Французский рецепт индийского карри.

1235
0
0
-3

Продолжение истории перипетий переговоров по поводу заключения контракта между Индией и французской Dassault Aviation заключенного еще в январе 2012 года при 23-м французском президенте Николя Саркози

14 июня 2011, в 12:40, патруль из двух Mirage 2000 RDI осуществляет перехват самолета. Транспондер этого борта отключен и не позволяет однозначно идентифицировать самолет. Фото с сайта www.defense.gouv.fr

На фоне громких событий обсуждаемых мировых прессой остались не замеченными небольшие инциденты которые привлекли мое внимание. А между тем эти малозначимые с виду  события имеют ключевое значения с точки зрения понимания происходящих политических процессов и в первую очередь скрытой конкурентной борьбы между различными финансово-промышленными группами.Конкурентная борьба между различными концернами ВПК за военные заказы далеко не редкость, но роль государственных структур, как правило особо не высвечивается, тем не менее тесное переплетение государственных и частных интересов во многом определяет то, насколько успешной становится та или иная промышленная группа. Сейчас я вновь вернусь к этой теме, но несколько с иной стороны.

Новый директор по стратегии Кристоф Биго Генерального директората внешней безопасности DGSE являющийся одновременно представителем Министерства иностранных дел Франции. Фото  с сайта m.newsru.co.il

Я уже касался перипетий переговоров по поводу заключения контракта между французской компанией Dassault Aviation выигравшей тендер на поставку Индии 126-ти истребителей в январе 2012 года еще при 23-м французском президенте Николя Саркози. Впрочем и соглашение с Россией на поставку Мистралей заключались при нем же.Согласно предварительной договоренности, только первые 18 самолетов этого типа предполагалось поставить в страну в готовом виде, в то время как остальные предполагалось изготовлять в цехах ведущей индийской авиастроительной корпорации Hindustan Aeronautics Limited. Обсуждение всех нюансов соглашения шло более трех лет. Со своей стороны Индия настаивала, чтобы Dassault Aviation согласилась обслуживать также произведенные здесь самолеты, в противном случае индийские военно-воздушные силы могут перейти на российские истребители Су-30МКИ и вообще отказаться от Rafale. По сути, это означало бы для Франции конец производства этих самолетов вообще, а для Москвы открывало бы новые перспективы. Французы  настаивали на более высокой цене истребителей и не хотели делится технологиями. Одним из аргументов, которые приводили российские издания, являлось то, что в международных военных учениях, где Су-30МКИ встречались с F-15 и F-16, "Миражами" и "Тайфунами" они всегда выходили победителем.

Между тем издание The Economic Times, со ссылкой на слова генерального директора авиационной компании Dassault   Эрика Трапье, утверждает, что подписание, хотя и с большим опозданием контракта в 10 миллиардов долларов на поставку истребителей Rafale с Индией состоится "в ближайшее время" и позиция по вопросу  ценообразования французской стороны не менялась с первого дня. Не смотря на это заявления долгожданного подписания никак не происходило. Внезапно все переменилось.

17 марта 2015 года пассажирский лайнер ATR франко-канадского производства авиакомпании Alliance Air совершавший обычный рейс 9062 (сейчас такого рейса в расписании компании уже нет) вместо того, чтобы лететь по запланированному маршруту из города Аллахабад в Нью-Дели, был обнаружен в запретной для полетов зоне (VVIP) в Lutyen’s Delhi (правительственный район в Нью Дели), включающую резиденцию Президента Индии- Rashtrapati Bhavan и официальную резиденцию Премьер-министра страны 7 RCR и сохраняющим радиомолчание. В Дели запрещены полеты над этими стратегически важными зонами.

Взлет модернизированного Миража-2000 с авиационной базы Гвалиор. Фото с сайта http://ibnlive.in.com/

Поднявшись воздух с авиабазы Гвалиор в Дели истребитель Мираж-2000 достиг нарушителя менее чем за 15 минут. Вскоре после того, как самолет был идентифицирован перехват был завершен. Индийская пресса, щадя чувства своих сограждан, по разному интерпретирует концовку этого события. В одних пишут, что внезапно восстановленная радиосвязь с бортом, стало поводом, чтобы отозвать истребитель и прекратить миссию, в других наоборот, что Мираж 2000 вынудил пассажирский самолет совершить посадку в аэропорту. Несомненно одно, перехват был успешно завершен, что продемонстрировало общественности высокие боевые качества французского истребителя.

Именно этим успешным перехватом истребителем Мираж-2000 объясняется внезапное заключение сделки между Премьер-министром Нарендра Моди и президентом Франции Франсуа Олландом о закупе 36 истребителей Rafale, которая длилась три года. Не случайно ряд индийских СМИ задавались вопросом, почему не британский Eurofighter Typhoon или российский Су-35 (в последний момент поступили и такие предложения).Это означало, что был задействован французский Генеральный директорат внешней безопасности (Direction générale de la Sécurité extérieure, DGSE) и прежде всего свидетельствует об кипучей деятельности его нового директора по стратегии Кристофа Биго, являющегося одновременно представителем Министерства иностранных дел Франции.


