место в рейтинге
  • 49088
  • 52
  • 0
Нравится блог?
Подписывайтесь!

Влияние малых уровней облучения на человека

Влияние малых уровней облучения на человека

То, что основные споры в радиобиологии и радиоэкологии по влиянию радиации касаются малых уровней облучения (малых доз и малых мощностей доз), не случайно. Ведь если правы те, которые считают влияние малых доз существенным, то современную атомную индустрию (даже при ее безаварийной работе) следует признать опасной. Более детальный анализ «атомных» рисков в сравнении с рисками в других областях человеческой деятельности дается в двух других брошюрах этой серии.

Несмотря на то, что в XX веке получено множество фактов, связанных со здоровьем облученных по тем или иным причинам миллионов людей (медиков, использовавших рентгеновские лучи, и их пациентов; работников оборонной промышленности и военных, связанных с производством, испытанием и применением ядерного оружия; работников атомной энергетики; людей, пострадавших в результате различных радиационных аварий и катастроф), споры о влиянии малых доз радиации лишь делаются все горячее. С одной стороны, эти споры отражают объективное накопление и углубление наших знаний. С другой стороны, они отражают субъективное желание атомной индустрии приуменьшить опасные последствия своей деятельности.

 

Последствия облучения в Хиросиме и Нагасаки

Известно, что изначально все официально принятые расчеты влияния малых доз радиации на человека получены по результатам наблюдения за жителями Хиросимы и Нагасаки, пережившими атомные бомбардировки августа 1945 года. Эти данные весьма ненадежны по следующим четырем причинам:

1. Значительная неопределенность при реконструкции исходных уровней облучения. Величина полученных доз восстанавливалась на основании рассказов переживших атомную бомбардировку («хибакуси») о том, как далеко каждый находился от эпицентра взрыва. Точность этих оценок очень невысока. Оказалось, например, что одни и те же люди, опрошенные в последующие годы, «оказывались» все ближе и ближе к эпицентру. Разгадка в том, что от величины полученной дозы зависела величина материальной помощи, получаемой ими от правительства. Кроме того, сама реконструкция доз была выполнена в Ок-Риджской лаборатории Министерства энергетики США некачественно, а первичные рабочие документы были уничтожены.

2. Неполнота исходных данных. Все исследования базируются исходно на регистре, включавшем 77 тысяч человек, выживших после бомбежек. Из этой когорты наблюдаемых («хибакуси») выпало большое число самых высокочувствительных к действию радиации лиц (дети, старики, беременные), погибших в период между началом августа 1946 года и первой официальной переписью 1950 года, сделанной на несколько лет позже. Общее число погибших в этот период было около 150 - 180 тысяч. В результате данные по заболеваемости и смертности «хибакуси» сравнивались с данными по заболеваемости и смертности их соотечественников, родившихся в то же время. При этом оказывалось, что «хибакуси» имели риск заболеть раком не выше среднего, а их средняя продолжительность жизни была выше, чем в среднем по Японии (так называемый the «healthy survivor» effect). Это сравнение методологически ошибочно, так как возрастно-половая структура группы (статистическое обозначение - когорта) «хибакуси» отличалась от возрастно-половой структуры всей японской популяции: расчетные когорты были статистически сдвинуты в сторону менее радиочувствительной части населения.

«В октябре 1945 года, после того, как Оккупационные Силы вошли в Японию, было официально объявлено, что в Хиросиме и Нагасаки смертей в результате атомной бомбардировки больше не будет. По приказу Оккупационных Сил японским ученым и врачам было запрещено изучать выживших после бомбардировки, и не было каких-либо сообщений о выживших до соглашения, подписанного в 1951 году.

Несмотря на этот запрет, один японский гематолог обнаружил увеличение числа заболевших лейкемией среди выживших. Оно началось через год после бомбежки. Он сообщил об этом на профессиональной конференции и был резко осужден исследователями Хиросимы из США и Комиссией по последствиям атомной бомбардировки.

