с дополнительными материалами множество газетно-журнальных статей.

В тот период я и многие родственники стали заинтересованно искать дополнительные сведения о жизни и творчестве Макаш ата. И наши старания увенчались успехом, мне в руки попали архивные материалы   из биографии Макаш ата и его сына Фазыл ата, а также многие документы, которые публикуются впервые. Вот один из них, с сохранением стиля изложения того времени, лишь убирая знак «ъ».

«Формулярный список о службе Ордынского советника Временного Совета по управлению Внутренней Киргизскою Ордою, есаула Мухаммеджана Чултуровича Бекмохаммедова от 25 июня 1897 года № 925.

Настоящая копия выдана из Временного Совета по управлению Внутреннею Киргизскою Ордою ордынскому советнику ОНАГО совета есаулу

Мухаммеджану Бекмохаммедову согласно его просьбе на предмет ходатайства о причислении его к потомственному дворянству Астраханской губернии», причитающийся гербовый сбор взыскан в 1897г июля 30 дня. Ханская ставка.

Подобный же документ также получен и по сыну Макаш ата - моему деду Фазылу.

«Формулярный список о службе депутата по г.Астрахани и ЕЯ уезду Фазыла Бекмохаммедова от 20 марта 1900 года № 596.

Настоящая копия с формулярнаго списка о службе депутата по г.Астрахани и ЕЯ уезду Фазыла Бекмохаммедова выдана на предмет представления в Астраханское дворянское депутатское собрание. Гербовый сбор уплачен. Что подписью и приложением казенной печати удостоверяется, 27 мая 1900 г».

И еще один архивный документ, свидетельствующий о получении М.Ш.Бекмохаммедовым дворянского титула:

«Указ Его Императорскаго Величества, Самодержавца Всерассийскаго.

Из Правительствуящаго Сената Астраханскому Дворянскому Депутатскому Собранию. По указу Его Императорского  Величества, Правительствующий Сенат слушали: дело о дворянстве Есаула Мухаммеджана Чултурова Бекмохаммедова (Бек-Мохамедова), представленное при рапорте Астраханскаго Дворянскаго Депутатскаго Собрания, от 29 октября 1897г за н 325.

Приказали: Признавая правильным постановления Астраханскаго Дворянскаго Депутатскаго Собрания, от 10 октября 1897г о внесении Есаула Мухамеджана Чултурова Бекмохаммедова (Бек-Мохамедова) в третью часть родословной книги, Правительствующий Сенат, на основании Св. Зак. Т. 1Х Зак. Сост. Изд. 1896г ст.37, 263, 1111 и Т. 1 Упр. орд. Изд. 1892 года с. 143, определяет означенное постановление утвердить, о чем помятому Дворянскому Депутатскому Собранию дать знать указом, с возвращением прошения и грамоты на орден. Прошение и грамота при сем прилагаются.

Марта 7 дня 1898г.

Обер-Секретарь.

Помошник Обер Секретаря

К исполнению

По Депортаменту Герольдии.

 

Далее в книге Астраханскаго Дворянскаго Собрания на записку выдаваемых дворянам грамот, копий с протоколов и свидетельств о дворянстве с 1886 по 1888 годы также находим подтверждающие сведения о получении сыновьями Макаша Фазылом и Джалилом дворянского титула.

«От 21 сентября 1900г н14. – Свидетельство на потомственное дворянство, сыну Есаула Мохамед-Джана Чултурова Бекмохаммедова, Фазылу Мохаммед- Джановичу Бекмохаммедову. Свидетельство за н 14 получил Ф.М. Бекмохамедов.

От 12 октября 1901г н15 – Таковое же свидетельство сыну Есаула Мохаммеджана Чултурова Бекмохаммедова Джалилю Мохаммеджанову Бекмохаммедову. Свидетельство за и 15 получил 16 ноября 1901г Д. Бекмохаммедов.

Предшествовало же получению дворянского титула М. Бекмухаммедовым его  «прошение», которое мы считаем необходимым также привести полностью в стиле изложения того времени, лишь убирая используемый знак «ъ».

«Всепресветлейший, Державнейший,

Великий государь император Николай Александр Великий Государь Император

Николай Александрович

Самодержавец Всероссийский, Государь Всемилостивейший!

Просит   ордынский   советник   Временаго   Совета   по   управлению

Внутреннею  Киргизскою   Ордою,   есаул   Мухаммеджан   Чултуров

Бекмохаммедов, а о чем, тому следуют пункты:

1. В 26 день июля 1881 года я Всемилостивейше пожалован   за усердие по службе   орденом   Св.Владимира   4   степени,   с   пожалованием   этим,   на основании   существующих   законов,   приобрел   право   на   потомственное дворянство, а потому, желая быть записанным в дворянскую родовую книгу Астраханской губернии, с предоставлением при этом подлинной грамоты на орден   Св.Владимира   4   степени,   двух   копий   с   оной   и   двух   копий   с формулярнаго о службе моей списка, всеподданейшие прошу. К сему.

