Мой «Норвежский лес»

Ejica 2013 M02 4
380
0
0
0

Книга моей юности — «Норвежский лес» японского писателя Харуки Мураками. Не то чтобы зачитывалась, скорее — жила один в один. Как будто каждое слово обо мне и моих двух «друзьях». Один, которого...

Книга моей юности — «Норвежский лес» японского писателя Харуки Мураками. Не то чтобы зачитывалась, скорее — жила один в один. Как будто каждое слово обо мне и моих двух «друзьях». Один, которого любила я. Второй — который любил меня.

… мы все трое зачитываемся Лесом, не скрывая друг от друга, что совершенно однозначно ассоциируем себя с его персонажами: харизматичным лидером нашей троицы Кидзуки, необычно выражающимся Ватанабэ, запутавшейся в себе Наоко.

Мы часто обсуждаем эту книгу, хотя наш «Кидзуки» недолюбливает Мураками — читал критиков, говорят, японец-то попса. Хотя «Ватанабэ» не хочет чувствовать себя третьим лишним и вообще лузером. Хотя «Наоко» еще очень даже жива и жизнерадостна, и у нее ни намека на душевную болезнь. Мы гуляем втроем, потому что по двое — совсем не то ощущение. Даже мне, влюбленной в Кидзуки, всегда немного не хватает Ватанабэ. А ему, в свою очередь, даже в компании со мной не хватает его друга-соперника. Трое — мы самые счастливые.

Мы с Ватанабэ сидим на лавочке и внимаем размахивающему руками Кидзуки. Он всегда умудряется перетянуть все внимание на себя. А нам от этого совсем даже не плохо. Мы сидим очень близко. Я могу любоваться Кидзуки, Ватанабэ может чувствовать мой запах.

Мы идем втроем, я между ними, а мои руки — в их карманах. А там, внутри, их руки переплетены с моими. Нам встречаются стайки девчонок, которые удивленно смотрят на мою наглость. А я чувствую, как тепло передается не только мне от них, но и им друг от друга через меня. Когда мы вместе, никто не круче.

Мы готовимся к экзаменам. Во дворе моего дома спорим по поводу правильных ответов. А спор постепенно почему-то переходит в ссору, выяснение отношений. Кидзуки собирается нас покинуть и уехать в другой город. Ватанабэ хочет знать, что он значит для меня. А я понимаю, что если не будет хотя бы кого-то из них, все потеряется. Наш мир держится на трех китах, а киты — мы сами. Мы так и не разобрались тогда, потому что я убегаю в слезах. А на следующий день мы встречаемся и готовимся к экзаменам, как будто ничего не случилось. И никто уже больше не станет спрашивать, что между нами происходит...

Мы не разобрались, кто мы друг другу, даже когда встретились все втроем в последний раз, через четыре года. К тому времени вопросов и сложностей только накопилось, а связи спутались клубком. «Наоко» ведь не только не смогла разобраться в себе, но и ввязала в это своих Кидзуки и Ватанабэ, пытаясь построить «обычные» отношения то с тем, то с другим. Она еще свою подругу ввязала, но это уже вне сюжета. Просто так получилось. Так получилось, что они все устали. Даже Ватанабэ, который продолжал любить ее, но уже бывший просто не в состоянии продолжать. И тем более Кидзуки, первый решившийся порвать с ними.

Да, у них не было трагического конца. Кидзуки жив, равно как и Наоко. Да и Ватанабэ говорит, что ему везет на душевных людей, и продолжает радоваться жизни. Вот только Наоко чувствует, что тогда незаметно для себя она погибла, а с ней умерли и два ее «друга». Может быть поэтому, живя в одном не самом большом городе, они так ни разу и не встретились втроем.

Оцените пост

0
Дальше