ПОТЕРЯННАЯ ЦИВИЛИЗАЦИЯ

3801
35
0
-4

"... Его идея оригинальна, очень проста и, если подтвердится, будет, иметь огромное значение для всего, связанного с историей поверхности Земли". Альберт Эйнштейн.

"Я часто получаю корреспонденцию от людей, которые хотят узнать мое мнение об их неопубликованных идеях. Ясно, что эти идеи очень редко имеют научную ценность. Однако первое же сообщение, полученное мной от господина Хэпгуда, буквально наэлектризовало меня. Его идея оригинальна, очень проста и, если подтвердится, будет, иметь огромное значение для всего, связанного с историей поверхности Земли".

Альберт Эйнштейн.

Начиная с XX века  появление в исторической науке обширного неевропейского материала изменило  привычное представление об истории как едином всемирно-историческом процессе. Существовавшая теория европоцентризма подразумевала, что вся современная культура, а также наука, технология, философия, право и т. д. создана западной цивилизацией, а вклад других народов игнорируется или приуменьшается. Известный философ О. Шпенглер называл концепцию всемирной истории «птолемеевой системой истории», основанной на европоцентризме в понимании иных культур. Немецкий философ критикует тезис, в рамках которого считается, что корни современной западной цивилизации восходят к Древнему Риму или Древней Греции,а  период процесс культурной эволюции Средневековья замалчивается. Мартин Бернал, на которого ссылаются Самир Амин и С. Г. Кара-Мурза, убедительно показал, что «эллиномания» восходит к романтизму XIX века, а древние греки мыслили себя принадлежавшими к культурному ареалу древнего Востока. В  своей книге «Черная Афина: афро-азиатские корни классической цивилизации» М. Бернал также подверг критике «арийскую» модель происхождения европейской цивилизации и выдвинул взамен концепцию гибридных египетски-семитско-греческих основ Западной цивилизации.

Между тем, последние археологические находки на Урале, в Сибири и Кольском полуострове, заставляют по-новому взглянуть на историю развития человеческой цивилизации. Прежде всего, это касается результатов археологических изысканий Башкирской экспедиции Академии наук СССР еще 1928 г. и находке доктора физико-математических наук, профессора Башкирского государственного университета А. Чувырова. В 1999 году  ему удалось найти каменную плиту с изображением местности, сделанным неизвестным способом.По мнению специалистов Генштаба РФ с поразительной точностью "на поверхности плиты изображен рельеф, в целом соответствующий юго-западным отрогам Башкирского взгорья с некоторым смещением русел водных артерий указанного района". В качестве рабочей версии установлен предварительный возраст плиты - от 3,5 тысяч до 120 миллионов лет.

Не менее удивительна находка сделанная петербургскими археологами  на Камчатке. Окаменелости, оказавшиеся деталями механизма. Обращает на себя внимание возраст находки – найденным деталям около 400 миллионов лет.Косвенным свидетельством в пользу существования в северных широтах древней высокоразвитой цивилизации являются также находящиеся здесь повсюду мегалитических сооружений: Стоунхендж в Англии, аллея менгиров во французской Бретани, каменные лабиринты Скандинавии, Кольского полуострова, Соловецких островов и Новой Земли.

Остается только догадываться, что случилось с этой древней цивилизацией и почему произошел ее упадок. Несомненно одно, часть знаний этой протоцивилизации досталось по наследству оставшимся на этой территории автохтонным народам, создавшим десятки городов на территории Южной Сибири и Казахстана.Часть из которых перейдя по Чукотскому мосту, по льду Берингова пролива оказалась на территории Северной Америки, потомками которых стали индейские племена "сиу". Другие же, во времена Великих переселений народов, вызванных изменившимися климатическими изменениями перекочевали на Урал и далее расселились от предгорий Кавказа до островов Туманного Альбиона. Древние эллины, утратив контакты с народами Севера и начисто забыв о своей древней прародине, называли их «те, кто живут за северным ветром — Бореем» (по-гречески — «гипербореи»). Один из самых авторитетных ученых Древнего мира — Плиний Старший писал о гиперборейцах, как о реальном древнем народе, жившем у полярного круга, и мифологически связанном с эллинами через культ Аполлона Гиперборейского.