II. Дабы повелено  было  сие прошение мое принять  и сделать по нему надлежащее    распоряжение.     Поданию     подлежит     в     Астраханское дворянсское депутатское Собрание. (Прошение это) на бело переписывал (личный почетный гражданин) А.И.Добронравов. 1897 года 25 сентября. Подпись есаул Мухаммед-Джан Бекмохаммедов».

Далее в приложении к «Формулярному списку о службе» (составлен 1896г – Е.Б.) М.Бекмохаммедова перечисляются его перемещения по службе, получение воинских звании, награждения орденами, медалями и сроки пребывания во главе депутации от киргиз Внутренней Орды на приеме у Императора.

«Есаул Мухаммеджан Чултурович Бекмохаммедов, 66 лет от роду, Магометанского вероисповедания, содержания получает в год 500 р. получил воспитание в бывшем Оренбургском Неплюевском кадетском корпусе, где и окончил полный курс науки.

В службу вступил 1 января 1852г в чине зауряд сотника, переводчиком Временного Совета по управлению Внутреннею Киргизскою Ордою.

В 1854г произведен в хорунжии. В декабре 1854г определен управляющим Ногаевским родом, в августе 1855г определен правителем 2-го Приморского округа.

В августе 1864г переведен правителем 1-го приморского округа. В 1859г 28 сентября произведен в сотники, а 2 марта 1864г произведен в есаулы». (Многие авторы утверждают, что Макаш-ата получил воинское звание есаула при выходе на пенсию (1897г), тогда как это звание ему было присвоено задолго до заслуженного отдыха. Е.Б.)

По службе он переведен обратно правителем 2 округа (дата не указана) и далее назначен правителем 1 и 2 приморских округов — август 1868 года.

12 июля 1885г перемещен правителем 2 округа.

Согласно ходатайству, предложением Астраханского губернатора от 15 июня   1890г за №   1875  уволен  от должности  в  связи  с  «растроенным здоровьем» и далее, по предложению Губернатора г.Астрахани от 23 апреля 1894г  за  №      1342   назначен   на  должность   Ордынского   Советника.   И последняя запись по службе - постановлением Временного Совета исполнял обязанности ответственного чиновника при председателе Совета с 31 марта по 28 апреля 1897г.

Далее в этом же документе о полученных М.Бекмохаммедовым наградах сказано:

«— всемилостивейше награжден орденом Святого Станислава 3-й степени, 1866г 20 мая;

всемилостивейше награжден орденом Святой Анны 3-й степени, август 1868г;

всемилостивейше   пожалован   за  усердную   службу   орденом   Святого Станислава 2-й степени,  3 июня 1870г;

— всемилостивейше пожалован за отличие по службе орденом Святого Станислава 2-й степени с Императорскою короною, 27 июля 187Зг;

всемилостивейше пожалован орденом Святого Владимира 4-й степени, 26 июля 1881 г;

бронзовая медаль «За защиту Севастополя 1854-1855»

темнобронзовая медаль «За труды по первой Всеобщей переписи населения 1897года».

 

Перечисляя награды Макаш ата, приводим еще один, весьма интересный архивный документ:

«Божею Милостию, Мы Александр Третий, Император и Самодержавец Всероссийский, Царь Польский, Великий князь Финляндский, и прочая, и прочая, и прочая.

Нашему Есаулу, Управляющему Прикаспийскими Округами киргиз Мохамеджану Бек-Мохамедову

Во внимание к отлично усердной и полезной службы Вашей, Всемилостивейше пожаловали Мы вас Указом в 26 день июля 1881г Кавалером Императорского Ордена нашего Святого Равноапостольного князя  Владимира   четвертой   степени.   Грамоту   сию   во   свидетельство подписать, Орденскою печатью укрепить и знаки орденские препроводить к вам Повелели Мы Капителю Российских Императорских и Царских Орденов

Дана в Санкт-Петербурге в 12 день августа 1881 г. Подлинное подписали за члена Тайный Советник Теорбский, члены Давыдов и гр. Ожаровский»

И еще один документ.

«Штамп: М.В.Д. (Министерство внутренних дел)

Начальник Астраханской губернии, канцелярия, 9 августа 1881 г.

№ 3292. Астрахань.

Господину Председателю Временнаго Совета по Управлению Внутреннего Киргизского Ордою.

