Страшные сказки и хэппи-энд

366
0
0
0

Сказка – это символическое описание расстановки сил в ситуации, поэтому, найдя свою сказку, то есть сказку, которая описывает вашу проблему, можно получить ключ к анализу. Сказки традиционно...

Сказка – это символическое описание расстановки сил в ситуации, поэтому, найдя свою сказку, то есть сказку, которая описывает вашу проблему, можно получить ключ к анализу. Сказки традиционно направлены на юную аудиторию, поскольку в них символически отражен процесс взросления личности: поиск силы (например, Василисы), развитие воли (избавление от колдовства), умение устанавливать связи с миром (волшебные помощники) и так далее. Каждую сказку можно толковать по-разному, поскольку одна и та же символическая расстановка сил позволяет смотреть под разными углами на разные проблемы.

В двух предыдущих постах шла речь о сказке про волка и козлят и сказке про царевича и волка. Очень важно понять, что две разные сказки описывают одну и ту же ситуацию, а разница возникает в восприятии этой ситуации с двух разных сторон. Практикующим психологам хорошо известно, что разбирая конфликт в паре, нередко приходится услышать не просто два разных рассказа об одной и той же ситуации, а даже прямо противоположные. Насильником часто оказывается другая сторона, а сам человек – бедной жертвой, и так с обеих сторон. Нередко в работу с парой вписывается и третья сказка – картина мира в глазах психолога, которая считается «объективной», поскольку психолог имеет базовые знания и опыт работы, однако объективной картины не бывает. То, что можно условно считать объективной картиной, состоит из нескольких очень разных картин, и как раз способность одновременно рассматривать ситуацию как несколько разных картин, отличает хорошего специалиста. При этом движение одновременно в разные стороны невозможно, поэтому для реальных действий необходимо выбрать одно направление, помня об условности, чтобы не впадать в крайности. В сказке про царевича и волка это правило озвучивал волк, когда просил царевича брать жар-птицу, не трогая клетку, брать коня, оставляя уздечку. Царевич же был склонен к максимализму и, в конце концов, получил все сразу и еще сверх того, поскольку его волк был нереально могучим волшебником. Если никакой чародей вам не служит, и даже золотой рыбки нет у вас на посылках, лучше сохранять чувство меры, до тех пор, пока вы сами не станете магом и не сможете позволить себе ВСЕ, откинув любые правила. 

Если попытаться формулировать общий принцип выхода из ситуации, описанной в двух сказках про волков, этот выход в том, чтобы осознать сказку партнера, встать на его место и увидеть ситуацию его глазами. «Увидеть глазами другого» это не значит покориться другому, как любят пугать некоторые эгоисты, чуть что начиная рассказывать про СС и адаптацию к роли жертвы. Наоборот, увидеть глазами другого, для большинства волков как раз означает встать с колен и перестать подставлять свою спину, поскольку с позиции другого эта спина выглядит совсем иначе, и помощью не является. А с позиции козлят увидеть сказку волка про царевича означает не только понять мотивы волка и перестать ненавидеть его, но еще и побыстрее встать на собственные ноги, поскольку пока этого не произойдет, волк не отстанет. 

Давайте рассмотрим реальные ситуации из моего поста с закрытыми комментариями, которые вписываются в эти сказки. Отдельно я не могу пока разобрать ни одной ситуации, поскольку их такое огромное количество, что я затрудняюсь с выбором. Поэтому разберу два типа ситуаций, надеясь, что многие узнают свою. 

Ситуация первая. Многие женщины описывают тупик, в который они попали после рождения одного и особенно двух детей. Ситуация стандартна: профессиональные навыки утрачены или не были развиты, поскольку после института или во время него случилось замужество и рождение детей, то есть работа с нормальным заработком не грозит. Муж утратил любовный интерес и ведет себя все более грубо и требовательно. Конфликты становятся все чаще и переходят в насилие: эмоциональное, экономическое, иногда даже физическое. Уходить с детьми некуда, на алименты не прожить, жилья своего нет. Муж против работы за копейки и не дает заводить подруг и хобби. Помочь некому. Кромешный ад. 

