Главные кинообразы 2013 года (Ч.2 — Гравитация и другие)

Аманжол Смагулов 2014 M02 8
2657
17
4
0

Продолжение поста о самых главных, лучших и интересных кинообразах ушедшего года. Кого-то забыли? Смело рассказывайте о запомнившихся вам героях в комментариях!

"Йоу-йоу-йоу!" - как воскликнул был персонаж Джеймса Франко в "Отвязных каникулах". В начале года я и Роман Ковалев (Seattle) рассказали о запомнившихся нам кинообразах 2013 года, и хотя список был немаленький, мы не уместили в нем огромное количество знаменательных и прекрасно отыгранных героев. Так что теперь наверстываем!

ВДОХНОВЕНИЕ ГОДА

Муза всея независимого кино, и в частности режиссера Ноа Баумбаха, Гретта Гервиг в одном из лучших инди-фильмов ушедшего года сыграла в образе миллионов девушек по всему миру – тем, кому за двадцать пять, а жизнь вроде не вчера началась, но совсем не устроена. Сделав свою героиню изначально неуклюжей, неуверенной и безумно милой на протяжении всего этого оммажа незыблемому духу старого Нью-Йорка, стилю «Манхэттена» Вуди Аллена и Джима Джармуша одновременно, Грета Гервиг добавила к ней уже свое неподдельное обаяние и детскую очаровательность. Финал фильма для Фрэнсис становится благоприятным, однако никто не поверил бы в ее преодоление всех трудностей, если бы не искреннейший талант Герт Гервиг. Она играет так, что все полтора часа хронометража изливает душевный монолог, заглавная тема которого отчетливо перекликается с лейтмотивом «Милой Фрэнсис» - «У меня получилось принять себя, смотрите. Получится и у вас!». За столь неподражаемое и истинно вдохновляющее выступление о важности любви к себе, Гретта Гервиг попадает в список.

ДЬЯВОЛ ГОДА

Лента Хармони Корина «Отвязные каникулы» дважды, а то и трижды промочена до последнего кадра и звука этикой общества потребления вперемешку с эстетикой MTV. Четыре заблудших девушки встречают своего современного змея-искусителя в лице омерзительного рэпера, с двусмысленным сценическим именем «Пришелец». Джеймс Франко отправляет на другую планету не только своих новых марионеток, в конце концов, сыгравших с ним роковую шутку в одной из главных сюрреалистических сцен года, но и зрителей своей завораживающей и в то же время отталкивающей игрой. Отдельного упоминания достойны его золотые зубы и дреды, смотрящиеся на Франко бесконечно глупо и пугающе бессмысленно. Именно такой жизнь среднестатистического подростка в толерантных государствах и показана в «Отвязных каникулах». За безупречнейшее отражение мотива фильма в своем герое – Франко, добро пожаловать в мой лонг-лист.

МЕЖГАЛАКТИЧЕСКИЙ ХОЛМС ГОДА

У Камбербетча впору открывать музей на заднем дворе с фигурами всех его эксцентричных героев-гениев. Отголоски телевизионного образа британского сыщика слышны и в сиквеле «Звездного Пути» Дж. Дж Абрамса – пока фанаты еще за долгое время до выхода ленты в прокат угадали, кого же играет Бенедикт Камбербетч, обычные зрители и не ведали, какие запутанные кошки-мышки в фильме с задором самого крутого преступника вселенной сыграет его злодей. За протяжное «Хан» и поддерживающий кивок в адрес не сбавляющей нажим моды на циничных злодеев-харизматиков –я вспомнил Камбербетча. Элементарно же, ну.

ДРУЗЬЯ ГОДА

Когда воспоминания о лучшем времени жизни воссоединяют друзей за рюмкой и нескончаемым потоком шуток и улыбок, медленно и вместе с приходом их общей юношеской любви в лице старой доброй подруги добирают до такого градуса, что вся четверка сначала с азартом принимается за игру в правду, а потом и вовсе разваливается в недоговоренных и запыленных временем признаниях – актерам легко взять да переиграть, основательно разрушив фабулу фильма, зависящую как мост от каждой детали. Она насколько проста, оказывается настолько же хрупка. Но между незамысловатой, важной истиной и ждущим жизнеутверждающего вывода зрителем должен быть крепчайший мост, по которому все нужные эмоции достигнут отклика в каждом из нас. Этим надежным проводником становятся весь талантливый и ни на мгновенье не притворный актерский состав «Игры в правду», доказывающих, что дружба имеет право претендовать на вечный статус.