Государь Император, по всеподданейщему докладу г. Министра внутренних дел, Всемилостивейше соизволил в 26 день июля сего года пожаловать депутатам от киргизов Внутренней Букеевской Орды следующие награды,

Ордена:   Св.   Владимира   4   степени,   для   нехристиан  установленный,управляющему приморскими округами киргизов, есаулу Мохамеджану Бек-Мохамедову и Св. Станислава 3 ст. для нехристиан установленный. Подпись: губернатор свиты Его Величества

генерал-майор (подпись неразборчива)

правитель канцелярии    Н.Петров».

Говоря об орденах и медалях, полученных Мухамеджаном Шолтыр-улы Бекмохаммедовым, считаем необходимым привести по ним некоторые исторические сведения.

В середине 19 века слово орден означал полувоенную негосударственную организацию, члены которой носили знаки принадлежности к одной организации. Позже такие знаки разных степеней стали вручаться государственным деятелям, чьи заслуги сделали их достойными (на взгляд монарха) вступления в орден награжденных царской милостью. Потому и говорили: знак к ордену такому-то, звезда к ордену такому-то. Далее понятие орден стало обозначать собственно наградные знаки.

Сын Екатерины 2, Император Павел 1 в 1797г. ввел в систему наград «Орден Святой Анны», самый младший в иерархии российских орденов до 1831 года. Павел 1 реформировал наградную систему, исключил ордена Св. Георгия и Св. Владимира из числа государственных наград (по причине ненависти к своей матери), однако после ее смерти они были восстановлены. Орден Св. Анны имел девиз: «Любящим правду, благочестие и верность» и являлся одним из массовых орденов, и имеет 4-е степени.

После включения Польши а состав Российской империи царь Николай 1 нашел полезным включить в систему российских государственных наград с 1831 г польские ордена: Орден Белого орла, орден Св. Станислава. Девиз ордена «Награждая поощряет». Польский орден, включенный в систему российских наград самый массовый орден для награждения прежде всего чиновников.

В 1839г. Николай 1 издал новый Статус ордена, согласно которому он теперь разделялся на 3 степени, а награжденным мог быть «любой подданный Российской Империи и Царства польского», как за военные и гражданские отличия, так и за частные услуги, например, благотворительность Знак ордена 2-й степени разделялся на 2 вида: крест, украшенный императорской короной и крест без короны.

С 1844г на знаках ордена, жалуемых лицам нехристианского вероисповедования, изображение вензелевого имени Святого Станислава стало заменяться черным императорским российским орлом.

В 18 веке к орденам стали изготавливать звезды. Если они раньше были шитыми матерчатыми, то в 19 веке они выполнялись обычно из серебра или золота. Для украшения звезд использовали бриллианты или алмазы.

Императорский орден Святого Равноапостольного князя Владимира учредила Екатерина 2 в 1872 г в 20-летний юбилей своего царствования. Орден в 4-х степенях стал более демократичной наградой, позволявшей охватить широкие круги государственных служащих и низшего офицерского звания.

С 1845г. награжденные орденами Св. Владимира получали права потомственного дворянина. Девиз ордена «Польза, честь и слава».

На наградах, которые вручались подданным нехристианского вероисповедования, изображения христианских святых (Георгия, Владимира, Анны и т.д.) заменялись государственным гербом Российской империи – двуглавым орлом, который с презрением именовали «птичкой».

Известно, что М. Ш. Бекмохаммедов за усердную службу был также награжден двумя медалями: «За защиту Севастополя» (1854-1855г) и «За труды по первой Всеобщей переписи населения 1897 года».

Несмотря на поражения в войне, героизм защитников Севастополя был отмечен установлением медали не «За победу», не «За взятие», а впервые в истории России – «За защиту». На лицевой стороне медали (диаметром 2,5мм) изображены два вензеля – императоров Николая 1  и Александра 2, увенчанных коронами. На оборотной стороне медали, под лучезарным «Всевидящим Оком», сделана четырехстрочная надпись: С 13 сентября 1854- по 28 августа 1855. Ее окружает надпись, сделанная более крупным шрифтом вдоль края медали «За защиту Севастополя».

Первая всеобщая перепись населения Российской империи 1897 года проведена 28 января (9 февраля) путем непосредственного опроса всего населения на одну и ту же дату, в соответствии с Высочайше утвержденным в 1895 году «Положением о Первой всеобщей переписи населения Российской Империи. Инициатором проведения переписи выступил русский географ и статистик П.П.Семенов-Тяншанский.

По положению перепись должна была собирать 14 признаков о каждом лице, живущем в пределах страны: имя, семейное положение, отношение к главе хозяйства, пол, возраст, сословие или состояние, вероисповедание, место рождения, место приписки, место постоянного жительства, родной язык, грамотность, занятие, физические недостатки.

