Великий актёр во славу России!

Фёдор Ковалёв 2013 M12 25
1404
2
0
0

Неизвестная сторона жизни актёра Александра Михайлова - политика, патриота, гражданина. Его рассуждения о судьбе России и русского народа на гастролях в Павлодаре.

Сейчас часто можно услышать, что какие-то знаменитости стали «лицом телеканала», «лицом фирмы» и т. д. Если бы речь зашла о выборе «лица русского народа», то я, не задумываясь, номинировал бы российского актёра театра и кино Александра Михайлова, потому что считаю его, не опасаясь высокопарности, самым русским актёром, совестью русской нации. Не так давно Александр Михайлов посетил с гастролями Павлодар, и мне удалось с ним пообщаться. Это было не интервью, а просто беседа о судьбе русского народа и России.

Александр Михайлов провёл в Павлодаре творческую встречу «Экология души» - исполнял русские народные песни и романсы, аккомпанируя себе на гитаре, декламировал стихи, рассказывал о своей жизни, делился тревогой за судьбу русского народа и Родины. После такого мощного и насыщенного информацией концерта мне стало понятно, почему Михайлов редко даёт интервью прессе – что ещё можно добавить ко всему, сказанному со сцены?

Поскольку мы с Александром Яковлевичем условились не обнародовать содержание нашей беседы, завершившейся далеко за полночь, я опубликую лишь те моменты, которые он ранее озвучивал со сцены или в своей автобиографической книге «Лично дело», которые тайной уже не являются. Сегодня я хочу поговорить о Михайлове не как об актёре - об этом уже написано предостаточно, а как о патриоте, политике и гражданине.

Посмотрите выступление Александра Михайлова на "Русском марше" в Москве в ноябре 2012 года. Российские проправительственные и либеральные СМИ умалчивают об этом событии, или нарочно преподносят его, как сборище оголотелых шовенистов, выхватывая камерами из толпы лишь зигующих тупоголовых подростков, крикливых провокаторов или обвешанных иконами городских сумасшедших. Актуальные выступления русских политиков и интеллигенции по соображениям политической цензуры нигде не транслируются. Восполню этот пробел:

Я расцениваю всю современную концертную деятельность Александра Михайлова, как его благородную миссию по возрождению русского народа и пробуждению в нём родовой памяти. Мои знакомые русские парни, посетившие его концерт в Павлодаре, отметили, что благодаря Михайлову впервые задумались о своих корнях, о своих предках и своём предназначении в этом мире. Многое сказанное и спетое актёром пробрало до слёз.

Многим Михайлов полюбился по роли добродушного и простоватого голубятника Васи Кузякина в комедии «Любовь и голуби». Мне же Михайлов больше запал в душу благодаря созданному им трагическому образу монаха Ивана Флягина в «Очарованном страннике», снятом по повести Лескова. Я считаю, что в этом избитом жизнью, но сохранившем добросердечность и сострадание человеке – весь Александр Михайлов. Вот основные мысли, которые он стремится донести до своих зрителей и читателей:

О чести

«Мой дед из Белой гвардии, в Семёновском полку служил. Он и воспитывал меня до шести лет. Перед смертью подозвал меня к себе. Взял за руку и стал говорить: «Запомни, Шурка. Запомни четыре напутствия, и ты выживешь - они помогут тебе в этой жизни. Люби Россию, и если понадобится отдай за неё жизнь. Сердце отдай людям. Душу - Господу Богу. А честь сохрани себе. И никому её не отдавай!».

… Вся жизнь строится по кирпичику, как здание. И такой мощный, такой крепкий фундамент был заложен той заповедью моего деда, что сегодня ни одна тварь меня с этого фундамента не собьёт. Что бы против меня не вытворяли, как бы меня не разрушали, а я стою твёрдо на своей земле. И с годами чувствую это только сильнее. Дай-то Бог всем нам помнить, что наша Родина это великая страна. Это великая Россия. Кто говорит «эта Россия, эта страна», он мне никогда не будет другом. Это - моя Россия. Это - моя страна...»

