Узбекистан

Камал Абдрахманов 2010 M06 28
7588
13
11
0

Как был установлен надгробный камень на могиле Өкіреш Шала Прошло десять дней с момента нашего последнего общения. И мне кажется, я за вами соскучился. Но я был в дороге, поэтому не мог с вами...

Как был установлен надгробный камень на могиле Өкіреш Шала

Прошло десять дней с момента нашего последнего общения. И мне кажется, я за вами соскучился. Но я был в дороге, поэтому не мог с вами связаться. Наверное, вы помните из прошлых моих записей в блоге, что в Узбекистане, возле Самарканда находится могила Великого предка найманов - Өкіреш Шала. Недалеко от города, в тридцати километрах, расположено село Өкірач, в котором  сохранилась могила Өкіреш Шала. Вы видели уже в предыдущих записях фото, на которых изображен нагробный камень, установленный в 1988 году. Это фото было сделано в феврале прошлого года, во время нашего пребывания там.


Этой весной, еще раз отправившись в Самарканд, я договорился с узбекскими найманами, живущими в селе Өкірач, о том, чтобы:

  1. Заменить железное надгробье, установленное в советские  времена;
  2. На его месте установить Минарет на четырех колоннах.

Однако наше предложение по установке Минарета не нашло понимания и поддержку у узбекских найманов.

-   Если мы примемся за строительство дорогостоящего Минарета, то наши финансовые органы будут требовать от нас отчет, откуда мы взяли деньги на его установление.  Сначала давайте установим надгробный камень. Там дальше видно будет, - сказали они.

В Узбекистане в этом плане очень строго. Если покупаешь машину или дом, ты должен предъявить источники, откуда брал деньги на покупку. Если не сможешь предъявить, то купленное имущество передается государству. В Узбекистане таким образом ведется постоянная борьба с воровством и «легкими» деньгами. Весной этого года был составлен список тех, у кого имеется в наличие миллион долларов или имущество на эту сумму,  от них потребовали предъявить источник дохода. Если люди могут предъявить свои источники Правительству, то они могут иметь столько миллионов, сколько захотят. Если не могут предъявить – их место в тюрьме. Недавно в Самарканде были выявлены граждане, которые не смогли предъявить свои источники дохода, и Правительство конфисковало их имущество.

В Самарканде, Жизаке, Гулистане и даже в Ташкенте не увидишь дорогие иномарки. Узбекистанцы ездят на машинах собственного производства. После тех случаев конфискации имущества богатые предприниматели стали продавать свои и так не столь многочисленные дорогие иномарки и пересели в автомобили отечественного производства, такие как «Шевролет» и «Нексиа». Сейчас узбекистанцы занялись выпуском автомобилей марки «Тойота».

Что интересно, на улицах нам ни разу не встречались нищие. Вдоль дорог, между домами расположено очень много базаров и столовых. Создается такое впечатление, что все соседи ходят кушать в столовые друг к другу.

В селе Өкірач все люди по социальному статусу почти уравнены. Нет ни богатых, ни бедных. Одни середняки. Наслушавшись о случаях конфискации, такое  усреднение  узбекских найманов можно понять.

Узбекистанцы - очень рассчетливые люди, и никто из них не предложил, когда речь зашла о Минарете: «Давайте мы тоже выделим деньги». Когда шло обсуждение строительства Минарета, мы, потомки Өкіреш Шала из Акмолы-Астаны, Талдыкоргана-Семея предвидели такую реакцию с их стороны. И в этом вопросе финансового характера не было проблемы.

Уже в мае в махалле (сельском округе) Өкірача, в сопровождении акима села, где проживают пять тысяч найманов, - Абдусаита Абдурасулова, мы все вместе искали в Самарканде подходящий надгробный камень. Что интересно, в Узбекистане вообще не существует красного гранита и качественной габры (черный камень). Имеющаяся же в наличие габра нас не устроила. А вот качество габры, привезенной из Житомера, очень хорошее. Но нам не нужен был обработанный камень, нам нужен был осколок скалы высотой как минимум 2,5-3 метра. По нашей задумке на узбекской земле должен был остаться осколок истории казахского народа. Вскоре мы добрались до Ташкента... Но и там не было подходящего камня. В связи с этой проблемой, я позвонил талдыкорганским ребятам.