У этих народов сохранились знания об астрономии, они умели определять время, определять широту и долготу местности (составление карт требует знания этих понятий). Кроме существования лунного календаря основанного на 60-летнем цикле обращения Сатурна и Юпитера вокруг Солнца, сохранились и переносные навигационные приборы, позволяющие осуществлять перемещения на большие расстояния, умение читать звездную карту неба.

По мере переселения народов, эти кочевые племена, более известные как киммерийцы, скифы, саки, гунны создавали в долинах речные цивилизации, впоследствии строившие речной флот и заложившие основы морской навигации.Речная цивилизация древних саков основана племенами кангюй, которые упоминаются в «Авесте». Кангюй, тождественный кангхой «Авесты», как термин связан с иранской основой «кан», откуда узбекское и таджикское «кан» - канал, да и само слово «канал» может быть переведено как «страна арыков» или «страна протоков», по-древнетюркски  «кан эль». Канг - одно из древних названий Сырдарьи, значит, родину кангаров-кенгеров можно отнести к дельте Сырдарьи, Амударьи и других рек, водоемов. Кангюй можно признать одним из крупных древних государств Казахстана с ярко выраженной  речной цивилизацией. В Шауелдере, возле Шымкента обнаружены останки корабля, которому, по мнению ученых, около 2000 лет.

Кроме Средней Азии (междуречья Амударьи и Сырдарьи), ярким примером речной цивилизации может служить дельта Волги и Урала. В древности и до Х века н.э. уровень Каспийского моря был на 14–15 метров ниже нынешнего уровня. В более поздние времена саки-сарматы в III веке были вытеснены гуннами. С IV века здесь появляются воинственные хазары, хотя наряду с традиционными занятиями кочевников, они были еще земледельцами, строили корабли, ловили и занимались искусственным разведением рыбы. После распада империи Аттилы сами гунны образовали Хазарское государство, а люди себя называли касар, касак, казак.

На восточном побережье Каспийского моря на северной оконечности Казахского залива  у мыса Токмак обнаружен необычный археологический памятник – сооружение в виде огромного каменного стапеля, утопленного в землю, который служил примитивной верфью для постройки кораблей. Нос его повернут в море. Вероятный возраст находки, - 1-е тысячелетие до н.э. Контур ее выложен из поставленных вертикально необработанных каменных  плит высотой до 50 сантиметров. Длина сооружения около 14 метров, наибольшая ширина 4 метра. С правого борта имеется вход  шириной около 2 метров. В центре – каменная прямоугольная  выгородка из тех же плит. В 200 метрах к северу  от  первой находки был обнаружен второй аналогичный стапель, но несколько худшей сохранности. В свое время река Амударья впадала в Каспийское море в районе мыса Токмак. Суда проходили путь от Азовского моря через р. Дон до Волги и Каспийского моря затем на повозках до Арала и выше по рекам Сырдарья и Амударья. Возможно, был и другой вариант: корабли могли пересекать Каспийское море прямо и перегружать товары на одно из направлений Великого Шелкового пути. Экономическая выгода здесь очевидна. В этом месте, на полуострове Мангистау, возможно, изготавливали или ремонтировали  эти корабли перед отправкой.

Скифы также освоили территорию нынешнего Азербайджана, основав там царство огузов. Огуз с древнетюркского - угуз означает река, дарья или большая вода. Огузы-гузы и канглы, создавшие мощные империи в Центральной Азии, хазары в Евразии первоначально базировались на речной цивилизации. Изображение судна с гребцами в наскальных росписях Гобустана (Азербайджан) является древнейшим изображением в регионе, подобные встречаются только на противоположном конце евразийского континента, - на Дальнем Востоке, где также сохранились подобные петроглифы.