Модернизация индийских Миражей на французской авиабазе Istres-Le Tubе Air Base. Фото с сайта dassult-aviation.com

Это упоминание имеет особое значение еще и в связи с выступлением 19 февраля Франсуа Олланда с речью о значении ядерных "сил сдерживания" на авиационной базе Istres-Le Tubе Air Base. Именно на этой крупнейшей во Франции базе авиаперевозчика "Шарль де Голль" хранится ядерное оружие. С нее же отправлялось вооружение в Ирак, чтобы помочь бороться против "ISIL".Там же находится оснащение для 6 ядерных субмарин. Кроме этого, на этой базе 25 марта, Индия осуществляла приемку первого из двух переоборудованных истребителей Мираж (Mirage) из общего числа в 51 штуку подлежащих модернизации, пока шли переговоры о закупке более современных Рафалей. А уже 25 апреля в 2 часа дня первые два модернизированные для ВВС Индии истребители Миражи- 2000 оснащенные передовой навигационной и радиолокационной системами приземлились на авиационной базе Гвалиор (Gwalior Air Force Base). Эти самолеты были доставлены в ВВС Индии (IAF) французскими пилотами в Индию через Грецию, Египет и Катар в течение семи дней.

Командир авиационной базы Гвалиор осматривает кабину Миража-2000 от прибывшего с французской авиационной базы Истр.

Но, что могло случиться с бортом ATR франко-канадского производства авиакомпании Alliance Air и почему он внезапно потерял ориентацию в пространстве и перестал отвечать на вызовы диспетчера УВД? Для этого надо вернуться в 2009 год и припомнить еще один знаменательный инцидент.Тогда после неудавшегося теракта в рождественский день 2009 года выяснилось, что террористу-неудачнику Абдулмуталлабу позволили попасть на самолет в аэропорту Schiphol в Амстердаме , летевший в Детройт, несмотря на то, что у него не было паспорта и он был внесен в список особого контроля за террористами. Пассажир этого рейса Курт Хаскелл, вскоре после этого предложил свою помощь и объявил, что он был свидетелем того, как "хорошо одетый индиец" успешно провел Абдулмуталлаба через службу безопасности аэропорта,что ФБР впоследствии отрицало. Тем не менее, позднее заместитель госсекретаря США Патрик Кеннеди признал во время слушаний в конгрессе, что он пытался отказать в выдаче визы Абдулмуталлабу, но что ему было приказано поместить его на самолет федеральными чиновниками, отвечающими за борьбу с терроризмом. Следует отметить тот факт, что замысел с взрывчаткой в нижнем белье был организован никем иным как Анваром аль-Авлаки, источником ФБР и ЦРУ.

Напомню, что дочерняя компания Swissport Cargo Services The Netherlands B.V. мирового гиганта в сфере грузовых услуг Swissport International руководит службой безопасности в аэропорту Schiphol в Амстердаме, она же является ведущим партнером компании Cambata Aviation Pvt. Limited на индийском авиационного рынке наземного обслуживания, в частности в Мумбаи и Дели.

Swissport International AG принадлежала ранее компании Ferrovial, которая осенью 2010 года продала ее за 909 миллионов долларов PAI Partners. В свою очередь, PAI Partners – это финансовая компания, которой управляет небезызвестный нам Lionel Zinsou. Lionel Zinsou был Генеральным Партнёром Ротшильдов с 1997 по 2009 год, то есть 12 лет) и её Swissport Cargo Services. Этот "афрооптимист", как он себя называет,  по совместительству работает массовиком-затейником (animateur) в клубе с махровым масонским названием "Братство", -"интеллектуальном" клубе Лорана Фабиуса (нынешний министр иностранных дел Франции), и председателем редакционного комитета газеты "Либерасьон". А назначил его туда  самый влиятельный акционер газеты Эдуар де Ротшильд, изгнавший из этого левого издания многолетнего редактора Сержа Жюли. Сказанное означает, что он работает не только на МИ-6, но и на французский Генеральный директорат внешней безопасности (Direction générale de la Sécurité extérieure, DGSE). Не буду вдаваться в технические подробности потери ориентации французского пассажирского самолета ATR, я их уже подробно описывал, ничего нового здесь нет.

Картина нарисованная мной была бы не полной, если не упомянуть о страховой компании Allianz Global Corporate and Specialty (подразделение Allianz (в которой кстати застрахована авиакомпания Germanwings), специализирующееся на страховании крупных индустриальных рисков)  и выпустившей третий ежегодный "Отчет о безопасности судоходства 2015". В приведенном отчете есть фраза имеющая прямое отношение к обсуждаемой нами теме: "Согласно Отчету Allianz, всего за 2014 год зарегистрировано 2 773 происшествия на море. Наибольшее количество случаев произошло в восточной части Средиземного моря..." О чем же идет речь?