ДЕКАДАНС ГОДА

Третий сезон «Американской истории ужасов» получился таким, каким его не ждал никто. Шоу неожиданно изжило и переросло свой формат, который, в свою очередь, напоминаем, выпотрошил и завязал в абсолютно свежей и оригинальной форме весь кладезь хоррор-культуры и десятков его под-жанров. А суть вся в том, что, кажется, даже сами создатели теперь вообще не понимают, что им делать с концепцией. Ясно одно – настолько рандомного и позволяющего себе что угодно в рамках сюжета, логики, понимания крутости и guilty-pleasure сериала, да и явления в целом – нет. Кавардак тем не менее все равно позволил, при всем неравномерно распределенном и разливающимся внимании к героиням (это, наверное, самый женский сериал на ТВ. Ни Апатовские приземленные «Девочки», ни завершенные мистические «Отчаянные домохозяйки» рядом не стоят), одной представительнице каста раскрыться как в свои лучшие годы – оскароносная Джессика Лэнг выдала одну из лучших ролей в своей жизни. Верховная ведьма клана, Фиона, переживающая упадок сил, статуса и самоощущения дотошно и великолепно изображена Лэнг. Этот образ не запомнить – невозможно.

ДУРАЛЕЙ ГОДА

Лучшая комедийная теленовинка осенней сетки, успевшая на экваторе первого сезона забрать уже два золотых глобуса (а я уверен, что на «Эмми» создатели и актеры сериалы разберут почти все) «Бруклин 9-9» о несуществующем подразделении полиции в знаменитом нью-йоркском районе не допускает ни единого просчета в прекрасно расписанных и нетривиальных характерах всех главных и второстепенных персонажей вплоть до приглашенных звезд. Но главным попаданием в цель является ведущий герой сериала – Джейк Паролта, отыгранный одним из лучших комедийных актеров своего поколения Энди Самбергом. Фронтмэн пародийной искрометной группы «Lonely Island» нашел свою первую важную и идеальную роль на ТВ, прекрасно и безболезненно вжившись в образ кидалта, гения в своем детективом деле, но глубоко оставшемся в мире подростковой придурковатости. Безболезненно ни в коем случае не из-за последнего, а исключительно первого – Энди Самберг обладает заразительным энтузиазмом, где бы и за что бы он ни брался. Подкупил он и меня.

ЖЕНЩИНА ГОДА

Куарон добился не только прорыва в синтезе технического прогресса и ограниченной десятками рамок драматургии, снимая фильм на девяносто девять процентов «в космосе», но и поместил Сандру Буллок в систему, где этих рамок еще в несколько раз больше. Одна на площадке, съемки в воде, игра на куче подвесных сооружений – и при всем при этом, она выдает обескураживающее представление противоречащего природе образа сильной женщины, вместившей в свою игру и десятки метафорических ниточек, тянущихся из такой же восхитительной режиссуры.  Заслугой Кураона будет то, что в "Гравитации" он дал Буллок раскрыться, а актриса этим фильмом для меня отчетливо обозначила себя как будущую великую актрису.

ВТОРАЯ ЖЕНЩИНА ГОДА

Пока одни представительницы пола берут на себя неестественное бремя, прорываясь к жизни через космические станции и орбитальные мусорные дожди, другие закономерно не находят воли в себе, не обнаруживая опору в виде сильного мужчины. Кейт Бланшет врывается в сознание зрителя в одном из самых трагических Алленовских фильмов образом femme fatale на пенсии, разбивающимся о стену бытовухи, словно ранее беззаботно дрейфующий корабль об мелководье. Бланшет прекрасно отыгрывает то, что происходит с женщиной между ее двумя жизнями. А там, выходит, очень плохо и легко свихнуться.