О стыде

«Стыд - это божественный камертон. В Европе, например, люди уже утеряли способность краснеть. А вот в России еще умеют смущаться. Говорят, мол, русские - озлобленная нация, а приезжаешь в глубинку и видишь старика, который необразован, но мудр. Он рассуждает о том, что недоступно профессуре, стряхивающей пыль с книг. Недоступно продюсерам, чьи мысли - только о прибыли, которую принесет фильм или телешоу. Люди в глубинке общаются с природой, а природа - это основа основ, это и есть образ. И каждый человек - образ, главное - какому богу ты молишься. В России есть по-настоящему интеллигентные люди. Но вот это-то и стараются вытравить».

Об искушениях

«Я редко снимаюсь вовсе не из-за отсутствия предложений. Уже на пятой-шестой странице сценария ясно понимаешь, что тебе предлагают, куда тебя пытаются втянуть - и ради чего. Многие понимают. И, увы, не все выдерживают этот чудовищный напор суеты, воинствующей жестокой безвкусицы: жить-то надо...

…Мы все проверяемся сейчас очень сильными и многими искушениями. Не поддаёшься на мелкие - на тебя наступают более крупные, растут ставки. Одно время замучили звонками, обещая по 7, 10 - 14 тысяч долларов за рекламный ролик. Снимайся, в чём хочешь. Хоть в галстуке, хоть в спортивном костюме, хоть в трусах. Только скажи две заготовленные фразочки - и деньги твои. Выстоял. Не согласился.

Лишь в одной рекламе я снялся. Рекламировал электронагревательный прибор, который изобрели северодвинцы - наши нищие инженеры, у которых мозги ничуть не хуже, чем у западных учёных. И за эту рекламу мне не стыдно - за которую я не взял ни копейки».

О российском кино

«В кинематографе наших дней образа России почти нет. Кому-то, надо, чтобы народ жил, не видя этого образа перед собой. Не видя, не помня. Культивируется, финансируется и пропагандируется другое. Отечественный экран отчуждён и от русского художника - и от зрителя. Он, традиционно сближавший нас, теперь - разделяет. Он соткан из дешёвого чужеродного материала. Экран нацепляет на нас цветные целлулоидные очки, в которых нам не разглядеть, не увидеть, чем живёт Россия. И это не стихия, не случайность, не эпизод. Это - политика. Политика поощряемая, хорошо финансируемая».

О сути жизни

«Пир крупных финансовых хищников творится на фоне замерших заводских корпусов. На фоне фотографий пропавших бесследно - и пропадающих ежедневно твоих сограждан. Нескончаемые, безумные по затратам, пиры разворачиваются неподалёку от инвалидов, тянущих руки к прохожим. Это - суть сегодняшней жизни. А вот тусовки, роскошные приёмы, сытые презентации - это не суть жизни, а её раковый нарост, её бесстыдная яркая декорация. И становиться частью этой роскошно-преступной декорации художник не может».

Об уничтожении русских

«Менделеев, который занимался не только своей таблицей, но, в частности, написал трактат о народонаселении России, подсчитал: в перспективе, к 2000 году, у нас должно жить 470 миллионов человек. То есть, где-то полмиллиарда. Он сделал этот вывод, исходя из темпов роста населения при Николае II. Но не мог же Менделеев в то время знать, что сядет на Российский престол дьявол с синими ногтями. (Есть такие свидетельства в истории - у Ленина были синие ногти). И что сначала он будет уничтожать наш народ, потом другой явится дьявол - Сталин, со сросшимися пальцами на ноге. И будет продолжать дело Ленина - и снова будет литься реки русской крови. И что явятся другие правители, которым не нужна Россия, а нужна власть над ней, каждый - со своим клеймом: и меченый, и трёхпалый... И вот, мы на сегодняшний день имеем 140 миллионов. Значит, сколько народа потеряно? Сколько в жертву принесено? С точки зрения геометрической прогрессии, триста с лишним миллионов уже потеряно. И какого народа!.. А потомство, не рождённое теми, кто уничтожен, - это уже потери будущих веков.

… Не случайно мечтают бжезинские-олбрайты оставить в России пятьдесят миллионов рабов и люмпенов уже не на одной шестой, а на одной восьмой территории суши, превратив нашу страну в сырьевой и биологический придаток мирового капитала. Мы уже являемся свидетелями реализации этой программы. Безработица, духовное обнищание, проституция, наркомания, алкоголизм - вот её плоды».