-  Приезжайте, в Текели есть кордайский красный камень. Мы выберем, - сказали они мне.

Так, благодаря талдыкорганским ребятам, мы отправились в Текели. То, что мы искали, мы обнаружили на текелийском заводе обработки камня. Остановили свой выбор на кордайском красном граните высотой - 2,5 метра, шириной основания -1,3 метра, шириной верхней части - 95 сантиметров, толщиной - 60 сантиметров. Однако, начальная цена, с учетом оплаты всех работ, была слишком высокой. Семьсот пятьдесят тысяч тенге. Руководитель завода был корейцем по национальности. Когда он узнал, зачем нам нужен камень и куда он будет увезен, сразу наполовину сбавил цену.

Талдыкорганские парни еще раз собрались. Нам предстояло обсудить также и дорожные расходы. Машина, на которую мы рассчитывали, нам не подходила. Вес камня составлял более двух тонн, а мы должны были везти его из Талдыкоргана в район Жетысай в Южно-Казахстанской области, и уже потом через границу – в Самарканд. Нам предстоял путь протяженностью более 1700 километров. Для перевозки камня нам нужна была надежная машина, с плавным ходом. Наш выбор остановился на грузовой машине марки Мерседес. Его аренда стоила недешево. Но в середине мая мы привезли камень в Самарканд. Узбекские ребята хорошо помогли нам. При пересечении границы они погрузили камень на узбекскую машину, чтобы автоинспекторы не останавливали нас постоянно (узбекские автоинспекторы «любят» неузбекские машины). Рядом с водителем они посадили майора республиканской атвоинспекции, и у нас не было никаких проблем с передвижением. При перегрузке камень немного поцарапали. Для того, чтобы убрать царапину и нанести на камень надпись, мы отдали его мастерам по камнеделу.

Этот камень очень сильно понравился узбекским найманам. Они обошли его, потрогали, с душой прикасались к нему, гладили, как что-то очень близкое и дорогое их сердцу.

Надгробный камень Өкіреш Шала

-  Что это? – спросили они, осматривая камень и указывая на изображенные на нем знаки.

Я объяснил.

-  В самом верху – внутри круга изображен тюркский символ вечности. Три изображенные на символе спирали символизируют наше прошлое, настоящее и будущее. Чуть ниже изображена надпись – «Бисмиллахи рахмани рахим». Значение этой фразы и так понятно всем. Еще чуть ниже тамга Өкіреш Шала, всех найманов - «бақан» (клич  всех найманов - «Қаптағай»). Чуть ниже латинскими буквами написано на узбекском языке имя предка, годы его жизни и смерти. (К слову, на камне не было слова  «қабирстони». Его добавили сами узбеки). Чуть ниже изображена группа найманских родовых знаков. Внизу – Тюрский Байтерек, символ происхождения тюркского народа.

Рядом с надгробным камнем стоят потомки Өкіреш Шала из Казахстана. Слева направо: Арайлым Рахым, Камал Абдрахман, на руках у него Асыл-Гали Камалұлы, Карлыга Абдрахманова, Максут Калажанов, Толыбек Сулейменов;

Узбекские найманы переписали себе все изображения с камня. Было решено установить камень таким образом: коктобе высототой  - один метр, шириной - 9 метров. Над коктобе будет установлено бетонное основание высотой 50 сантиметров, а фундамент основания будет уходить под землю на глубину двух метров. Основание будет облицовано белым мрамором с красноватым оттенком, такая цветовая гамма была подобрана для обеспечения плавного визуального перехода к красному граниту. С передней и задней сторон, справа и слева от надгробного камня оставили 50 сантиметров свободного пространства.

К окончанию всех работ  должны подъехать казахстанские ребята. В первый день в селе  Өкірач будет совершен обряд жертвопреношения, мясо зарезанных баранов будет раздано всем жителям села  Өкірач и близ лежащих населенных пунктов. На второй-третий день узбеки из соседних сел родов Шанышқылы, Жағалбайлы, Шапырашты, Тарақты, Қаракесек и Қаңлы – будут приглашены на ас. Найманы из близ расположенных сел также будут приглашены в гости. В знак благодарности за то, что наши узбекские братья в течение пяти-шести веков хранили память и оберегали могилу нашего великого предка, - мы, казахи, по нашему обычаю одарим узбекских братьев чапанами или же конвертами с суммой, равной стоимости чапанов.