Врач был уверен в своей правоте и убедил одного студента-медика на протяжении двух лет (тайно) собирать сведения обо всех случаях лейкемии среди переживших бомбардировку. Это была трудная работа, поскольку пациенты лечились во многих больницах. Студент получал слайды с мазками крови для каждого больного лейкемией и отмечал, где каждый из пациентов находился по отношению к эпицентру взрыва. Через пять лет после бомбардировок результаты этого исследования удалось опубликовать.

Представители США, не имея возможности далее отрицать изложенные в докладе факты, были вынуждены изменить позицию и начать собственные исследования.

Когда подобные исследования последствий атомных бомбардировок официально начались на основе японской переписи 1950 года, обнаруженное до 1950 года увеличение заболеваемости лейкемией оказалось проигнорированным. «Исследования атомной бомбы» не были опубликованы с информацией о дозах до 1965 года. К этому времени дозы рассчитал Дж Оксиером (John Auxier) из Ок-Риджских лабораторий. Эти расчеты в 1980 году объявили ошибочными, и новая система доз была сконструирована к 1986 году. Хотя новые расчеты доз с научной точки зрения оказались более грамотными, журнал «Science» отметил тот факт, что Дне Оксиер не предоставил рабочие записи, которые показали бы различия между двумя вариантами расчета доз. Считается, что он потерял эти рабочие записи случайно, запустив их в машину для разрезания ненужных бумаг во время одного из переездов. Все это привело к рекомендации снизить разрешенные дозы радиации в 1990 году ICRR. США... ошибочно заявляют, что их нормы радиационной защиты, установленные в 1952 году, основаны на «Исследованиях атомной бомбы». Это, конечно, абсурд. Большинство людей в атомной индустрии ставят знак равенства между «разрешенными» и «безопасными» нормами; если вы указываете, что внутри «разрешенного» уровня облучения имеются значительные риски радиационного поражения, они заявляют, что вы «эмоциональны» и «ненаучны».

3. Использование надуманной, научно не обоснованной гипотезы «сознательного планирования семьи» после атомной бомбардировки для объяснения того факта, что в апреле - мае 1946 года (через 9 месяцев после атомных взрывов) у «хибакуси» родилось вдвое меньше детей, чем предполагалось. Этот дефицит новорожденных был связан, несомненно, с не учитываемой в расчетах внутриутробной гибелью плода от радиации в первые недели после зачатия.

4. Специфичность облучения. Разовое острое внешнее облучение в результате взрыва атомной бомбы (в основном, нейтронное) не аналогично по качественным физическим характеристикам такому же по величине облучению, получаемому за протяженный период от радионуклидов, генерируемых атомной индустрией, и особенно не сопоставимо с влиянием внутреннего облучения, получаемого людьми из пищи, воды и воздуха с разными радионуклидами.

Описанная Розалией Бертелл неприглядная история имеет принципиальное значение для проблемы влияния малых доз: все расчеты, исходно основанные на данных по японским жертвам, должны быть существенно скорректированы в сторону более значительного влияния малых доз на здоровье населения, чем это официально признается Научным Комитетом ООН по действию атомной радиации (НКДАР ООН), МАГАТЭ и ВОЗ. Если учесть эти сознательные искажения (или ошибки?), то уровень последствий облучения детей до 10 лет и пожилых людей после 55 лет оказывается многократно (!!) выше, чем это принимается официальными расчетами.

Сравнение предсказаний случаев детской лейкемии, сделанных на основе официальной модели риска Международного комитета по защите от радиации (МКРЗ - ICRP), основанной (как говорилось выше) на данных по Хиросиме и Нагасаки, показало стократное занижение риска по сравнению с реальным раковым кластером в Кумбрии (Великобритания) вокруг плутониевого производства в Селлафилде. Такое же стократное расхождение показали и расчеты последствий Чернобыльского загрязнения в Великобритании, Германии, Греции и США.