Инфантильность жертвы в такой ситуации имеет не столько личностные, сколько экономические и физические причины, поэтому несколько неудобно называть это инфантильностью, однако женщина экономически и физически зависима, и это основная причина проблемы. Будь у такой женщины свое жилье, хорошая работа и достаточный заработок для содержания детей и найма помощниц, проблема имела бы совсем другой характер, не выглядела пожиранием заживо. Очень важно сравнить, что опаснее в данном случае: задержаться в ситуации ради постепенного приобретения ресурсов или уйти из нее как можно быстрее. В случае очевидного физического насилия мой совет – уходить, то есть как можно быстрее искать способы для физического дистанцирования, а пока такие способы не найдены, избегать конфликтов любой ценой. Это правила физической безопасности, себя и детей, которая всегда должна быть на первом месте, прежде всего другого. 

Если угрозы жизни и здоровью нет, и речь лишь о тяжелом моральном климате и эмоциональном давлении, следует подумать о двух направлениях стратегии: снизить остроту конфликта + искать возможность для экономической независимости. Обратите внимание, меры эффективны только вместе: искать примирения с мужем, чтобы оставаться в зависимом положении, не эффективно. Пытаться искать средства для развития ресурсов (профобразование и поиск работы) продолжая разжигать конфликт, тоже не эффективно. Нужно именно работать в обоих направлениях: пытаться найти компромисс с мужем, чтобы снизить градус ада в семье, и одновременно стараться встать на ноги, чтобы в ближайшем будущем (или когда-нибудь) обеспечить себе независимость и возможность самой принимать решения. 

Сказка про волка и козлят, как ни цинично звучит, может помочь осознать необходимость того и другого. Пока козленок нуждается в кормильце, он будет находиться под властью другого существа. Себя кормилец обычно считает благодетелем, а в глазах козленка является хищником. Важно помнить, что волк в такой ситуации почти всегда живет в сказке про царевича, ему кажется, что его давление на жену и его требования – это жизненно необходимые меры защиты и опеки. Он обеспечивает ее и детей, он работает на семью, он против того, чтобы она проводила время с сомнительными подружками или работала на сомнительных работах, потому что так она приведет к погибели и себя, и детей. То есть, каким бы грубым и жестоким ни выглядел волк или даже ни являлся объективно (волки бывают те еще звери, к сожалению) он всегда оправдывает свое поведение тем, что иначе будет хуже, и его царевичи (жена и дети) погибнут без его руководства (иногда такие мысли небезосновательны). Волк не сомневается в этом, иначе бы доверял жене больше свободы, будь он уверен в пользе этого для нее, детей и семьи. Поэтому выход из такой ситуации только один (кроме бегства к родственникам, обязательного при явной физической угрозе) – перестать конфликтовать с волком, поблагодарить его за заботу и опеку и постараться договориться с ним о возможности постепенной самостоятельности, разрешив ему контроль. Например, попросить о возможности учебы или частичной работы на перспективу. Как показывает практика, большинство волков идут на это, преодолевая страх за семью. Если волк фатально не исправим в своей паранойе и боится любой женской самостоятельности, даже самой малой, придется либо становиться самостоятельной втайне или бежать (как в случае физической угрозы). 

Теперь о другой ситуации, насчет которой задаются вопросы не реже. Многие женщины (иногда мужчины) спрашивают, как поступить с партнером, который ничего не хочет делать, буквально деградирует и погибает, явно нуждается в опеке и помощи, но ведет себя так, что помочь ему невозможно, да еще хамит. К нему есть сильная привязанность, нередко даже большая любовь, раньше было много планов и перспектив, и не понятно как действовать теперь, когда он превратился в чемодан без ручки «нести тяжело, а бросить жалко» а иногда практически невозможно, поскольку вложено в этот «чемодан» все. 