Что может значить стоимость всего этого мероприятия по сравнению с тем богоугодным делом, которое мы все вместе совершаем, оставляя нашим потомкам место паломничества и вечную память о нашем великом предке - Өкіреш Шале. Мы условились, что не будем слишком громко говорить о нашем мероприятии, афишировать наши действия, упоминать всем подряд, кто установил камень, от кого поступили деньги - в этом благородном деле не это самое важное. Гораздо важнее, что нам удалось не потерять нить связующую времен, сохранив память, которая могла стереться за прошедшие пять-шесть веков. Мы хотели бы, чтобы установка надгробного камня всеми казахами и узбеками – была нашим общим объединяющим важным историческим делом, подчеркивающим, что все мы произошли из одного тюрского корня. Что мы все – потомки великих гуннов, скифов, саков. И все, что мы делали, мы совершали бескорыстно, ведь Бог все видит.

По возвращении в родной край мы посоветовались, и решили, что октрытие камня проведем 12 июня. Так и сообщили узбекистанцам. Потомки Өкіреш Шала из Астаны, Талдыкоргана и Алматы в назначенное время выезжают в дорогу. По плану все вместе мы собираемся 10 июня в Ташкенте, а затем на арендованном автобусе отправляемся в Самарканд. 11 июня мы планировали посетить святые места Самарканда. Мавзолеи Аль Бухари, Ақсақ Теміра (Темирлана), Регистан. Таков был наш план.

Наша группа выехала 9 июня из Алматы на удобном мягком микроавтобусе. По плану мы выехали пораньше, ведь у нас были еще запланированны мероприятия:

  1. В Сырдарьинской долине мы посетили Мавзолей Толегетая и прочли там Коран.
  2. На обратном пути заехали в Мавзолей Арыстан баба, а в Туркестане – в Мавзолей Қожа Ахмета Иассауи.
  3. В музее в Туркестане хранится кинжал в роговой оправе, принадлежавший Каракерей Кабанбай батыру, его-то я и хотел показать своим попутчикам.

Мавзолей Төлегетай баба (ХV-XVI ғасыр), который расположен в Сырдарьинской долине Жанакорганском районе. Төлегетай баба согласно генеалогическому древу, является третьим потомком Өкіреш Шала. В переднем ряду, слева направо: Анар Ертысбаева, Асыл Ертысбаева, Карлыга Абдрахманова; в последнем ряду: Камал Абдрахман с сыном Асыл-Гали, Арайлым Рахым, Габиден Абдрахман.

Все шло по плану. Нам лишь предстояло персечь границу через Жетысай. И вот здесь возникла непредвиденная проблема. В Ташкенте в это время планировалось проведение съезда Шанхайской Организации сотрудничества. Он пришелся точно на 12 июня. И узбеки крепко-накрепко перекрыли границы страны. Люди, находящиеся в автобусе, пребывали в растерянности. 10-го июня мы уже находились на границе. Что же теперь делать? Хорошо еще, что те, кто вылетел в Ташкент на самолете, не были остановлены. Слава Богу. Хотя бы в открытии надгробного камня и в проведении аса казахские ребята примут участие.

В свое время в Жетысае жил Серикпаев Капан (Әбдіғапар) Бердыкулович, долгие годы занимавший ответственные должности. Он нравился всем, потому что он был добрым человеком, широкой души. К сожалению, он рано ушел из жизни, совсем молодым. Мы познакомились с ним в Мавзолее Каракерей Кабанбай батыра. Он приходился нам зятем. И вот в то время, пока мы сидели в автобусе, мне позвонила жена Капаша, наша сестренка  - Айнаш.

- Аға, где вы находитесь? Ни о чем не беспокойтесь. Даже хорошо, что так случилось, ведь с вами сейчас такие люди рядом, которых в другое время было бы сложно собрать всех вместе и зазвать в гости. Ваш братишка и зять Капаш в своем время построил санаторий, где вы можете отдохнуть от дороги. Там очень полезная для здоровья вода. Выпьев верблюжьего молока, приняв ванну, вы сразу почувствуете себя посвежевшим. Выход из вашего положения обязательно найдем. И в день открытия вы будете в назначенном месте.