Норвежский ученый Тур Хейердал исследовавший наскальные рисунки в Гобустане, тем самым нашел еще одно подтверждение своей теории о том, что предками норманских викингов были ассы и мореходство им было известно задолго до того, как они покинули свою историческую родину и стали сначала осваивать каботажное плавание вдоль берегов Скандинавии, а затем и Мировой океан. О путешествиях викингов к берегам Северной Америки нам известно из двух исландских саг, «Саге об Эрике Рыжем» (Eiríks saga rauða) и «Саге о гренландцах» (Grœnlendinga saga).  А плавание Лэйфа Эрриксона в Винлэнд около 1000 года н.э. говорит об умении пользоваться навигационными картами и использовании им компасаоптических приборовсолнечного камня.

Очередное наступление засушливого периода в степях Северного Причерноморья могло послужить причиной переселения скифов в Азию, в предгорья и горы с их более устойчивым распределением осадков и растительности. Но если это так, то и предшествовавшее скифскому переселение киммерийцев в VIII в. до н. э. могло быть вызвано той же причиной.

Киммерийцы (кемер) – «люди, обитающие на побережье», поскольку слово «кемер» в переводе с древнетюркского означает «берег моря». Киммерийцы жили между Черным (Евксинским, – т.е. скифским) морем и Азовским морем около трех тысяч лет назад, на рубеже II и I тысячелетий до н.э. Киммерийцы были одними из раннескифских племен, об этом говорит их образ жизни, а также  археологические свидетельства в виде дошедших до нас  курганной архитектуры с общими чертами, от предгорий Алтая до черноморского побережья. Отсюда — Боспор Киммерийский, «Северный» (по отношению к Боспору Фракийскому). Самым ранним писателем, в произведениях которого упоминаются киммерийцы, был древнегреческий эпический поэт Гомер:

Скоро пришли мы к глубоко текущим водам океана,

Там киммериян печальная область, покрытая вечно

Влажным туманом и мглой облаков.

(Одиссея. Песнь XI, 14–19).

От самоназвания киммерийцев – на тюркском кемер, восходит и к другому слову «кеме» - корабль.  Кемеры, строившие корабли для всего сако-скифского мира, жили на побережье Каспийского и Черного морей. Скифское название людей, позднее отразилось и в роде занятий– кемеры, т.е. кораблестроители. Это же термин, означающий просто «лодка», сохранился и у местного населения: hamarogi черкесов, hamagque аджарцев. Разумеется, расширительное толкование названия кимерийцев, в первую очередь для среднеазиатских саков, надежно засвидетельствовано частью аккадских текстов, которые были связаны со двором ассирийских царей (часть из них пользовалось нововавилонским письмом).

Корабли,что строили киммерийцы, называемые греками камары, по описанию очень напоминают те, с которые описывает Гай Юлий Цезарь в "Записках о галльской войне". Шпангоутно-килевая конструкция  обтянутая кожей на малоразмерных и досками внахлест на крупнотоннажных в сочетании с гибкой системой управления, известная в общих чертах из описаний как античных, так и грузинских (Вахушти Багратиони) авторов и имеющие параллели у некоторых народов Востока, позволяла отнести их классу «река — море», обитавших в устьях великих рек. По-всей видимости они были распространены по всему Черноморью. Страбон называет их пиратскими кораблями ахейцев, зигов (адыгов) и гениохов (аджарцев), но они известны и на других черноморских побережьях, например в Трапезунте.