Вот в частности, израильские источники сообщали, что 12 ноября 2014 года, египетская террористическая группировка ISIL захватила ракетный катер египетского флота во время боевых учений в 70 км от порта Думьят, что на побережье Средиземного моря. Ракетный катер захваченный террористами ISIL направился к северной оконечности Суэцкого канала, где он был встречен предупредительным огнем египетского флота.

Египет согласился купить 24 истребителя французского производства Рафаль . Фото: Dassault Aviation

Ряд западных СМИ, со ссылкой на арабские источники информировали,что трое неизвестных открыли огонь по судам военно-морского флота, повреждения которых удалось избежать в ходе совместной египетско-израильской спецоперации с помощью вертолетов ВВС Египта и истребителей ВВС Израиля. Позже выяснилось, что нападение на Суэцкий канал было инсценировано.
Впрочем, это не помешало, несмотря на противодействие египетской оппозиции, заключить в Париже 26 ноября 2014 года Президенту Египта Абдель Фаттах аль-Сиси и Президенту Франции Франсуа Олланду Соглашения о военном сотрудничестве, предусматривающем заключение контракта на сумму $ 1,24 млрд на поставку четырех линкоров Говинд для египетского ВМФ и модернизации египетских истребителей Mirage 2000 ( модернизация которых должна происходить на упомянутой мной авиационной базе Istres-Le Tubе Air Base).
Обстоятельные переговоры, начатые в декабре послужили основой для заключения 16 февраля 2015 года договора между Египтом и Францией о покупке 24 истребителей Dassault Rafale и многоцелевого фрегата DCNS, как сообщалось военным сайтом Defense News, для обеспечения безопасности в связи с открытием в августе нового водного пути по Суэцкому каналу.
"Я хотел бы поблагодарить высокие египетские власти за это стратегическое и историческое партнерство. Dassault Aviation оправдает доверие, еще раз оказанное нам," заявил Эрик Трапье, председатель компании Dassault присутствовавший на заключении соглашения.

Тесно связанный с влиятельными фигурами французского сионистского движения и давний финансовой сторонник Николя Саркози, Лоран Дассо поддерживает дружеские отношения с ведущими деятелями правящего класса в Тель-Авиве. Фото с сайта http://www.veteranstoday.com/

Вероятно в успешном продвижении продукции компании Dassault Aviation немалую роль сыграла "игра в шахматы" французского правительства и концерна Airbus с ее акциями, а также связь с кланом Dassault директора Генерального директората внешней безопасности DSGE, Бернарда Божеле и уже упомянутого нового директора по стратегии Кристофа Биго, являющегося одновременно представителем Министерства иностранных дел Франции. К слову сказать бывший коллега Бернара Кушнера, будучи до недавнего времени французским послом в Израиле,  является жестким "промоутером" франко-израильских дипломатических отношений. Он будет определять на ближайшее время стратегию французских иностранных спецслужб и как видим вполне успешно. Еще в конце 2014 года Airbus объявила, что намерена продать вторую партию 10% своих акций Dassault Aviation до июня 2015 года, половина из которых, скорее всего, будет куплена GIMD, промышленной группой производящей боевую авиацию Rafale и дистанционно пилотируемые воздушные системы Neuron RPAS (для боевых дронов). Это должно было положить конец двусмысленной ситуации для Airbus, имеющей интересы в обеих компаниях Eurofighter и Rafale, которые обычно являются жесткими конкурентами в любых тендерах на поставку боевых истребителей. Вероятно именно сделки с Рафалями и повлияли на рост курса акций авиастроительной корпорации Airbus Group NV и компании Dassault Aviation за последние месяцы. По странному совпадению Airbus Group NV реализовала опцион переподписки и увеличила долю, проданную в Dassault Aviation, сообщало 25 марта 2015 года агентство Блумберг. По данным агентства, доля в компании была продана за гигантскую сумму в 1,6 миллиарда евро. При этом у Airbus осталось еще 24,6% акций Dassault.  Становится понятной и та  роль "невидимой руки", которая контролирует все французские печатные и электронные СМИ (в том числе упомянутого издания "Либерасьон"), то малоизвестное сдерживающие влияние, которое происходит от  французского бастиона против шпионажа - Генерального директората внешней безопасности DGSE. Именно это раскрывает блестящий отчет о расследовании журнала Le Point по книге Робера Лаффона (Robert Laffont) под названием "Шпион Президента", о секретных агентах внедренных под прикрытием в средства массовой информации, для того, чтобы направлять освещение чувствительных событий и подвергать цензуре любую информацию способную принести ущерб национальной безопасности Франции.

 
Ad

Rate post

-3

Comments

Login to comment