Инвесторы поневоле. Стоит ли хранить деньги в канализации?

Анна Дармодехина 2013 M03 2
1281
10
2
0

Отечественное коммунальное хозяйство давно попало в замкнутый круг: изношенная инфраструктура требует модернизации, которая требует увеличения тарифов, которые население оплачивать не готово из-за...

Отечественное коммунальное хозяйство давно попало в замкнутый круг: изношенная инфраструктура требует модернизации, которая требует увеличения тарифов, которые население оплачивать не готово из-за регулярно отключаемых света и тепла по причине изношенности инфраструктуры. Рост тарифов привычно занимает первое место в перечне негативных ожиданий казахстанцев. Несмотря на то, что коммунальные платежи не входят в потребительскую корзину и не учитываются при исчислении минимальных зарплат и пенсий, именно они забирают более трети доходов казахстанских семей, а также предприятий малого и среднего бизнеса. Тарифы давно стали акселератором ценового роста: общий темп роста "коммуналки" в полтора раза выше роста потребительских цен. Так, по данным Агентства по статистике, с 2005 по 2011 годы плата за электричество выросла в два раза, за горячую и холодную воду и газ - в полтора. В 2012 году цены на коммунальные услуги в среднем по республике выросли на 8%. С повсеместного роста тарифов начался и 2013 год.

Есть ли предел безудержному росту тарифов в ЖКХ? Ответить на этот вопрос попытались участники круглого стола "Тарифы в ЖКХ: где предел?", организованного Алматинским комитетом КНПК. Устроители мероприятия собрали, действительно, за одним столом представителей двух сторон: потребителей и поставщиков. Пенсионеры, инвалиды, представители ветеранских организаций, НПО, общественных объединений по защите прав потребителей задали представителям поставщиков воды, света и тепла множество вопросов, суть которых сводилась к одному: почему растет стоимость коммунальных услуг, как долго это будет продолжаться, и почему рост тарифов никак не сказывается на качестве услуг?

По мнению главы Алматинской общественной антимонопольной комиссии Петра Своика, коммунальное хозяйство республики оказалось заложником кризисных 90-х:

"В тот период произошло резкое снижение потребительских нагрузок в связи с закрытием большинства предприятий. Поэтому не было необходимости развивать или даже ремонтировать имеющиеся мощности, надо было их только поддерживать".

Поэтому государство все это время выступало в роли "тарифного тормоза": СЕМ (субъект естественной монополии) подавал заявку на несколько лет вперед, основываясь на предположительных расчетах, а Госрегулятор принимал эту заявку, прекрасно зная, что фактический рост тарифов будет ограничиваться допустимым коридором инфляции. Исполнялась тарифная смета по этому же принципу: чтобы обосновать очередное повышение СЕМ должен отчитаться, что поступления по предыдущему тарифу не покрывают всех его затрат. В этом "процессе на двоих" участие третьей стороны - Потребителя - даже институционально не предусмотрено. Отдельные нормы, публичные слушания, ежегодные отчеты СЕМ, носят необязательный характер и никаких последствий не вызывают. Такой же формальный характер носит и аудит, технический и финансовый, деятельности СЕМ: проводится он афиллированными ТОО, оправдывает повышение затрат и потерь, и никаких последствий не вызывает.

Эта схема действует в стране уже 15 лет. Однако 4 года назад кривая старения и выбытия мощностей пересеклась с кривой роста потребления. На сегодняшний день в республике износ тепловой инфраструктуры составляет 63%, электросетей - 73%, газовых сетей - 53%. В январе на городских теплотрассах Южной столице произошли две крупные аварии: 9 человек получили ожоги, 414 домов на сутки остались без отопления. Это поставило на повестку дня вопросы реновации, модернизации и ввода новых мощностей.

Однако за эти же 15 лет структура "тарифа по необходимости" разбухла, как в общем объеме, так и по разнообразию затрат. Как рассказал на круглом столе генеральный директор "АлТС" Даурен Алимбеков, в тарифе за тепло предусмотрено всего 2-3% на амортизацию сетей:

"Если эти затраты в полной мере включить в стоимость тепла, то она увеличится в два-три раза".