«Варвары, — пишет Тацит, — с удивительной быстротой понастроили себе кораблей и безнаказанно бороздили море. Корабли эти называются у них камары, борта их расположены близко друг к другу, а ниже бортов корпус расширяется; варвары не пользуются при постройке кораблей ни медными, ни железными скрепами; когда море бурно и волны высоки, поверх бортов накладывают доски, образующие что-то вроде крыши, и защищенные таким образом барки легко маневрируют. Грести на них можно в любую сторону, эти суда кончаются острым носом и спереди, и сзади, так что могут с полной безопасностью причаливать к берегу и одним, и другим концом». Это самое обстоятельное из дошедших до нас описаний камар. Страбон дополняет, что эти узкие лодки вмещали примерно 25 человек, редко — по 30. Флотилии камар долго господствовали на море, грабя корабли и прибрежные города. Именно на них выходил в море неуловимый для римлян предводитель морских пиратов Аникет.

В росписи римских терм в болгарской Варне сохранилось изображение судна с носовым украшением в виде бараньей головы. Его корпус сильно удлинен и расширен от носа к корме (как писал Тацит), «сзади, на корме, изображено рулевое весло. В середине поставлена мачта с поперечной реей, на которой закреплены два больших паруса». Очень похоже на камару в некоторых деталях — в тех, что сочли нужным отметить Тацит и Страбон. Корабельные стоянки камарам не требовались: осенью команды взваливали свои суда на плечи и укрывались вместе с ними в лесах, где жили до наступления навигации, пробавляясь мелкими прибрежными грабежами. Точно так же они скрывались от преследования.

Там же, близ Варны обнаружена гробница, возможно дающая такое изображение. На ее внутренней стене найден рисунок узкой длинной ладьи «с сильно приподнятыми и одинаково заостренными носом и кормой» и с мачтой, несущей треугольный парус ". Ни одна деталь этой фрески не противоречит тому, что писали Тацит и Страбон о камарах! Во всяком случае это точно не греческое и не римское судно.

Вопреки Страбону утверждавшему, что это слово греческое, Геродот называет камарой вавилонскую крытую повозку (кибитку), Диодор — сводчатую комнату, похожую на кибитку, Гомер такого слова вовсе не знает. Значит, оно все-таки тюркское? Скорее всего, да. Удивительная аналогия многозначному значению «Камары» имеется в тюркских языках: «кибит» означает и крытую повозку, и небольшой глинобитный дом (особенно в Средней Азии) и как уже сказано - кораблестроители.

В этом нет ничего невероятного: ведь скифы и само Черное море окрестили— Акшаена. За скифами шли финикийцы. Акшаена они переиначили в Ашкенас, сохранив прежнее значение топонима, но подчеркнув северное положение моря. Кроме того, ашкеназами они называли скифов, и, возможно, вообще все северные народы; таким образом, Ашкенас — это еще и Скифское море. Греки восприняли финикийский термин, подыскав ему по созвучию аналогию в своем языке и тоже сохранив значение. Акшаена, Ашкенас, Аксенос — все они означают «суровое».

Храм Ахилла на острове Левка ( Змеиный остров. Украина )

Интересно отметить, что крупный черноморский остров Левку — «Белый», расположенный в 35 км от центра дунайской дельты и окруженный грядой рифов, был широко известен в древнем мире как место погребального храма Ахилла, именуемый греческим поэтом Алкеем (VII — начало VI в. до н. э.) «владыкой земли скифской». Остров, равно как курган, который высится на Сигейском холме перед Троей и до сих пор слывёт гробницей Ахилла. Днем к его северному и восточному берегам приставали корабли, привозившие богатые дары, устраивались поминальные игры. Каждый скиф  или грек почитал за величайшее счастье оказать помощь святому месту, если даже она была сопряжена с опасностью для жизни.

Какова была скорость камар, тоже неизвестно. Во всяком случае она не должна была уступать скорости преследуемых греческих и римских судов. Но порой трудно определить, где древние авторы говорят о привычных им судах, где — о местных. По морю, где ничто не препятствовало движению, суда ходили втрое быстрее, чем на узких извилистых речных фарватерах, требующих непрерывных промеров глубин.

