Индикатор

Вадим Чичерин 2010 M07 25
415
0
0
0

С 66-го СлоВеника. 5 место. ИНДИКАТОР - Сержант Мэллори! - Слушаю, сэр! - Вам предписано явиться завтра в восемь ровно к ангару номер четыре, где поступить в распоряжение яйцеголовых. - Но, господин...

С 66-го СлоВеника. 5 место.

ИНДИКАТОР


- Сержант Мэллори!
- Слушаю, сэр!
- Вам предписано явиться завтра в восемь ровно к ангару номер четыре, где поступить в распоряжение яйцеголовых.
- Но, господин лейтенант!
- Никаких но. Это приказ. От себя добавлю только, что выбрали вас вовсе не для того, чтобы избавиться. Они просили лучшего.
- Слушаю.
- Сержант!?
- Слушаю, сэр!
* * *
- Ну, что ж, Мэллори, свою работу мы закончили. Осталось дождаться результатов последних анализов. А вас мы отпускаем уже сегодня. Думаю, вам объяснять дополнительно ничего не надо – вы полностью ознакомились с проектом и понимаете, что за индикатор выведен у вас на запястье. И завеем нужен указатель психоэмоционального состояния вы тоже понимаете. Сегодня вы возвращаетесь в казарму, где продолжите нести службу. Однако, с сегодняшнего дня всегда следите за индикатором. Помните, максимум – крайне опасен. Держите свои эмоции под контролем, и мы гарантируем, что ваши показатели вырастут.
- Слушаю, господин доктор.
- У вас есть вопросы?
- Есть. Но, пожалуй, они относятся не к вам.
- Тогда я спрошу. Почему именно чертята?
- Трудно сказать. Читал в детстве «Дьяволов сельвы», может быть, оттуда образ?
- Ладно, следите за рожками…
* * *
Гибкая фигура в черном камуфляже с контейнером на плече стремительно скользит под навесом из тонких лиан. Выстрелы уже почти не слышны, даже шлепки, с которыми стволы встречают свинцовых шмелей, звучат громче. Сержант бежит, не оглядываясь, время от временя бросая взгляд на светящиеся на запястье фигурки. Когда джунгли озаряются далеким взрывом, сержант падает прямо в переплетение полусгнивших стволов и листвы и лежит, пока вокруг опять не воцаряется полумрак…
* * *
Стрелять сержант начинает еще в полете. Осколки каленого стекла еще с шелестом разлетаются по углам, как трое террористов уже убиты, а двое оставшихся в живых бросают автоматы, поднимая руки. В огромную дыру, в которую превратилось панорамное стекло холла семидесятого этажа, проникает ветер, щедро вытягивая в вечернее небо разбросанную бумагу. Один из заложников решается осторожно приподнимать голову как раз в тот момент, когда сержант заканчивает вязать террористов…
* * *
Широкие разлапистые листья вздрагивают, один из них отрывается пулей от ветки, когда гомон колумбийских джунглей разрывает автоматная очередь. Охрана еще только начинает оглядываться, как тут же падает под пулями. Сержант появляется в центре маленького каравана и, кажется, беспорядочно стреляет во все стороны сразу. Даже командир не успевает увидеть, как его боец целится. Когда все заканчивается, срезанный пулей лист восковой пальмы еще не успевает коснуться земли. Сержант останавливается и бросает удовлетворенный взгляд на запястье.
* * *
- А почему именно чертики?
- Картинку сержант выбирал сам. Мы только наносили биотатуировку.
- Вы реально считаете, что поднять боевые качества помог именно ваш индикатор?
- А разве вы сомневаетесь в этом? Вы прислали нам лучшего бойца. Но сами признавали в тот момент, что он в своем развитии достиг потолка. А теперь это уже не просто боец. Это практически супермен. И все благодаря тому индикатору, который он таскает на запястье.
- Действительно, контроль своего психоэмоционального состояния очень важен. Но вот чего я никак не могу понять, так этого того, что сержант, судя по отчетам, никогда не напрягался больше, чем процентов на семьдесят. Так почему же такой прогресс?
- Честно говоря, полковник, в этом и заключается наш главный секрет. Мы стараемся не выносить этот нюанс за пределы нашей лаборатории без особой на то нужды. Вашего допуска достаточно, чтобы об этом узнать. Советую сразу же об этом и забыть. У меня в офисе можно взглянуть на реальные записи. В действительности сержант неоднократно превосходил свой психоэмоциональный порог. Иногда немного, иногда – значительно. Но сам он, в соответствии с индикатором, постоянно уверен, что до предела еще далеко. Именно это сознание и помогало его творить чудеса. Без нашего контроля, без индикатора, он бы не справился. Только в ситуации, когда боец уверен в полном контроле и существующем запасе, а организм доходит до предела, появляется возможность превзойти себя. А дальше уже работает положительная обратная связь, поведение закрепляется. В итоге и пределы отодвигаются.
- Превосходил? Но ведь на индикаторе никогда не светилось больше трех чертенят?
- Ну да. В этом-то и вся соль. Четвертый чертенок – просто татуировка. Муляж. Только сержант этого не знал, и считал, что его состояние – в пределах нормы. И только поэтому он и выходил за рамки любых норм.

Оцените пост

0
Дальше