Перепись зарегистрировала в Российской империи 125640021 жителя, уровень грамотности – 21,1% (мужчин – 29,3 и женщин – 13,1). По вероисповеданию крупнейшие конфессии составили: православные – 69,3%, магометане (мусульмане) – 11,1%, римо-католики – 9,1% и иудеи – 4,2%.

Для награждения участников переписи 21 ноября 1896г Николаем 2 была учреждена медаль «За труды по первой Всеобщей переписи населения 1897 года». Медалью были пожалованы лица обоего пола принимавшие участие в производстве переписи в качестве общих и местных руководителей или непосредственных исполнителей, трудами или содействием своим способствующим ее успеху. Здесь уместно привести интересный факт – Николай 2 в графе «род занятий» указал – «хозяин земли русской».

Следует отметить, что сын Мохамеджана – Фазыл также занимал высокие должности и получал за свое усердие правительственные награды. В период «исполнения должности правителя 1-го ПриморскАго округа, состоящий в штате ВременнАго Совета по управлению Внутреннею Киргизскою Ордою, Коллежский Регистратор Фазыл Мохамеджанович Бекмухамедов в 30 день августа 1901 год пожалован серебряной медалью с надписью «за усердие» для ношения на груди на Аннинской ленте магометанскАго вероисповедания, 28 лет, годовой оклад жалованья 450 руб. Представляется к ордену Святого Станислава 3-й степени.

В Косчагылскую эпидемию, заведывая хозяйственною частью, исполнял свои обязанности с отличным усердием и распорядительностью, благодаря чему все необходимые жизненные припасы и дезинфекционные средства в оцепленный участок доставлялись своевременно, несмотря на далекое расстояние, свыше 200 верст».

В другом подобном документе за эти же его выполнения служебных обязанностей, он Ф.М. Бекмухамедов представляется к «золотой нагрудной медали на Станиславской ленте».

И в «списке лиц, коим к дню 1-го января 1906г. ВСЕМИЛОСТИВЕЙШЕ пожалованный награды, где под номером 11 значится – Исправляющий должность Правителя 1-го ПриморскАго Округа Внутренней Киргизской Орды, состоящий в штате ВременАго Совета по управлению названного Ордою, Коллежский регистратор Фазыл Бекмухамедов пожалован «золотой медалью с надписью «за усердие» для ношения на груди на Станиславской ленте».

В статье «Мақаштың, үш ордені» М.Жолжанов предполагал, что, возможно, у Макаш-акима было не три ордена, а больше. Также автор
не мог привести хронологическую последовательность получения орденов. Теперь на все эти вопросы читатели получают полный исчерпывающий ответ.

Из литературных источников нам известно, что Макаш-ата неоднократно пребывал на приеме у царя, что также подтверждается записями, в «Формулярном списке о службе».

«...В 1881г. во главе депутации от Орды представлялся Императору Александру III и императрице Марии Федоровне с верноподданическими поздравлениями по случаю восшествия на престол...

...Находился во главе депутации от киргизов Внутренней Орды для
принесения верноподданических поздравлений Их Императорским Величествам Государю Императору и Государыне Императрице по случаю
бракосочетания их Императорорского Величества с 2 января по 1 февраля
1894г.».

О   пребывании   Макаш ата   на   приеме   у   царя также свидетельствуют следующие источники: статья Р.Отарбаева «Екі киіз үйдін тарихі», Т. Борангалиулы «Петербор барған қазақтар», а также Ы.Кусайын улы «Макаш пен Аубакир» (1995 год).

Т.Борангали-улы отмечает, что сведения о поездке депутации от казахов Бокеевской Орды в Петербург впервые были опубликованы в «Тургайской газете» 7 ноября 1895 года со снимком членов депутации (слева направо: М.Зулкаров, М.Бекмохаммедов и М.Баджаков). Повторно снимок опубликован 22 марта 2001 года в газете «Егемен Казахстан» к статье «Петербор барган казактар». Мы же в дополнение к статье Т.Борангалиулы хотим привести некоторые письма, связанные с этой поездкой, а также характеристики на членов депутации, написанные собственноручно Макаш-ата.

«Есаул Мохаммед—Джан Чултурович Бекмохаммедов, потомственный бий Малой Внутренней Киргизской Орды, кавалер орденов Св. Станислава и Анны 3-й степени, Св. Станислава 2-й степени с короною и Св.Владимира 4-й степени бронзовой медали в память Севастопольской войны, 64 лет. Окончил курс в Оренб. Hen. Кад. Корпусе в 1851 г., состоял с 3-х годичным перерывом по болезни на службе и теперь Советник от Орды во Вр.Сов. по управлению В. Орд.