«Отец истории» указывает, что эти суда проходили расстояние от Стамбула до Риони и от Анапы до реки Терме соответственно 1 110 тыс. оргий (1971,36 км, факт. 1100 км.) и 330 тыс. оргий (586,08 км, факт. 370 км.) и заявляет, что первое покрывалось за 9 дней и 8 ночей, а второе — за 3 дня и 2 ночи. Эти выкладки не противоречат и свидетельствам поздних античных авторов, - Птолемей, например, приводит сообщение Марина Тирского, что расстояние от мыса Прас до мыса Гвадарфуй у восточного побережья Африки (ок. 3 тыс. км) корабли проходили при попутном ветре за 20 или 25 дней, делая ежедневно 1 тыс. стадиев, то есть со скоростью 4 узла.  Судя по сообщению Авиена, такие корабли относились к «быстро идущим». Он указывает, что от Геракловых Столпов до Пиренейского мыса (примерно 1100 км) массалиоты добирались за семь дней.

Забегая вперед, нужно сказать, что эти торговые пути говорят о контактах между кимерийцами и пришедшим им на смену финикийцам, говоривших на семитском языке, родственном ивриту. По сообщениям Геродота, финикийцы пришли в Финикию из северо-западной Аравии, с побережья Красного моря. Считается, что побережье Африки исследовали вначале древние финикийцы, которые по некоторым сведениям обогнули этот континент еще в конце VII века д.н.э. После финикийцев исторически засвидетельствована морская экспедиция правительницы Египта Хатшепсут, предпринятая в первой половине XV века д.н.э., маршрут которой пролегал через Красное море в страну Пунт на востоке Африки. Затем Ганнон Карфагенский прошелся своей флотилией западным побережьем, основав там поселения и колонии.

Лишения, связанные с продолжительностью каботажного плавания, опасность пиратства и опасности природные, маловыгодность рейсов вдоль берегов, где приходилось думать не столько о торговле, сколько о сохранности груза и самой жизни, заставляли искать более безопасные и короткие пути. Их знали скифы. От них они стали известны грекам. Важно то, что греки пересекали Понт напрямую, и только несовершенная система их счисления мешает нам нанести на карту их маршруты.

Прямой путь через Понт, по-видимому, был освоен к середине VI в. до н. э., когда жители Синопы основали Гераклею Понтийскую специально для торговли оливковым маслом и вином в пределах Понта Эвксинского. Вряд ли является совпадением, что Гераклея была основана именно в южной точке кратчайшего черноморского пути и это можно связать с расцветом на противоположном берегу моря колонии Гераклеи — Гераклеи Таврической (тавры - одно из скифских племен, обитавшие к западу от Боспора Киммерийского, на южном берегу Тавриды. Это были достойные соперники ахейцев, зигов и гениохов, зловещая слава пиратства и грабежа потерпевших крушение в этих местах долго отпугивала мореходов), основанной в первой четверти V в. до н. э. и позднее переименованной в Херсонес. Не вызывает никаких сомнений, что 550-421 гг. до н. э., то есть время между основаниями обеих Гераклеи, — это период оживленнейших морских рейсов по маршруту Пафлагония — Таврида.

В исторических трудах неоднократно высказывалось предположение, что черноморские народы пользовались картами. Обычно ссылаются на Аполлония Родосского который сообщал, что колхидяне вырезали на камнях, а потом на досках кирбы — карты морских и сухопутных путей. Но Аполлоний жил в эллинистическую эпоху, когда карты были уже хорошо известны.К сожалению, ни одна кирба не попала в руки ни грекам, ни римлянам, и даже упоминаний о них не сохранилось. Помпей, первым завоевавший Колхиду во время Митридатовых войн, не нашел в сокровищнице Митридата ничего похожего на кирбы. Однако карта Северного Причерноморья, составленная Агриппой, возможно, имела какой-то местный прототип: она достаточно точна и составлена не по слухам, а на местности; на ней впервые вместо «Скифия» читаем «Сарматия».