При обследовании жертв атомных бомбардировок, облученных малыми дозами в утробе матери в первые двадцать недель беременности, была обнаружена задержка умственного развития. При этом обращалось внимание на «серьезную» задержку умственного развития (неспособность вести разговор, заботиться о себе и т. п.). Все так называемые «незначительные» задержки умственного развития были вообще проигнорированы. Дж. Гофман еще в 1981 году обратил внимание на необходимость учета всех случаев задержки умственного развития, связанного с радиацией. Пересмотр японских данных и включение туда показателей успеваемости детей, облученных внутриутробно в Хиросиме, по семи школьным предметам в 1 - 4 классах привел к заключению о несомненном влиянии радиации на степень умственного развития. Особенно заметным это влияние было при облучении в утробе в период восемь - пятнадцать недель беременности.

Несмотря на недостаточность исходных данных по первому поколению «хибакуси» для японских детей, облученных в 1945 году в утробе от момента зачатия до 26 недель беременности в диапазоне малых уровней, обнаружены также следующие эффекты:

припадки, фотофобия и другие нарушения зрения;

снижение остроты слуха;

повышение (до 6%) заболеваемости шизофренией;

увеличение частоты многоплодных беременностей;

снижение массы тела новорожденных;

повышение числа тромбоцитов и количества фибриногена;

понижение содержания иммуноглобулинов.

У получивших в утробе дозовые нагрузки на уровне 5 сГр частота микроцефалии возросла на 11%.

Современные японские данные позволяют проследить отдаленное влияние облучения первого поколения в малых дозах - во втором и третьем поколениях. Данные по более чем тысяче детей «хибакуси» (средний возраст на момент исследования 31 год) показывают, что эти дети по сравнению с контрольной группой страдают болезнями органов кроветворения в 10,5 раз чаще, болезнями печени - в 10 раз чаще и болезнями дыхательной системы - в 3,3 раза чаще.

Итак, несмотря на масштабное занижение последствий низкоуровневого облучения (заведомо менее 10 сГр) жертв атомных бомбардировок Хиросимы и Нагасаки, увеличение у них случаев заболевания не только раками, но и широким спктром других видов заболеваний не вызывает сомнений.

 

Последствия радиационных аварий и катастроф

Огромное количество фактов, касающихся воздействия радиации на человеческий организм, могли бы дать исследования последствий крупных радиационных катастроф в ядерной промышленности: Южно-Уральской (несколько этапов, начиная с 1957 года), на Три-Майл-Айленде (1979), Чернобыльской (1986). Эти катастрофы затронули в первом и втором случаях по нескольку сотен тысяч человек, а в третьем - многие миллионы. Три менее крупных радиационных аварии - Виндскейл (Великобритания, 1957), Северск (Россия, 1993) и Токай Имура (Япония, 1999) -затронули по нескольку сотен или тысяч человек.

Последствия первой, Южно-Уральской катастрофы остаются в основном секретными или неизученными. За выселенными десятками тысяч, как и за десятками тысяч военнослужащих и заключенных, попавших под облучение, никакого постоянного медицинского наблюдения не велось. По явно заниженным оценкам, общее число первично пострадавших здесь могло составить 651,5 тысяч человек. По другим данным, общее число дополнительно облученных в Уральском регионе достигает 2,5 миллионов человек. Регулярные медицинские наблюдения начались лишь спустя два года после сброса радионуклидов в реку Теча, и велись и ведутся лишь за 52,8 тысячами человек. Но и эти данные недоступны для независимых экспертов. Упущенная возможность крупномасштабного исследования материалов этой катастрофы по влиянию малых доз облучения навсегда останется черным пятном на советской ядерной индустрии.