Мурат Баджаков, почетный султан, прямой потомок Чингизхана, на службе не был, 38 лет.

Мохаммедали Зулкаров, почетный киргиз Ногаевского рода, 38 лет, на службе не был».

Далее в статье приводятся счета из мастерской Хлебникова, переписка между мастерской и Бокеевской ордой, вплоть до нанесения гравировки на верхнюю часть блюда - «1894г 14 ноября» и снизу - «от киргизов (казахов) Внутренней Орды».

Считаем уместным привести также два документа, касающиеся поездки депутации казахов к царю.

«Астрахань, Губернатору.

По примеру 1883 года члены депутации почетные ордынцы Мухамеджан Бекмохаммедов второго округа, Мухамедгали Зулкаров, Торгунской части, полагаю третьего Мурада Бажакова Калмыцкой части. По обычаю предположено поднести на серебряном подносе серебряную золоченую чашу или кубок. Краткости срока сумма еще не ассигнована, но положительно могу сказать, что скоро будет представлено 800рублей.

Подпись. Председатель Лазаревский

Отправлено 15 декабря 1894 г».

И второй документ: Председатель совета по управлению Внутренней Ордою, декабрь 16 дня 1894г, №1210.

«Г.Правителю Нарынской части

В дополнении к предложению от 14-го декабря за № 1182 сообщаю Вам, что на обсуждении с местными почетными ордынцами об отправлении депутации для принесения поздравлений Их Императорским Величествам по случаю бракосочетания предложено поднести серебряное блюдо и серебряную золоченую чашу с таковыми и ковшом и двумя стаканами. На приобретение означенных вещей части Торгунская и Калмыцкая выразили согласие ассигновать каждая по 400 руб. В предположении, что сумма 800 руб. быть может оказаться для сего недостаточною и будучи вполне уверен, что киргизы в веренной Вам части готовы принять участие в расходах на приобретение вещей для сказанной цели, предлагаю Вам на обсуждение вопрос об ассигновании на сей предмет от Нарынской части по примеру Торгунской и Калмыцкой примерно 400руб.

Возможно остатки от суммы, которые будут собраны с упомянутых трех частей на сказанные надобности, будут зачислены в поступлении на образование капитала стипендии при Императорском Казанском Университете, почему вообще считаю необходимым сообщить, что относительно учреждения стипендии в настоящее время сумма на составление капитала стипендии, надобности пока не предстоит.

Суммы на приобретение подносимых Их Императорским Величествам вещей, должны быть собраны в кратчайший срок и немедленно по сбору их внесены в депозит Совета.

Подпись председателя».

Вот так оперативно и грамотно разрешались государственные проблемы того времени, учитывалось даже по назначению использовать предполагаемый остаток - на стипендии.

Таким образом, мы уяснили поездку Макаш-ата в 1894 г. в Петербург с целью вручения подарка по случаю бракосочетания Императора.

Теперь рассмотрим вторую поездку М.Бекмохаммедова в Петербург, которая подтверждается статьей Р.Отарбаева «Екі киіз үйдін тарихі», 1986г Автор отмечает, что фотография, на которой изображены М.Бекмохаммедов и Отешкали Атаниязулы (Атаниязов), датирована 1896 годом. Теперь, если сравнивать первый и второй снимки, отметим, что на втором снимке (1896 г.) Макаш ата выглядит более молодым, борода и волосы у него еще черные, на груди орден и медаль, тогда как на снимке 1894 г., когда он пребывал у Императорского Величества по случаю их бракосочетания, Макаш ата выглядит более взрослым, волосы на голове не особенно пышные, борода побелела, на плечах погоны есаула, на груди и на шее четыре ордена, ему 64 года. Отсюда делаем вывод, что даты, отмеченные в статье Р.Отарбаева, вызывает сомнения.

Предполагаем, что снимок Макаш-ата и Отешкали следует датировать, по-видимому, 1881 г., когда Макаш-ата пребывал у Императора Александра по случаю восшествия на престол. Я не историк, поэтому мне трудно судить о правильности моих предположений, но я также считаю, что это повод для размышления некоторым историкам.

Однако факт преподнесения царю макета золотой юрты неоспорим,
поэтому рассмотрим мотивы такого подарка. Макаш-ата собственноручно
о макете этой юрты пишет следующее:

«...В землянке 17 кумыков (люди этой национальности проживают в Дагестане) из чистого золота отлили макет юрты, и их работа пришлась мне по душе. Они выполнили эту работу за месяц. Снаружи юрта была обшита плюшем. И мы с Отешкали Атаниязулы двинулись в путь в Петербург через Оренбург. Нашему подарку царь и его окружение - чиновники, министры  остались довольными. После церемонии вручения подарка я передал наше пожелание и просил не крестить наш народ, не лишать нас казахов мусульманского вероисповедания. Он сказал, что ответ получите через несколько дней. В среду второй недели к нам явились два представителя от царя и сообщили, что царь выделяет нам деньги (10 тыс. руб.)   для   строительства резиденции.   С   этим   мы  распрощались   и   с Отешкали благополучно возвратились».