Несмотря на то, что эллинистическая пора дает примеры блистательных достижений в области морских походов и путешествий, техническое оборудование кораблей производит впечатление несовершенства. Плавание, совершенное Неархом, адмиралом Александра Македонского, из Индии к устью Евфрата (325 г.), давшее бесценный материал для античных картографов, стало знаменательной вехой в истории мореплавания. Замечательные путешествия Пифея из Массалии, современника Аристотеля, объехавшего западные и северные берега Европы и достигшего Шетландских и Оркнейских островов, описанные им в своих сочинениях (до нас, к сожалению, не дошедших), были с недоверием встречены большинством его современников. Считается, именно в эпоху эллинизма удалось осуществить выход в океаны на запад и на восток от древних очагов античной культуры.

Гомеру, кроме киммерийцев, также были известны  и другие кочевники, - скифы и фракийцы с севера Греции, которым он дал такое же говорящее название «гиппемолгои», доящие кобыл. В конце VI - начале IV века до н. э. растущее давление саков- массагетов - заставило скифов все активнее продвигаться на запад в глубь киммерийских земель. В 70-х годах VII века до н. э. скифы во главе с царем Ишпаком напали на Ассирию. Ассархадону, царю Ассирии, удалось заключить со скифами мир. Он согласился даже отдать за Партатуа (Партутая), царя скифов, свою дочь. Чтобы в полной мере оценить этот исторический факт, надо учесть, что Ассирия в то время была крупнейшей и сильнейшей державой. Вскоре после этого скифы двинулись дальше на юг и достигли Палестинской Сирии. Отсюда они намеревались двинуться на Египет, но фараон Псаметих I (663-616 гг. до н. э.) вышел им навстречу и дарами отклонил их от дальнейшего движения.

Скифы, захватив Мидию, образовали там государство Ишкуза, которое просуществовало 28 лет.Весьма вероятно, что часть скифов могла остаться в пределах Передней Азии. Пребывание скифов в Передней Азии не могло не отразиться на культуре и языке и скифов, и народов, с которыми они сталкивались. Еще в начале VI в. до н. э. Скифия стала объектом агрессии со стороны персидского царя Дария. Противопоставив многочисленному персидскому войску военную хитрость, выучку и храбрость, скифы не только выстояли, но и заставили врага спасаться бегством. С того времени за скифами закрепилась слава непобедимых.Наибольшего расцвета Скифия достигла в IV в. до н. э., во время правления царя Атея. Государство стало централизованным, была организована чеканка скифской монеты, особенно стоит отметить развитие торгового мореходства. Позднее, значительная часть киммерийцев еще до нашей эры совместно со скифами–ашкенази переселились в западную Месопотамию и Малую Азию. В современной Турции очень много городов и селении с названием Кемер и не все из них находятся на побережье.

Среди скифских памятников особую категорию памятников составляют так называемые загадочные знаки Причерноморья, вот уже два столетия приковывающие к себе взоры ученых, которые трактовали эти знаки по-разному: одни видели в них письмо, иероглифы, другие - монограммы или орнамент, третьи - культовые символы.


Сарматские геральдические эмблемы: на бляхе от конского убора (1), на поясных пряжках (2, 3), па зеркалах-подвесках (4, 5), на гире (6), на плите (7), на монетах царя Фофорса (8, 9);  Тюркские родовые тамги.

Отмечая удивительное сходство сарматских эмблем с эмблемами других народов, вместе с тем никому в голову не приходит сравнить сарматские эмблемы с изображением тюркских родовых знаков - тамгой. Не вдаваясь в подробности, следует сказать, что причина такой "слепоты" заключается в индоевропейском подходе к происхождению киммерийцев, скифов, саков, гуннов и сарматов. Как обычно, все истоки ищут в ираноязычных народах Малой Азии, тогда как следовало бы наоборот искать следы влияния тюркоязычных народов в культуре и обычаях народов древних Ассирии, Египте и других местах.