 

Как «выясняли» действие радиации

«...ни один человек не заболел от воздействия депонированных осколков урана - у солдат в первые сутки поступления было 17 млн. бета-распадов в суточном количестве мочи (при норме 1 тыс.) В течение месяца все показатели пришли в норму, правда, мы ничего не знаем об их дальнейшей судьбе - не взяли адреса. Но домой мы их выписали...»

Из выступления на экологическом семинаре Озерского технологического отделения Московского инженерно-физического института (ОТИ - МИФИ) 25 ноября 1999 года в городе Озерске доктора медицинских наук В.Н. Дощенко, проработавшего более сорока лет в клиническом отделении филиала Института Биофизики (ФИБ) по теме «Радиация и радиофобия - что вреднее для организма человека?».

«...многие люди, прошедшие через лечение и консультации доктора В.Н. Дощенко, люди, пострадавшие от работы на основном производстве, при одном упоминании имени этого доктора сжимают кулаки. Сейчас он на пенсии, но, как видим, продолжает свою пропагандистскую деятельность».

Из письма А. Яблокову от Н. Кутеповой, эксперта Программы по ядерной и радиационной безопасности Социально-Экологического Союза.

 

Таким же черным пятном останется в истории атомной индустрии США авария на АЭС Три-Майл-Айленд 28 марта 1979 года. По официальной, заведомо неполной версии из реактора вырвалось около 10 млн. Кюри радионуклидов, большая часть которых была задержана защитной оболочкой (контейнментом), и влияние выбросов на население было несущественным.

По заслуживающей большего доверия версии, общий выброс на АЭС Три-Майл-Айленд составил до 40 млн. Кюри. Последствия для населения и живой природы были весьма серьезными: в виде многих дополнительных случаев раковых и множества случаев других заболеваний, а также гибели домашних животных. Расчеты показывают, что полученное облучение дозой 1 мЗв было в последующие годы коррелированно с ростом рака легкого и лейкемии у взрослых. Данные медицинской статистики свидетельствуют о значительном увеличении младенческой смертности и смертности от старости, причем эти цифры коррелированны с расстоянием от места катастрофы. Смертность от врожденных дефектов в 1979 -1980 годах на расположенных вокруг АЭС Три-Майл-Айленд территориях возросла на 37 % по сравнению с уровнем 1978 года.

 

В этом случае на секретность, вызванную опасениями за развитие военных атомных программ США, наложились гримасы американской демократии: атомщики, вложив огромные деньги в талантливых адвокатов, под всякими немыслимыми предлогами смогли уйти от ответственности и фактически заморозить исследования последствий этой самой большой (после Чернобыльской) катастрофы в атомной промышленности.

   

Чернобыльская катастрофа, в отличие от первых двух, оказалась интернациональной. Ее последствия изучаются во многих странах тысячами иссле-дователей, и их трудно замолчать - слишком велик масштаб происшедшего.

Полученные данные оказываются крайне важными для понимания влияния малых доз.

Реконструкция доз от чернобыльского облучения не проста. Дозы, получаемые населением на территориях, пораженных чернобыльским выбросом в большинстве европейских стран, колеблются от 0,1 до 10 мЗв/год, в Северной Америке - до 10 мкЗв/год, в зоне строгого контроля - около 22 мЗв/год, то есть население получало облучение в диапазоне малых доз. В то же время в первые несколько дней после взрыва четвертого реактора ЧАЭС дозы были многократно выше (за счет короткоживущих радионуклидов).

Спектр чернобыльских жертв множится с каждым годом, отдаляющим нас от момента Чернобыльской катастрофы. Несмотря на это, Научный комитет по действию атомной радиации (НКДАР) ООН в обзоре, посвященном последствиям Чернобыля, который был опубликован в 2000 году, утверждает: «К настоящему времени нет увеличения числа случаев ВПР, мертворождений или преждевременных родов, которые могли бы быть связаны с облучением от аварии», «нет увеличения заболеваемости или смертности от раков, которые могли бы быть связаны с наблюдаемыми уровнями облучения», «риск заболеваемости лейкемией, одного из самых чувствительных индикаторов облучения, не обнаруживает повышения, даже среди ликвидаторов и детей». Подобный вывод делается на том основании, что сообщения, свидетельствующие о противоположном, были опубликованы не в международных, рецензируемых сторонними экспертами («реег-reviewed») журналах. Но даже если посмотреть на состав этих «сторонних экспертов», можно понять, что в подавляющем большинстве это сотрудники учреждений, финансируемых за счет атомной индустрии. Они из чувства самосохранения никогда не признают опасных последствий собственной деятельности! Такое положение давно имеет научное объяснение -«конфликт интересов».

