Лес рубят – щепки летят? Откуда в современном Казахстане тень 1937 года

openqazaqstan 2017 M07 23
3614
12
127
0

За день до своей гибели прямо около памятника жертвам политических репрессий 1937-го Жампозов сказал жене, что он – жертва точно таких же репрессий.

Трагедия с Омирбеком Жампозовым, которого обвиняли в коррупции, потрясла всех казахстанцев. За день до своей гибели прямо около памятника жертвам политических репрессий 1937-го Жампозов сказал жене, что он – жертва точно таких же репрессий

Из рассказа супруги погибшего:

«Уже прошло шесть месяцев, как начался процесс. Тогда началась основная нервотрёпка. Не знаю, откуда брались эти суммы. Как на базаре. Сначала 800 милионов, потом 600, потом 30 миллионов. Я спрашивала у него: может, ты где-то не там расписался? Может, ты тоже в чём-то виноват, если не можешь оправдаться? Он уверял, что вообще не причастен к этому делу. И что нигде не расписывался. Покоя не было ему. В последние дни он сообщил, что будут прения, и пришёл домой подавленным. И сказал, что ему дают 10 лет. Он начал писать куда-то, жаловаться. Не понимал, за что. На следующий день ему сказали, что теперь ему дают пять лет. Он был подавлен, расстроен. Обращался в Генпрокуратуру. Не смог он оправдаться. Никак не получилось», – цитирует портал «Информбюро.kz» супругу Жампозова.

20 июля Омирбек Жампозов пошёл на отчаянный шаг. Он совершил вооружённое нападение на тех, кто его обвинял – на прокурора Алибаева и следователя отдела внутренних дел Целиноградского района Пшембаева. Жампозов выстрелил из ружья в окно автомобиля, где находились правоохранители, после чего покончил с собой.

Эта вопиющая история, как и недавнее самоубийство одного бывшего начальника железнодорожной станции, которого довели до отчаяния костанайские борцы с коррупцией, как и ряд других похожих случаев последнего времени, – всё это заставляет задаться вопросом о том, что происходит в казахстанской правоохранительной системе под вывеской борьбы с коррупцией. Да и не только под этой вывеской. Появляется всё больше зловещих, пугающих фактов «из жизни». Как, например, недавно в Аягозе, где местные полицейские остановили пожилого водителя и доставили его в РУВД, где учинили допрос, несмотря на его жалобы на боль в сердце. В ходе допроса старый человек скончался от сердечного приступа, правоохранители же, как обычно в подобных ситуациях, «поймали тишину». У них там идёт служебная проверка. И ответит ли кто-то за эту смерть – большой вопрос.

А сколько ещё похожих фактов?

То, что в нашей правоохранительной системе наблюдаются такие уродливые явления, свидетельствующие, что она, по сути, находится вне контроля, можно считать явным признаком провала в работе надзорного органа. Ведь именно прокуратура призвана гарантировать законность на всех этапах следствия и суда. Однако, увы, создаётся такое впечатление, что наш надзорный орган всё больше «тяготеет к обвинительному уклону в своей работе». (Расхожая фраза времён ХХ съезда, на котором Хрущёв разоблачал сталинскую карательную машину). Да-да, именно так писали о временах знаменитого сталинского генпрокурора Вышинского, и именно такая история, похоже, повторяется с нами спустя 80 лет.

То, что эта история действительно «пытается повториться» в современном Казахстане, – не преувеличение и не фигура речи. Уже многие видные адвокаты в своих интервью прямо говорят о фактическом возрождении «машины репрессий» сталинского образца в рамках кампании по борьбе с коррупцией. О том, что иные наши ретивые следователи и прокуроры не прочь позаимствовать методы своих коллег из далёких 1930-х. Фактически история Омирбека Жампозова и некоторых других является сигналом о том, что на человека сегодня, как и в те зловещие времена, вполне реально повесить любые обвинения, и он при этом ничего не сможет доказать.

