Казахский язык: острая бюджетная недостаточность (копипаст с газеты «Мегаполис»)

assalazarkz 2013 M02 20
606
0
1
0

Измеряется ли любовь деньгами? В случае, когда идёт речь о любви чиновников к государственному языку, вероятно, всё-таки да.

Измеряется ли любовь деньгами? В случае, когда идёт речь о любви чиновников к государственному языку, вероятно, всё-таки да. Судя по объёмам финансирования развития казахского языка, он занимает весьма скромное место в сердцах государственных мужей. Им гораздо милей... велоспорт. Так затраты на развитие госязыка в 2013 году составят 11,3 млн долларов, в то время как на содержание велокоманды «Астана» ежегодно тратится 15 млн.

Казахский язык, его место в общественной и экономической жизни, введение требований к его обязательному владению – сегодня это хороший повод для ожесточённых словесных баталий. Радея за него, можно сколотить репутацию и даже при случае закатить скандал. Достаточно вспомнить призыв бойкотировать сеть магазинов бытовой техники «Сулпак» за то, что её сотрудники не смогли обслужить клиента на государственном языке. Однако, похоже, весь пар таких радетелей уходит в свисток – на делёжке бюджетного пирога он не сказывается.

Вот интересные цифры, демонстрирующие не показные, а истинные государственные приоритеты. Азиада обошлась стране в 1 млрд долларов с хвостиком, Экспо-2017 – в 1,5 млрд, бюджет курорта «Кок-Жайляу» – 450 млн долларов. На этом фоне затраты на госязык выглядят более чем скромными – 11,3 млн долларов, или 1,6 млрд тенге.

Куда же уходят эти деньги? Это вовсе не секрет – все цифры опубликованы на портале госзакупок. Недавно интернет-сайт Predictor.kz проанализировал их постатейно. Самое поразительное, что львиная доля расходов – 60% – направляется на перевод и издание на казахском языке мировой художественной, публицистической и научной литературы. Это свыше 
1 млрд тенге.

– Раз наиболее актуальной проблемой сегодня является внедрение государственного языка, чиновникам следовало бы несколько иначе расставить приоритеты, – комментирует казаховед, методист Толеу Аймаганбетова, – Ну и толку, что они всё это издают? Это всё залёживается на складах или стоит в библиотеках невостребованное. Чтобы люди начали читать эту литературу, нужно их сначала обучить языку. Кроме того, как известно, президент Нурсултан Назарбаев чётко обозначил дату перехода казахского языка на латиницу – 2025 год. В связи с этим дальнейший массовый выпуск казахскоязычной литературы на кириллице видится мне совершенно нецелесообразным.

Немало денег, выделенных на развитие языка, тратится на тои различного масштаба. Правда, в Казахстане подобные мероприятия принято политкорректно именовать симпозиумами и конгрессами, но сути дела это не меняет. Затраты на организацию форумов и конференций составляют 113 млн тенге, или 6,6% всех расходов.

– У меня складывается такое впечатление, что эта цифра сильно занижена, – скептически замечает Толеу Аймаганбетова. – Сколько бестолковых форумов, собраний, заседаний проводится. Им просто несть числа. А пользы от них ни для тех, кто желает обучиться казахскому языку, ни для тех, кто преподаёт его, нет никакой. Почему бы действительно не помочь творческим людям, которые работают над созданием учебников, инновационных методик?

Впрочем, определённая, хоть и весьма скромная часть средств на это благое дело выделяется. Так на разработку и выпуск систем 
интерактивного обучения, инновационно-методических видеоуроков, научной, справочной, публицистической литературы по интенсивному обучению казахскому и (заметьте!) английскому языкам расходуется 121,4 млн тенге, или 7,1% всего бюджета на развитие языков.

Правда, по словам Толеу Аймаганбетовой, системный недостаток государственных тендеров на разработку инновационных методик – это ориентация исключительно на цену.

– Таким образом, побеждает не самый талантливый методист и практик, а тот, кто лучше всего демпингует, – заключает казаховед.

Более всего удручает тот факт, насколько ничтожно малое количество денег выделяется на бесплатные курсы казахского языка. А ведь об их необходимости и востребованности кричат чуть ли не на каждом углу. Между тем на статью расходов «Организация курсов обучения государственному языку в воскресных школах республиканских национально-культурных объединений» направляется 9,6 млн тенге, или 0,6%.

Остальные деньги уходят на создание и размещение обучающих программ и реалити-шоу на телевидении, аккредитацию языковых центров, содержание терминологической комиссии, которая оправдывает своё существование тем, что выдаёт на гора всё более и более изощрённые словечки, наподобие Галамтор (Интернет) и қылтима (балкон). При этом ни одного бюджетного тенге не тратится на поощрение и льготы для частных предприятий, обучающих своих сотрудников казахскому языку либо предоставляющих им надбавку к зарплате за знание языка. Между тем такие компании в Казахстане есть. Вице-президент клуба PR-шы Ерлан Аскарбеков приводит в пример казахстанский филиал Сбербанка, который первым на банковском рынке разработал собственную систему материального поощрения сотрудников, грамотно использующих при работе с клиентами государственный язык, – они получают надбавку в размере 10% от оклада. Неужели такие начинания не заслуживают поддержки со стороны государства?

– Безусловно, государство должно использовать не только метод кнута, но и пряника, – говорит Толеу Аймаганбетова. – Нужно разработать методы материального стимулирования компаний, вкладывающих собственные средства в обучение персонала государственному языку – налоговые льготы, возмещение затрат. Во всяком случае, от этого будет куда больше пользы, чем от форумов и симпозиумов.

http://megapolis.kz/art/Kazahskiy_yazik_ostraya_byudzhetnaya_nedostatochnost

Оцените пост

1
Дальше