В этой ситуации страдающий волк не знает, как помочь царевичу, который не слушает его и очень скоро может оказаться разрезанным на кусочки посреди поляны, и волку придется где-то добывать живую и мертвую воду, которая есть только в сказке. Такой волк может все хорошо понимать про волю и самостоятельность, но он видит перед собой человека в глубоком личностном кризисе, который был нормальным раньше и у которого есть шанс встать на собственные ноги, но есть шанс и погибнуть прямо на глазах, если ему не помочь. В зависимости от ситуации такой волк может либо рваться на свободу, но чувствовать как его держит царевич и груз ответственности, либо наоборот преследовать царевича, который убегает от него навстречу своей смерти. Выход из этой страшной сказки – через понимание сказки другой стороны. 

На другой стороне – козленок. Суть козленка в том, что он хочет получать от волка помощь, но распоряжаться этим по-своему, иногда во вред себе, а руководство волка расценивает как насилие. В том случае, если козленок бежит за волком и жалобно просит молока, это голодный козленок и его можно покормить, но лучше не молоком, а капустой, то есть взрослой пищей, полезной для работы, а не для сна. В том случае, если козленок убегает от волка, не нужно его преследовать, даже если кажется, что он погибнет, однако, ему можно сказать, чтобы он обращался за помощью, когда решит выбираться из своей ямы тем путем, который предлагает ему умный волк. 

Главный вопрос – что считать допустимой помощью. Допустимая помощь – это конкретная практическая помощь, в которой человек нуждается, в идеале - просит сам (в случае некозлят, то есть людей самостоятельных, попавших в беду, можно предлагать, а в случае близких - настаивать) и которая не увеличивает его зависимость. Если козленок не в бессознательном состоянии (если да – его нужно госпитализировать), он должен сам сформулировать, что он хочет и что будет с этим делать. Волк должен быть уверен, что его помощь пойдет на благо, а не во вред, и думать не только о сиюминутном, но и о будущем. Если козленок хочет денег, чтобы поесть и пойти искать работу, это нормально, если он просит денег, чтобы не работать, пить или играть, это другое. То же самое касается нематериальной поддержки, основной вопрос – для чего: чтобы не делать ничего или чтобы делать. 

Чем больше волк будет понимать, что царевич имеет право сам совершать ошибки и имеет право даже погибнуть (!), а обязанность волка только предложить совет или поддержку, которые помогут встать на ноги, и сам волк, спонсируя царевича (не важно деньгами или чем-то еще) имеет право на контроль и участие, то есть чем меньше отношения будут напоминать акт симбиоза и больше отношения двух отдельных личностей, с учетом интересов того и другого, тем проще будет волку. Проблема волка в невозможности разделить границы из-за материнской любви! Но если волк осознает, что в каждом своем акте навязывания воли в глазах «спасаемого» он превращается в хищника, возможно, навязывать волю будет хотеться меньше, даже из страха стать виноватым. Если же царевич требователен, волку следует быть готовым к тому, что когда он откажется выполнять капризы царевича, он будет в его глазах врагом, но это не значит, что капризы нужно выполнять, поскольку с каждым новым выполненным капризом слияние больше, а значит больше потенциальная ненависть при разрыве, поэтому чем раньше закончится эта односторонняя кормежка, тем лучше. 

Само собой, в жизни эти сложнейшие ситуации не решаются так легко и не выглядят так однозначно. Это всего лишь общие формулы, которые можно иметь в виду, ища ответы на свои вопросы. А можно и не иметь, а искать совсем другие или действовать совсем без формул, по наитию.

http://evo-lutio.livejournal.com/49706.html#cutid1

Оцените пост

0

Комментарии

Чтобы написать комментарий нужно войти в систему