Разница, разве что, в том, что сейчас такие факты открыто обсуждаются в обществе, и система вынуждена как-то на это реагировать. Публичность – вот главный враг современных сторонников ежовско-бериевских методов дознания и суда. При товарище Сталине, как известно, никто и пикнуть не мог против. А сегодня плюс заключается в том, что в условиях современного информационного общества правоохранители вынуждены объясняться по поводу происходящего. По наиболее резонансным делам виновных иногда даже привлекают к уголовной ответственности, хотя, увы, крайне мало примеров, когда такие дела реально дошли до суда и оборотни в погонах, виновные в ложном обвинении человека, понесли чувствительное  наказание. Но хотя бы резонанс есть, и это даёт некоторую надежду, что 1937-й у нас не повторится.

В свою очередь, та реакция, которую общество видит со стороны самой правоохранительной системы, вполне ожидаема: это упорное игнорирование критики и настаивание на собственной непогрешимости. Неудобные вопросы высокие чины пытаются спустить на тормозах, давая понять, что их подчинённые «орлы» работают правильно. Как там, помнится, говорили при Сталине: «У нас, брат, зря не сажают».

Официальный комментарий прокуратуры Акмолинской области по поводу трагедии 20 июля выдержан именно в таком стиле: прокурор – прав, а обвиняемый – заведомо виноват.

«...По обстоятельствам дела О. А. Жампозов, будучи генеральным директором РГП на ПХВ "Казводхоз" МСХ РК, в группе лиц по предварительному сговору с другими должностными лицами и подрядчиками совершил растрату вверенных им денежных средств на реконструкцию гидроузла Преображенское на общую сумму 620 миллионов тенге. В отношении Жампозова была принята мера пресечения в виде залога». Далее сообщается, что сотрудник прокуратуры Алибаев, на которого напал Жампозов, «поддерживал государственное обвинение по данному уголовному делу» и, таким образом, пострадал в силу своей профессиональной деятельности.

В общем, кто тут плохие парни, а кто хорошие – никому объяснять не надо.

Между тем, напомним, по поводу ситуации с Жампозовым юристы высказали резкую критику в адрес именно этого государственного обвинителя, который запросил для 61-летнего подозреваемого 10 лет лишения свободы (затем – сбросил до 5 лет) при фактической недоказанности самого факта преступления. Такие оценки сразу после трагедии высказали несколько адвокатов. Среди них были и непосредственно занятые в деле о хищении 620 млн. тенге, которые, в частности, указали на грубые нестыковки в доказательной базе. Подробнее обо всех этих нарушениях можно также и из предсмертных видеообращений Жампозова, адресованных собственным детям и внукам, председателю КНБ и Главе государства.

На всё это не могла не отреагировать Генеральная прокуратура. Слишком уж мощным оказался общественный резонанс. Слишком вопиющие факты обнародовал Жампозов в видеообращениях. При этом позиция областного надзорного органа, где пострадавших правоохранителей представили в самом позитивном свете (дай Аллах им скорейшего выздоровления!), на таком фоне выглядела не лучшим образом. В общем, явно не случайно вечером 21 июля было опубликовано специальное официальное обращение Генпрокуратуры РК, где сказано: в отношении прокурора по делу Омирбека Жампозова проводится служебная проверка, в то время как расследованием суицида Жампозова занимается МВД.

«Если факт доведения подозреваемого до самоубийства подтвердится, то все виновные понесут наказание», – подчеркнули в Генеральной прокуратуре.

Правда, как-то не очень верится в объективность всех этих проверок. Приходит на память народная мудрость, популярная в те жестокие тридцатые годы прошлого века: «ворон ворону глаз не выклюет». Посмотрите, действительно: менее чем за год происходит уже не первый подобный резонансный случай, но о том, чтобы кто-то понёс серьёзное наказание,  пока не слышно. И это в общем-то неудивительно. Выгодно ли системе карать своих? Не проще ли сделать вид, что ничего «такого» не происходит?