В эпоху великих географических открытий свой вклад знаний об Африке добавили португальские мореплаватели, такие как Бартоломеу Диаш, достигший в 1488 году мыса Бурь (мыс Доброй Надежды) и вслед за ним Васко да Гама, проложивший в 1497-1498 году новый восточный маршрут в Индию. Отдельно надо отметить тот факт, что кормчим у Васко да Гамы был выдающийся арабский мореплаватель и потомственный навигатор Ахмед ибн Маджид, тот самый, который ранее ходил с Диашем к мысу Бурь. Ибн Маджид обладал обстоятельными познаниями в морском деле, как теоретическими, так и практическими, используя материалы и богатый опыт предшественников, испокон веков бороздивших морские просторы от Занзибара и Мадагаскара до Тайваня и отдаленных уголков Индонезии. Свои познания он отобразил в более чем 40 работах и двух книгах: «Собрание итогов о главных принципах знания о морях» (1462г.) и «Книга польз об основах и правилах морской науки» (1490г.), исследование которых стало делом жизни российского исследователя Т.А. Шумовского.  Прежде арабов считали исключительно или преимущественно сухопутным народом. Книга "Арабы и море"  Шумовского продемонстрировала развитую арабскую морскую культуру, которая стояла у колыбели европейской навигации и была уничтожена европейскими завоевателями Востока в XVI веке.

В 1929 году в стамбульском дворце Топкапы («Topkapi Sarayi») был обнаружен фрагмент некой морской карты, исполненной на пергаменте из шкуры газели. Ее тщательно изучают и приписывают выдающемуся турецкому адмиралу Хаджи Мухиддин Пири ибн Хаджи Мехмеду (Пири Рейсу), датируя 1513 годом.

Руке прославленного адмирала принадлежит и так называемая «Книга морей»(«Китаб-и-бахрие»), содержащая аккуратно исполненные и подробные навигационные схемы важнейших городов и портов Средиземного моря. При изучении карты в 30-е годы ХХ столетия, ряд специалистов не обнаружил в ней какой-либо значимости, в результате чего та была предана забвению вплоть до 1956 года, когда по счастливой случайности к ней снова не вспыхнул интерес. Попав в руки А. Мэллери, специалиста по навигационному делу, карта Пири Рейса мало-помалу приобрела свое толкование, известное нам на сегодняшний день.

В ходе тщательных исследований, была выдвинута гипотеза о происхождении изображений на карте, кроме Американских континентов и части Африки, побережья Антарктиды, причем лишенного ледяного покрова! Профессор Чарлз Хэпгуд, который в то время преподавал историю науки в Кинском колледже, штат Нью-Хэмпшир, США., проводивший исследование,считает что такое явление абсолютно невозможным для 15-16 веков. Современная наука утверждает, что ледяная шапка покрывает шестой материк, по меньшей мере, 6-7 тысяч лет! А это значит, что карта Пири Рейса должна быть составлена на основе древних карт, составленных в период, когда лед в Антарктике напрочь отсутствовал! Ход исследования и полученные выводы описаны в нашумевшей книге Ч. Хэпгуда «Карты древних морских королей». Он приходит к убеждению, что в древних картах, которые использовал Пири Рейс, определена правильная долгота на всем пространстве от александрийского меридиана, который принят за точку отсчета,  до самой Бразилии.

Ч.Хэпгуд делает вывод, что у Пири Рейса в руках уже были карты Африки, Европы, атлантических островов, основанные на тригонометрической проекции, которая учитывала шарообразность Земли, т.е происхождение этих карт относится доэллинскому времени, а не эпохе Возрождения или средневековым картографам и не арабам, которые так же плохо разбирались в долготе, как и все прочие, а также и не древним грекам. Тригонометрия проекции (или информация о размерах Земли) предполагает вклад александрийских географов. По мнению профессора, "объективные знания о долготе наводят на мысль о людях, неизвестных нам, о народе мореплавателей, обладавшем инструментами для определения долготы, о которых те же древние греки не смогли даже мечтать и которых не имели даже финикийцы".

