Почему подход «сначала стрелять, потом задавать вопросы» не всегда самый лучший способ избежать конфликта

909
2
0
-1

В противоположность восточной философии где довлело идея "коллективизма" и созерцательности, в западной мифологии преобладал "индивидуализм" и желание придать мистический характер природным мегалитам.

Китайская логическая настольная игра вэйци 围棋. Изображение с сайта lieyunwang.com

На протяжении тысячелетий отношения людей и природы оказывали особое влияние на мировоззрение и культуру народов населяющих национальные территории, при этом местный природный ландшафт накладывал свой специфический отпечаток на религию, образ мышления и отношение к общечеловеческим ценностям. Удивительно, но в этом процессе особая роль отводится ... камням. И камни, как часть природного ландшафта, в свою очередь, по-разному влияли на народы живущие в разных климатических регионах планеты; на их темперамент, восприятие поведения окружающих людей и даже на военные стратегии и политику. Особенно эти культурные и политические различия проявляются в западном и восточном менталитете, которые обусловлены той философской и религиозной средой в которой они формировались.

К примеру в Китае, существует легенда, по которой монах Бодхидхарма индийского происхождения  появился в Поднебесной около 500 года проповедовать учение Будды китайцам. По мере путешествия он проникся идеями даосизма, которые оказали существенное влияние на появление своей особой формы буддизма в Китае. Это новое направление, основывалось на особом созерцательном отношении к природе и окружающему миру, получившего название чань-буддизма,  где основной акцент ставился на занятиях медитацией в особо созданном месте - Китайском саду.

Китайский сад камней Nan Lian  в  монастырь Chi Lin в Сянгане (Гонконге). Фото с сайта south-insight.com

Именно древний Китайский сад лег в основу возникновения Японского сада, который впоследствии приобрёл свой индивидуальный стиль с собственной философией. Со временем Китайский и Японский сады трансформировались вместе со сменами династий и приобрели отличия, которые можно уловить легче всего, посмотрев на камни. Китайский сад всегда выделяется сложной причудливой формой камней, причём особенно ценятся камни внешний вид которых напоминает животное, иероглиф или мифический персонаж. Известны случаи, когда провинции освобождали на целый год от налогов если форма найденного камня имела причудливую форму. Иногда, камни устанавливались на постамент вертикально в зависимости от формы, как скульптура.

В Японии практика буддийских медитаций применялась еще до того, как  странствующие монахи Эйсай ( в 1186 г.) и Догэн (в 1224 г.) совершили свое паломничество в Китай. Однако, по возвращению монахов из Китая в Японию, философия дзен обрела контуры самостоятельного учения. Возникновение японских каменных дзен-садов (枯山水 "карэсансуй", в переводе "сухие горы и воды"), также "сэкитэй" (石庭,  в переводе "каменный сад"), как части японского сада, получило свое формирование на принципах, заложенных священником Мусо Кокуси ( 1275-1351гг.). Основатель и создатель множества японских садов камней, Кокуси служил в чине главного советника первого сёгуна в клане Такаудзи Асикага. Будучи приверженцем нового течения дзен-буддизма, Кокуси оказал влияние на Асикага Такаудзи, благодаря чему дзен-буддизм стал одним из ведущих направлений в буддизме, получив шанс на дальнейшее развитие в период Муромати(1336—1573).

Обычно сад камней представляет собой некую площадку, засыпанную песком или речной галькой с хаотично расположенными на ней группами неотесанных камней. Как правило это серо-голубой известняк, порой используется и гранит. При этом, магматические породы имитируют горы (базальт, андезит и тд.), а осадочные породы применяют в водных сценах. Цитата японского архитектора и мастера Исаму Ногучи:"Камни – это кости сада, так как растения приходят и уходят, в то время как камни продолжают раскрывать структуру и форму пространства", как нельзя точно, определяет роль и место камня в Японском саду. В отличие от китайской традиции, простая форма камня подразумевает некую сложную смысловую композицию.

Японский сад камней. Фото с сайта dentedlogic.com

Некоторая хаотичность в расположении камней только кажущаяся, в реальности композиция камней в группах подчиняются определенным правилам, лежащих в основе мировоззренческой концепции дзэн-буддизма. По традиции, вокруг камней расположенных  в соответствии с буддийской триадой, группами по три, граблями делают песчаные борозды. Считается, что борозды на поверхности сада символизирует океанские волны, а  отдельные камни — острова, что впрочем не является обязательным для медитирующего, отстраненного от мирских сует. Провозглашая  такие главные принципы устройства японского сада как простота и изящество, предполагается умение видеть прелесть обыденного и любовь к природе...  Основными особенностями сада камней является то, что из любой точки наблюдения видно равное число камней, при этом один камень исчезает из поля зрения.

Еще одним проявлением восточной философии является китайская логическая настольная игра вэйци ( кит. 围棋 , яп. 碁 го, кор. 바둑 падук) заключающую в себе стратегическую сущность и возникшее в  глубокой древности от 2 до 5 тысяч лет назад, получив в XX веке распространение по всему миру.

Родившись в Китае под названием названием означающем в переводе "облавные шашки", а в другом, более древнем  распространённом образном названии — "беседа рук", вэйци отражало специфику игры как диалога людских кистей, опускающих на доску камни. Два игрока, один играющий чёрными камнями, другой — белыми, пытаются создать "коллективное" преимущество, отгородив камнями своего цвета на игровой доске территорию большую, чем  у противника.