Конечно, надо подождать результатов проверок и расследований. Может быть, действительно, сигнал был услышан? Может быть, отчаянный поступок Омирбека Жампозова стал последней каплей, переполнившей чашу?

Хотелось бы в это верить. Надежды юношей питают...

Если же наши наивные надежды окажутся тщетными (что вероятнее всего), если система будет и дальше своих «орлов» технично прикрывать, то не стоит удивляться, если через полгода или год такие ежовско-бериевские методы борьбы с коррупцией укоренятся окончательно. Из исключения станут правилом. Да, возможно, кое-где оно уже так и есть. Сидят в своих уютных кабинетах эти продвинутые, юридически прекрасно образованные ребята в погонах, сидят и думают: а что там, действительно, какой-то Жампозов? Ну, подумаешь, пусть даже если «ошибочка вышла»: Жампозовым меньше, Жампозовым больше... Лес рубят – щепки летят...

Сколько у нас в Казахстане таких правоохранителей, мыслящих подобным образом в стиле 1937 года? Увы, события последнего времени свидетельствуют, что этих циничных ребят, для которых люди – мусор, – что их не так мало. Однако самое угрожающее, повторимся, – это даже не само их наличие. Это то, что пока не видно реальной силы, способной остановить сползание правоохранительной системы к тем зловещим методам. Не будем наивными, господа. Согласитесь: сама себя система вряд ли готова вылечить от этой напасти.

Разве что, ещё на КНБ понадеяться, к председателю которого в своём предсмертном видео обращался несчастный Жампозов, призывая наконец-то остановить «оборотней в погонах»?

Открой Для Себя Казахстан

Оцените пост

127

Комментарии

0
Людей просто так никто не обвиняет.

даже знаменитая "сталинская" машина всегда находила свидетелей, показания, вещ. доки, и т.д.
Тем более сейчас, тем более в текущей системе.

Уверен, скоро выйдет разоблачающий материал, в котором будут отражены факты, доказывающие обоснованность привлечения погибшего в качестве обвиняемого.

0
Это может быть иллюзия справедливого мира. Судейские намеренные и ненамеренные ошибки и предвзятость - это не сказки, тем более, учитывая ослабленную правовую культуру.
Разоблачающей публицистики не надо. Нужна просто публикация материалов судебного дела.
1
судебная ошибка определенно всегда есть, но она происходит не от глупости или невнимательности судов, или прокуроров, а из за различных обстоятельств, неудачным образом сложившихся для подозреваемых.

Например, попал не в то место, не в то время. Или случайно оставил улики или различные следы, или сам на себя дал показания.

Но обвинение никогда не складывается просто так, и ни на чем. Всегда есть основания и доводы в пользу обвинения. Иначе прокуратура не стала бы вообще выдвигать обвинения, а просто прекратила дело.
1
Ужасное время, что бы доказать что ты не совершал правонарушение надо совершать право нарушение. Было бы оскорблением если мы бы кричали позор сотрудникам правоохранительных органов. Но видя данный факт так и хочется крикнуть и кинуть яйца и помидоры
0
Судебные ошибки происходят из-за глупости, невнимательности, предвзятости, различных обстоятельств - мир большой и разный. У нас даже попыток поддерживать высокую квалификацию судей нет, насколько я вывел из услышанного.
> "никогда не складывается просто так, и ни на чем"
Все, даже явно сфабрикованные обвинения в древние времена на чем-то основываются, даже хотя бы ради формальности. Прокуратура может продолжать выдвигать дело с явно слабыми основаниями даже хотя бы ради цеховой солидарности. Могут быть еще политические, бизнес или личные причины. Атмосфера в этой среде специфическая, это один из первых деградирующих социально-политических институтов.
Показать комментарии