Здесь считаем уместным дословно привести статью М.Жолжанова, опубликованную в газете «Ата мекен», 1997г – «Ески суретке жана бир тусиник» - «Старому снимку новое пояснение».

На этом снимке стоят советник Казахской Внутренней орды (ранее Бокеевская Орда, М.Ж.). Макаш Бекмохаммедов (у М.Ж. Бекмуханбетов) и аким Нарынской части Отешкали Атаниязов, в 1886г 14 мая, зафиксированы в момент передачи руководителю этого совета В.М. Лазаревскому, изготовленный из чистого золота, обрамленный белым бархатом, макет казахской юрты.

По разговорам среди населения в течении 50 лет (1846-1896гг) Российским царем осуществлялась попытка перевести бокеевцев в христианскую веру, для чего использовались всевозможные методы. Чтобы не сверщился этот позорный факт, Макаш дал секретное задание 17-и  кавказским ювелирам изготовить этот макет. Об этом в детстве я лично слышал от одного из этих мастеров – Абдыхадыра. Позже он переехал к нам в аул и последние 40 лет жил у нас. Наши старейшины считали его кумыком, но в действительности он из народностей – лак. Сейчас среди людей имеется вторая версия, что этот макет в 1836-1837 годах Жангирхан поручил преподнести юрту царю Николаю 1 Турлыгулову Шакиру. Эта версия ошибочная, однако не исключено, что возможна была и вторая юрта. Как бы-то ни было на фотографии известные нам люди. Кто бы что ни говорил, но эта фотография найдена автором (М.Ж.) и им же дается о ней первое разъяснение. Таким образом, Макаш предотвратил наш народ от позора.

Нам известно, что многие малые народы в тот период были переведены в христианскую веру, в частности народы севера и некоторые татары, которые после их крещения графом Мещерским стали называться «мишарами».

Главное то, что Макаш-ата и Отешкали Атаниязов предотвратили крещение казахов, которое предполагалось начать с Западного региона, разве это не подвиг!

Мне сейчас часто приходится встречаться со служителями мечети, которые приглашаются по различным поминальным обрядам. Я их спрашиваю, знают ли они случаи крещения мусульман, и привожу в пример татар, почему также не крестили казахов? Ни один из них не смог дать удовлетворительный ответ. Неужели служители мечети ничего не читают из периодики? Надеюсь, эта статья будет прочитана и узнает о Макаш-ата наш глубокоуважаемый муфтий Абсатар-кажи и все служители мечети.

По роду службы и как патриот своей Родины Мохамеджан Шолтыр улы написал восемь писем  царю. Эти письма по сообщению М. Кенганова и О. Алимгереева храняться в Государственной публичной библиотеке им. В.И. Ленина. В них выражались нужды казахского народа и самое главное указывалось о принадлежности отдельных земель в правобережье Волги Казахстану. В одном из писем указывалось, что настоящая Астраханская область, районы Красный Яр (Кызыл Жар), Володарский, да и сам город Астрахань (Хажитархан) в свое время принадлежали Казахстану. В 15-17-х веках здесь родились и жили певцы-сказители – Асанкайгы, Доспамбет, Жиембет,Сыпыр. Но впоследствии, эти земли захватили вначале калмыки, потом они перешли во владения царского правительства России.

Бекмохаммедов М. Ш. с помощью неопровержимых доказательств убедил царскую комиссию о принадлежности вышеназванных территорий к исконно казахским землям и добился-таки их присоединения к казахской территории, но после 1917 года эта территория вновь отошла уже к РСФСР.

В этой статье я умышленно не упоминаю о других значимых заслугах Макаша-ата перед казахским народом, о чем можно прочитать в книге О.Алимгереева «Мақаш - әкім» (2004) К. Иренова «Макаш Бекмухамедов (2010), да и во многих журналах, газетах и  энциклопедических изданиях, а остановился лишь на двух его поездках в составе депутации к Императору и для истории перечислил его воинские звания, перемещения по службе, полученные ордена, уделив особое внимание поездке Макаш-ата с Отешкали Атаниязулы с макетом золотой юрты  к царю.