В противоположность восточной религиозной философии где довлеет идея "коллективизма" и созерцательности, в западной мифологии преобладал "индивидуализм" и желание придать мистический характер природным каменным изваяниям, обожествить их, что хорошо демонстрирует уникальная подборка легенд, связанных с мегалитическими сооружениями Северной Европы (Англия, Шотландия, Оркнейские острова, Германия, Швеция), собранная профессором Эшлайманом в 1998-2002 годах при университете Питтсбурга.

Картина Джона Чарльза Мэггса (1819-1896) иллюстрирующая восстановление на место камня Логан Стоун в 1824 году после акта вандализма.

По одной из английских легенд, на гранитном холме в Корнуолле расположились бесчисленные скалы Логан, которые служат постаментом для как бы парящего над ним камня Логан Стоун. Древние жрецы друидов вряд ли бы сумели найти более высокую точку для воздания почестей богу или приношения жертвоприношений. И вероятно, верования племен, пришедших на эти острова с берега Средиземного моря,  привели к появлению мифа о гиганте, взгромоздившего кусок скалы, которая как бы плывет, удерживаясь лишь в одной точке.

Обряд поклонения подобным природным мегалитам – складывающаяся веками традиция, сохранился и после исчезновения жрецов и пришедших им на смену христианских священнослужителей, хотя последние и закрывали глаза на то, что прихожане продолжали поклоняться этому и другим каменным изваяниям в качестве священных мест.

Качающийся камень Даваско в Аргентине. Изображение с сайта feel-planet.com

По другой уже аргентинской легенде утверждается, что тысячи лет назад, великий бог Даваско (Davasko), сын Солнца, привел предков людей в эти места. Будучи их покровителем, обучал людей различным навыкам ведения сельского хозяйства, животноводства и другим ремеслам. Он научил их ценить и поклоняться золоту, потому как золото символизировало Солнце. Затем он оставил свой народ и вернулся к Солнцу, к своему отцу.Однако Davasko обещал народу вернуться в человеческом виде и оставаться с ними навсегда.Перед своим отъездом, сын Солнца оставил на скале камень в память о себе. Ни палящие лучи, ни ветер,  ни дождь, ни даже само время не оказало влияния на камень - он должен был раскачиваясь находиться на месте до его возвращения.В течение тысяч лет камень так и стоял на месте неподвижно, и люди все еще ждали своего наставника, пока... однажды он не рухнул со скалы...

Все эти религиозные и мифологические представления, а также появившееся на их основе логические игры стали основой современных военных стратегий и соответственно, проводимой ими политики с присущему каждому региону спецификой.

Так, во многом благодаря буддизму и даосизму, а также конфуцианству (в силу возобладавшей в начале XV века концепции "опоры на собственные силы"), Китай, так и не стал центром мировой научно-технической революции, но зато на протяжении всего хода истории китайцы заложили основы искусства военной стратегии. И сегодня, после тысячелетнего географического разделения Китай и Индия борются за региональное влияние, Индия не только смело глядит на восток, но и все агрессивнее продвигается в этом направлении. В противовес этому движению, Китай выстраивает свою стратегическую политику в прибрежных "голубых водах", и вступив в соперничество с Индией устремился к регионам, где пролегают океанские трассы "глубоких синих вод".

При этом в различных частях региона используется разная логика соперничества. Брошенный призыв оказать противодействие Китаю в Южно-Китайском море или попытка оказать на него искусственное давление показывает непонимание того, что мотивы, лежащие в основе  тех или иных действий, разнятся даже в пределах одного региона. В северо-восточной Азии разыгрывается шахматная или даже в шашечная партия. В Индо-Тихоокеанском регионе (пытаются использовать и такой термин) она больше напоминает уже упомянутую восточную игру-стратегию, которую в Китае называют вэйци.

Это же отличие в целях китайских и западных стратегов отмечает бывший госсекретарь США, "отец" современных американо-китайских отношений Генри Киссинджер в своей книге "О Китае": первые стремятся к достижению стратегического перевеса, вторые – к полной победе. Для демонстрации отличий автор проводит сравнение китайской игры вэйци с западными шахматами. "Если шахматы – игра за решающую победу, то "вэйци" – игра затяжной кампании," пишет Г. Киссинджер, - "Если шахматист стремится уничтожить фигуры своего противника серией лобовых ударов, то талантливый игрок в "вэйци" ходит в "пустые" места на доске, постепенно сокращая стратегический потенциал камней противника. Шахматы вырабатывают простоту мышления, "вэйци" – стратегическую гибкость".

Другое отличие, которое отмечает Г. Киссинджер заключается в разнице методов: в Поднебесной считается победой достижение своих целей, избежав  конфликта, на Западе – наоборот, победив в конфликте. Это наглядно демонстрирует древнекитайский трактат "Искусство войны", автор которого  военный стратег Сунь-цзы, на мнение которого ссылается Г. Киссинджер, лучшим результатом считает не победу в конфликте, а создание такой доминирующей политической и психологической позиции, при которой результатом становится отказ от конфликта.

Короткометражный фильм "Легенда о моменте и инерции" известного режиссера Камерона Гейтса  анимационной студии House Special из Портленда, наглядно демонстрирует почему подход "сначала стрелять, потом задавать вопросы" не всегда самый лучший способ избежать конфликта.

И наконец, третье отличие, которое выделяет Киссинджер, объясняется историческим разделением китайцами всех народов на ханьцев и варваров. Классическая стратегия предполагает заключение союза с "дальними варварами", проживавших на удалении от Поднебесной, не грозящих сиюминутной опасностью, и "наносить поражение ближним варварам с помощью дальних варваров".

Ad

Rate post

-1

Comments

Login to comment