О нищете

«То, что происходит сейчас, я воспринимаю как дальнейшее поэтапное истребление народа посредством его окончательного обнищания. Да, нас хотят превратить в манкуртов - в людей, лишённых памяти, а значит - лишённых воли к сопротивлению. В духовных уродов, в людей без истории, без прошлого, без памяти, без чувства меры, без чувства стыда. Превратить в людей без чести. В людей, сохранивших, от нищеты своей, только животные, хватательные инстинкты - и больше ничего. В безгласных рабов нового порядка. Голодный не смотрит, откуда, с какого барского стола упала к нему корка хлеба, и чиста ли та рука, что бросила ему жалкий объедок. Гусинские и березовские, ограбившие Россию, присвоившие себе народные богатства, сегодня кидают подачки из этих средств - в виде премий за высшие достижения в искусстве, когда само русское национальное искусство отброшено в нищету...»

О деревне

«Я помню статью Татьяны Заславской о нерентабельности деревень, опубликованную еще в конце 80-х - начале 90-х. Сегодняшние разговоры о «конце русской деревни» - продолжение идей тех же людей, которые считают, что деревня в России вообще не нужна. А я глубоко убежден, что основа России - ее деревня. Потому что мы все-таки аграрная страна.

Вся история российская на деревне стоит, культура наша национальная - она от крестьян шла. «Музыку создает народ, а мы, композиторы, только аранжируем ее», - сказал однажды Михаил Глинка. А где те песни, та музыка создавались? В деревне. Никакие городские романсы не сравнятся с народными песнями.

… Грош цена тому государству, которое ставит хлебороба на колени. Да, сегодня городская олигархическая мафия мне напоминает такие черные дыры, куда все веками народом собираемое, накопленное уходит, все уничтожается. За эти реформаторские 20 лет уничтожены больше 20 тысяч деревень. Еще около 10 тысяч - дышат на ладан».

О служении Родине

«При всей замученности, нищете, всеобщей зачумлённости остались ещё у нас и светлые головы, и гордые мужественные сердца. Клевета, что Русь полностью споили, что окончательно поставили на колени. Неправда, что душевная слепота поразила весь русский народ и ослабила нас до последнего гибельного предела - сегодня прозревают многие. И остановить этот процесс уже невозможно.

… Сегодня вопрос о предательстве Родины решается каждым человеком внутри себя самого. Или ты идёшь до конца за Святую Русь, отстаивая её каждым жизненным шагом, - или ты предаёшь её, отрекаешься от неё своими поступками и устремлениями. Есть у нас, к счастью, люди, которые это понимают. Скоро их будет много больше...»

Эту статью я решил завершить любимым стихотворением Александра Яковлевича, которое он декламирует на всех своих концертах. По его наблюдениям, жителей мегаполисов оно оставляет равнодушными, а вот у русских провинциалов и сельчан на глаза наворачиваются слёзы.

Николай Мельников "Поставьте памятник деревне".

Поставьте памятник деревне
На Красной площади в Москве,
Там будут старые деревья,
Там будут яблоки в траве.

И покосившаяся хата
С крыльцом, рассыпавшимся в прах,
И мать убитого солдата
С позорной пенсией в руках.

И два горшка на частоколе,
И пядь невспаханной земли,
Как символ брошенного поля,
Давно лежащего в пыли.

И пусть поет в тоске от боли 
Непротрезвевший гармонист
О непонятной "русской доле"
Под тихий плач и ветра свист.

Пусть рядом робко встанут дети,
Что в деревнях еще растут,
Наследство их на белом свете -
Все тот же черный, рабский труд.

Присядут бабы на скамейку,
И все в них будет как всегда -
И сапоги, и телогрейки,
И взгляд потухший... в никуда.

Поставьте памятник деревне,
Чтоб показать хотя бы раз
То, как покорно, как безгневно
Деревня ждет свой смертный час.

Ломали кости, рвали жилы,
Но ни протестов, ни борьбы,
Одно лишь "Господи помилуй!"
И вера в праведность судьбы.

От автора: спасибо директору школы «Стикс» Юрию Стёпкину, за предоставленную возможность пообщаться с Александром Михайловым.

P.S. При перепечатке статьи обязательна ссылка на автора и блог sincerum.yvision.kz

Оцените пост

0

Комментарии

0
любопытное название у школы - Стикс... ))
статья хорошая, Михайлов - молодец...
0
Стикс - Стёпкин и Компания Сотоварищей, или собутыльников - есть и такой городской фольклор ))))
Показать комментарии