Поразительное соответствие Тихоокеанского побережья обеих Америк и трудность постижения того, как они могли быть нарисованы в середине XVI столетия - все это еще больше увеличивает значение одной детали: предположения о существовании моста между Аляской и Сибирью. По всей вероятности, этот участок суши относился к ледниковой эпохе. А карта доказывает, что он был широким, возможно, до тысячи миль протяженностью в меридиональном направлении.

Другой исследователь, британский писатель Грэм Хэнкок, занимаясь этой же темой, говоря о работах Чарльза Хэпгуда, указывает, что грядущие поколения запомнят его как человека, подорвавшего основополагающие принципы мировой истории, а заодно и значительной части геологии.

Альберт Эйнштейн был среди первых, кто осознал это, когда решил выступить автором предисловия к книге, написанной Хэпгудом в 1953 году, еще за несколько лет до того, как последний занялся исследованием карты Пири Рейса:

"Я часто получаю корреспонденцию от людей, которые хотят узнать мое мнение об их неопубликованных идеях. Ясно, что эти идеи очень редко имеют научную ценность. Однако первое же сообщение, полученное мной от господина Хэпгуда, буквально наэлектризовало меня. Его идея оригинальна, очень проста и, если подтвердится, будет, иметь огромное значение для всего, связанного с историей поверхности Земли".

Грэм Хэнкок утверждает, что по сути, "идея" Ч. Хэпгуда была глобальной геологической теорией, которая изящно объясняет, почему значительные участки Антарктиды оставались свободными от льда до 4000 года до н.э. и была некогда намного теплее, чем сегодня, при этом физически не находилась на Южном полюсе, а располагалась примерно в 2000 милях (1 миля = 1609,3 метра = 1,609 километра) севернее, внутри Полярного круга в результате так называемого "смещения земной коры". Затем в процессе такого "путешествия" на юг Антарктида постепенно остывала, и на ней мало-помалу, но неотвратимо нарастала в течение нескольких тысяч лет ледовая шапка, пока не приобрела нынешние очертания.

Сравнение карты Пири Рейса с современной географией материков

По его мнению, имеются неопровержимые доказательства того, что Земля была подробно картографирована до 4000 года до н.э. неизвестной и пока неоткрытой цивилизацией, достигшей высокого технического уровня.

"Такое впечатление [заключает он], что точная информация передавалась от народа к народу. Съемка была произведена неизвестным нам народом, от которого карты попали к критянам и финикийцам, являвшимися на протяжении более тысячи лет величайшими мореходами античного мира. Существует свидетельство того, что они [карты] были собраны и изучены в великой Александрийской библиотеке в Египте; дальнейшая компиляция выполнялась работавшими там географами".

Из Александрии, согласно Хэпгуду, копии этих компиляций и некоторых карт-оригиналов переместились в другие центры просвещения, в том числе и в Константинополь. Когда же в 1204 году, во время IV Крестового похода, Константинополь был захвачен веницианцами, карты стали попадать в руки европейских моряков и искателей приключений.

Большая часть этих карт относилась к Средиземному и Черному морям.В его исследовании ничего не говорится ни о киммерийцах, ни о картах- кирбах, но отмечается, что особенно точно изображен именно этот регион. Однако сохранились и карты других районов, в том числе обеих Америк, Арктики и Антарктики. Становится ясным, что древние мореходы путешествовали от полюса до полюса. Как ни покажется это невероятным, они исследовали Антарктиду, когда ее берега были еще свободны от льда. Кроме того, ясно, что у них были навигационные приборы, далеко превосходившие все, чем обладали люди в античную, средневековую и новую эпохи, вплоть до второй половины XVIII века. Но, что за таинственный народ, передавший свои знания критянам и финикийцам, чтобы составить такие невероятно точные карты и каким образом они оказались в Александрии? Ответ на этот вопрос пока не найден.

Продолжение следует...

 

Оцените пост

-4

Комментарии

Чтобы написать комментарий нужно войти в систему