На новые вызовы правительство и АРЕМ реагируют старыми методами. Причем, методы эти можно даже где-то понять. АРЕМ пытается упростить себе жизнь, и вводит бенчмаркинг - установление одного и того же тарифа сразу для группы регулируемых субъектов (РЭК, горводопровод, канализация). Правительство пытается научить граждан экономить, и  вводит дифференцированные тарифы, многоставочные тарфиы, тарифное лимитирование. Однако, по мнению экспертов, все эти меры ведут не столько к оптимизации, сколько к фактическому повышению результирующих тарифных сборов.

Так, по словам юриста Общества по защите прав потребителей "NordWest" Натальи Червинской, всеобщая потребительская экономия приведет только к росту тарифов.

"Большая часть поставщиков коммунальных услуг - частные компании. Как только мы начнем экономить, они начнут терять свою прибыль, и чтобы этого не допустить, начнут повышать тариф", - сказала Наталья Михайловна в ходе круглого стола.

С Червинской согласен экономист Канат Берентаев:

"Сектор жизнеобеспечения не должен работать в секторе экономики рынка, потому что цель последнего - получать доход. Доход, как известно, приходит двумя способами: либо снижение затрат, либо повышение цен. Второй способ - проще и эффективнее".

В 2009 году правительство выдвинуло лозунг о том, что "наша коммуналка катастрофически недоинвестирована". Тарифы были разделены на предельные и инвестиционные.

На деле это выглядело так: в тариф была включена предельная надбавка, заведомо превышающая эксплуатационные расходы. Она рассчитывалась на 7 лет, и каждые три года корректировалась и утверждалась к повышению. По мнению экономистов, это должно было побудить СЕМ вкладывать дополнительно поступающие средства в модернизацию в условиях "стабильности" и "предсказуемости".  Если же предельного тарифа было недостаточно, предприятию разрешено был переходить на еще больший расчетный тариф при условии предоставления инвестиционной программы. Сделано это было с благими целями: обеспечить инвестицонную привлекательность отрасли, привлечь частных инвесторов.

В результате, все население страны оказалось "инвесторами поневоле".

"Как бы это смешно не звучало, выгоднее всего хранить деньги в канализации, это всегда будет приносить стабильных доход. Но "принудительное" и "добровольное" инвестирование  - не одно и то же. К тому же, "скидываются" все граждане не столько в пользу государственных компаний, сколько в пользу частников: подавляющая часть энергетических мощностей и немалая часть других, находятся не в государственной собственности и не под государственным управлением, и выведены из-под регулирования АРЕМ", - отметил в ходе дискуссии Петр Своик.

Приняв тарифную инвестиционную политику, правительство автоматически перевело себя из режима "тарифного тормоза" в режим "тарифного акселератора", и открыто начало лоббировать интересы частного энергетического и коммунального бизнеса в ущерб общеэкономическим и социальным интересам граждан.

Помимо отсутствия у "инвесторов поневоле" встречных прав и преференций, сомнения вызывает и практическая отдача таких инвестиций.

Так, по отчету АРЕМ, с 2009 года было утверждено 600 инвестиционных программ, количество СЕМ, работающих по предельным тарифам достигло 59, заложенная в тариф "инвестиционная добавка" фактически составила свыше 507 миллиардов тенге ($3,4 миллиарда). При современных ценах на строительство на эти деньги можно было бы возвести "с нуля" электросетевые, отопительные и водопроводные мощности для 3 областных центров. Но до сих пор ни один из казахстанских городов не отчитался о приведении в порядок своих коммунальных предприятий. Наоборот, заявления о нехватке и крайнем износе мощностей только множатся.