Наш сестренка приехала, и мы отправились в санаторий Жетысая. Место там – настоящий рай. Настоящий казахский аул. На славу нас угощали кумысом, шубатом, вкус которых до сих пор сохранился во рту. В ауле - полная тишина. Только солнце сильно припекает. На следующий день Айнаш еще раз позвонила нам.

-  Завтра рано утром вы пересечете границу. Бог даст, вы успеете на открытие надгробного камня и на ас.

Так и случилось. Есть ли на земле еще один такой народ как казахи, так славно слагающий пословицы?! «Қыз - өрісің», «Қыздың жаманы бір шәугім  шай береді» - верно подмечено. Наша сестренка нашла выход из положения, даже с узбекскими пограничниками и таможенниками нашла общий язык. И уже на следующий день мы отправились в Самарканд. После полудня мы добрались до села Өкірач. Там было очень много людей. Старики одеты в серые чапаны, на головах у них – пестрые тюбетейки, молодежь также надела пестрые тюбетейки. Если не видеть лица, никого не узнаешь. Талдыкорганские ребята тоже приехали сюда. Основной контингент - мужчины. Девушки и женщины не встречались нам. Только пятеро-шестеро приглядывают за казаном.

-  Казахские найманы, пришедшие на ас, прочитав Коран и отведав угощения, отправились на проводимые в соседнем селе похороны. Как-нибудь в другой свой приезд, можете заехать туда. Название села - Қызыләскер. Представители родов Шанышқылы и Жағалбайлы, также прочитав Коран, ушли.  В данное время у нас у всех кипит работа в поле. Каждый час дорог. Мы остались одни. С нами остались только местные найманы, – сказал Абдусаит, представляя нас местным жителям.

Среди них присутствовали - главный районный мулла, а также представители районного акимата. Там собрались самаркандские, ташкентские, сырдарьинские узбекские найманы. Сами они сели за дастархан, растеленный на земле, а  нас посадили за столы. После чтения Корана мы принялись за еду.

Узбекский дастархан был очень богатым. Плов, шашлык, чака, дыни-арбузы, пальчики оближешь.

Только после этого мы отправились на место захоронения. В этой стране все дела совершаются только после прочтения Корана и приема пищи.

Установленный надгробный камень понравился всем. У его основания еще не успела вырасти трава. Только-только пробивается. Но и ее народ успел затоптать. Мы обратили на этот поступок внимание жителей села Өкірач, но они нас успокоили.

-  Не беспокойтесь, за неделю трава снова вырастет. Это ведь трава, да и вода рядом.

Рядом с надгробным камнем вместе сфотографировались гости из Астаны, Алматы, Талдыкоргана.

После проведения открытия надгробного камня, Абдусаит рассказал нам генеалогическое древо Өкіреш Шала в летописи узбеков. Рассказал историю местных найманов. А затем отвез нас туда, где на самом деле покоится тело Өкіреш Шал. Не удивляйтесь этому факту. Железное надгробье, установленное в 1988 году, расположено не на самом месте захоронения, а немного ближе. Так что этот надгробный камень установили не там, где покоится тело нашего предка. Да и этот камень узбекистанцы не позволили нам установить непосредственно на могиле. Они объяснили свои поступки так: «Если мы установим надгробный камень Өкіреш Шалу прямо над местом захоронения, то мы затопчем могилы других умерших, ведь рядом с его могилой расположено много других надгробий. Это будет большой грех. Как говорили нам старшие, в этих могилах покоятся родители Өкіреш Шала, его сыновья, родственники, сестренки. Не будем беспокоить умерших».   По этой причине удалось установить камень только у подножия могилы.

- Грех на душу брать не будем. Если наша нога ступит туда, это будет большим грехом для всех нас, - так звучали слова узбекских найманов. С одной стороны, может, это и правильно. И мы согласились.

Я решил показать вам, дорогие блогеры не только фото, но и видео с поездки


- А теперь, наши казахские братья, мы приглашаем вас в Самарканд на ас. Посидим и пообщаемся.

Это тоже было правильно. У нас было, о чем поговорить. И мы сделали это главной темой.

- Было бы лучше, если в будущем мы установим над надгробным камнем Минарет. Во избежание лишних разговоров, вы можете рассказать об этой задумке жителям близ лежащих населенных пунктов, которые могли бы принять участие и помочь в процессе сбора денег. Мы будем вам в этом помогать, и поддержим в финансовом плане. Надо бы заменить ворота при входе на кладбище, ограду. Это тоже было бы неплохо включить в общий список запланированных работ. Например, осенью или в следующем году. Мы думаем, вы можете получить разрешение у районного акимата (по-узбекски - туман).