Отмечая фундаментальные труды авторов О. Алимгереева и К. Иренова, посвященное Мухамеджану Шолтыр улы Бекмухамедову, хочу внести ясность относительно стихотворного произведения «күйеу таңдаған Шанжос қыз», приводимое в книге обоих авторов. В книге О. Алимгереева под произведением стоит псевдоним Макаш и автор (О. А.) уверенно считает, что оно написано именно М. Ш. Бекмохамедовым. Такого же мнения и К. Иренов. Мы же считаем, что это произведение также как и «Осел и соловей» - «Есек пен бұл-бұл» принадлежит известному баснописцу И.А. Крылову, называется – «Разборчивая невеста» Для убедительности ниже приводим оба произведения на русском и казахском языках, с тем чтобы читатель убедился в нашей правоте и по достоинству оценил сделанный перевод.

Крыловская «Разборчивая невеста» проявляет капризный и кичливый характер, предъявляет женихам весьма определенные требования и свой брак рассматривает как выгодную сделку. Для «красавицы» даже «презнатные» женихи «не жинихи, а женижонки». И итог такого выбора был предсказуем – «рада уже была, что вышла за урода».

Разборчивая невеста

Невеста девушка смышляла жениха;

Тут нет еще греха,

Да вот что грех: она была спесива.

Сыщи ей жениха, чтоб был хорош, умен,

И в лентах, и в чести, и молод был бы он

(Красавица была немножко прихотлива):

Ну, чтобы все имел – кто же может все иметь?

Еще и то иметь,

Чтобы любить ее, а ревновать не сметь.

Хоть чудно, только так была она счастлива,

Что женихи, как на отбор,

Презнатные катили к ней на двор.

Но в выборе ее и вкус и мысли тонки:

Такие женихи другим невестам клад,

А ей они на взгляд

Не женихи, а женишонки!

Ну, как ей выбирать из этих женихов?

Тот не в чинах, другой без орденов;

А тот бы и в чинах, да жаль, карманы пусты;

То нос широк, то брови густы;

Тут этак, там не так;

Ну, не прийдет никто по мысли ей никак

Посмолкли женихи, годка два перепили;

Другие новых свах заслали:

Да только женихи середней уж руки.

«Какие простаки!-

Твердит красавица,- по них ли я невеста?

Ну, право, их затеи не у места!

И не таких я женихов

С вора с поклоном проводила;

Пойду ль я за кого из этих чудаков?

Как будто б я себя замужеством торопила,

Мне жизнь девическа ничуть не тяжела:

День весела, и ночь я, право, сплю спокойно:

Так замуж кинуться ничуть мне не пристойно».

Толпа и эта уплыла.

Потом, отказы слыша те же, уж стали женихи навертываться реже.

Проходит год,

Никто нейдет;

Еще минул годок, еще уплыл год целой:

К ней свах никто не шлет.

Вот наша девушка уж стала девой зрелой.

Зачнет считать своих подруг

(А ей считать большой досуг):

Та замужем давно, другую сговорили;

Ее как будто позабыли.

Закралась грусть в красавицыну грудь.

Посмотришь: зеркало докладывать ей стало,

Что каждый день, а что-нибудь

Из прелести ее лихое время крало.

Сперва румянца нет; там живости в глазах;

Умильны ямочки пропали на щеках;

Веселость, резвости как будто ускользнули;

Том волоска два- три седые проглянули:

Беда со всех сторон!

Бывало, без нее собранье не прелестно;

От пленников ее вкруг ней бывало тесно:

А ныне, ах! Ее зовут уж на бостон!

Вот тут спесивица переменяет тон.

Рассудок ей велит замужеством торопиться:

Перестает она гордиться.

Как косо на мужчин девица ни глядит,

А сердце ей за нас всегда свое твердит.

Чтоб в одиночестве не кончить веку,

Красавица, пока совсем не отцвела,

За первого, кто к ней присватался, пошла:

И рада, рада уж была,

Что вышла замуж за калеку .

Күйеу таңдаған Шандоз қыз

Шандоз қыз бойын түзеп сыланады,

Көркіне көңілі бітіп қуанады.

Қыз бала көкірек еді тумысынан,

Күйеу-ді қол жетпейтін ойлағаны.

«Өзі бай, дәрежелиі күйеу болсын,

Жас болсын, көркіне көңілім толсын.

Өзімді жақсы көріп, ардақтасын,

Жоқ болсын ешбір міні, көзім тойсын.

Мейлінше ойнап-күліп жүрейін мен,

Тарылып, қызғануды тіпті қойсын».

Екі арыс бір-біріне болар сүйеу,

Шандозға табылар ма мүндай күйеу.

Сонда да көп жиылды айттыруши,

Бағына бәрі бірдей жақсы келді-ау.

Көкірек қыз келгендерді менсінбеді,

Бәрінің мінін айтып, теңсінбеді.