По мнению Петра Своика, проблемы в нашей коммунальной сфере упираются в оторванность тарифного процесса от реальной деятельности коммунальных предприятий:

"Нельзя назначать тариф "наперед" без объективной сверки с фактическими результатами деятельности. Это значит, заранее закладывать в него крупную "маржу" на неконтролируемую бесхозяйственность и сознательные злоупотребления".

Выходом из сложившегося замкнутого круга должны стать организация комплексного финансового и технического аудита деятельности каждого СЕМ, а также, прописанный законодательно, общественный контроль "невольных инвесторов".

"В тариф должны закладываться только затраты, связанные с эксплуатационной деятельностью СЕМ, без прироста. Мы не должны оплачивать чье-то желание получать сверхприбыль, мы должны платит только за то, что расходуем по факту. Если же кто-то захочет стать инвестором и платить больше, он должен добровольно об этом заявить и четко понимать свою выгоду", - подытожил разговор Своик.

В повестке тарифной нормализации есть еще несколько важных вопросов. Один из них - организация достоверного приборного учета. Сейчас достоверно судить о потерях можно только в части электроснабжения. Все остальные "нормативные", "сверхнормативные" потери тепла, воды и газа - "нарисованные" данные.   Сколько воды и тепла не доходит до потребителя не знает никто. Проблему можно решить единовременным оснащением общедомовыми приборами учета (ОПУ) всех многоквартирных домов, подключенных к тепловым, водопроводным или газовым сетям. Эти приборы должны быть охвачены унифицированной системой поверки и наладки, общим протоколом съема и обработки данных. Сделать это можно только в рамках целевой государственной программы.

"Пытаться оприборивать дома силами жильцов - бесполезная трата ресурсов и времени. Это требует серьезных финансовых затрат", - уверен Своик.

К слову, по данным акимата города Алматы, ОПУ в Южной столице оснащены 26% домов. А, по данным Ассоциации КСК, только 6%, причем, 2% уже отказались от этих приборов из-за их технического несовершенства и дорогого обслуживания.

Отметим, что по закону "О естественных монополиях и регулируемых рынках" все потребители тепла должны были установить приборы еще до августа 2009 года. Этот же закон, по словам директора ТОО "АлТС" Даурена Алимбекова, не разрешает поставщикам устанавливать ОПУ.

"Если мы будем делать это за свой счет, это войдет в тариф", - разъяснил Алимбеков.

Проблемы жилищно-коммунального хозяйства в обществе обсуждаются последние 15 лет. К сожалению, только обсуждаются. По-хорошему, требуются взаимосвязанные изменения и дополнения в целый ряд  законов, от «естественных монополий» до «зеленой экономики», и массив подзаконных актов. Сделать это под силу только группе, созданной под эгидой правительства и парламента. Хотя, тот же Закон «О естественных монополиях» написан неплохо, и если бы все его требования соблюдались – ситуация значительно бы улучшилась. Добиться этого – под силу обществу.

Оцените пост

2

Комментарии

0
Я вот начал задумываться, почему энерго, водопроводные организации в руках частников и организационно-правовая форма ТОО? Почему бы им не перевести в АО и выпускать акции? Продажа акции, получение кредита на эти же акции для усовершенствования не будет ложится на карман потребителя, ведь данные проспект выпуска бумаг, для всех же хорошо.
0
Пища для ума...
0
"АлматыСУ" - это АО, остальные - ТОО. Я так понимаю: чтобы акции выпускать, надо делать бизнес прозрачным, о чем Своик и говорит, а это монополистам - невыгодно.
0
eaias.supcourt.kz почему-то решения суда нет. Тут у нас была проблема с гор лифтом, в общем монополист проиграл. Вот так надо поступать и делать. Думаю надо определится и если давить в точку можно продавить.
0
Конечно. Закон о естественных монополиях неплох для потребителей. Проблема в том, что никто в нем не разбирается. Есть КСК, которые каждый год у АТС отсуживают переплаченные за тепло деньги и возвращают жильцам. Но это единичные случаи, когда председатель - технически и юридически грамотный человек. А таких в наших КСК практически не осталось.
Показать комментарии