Узбекские найманы обрадовались такому решению и дали свое согласие. Они обещали добиться разрешения у акимата. И так мы договорились о том, что на месте захоронения Өкіреш Шала будет продолжена работа по озеленению и благоустройству территории. Решив таким образом эти вопросы, мы уже собрались прощаться, как узбекские найманы задали нам вопрос:

-  Правда ли, что ваш Премьер-министр - найман? А другие министры, депутаты – много ли таких? И правда ли что среди казахов три миллиона найманов ?

Мы снова вернулись за дастархан.

-  Правда. Масимов Карим Кажимканович – казах, его предки  похоронены в Аксуском районе Талдыкоргана. Он из рода найман-матай. Его жена тоже нам не чужая. Она - уйгурка, наша, тюркская. Она из известной семьи. Дочь знаменитого Азата Машурова.  Также у нас два министра - найманы. Поскольку министры постоянно сменяют друг друга, я назвал только тех, кто сегодня на своем посту. Найманы проживают на казахской земле, в регионах - Усть-Каменогорск, Семей, Талдыкорган, Жезказган, Шымкент, Кызылорда, Кереку (Павлодар), Акмола (Астана). И в Китае их очень много, - ответили мы.

В тот день мы побывали в Мавзолее великого ученого Аль Бухари, прочли Коран.

У Мавзолея аль Бухари

Как мы можем уехать, не посетив Мавзолей Төле би из рода уйсын, не прочитав нашему великому святому предку Коран, не поклонившись ему? Мы заночевали в дороге. За двухместный номер, с кондиционером, ванной и душевой мы заплатили  2200 тенге. Это дешево.

На следующий день мы, совершив омовения, отправились на могилу предка Төле би. Мавзолей находится за исламским университетом, таксисты сразу с наших слов поняли, куда нужно ехать. Вокруг Мавзолея очень чисто.

Мы вошли в Мавзолей, мулла почитал Коран и мы сами также почитали Коран. Пусть останется довольной душа нашего святого предка Төле би! Атамыздың аруағы разы болғай!

Эта моя поездка и стала причиной тому, что я не мог связаться с вами некоторое время.

Еще что поражает – так это топонимика Самарканда и Ташкента – названия земли, рек: Керей, Қаранайман, Тоқман, Қанжығалы, Бағаналы, Балталы, Қарабалғалы, Жанғұлы, Қатаған, Шапырашты, Қаңлы, Қарақұрсақ, Қаракесек, Шанышқылы, Жағалбайлы, Тарақты, Садырсай, Өкіреш найман, Қызыл найман, Дүрмен найман, Наймансарай. Эти названия повторяются по два-три раза. Как вы думаете почему? Эти названия вам что-нибудь говорят?

Для убедительности предлагаем вам посмотреть на карты Самаркандской области (нажав на изображение карты, вы можете увеличить ее размер).  Для того,чтобы вам было удобнее прочесть названия местности, мы написали их ручкой поверх печатных названий. Отсутствующие наименования местности на одной карте, вы можете увидеть на другой.

(1104.63 Kb, 2808x2316)

Бог даст, и в дальнейшем мы будем исследовать наследие Өкіреш Шала. В Ташкенте, Самарканде есть ученые найманы, кипчаки, коныраты, которые занимаются историей тюркского народа. Нам предстоит встретиться и познакомиться с ними, обменяться мнениями и историческими данными из жизни Өкіреш Шала, и тюркского народа в целом. Если мы будем дальше идти в этом направлении, то история казахского народа пополнится новыми страницами и фактами.

Оцените пост

10

Комментарии

0
очень интересно
0
рахмет, очень интересно, даже если я не найман. пишите еще.
0
Хорошо сделали, что так подробно написали (с фотографиями, картами) и даже ценами =)) Очень интересно.
0
Вы придаете Аллаху сотоварищей!Они такие же люди как и мы все!зачем вы читаете им Коран?Остановитесь пока не поздно...Разве в Коране было написано то что Туркестан и.т.д священное место?Почитайте Коран!!!
0
Ширк это все!
Показать комментарии
Дальше