Ол айтты «мүндай күйеу басқа қызға

Қуалап келгендерді кетсін деді.

Кемітті біреулерді малың аз деп,

Кейбіріне мұртың тік, қасың қалың деп.

Атағың кіші дейді біразына,

Мін тағып түрлі-түрлі, қасын керіп.

...Тоқтаді айттырушы екі жылдай,

Екі жыл өткеннен соң тағы келді.

Кұйеулер ана жылғы жоқ- ақ енді,

Болмаді бұл келгендер бұрынғыдай,

«Неғып жүр өңкей солтық аламын деп,

Қайғым жоқ ерге бармай қаламын деп.

Саудаға еш салмаймын сау басымды,

Кетсін деп қуаладі Шабалаңдап.

Сөйледі Шандозымыз асып-асып,

Екпіндеп барған сайын судай тасып.

Күйеулер ана жылғы мұндай ма еді,

Қайтарды оларды да көңілін басып;

Үйімде көңілім жай, ұйқым тыныш,

Кетпеймін бір жаманға басім қосып.

Айттыруші бұған енді еш келмеді,

Шандозға беттен ешкім жұрмеді.

Біраз жыл осылайша өтіп кетті,

Жас толды Шандос қыз оны білмеді.

Ай, кұн-ай!

Заман қайда кешегі өткен,

Шандоз қыз білді енді кұні кеткен,

Не пайда, өткен күннің белгісі жоқ,

Басына Шандоз қыздың биыл жеткен.

Шандоздың көңілі енді бүлінеді,

Көркі де барған сайын кеми берді,

Жайнаған көзі оттай гөзәл еді,

Аурлап аяқ басуға ер!неді.

Бұрынғы көркі де жоқ, ажар да жоқ,

Сұлу қыз өз-өзінен жиренеді.

Ойласа есіне алып құрбыларын,

Бірі жоқ, жалғыздығы білінеді.

Айнаға анда-санда қарағанда,

Самай шашы ағарынқы көрінеді.

Гөзәлдін күні кетт сыйландаған,

Бір өзі Көзге түсіп бұлаңдаған.

Көп ғашық жиылса да жолын тосып,

Ақ жұзін бір көруге құмарланған.

Еңкейді енді келіп жер ортасы,

Жастықтан не қалды енді сол маған.

Шандоз қыз ойлайды, қайғы айтып,

Әшкере айтпаса да, әйгі  айтып;

Кез келсе кім де болса кетер едім,

Бараді гүлім солып, күнім өтіп!

Біреу келді ақырында шөйнаңдаған,

Шандозды аламын деп қойқаңдаған.

Бір ауыз сөзге келмей енді бұған,

Келуші Шандос қызға солвй болған.

Жолығар таңғанға таз дегендей,

Түбінде шөйнақ алды қираңдаған.

 

 

 

Я, как правнук Макаша ата долгое время собираю о нем материалы и по просьбе многочисленных родственников и земляков написал в мае 2007г. заявление на имя Имангали Тасмагамбетова (бывшего акима г.Алматы) с просьбой, учитывая заслуги Макаш ата перед казахским народом, назвать одну из улиц г.Алматы его именем. Но прошло уже более  трех лет, сменился аким города, а ответа на свое заявление я не получил и остались невыполненными просьба потомков и  земляков Макаш ата. Нам доподлинно известно, что во времена В.Храпунова такие вопросы «решались» более оперативно, о чем гласит название улицы Родостовца. Спрашивается, за какие заслуги перед казахским народом он удостоился этой чести? А такие имена как Мухамед Салык Бабажанов, Бахтыгерей Кулманов, Динмухамет Косуаков и многие другие истинные патриоты, сыны казахского народа до сего времени остаются забытыми. Неужели в акимате г.Алматы чиновники не читают периодику, не знают историю Казахстана, не чтут память предков.

Полагаю, что с фактами, приведенными в статье, ознакомятся наши уважаемые служители мечети, чиновники из акимата г.Алматы и, особенно, -члены ономастической комиссии, и выражаем надежду, что к 180-летию Мухаметжана   Шолтыр-улы   Бекмохаммедова,   которое   будут   отмечать все население не только Западного, но и всего  Казахстана в этом 2010 году, одна из улиц южной столицы Казахстана, хотя бы Шаляпина, будет носить имя достойного сына казахского народа.

 

Бекмухамедов Еркин Лутфуллаевич,

доктор с.-х. наук, профессор, пенсионер

 

Оцените пост

14

Комментарии

0
Эта статья была написано моим дедушкой Бекмухамедовым Еркином Лутфуллаевичем о нашем предке Мухамеджане Шолтуры улы Бекмухамедове.
Показать комментарии