МЕЧТАТЕЛЬНИЦА ГОДА

Совершенно неважно насколько правдоподобна и честна к реальным событиям история экранизации «Мэрри Попинс» и закулисных страстей и притирок между Уолтом Диснеем и Памэлой Трэверс , поскольку Эмма Томпсон в роли последней незабываемо крадет каждую сцену «Спасти Мистера Бэнкса», фильма, где и без нее отличнейший ансамбль. Но именно благодаря Эмме Томпсон и воссозданному ею образу закрывшейся в себе когда-то девочки, раскрывается как сама героиня, так и весь простейший, но важный посыл фильма – отпусти, и все будет хорошо. Только отпускать это блистательное и неподкупное выступление Томпсон из памяти – совсем не нужно и вряд ли получится.

ЛУЗЕР ГОДА

Амплитуда пессимизма в фильмах Коэнов достигла своего апогея в ленте «Внутри Льюина Дэвиса», где эстафету героев-неудачников из рук персонажа Майкла Стулбарга («Серьезный человек») и, с некоторыми отступлениями, роли Джеффа Бриджеса («Железная хватка») перехватывает образ горе-фолк-музыканта бесподобного Оскар Айзек, достигшего новых границ своего актерского мастерства. Чудесный талант Айзека, однако, работает не в пользу положительного и требующего сочувствия человека в кадре, а наоборот, всеми тонкостями выражения наглядно подводит к тому, что успех – это не удел безвольных овощей. Пока ты ходишь кругами с гитарой наперевес и сполна получаешь тумаков за свое бездушие и безответственность, Боб Дилан ступает на сцену и трогает за живое. Сыграть отрицательного жалкого героя не так-то просто, к тому же Айзек справляется с этим замечательно, достраивая своим фирменным взглядом над выводом фильма еще одно предположение. Дело не в таланте, дело в том, есть ли тебе что сказать людям. Коэнам и Айзеку было что, а значит не все потеряно.

ОТЦЫ ГОДА

В «Месте под соснами», фильме, где мотивы вечно актуального тургеневского произведения переложены на лирическую характерность баллады, тяжкий груз в оживлении мифических прообразов глубинной системы взаимоотношений отцов и детей взяли на себя Брэдли Купер и Райан Гослинг. Незаслуженно позабытая в весеннем прокате прошлого года, лента Дэрека Сиэнфренса, режиссера с задатками стать современным классиком, снимающим пропитанные отрицанием каких-либо эвфемизмов, но и параллельно поэтической возвышенностью, обязана запомниться хотя бы главными ролями. Да, здесь ни один из них не проводит на экране все два с половиной часа экранного времени, каждому из них – отведена отдельная глава. При этом психологическая связь героев отождествлена в обоих и является продолжением, как авторской задумки, так и волшебной и продуманной до мелочей игры Купера и Гослинга, которые сумели воплотить сложную и спорную природу отцовства и отпрысков.

ДЖЕНТЛЬМЕН ГОДА

В ураганном, как ломающем все кости жанру, так и уважительно его поминающем, вестерне гения Квентина Тарантино нашлось место всему, о чем можно подумать на тему – ироническое исследование рабства, шикарный управляющий хозяйством Самуэль Л. Джексон, невозможный в другом каком-либо кино злодей в лице рабовладельца Ди Каприо(!), сотни отсылок, тарантиновщина, низкий поклон фильмам про дикий запад, и самое главное – австрийский актер Кристоф Вальц, откровение предыдущего фильма мастера «Бесславные ублюдки», который выкладывается на все сто пятьдесят процентов в «Освобожденном Джанго», перевоплощаясь в эксцентричного дантиста-торговца. Отныне и до конца дней, Вальц, снимающийся у Тарантино – бесспорная аксиома крутого кино.

* * *

На этом я, кстати, не заканчиваю. В преддверие награждения премии "Оскар", в заключительной третьей части героями года и рубрики соответственно станут персонажи, в основном, из фильмов, фигурирующих в числе номинантов и главных фаворитов предстоящей церемонии. Так что, до следующей встречи и удачи!

 

Аманжол Смагулов

Оцените пост

4

Комментарии

0
отличный пост, в очередной раз, молодец!
0
Спасибо, Рома. Стараюсь :D
0
а где же Розарио Доусон? Вот же натурально женщина года!
0
нее, согласен с Аманжолом в этом вопросе) а Доусон фактуры не достаёт, на мой вкус)
0
ахах) Руслан. У всех женщин есть вагина.
Показать комментарии