часть 6.

А ещё с ним было здорово очень в тот прохладный вечер апереля. Наверное, такую мелочь, но жутко наркоманящую мозг, она никогда не забудет. целовались, поглощая друг друга, жадно лаская руками, а он...

А ещё с ним было здорово очень в тот прохладный вечер апереля. Наверное, такую мелочь, но жутко наркоманящую мозг, она никогда не забудет. целовались, поглощая друг друга, жадно лаская руками, а он напевал шёпотом песню. группы кино. Чтото там про дом и свет. Через кайф его губ, и его рук, и его голос, шепчущий песню голос, что так торкал её по мозгам., да ещё и по сердцу.

А потом он лёг на землю, хотя было холодно в их ветровках, одурманенный то ли страстью, то ли ею, ах, но лучше б ею... Она, тоже ведь сумасшедшая, разделась по пояс, сняла штаны, кеды и трусики. Безумные, стали заниматься  друг другом вечером, на улице, в холодную погоду. Хотя холод и не ощущался..двигал её, двигалась, прижималась, но и тогда, ей слышалось, что он поёт эту песню, тихо-тихо, еле слышимым шёпотом. Тогда она замирала и припадала к его груди, вслушиваясь.

 

 Пара стонов её, пара его, и вот его сперма уже на её бёдрах, его голова устало опёрлась об её спину.

- тебе было хорошо?

- да..давно так не было хорошо, - ответил он.

 

некто говорил, что ему нравиться читать про это у меня)

начало отрывочной истории про эту парочку здесь

 

Оцените пост

0

Комментарии

0
Вечер апреля. Прохладно. Я завязываю у тебя на шее свою ветровку шарфом и шепчу на ушко, что ты приятна на запах; что весела сегодня и даришь мне радость; и что трусиками уже совсем мокренькая, и как послушной девочке тебе стоит их заменить. Ты краснеешь, медленно киваешь своею головкой, а я улыбаюсь. Целую в щечки - в губки еще не заслужила, забрасываю на свое плечо и несу к набережной. На нас смотрят люди, я кричу "восьмиклассницу", на которую ты немного похожа, и изредка шлепаю по твоей попе.
Как думаешь, а нам не искупаться? Несмотря на холодный апрель, на 11 вечера, на то, что твои трусики итак уже мокрые после 2 часов петтинга и поцелуев, на то, что кругом люди, и на то, что вчера я сильно простудился. Конечно, идем. Несу тебя в воду. У меня в карманах джинс бумажник и сотка, но не все ли равно? Ведь ты в мокром лифчике очень красива...
Ты смеялась, мокрые одежды облепили твою фигурку, а мне хотелось сказать "кавай". Но давай же, снимай все быстрей - простудишься. Что я потом скажу твоей маме? Обхватываю твое тело и глажу - груди, талию, шею - сначала руками, продолжаю губами. Щелк! Твой бюстгальтер падает на землю, а на сосках бегают мурашки. Вероятно, им нравится. Хватаю пальцами за соски, начинаю крутить... Снимаю юбку с тебя, уже совсем мокрые трусики, облокачиваю на деревце позади тебя, а ноги твои закидываю на свои плечи. И да, кричи, пожалуйста, потише - вдруг люди сбегутся, а я не эксгибиционист.
Что было потом, в каких позах, сколько раз, был ли минет, собрался ли кто посмотреть на твои крики, - все, все закружилось в водовороте ощущений, покрылось белесым туманом памяти и благополучно забылось. Проснулся, на мне лежала ты такой же раздетой, а я на твоих бедрах чувствовал теплое и липкое, вероятно мое. Ты скоро проснешься и, быть может, назовешь Богом - любой Бог теплый и липкий, ну а я тебе отвечу, что с тобою мы напишем новый порнороман. А сейчас спи, спи, моя радость.
0
Дом стоит, свет горит,
Из окна видна даль.
Так откуда взялась печаль?
И, вроде, жив и здоров,
И, вроде, жить не тужить.
Так откуда взялась печаль?

>>некто говорил, что ему нравиться читать про это у меня)
начало отрывочной истории про эту парочку здесь
не увен я ли тот "некто", однако я разделяю его мнение)
Показать комментарии