Генеральная прокуратура Франции начала специальное расследование по факту дезинформации французского общества. В отличие от Австрии, Италии, Германии, Бельгии и Польши, где власти оповестили население об опасности использования молока и ряда других продуктов в первые дни после катастрофы, французские власти уверяли, что никакой радиационной опасности нет, так как, благодаря антициклону, радиоактивные осадки миновали Францию. Сейчас известно, что это было не так: восточная и южная Франция оказались сильно загрязнены радиоактивным йодом. Ложь продолжается. В 2000 году во Франции были опубликованы официальные прогнозы роста «чернобыльской» заболеваемости раком щитовидной железы к 2016 году - предполагалось не более 60 дополнительных случаев. Однако уже к 1995 году уровень заболеваемости раком щитовидной железы (в том числе, несомненно, индуцированным радиацией папиллярным раком) во Франции у мужчин уже увеличился в пять, а у женщин - в два раза. В марте 2001 года суд принял к рассмотрению коллективный иск 53 граждан, к которому затем присоединилось еще более сотни человек, заболевших раком щитовидной железы после 1986 года (большинству было менее 16 лет во время катастрофы).

Здесь не анализируется огромный материал по чернобыльским «ликвидаторам»: слишком многое говорит об искажении полученных ими доз облу-чения. Это делает такой анализ недостаточно надежным для выяснения влияния малых доз.

«Российские специалисты впервые подтвердили, что сравнительно небольшие дозы радиационного облучения, ...полученные сотнями тысяч людей после аварии в Чернобыле, тем не менее, могут привести к серьезным последствиям.

Риск возникновения рака щитовидной железы для «чернобыльцев» в четыре раза выше, чем в среднем по стране, лейкозов - в два раза», -сообщил сегодня в интервью корреспонденту ИТАР-ТАСС заместитель директора Радиологического научного центра Виктор Иванов...

По данным Союза «Чернобыль», почти семьдесят процентов из двухсотпятидесяти тысяч россиян-ликвидаторов больны. Наиболее распространенными заболеваниями являются нарушения в эндокринной системе (в десять раз чаще, чем в среднем по России), психические расстройства (в пять раз), болезни системы кровообращения и пищеварения (в четыре раза).

Ликвидаторы последствий аварии на ЧАЭС становятся инвалидами в четыре раза чаще, чем остальные россияне. Среди них смертность в три раза превышает среднестатистический показатель, причем около десяти тысяч человек уже умерло. У двух процентов детей ликвидаторов выявлены тяжелые патологии (около шестисот детей), а также отмечается «физиологическая несостоятельность»...

замедленное выздоровление после болезней;

ускоренное старение.

Все эти чернобыльские эффекты так или иначе связаны с влиянием низкоуровневого облучения.

«Точное число жертв, может быть, никогда не станет известным. Но три миллиона детей, требующих лечения и не до 2016 года, а раньше, дает нам представление о числе тех, кто может серьезно заболеть... Их будущая жизнь будет исковеркана этим, как и их детство. Многие умрут преждевременно. Неужели мы дадим им жить и умирать, думая, что мир безучастен к их бедственному положению?»

Из предисловия Генерального Секретаря ООН Кофи Аннана к публикации Оффиса ООН по координации гуманитарных дел.

Изучение последствий других радиационных катастроф позволило бы уточнить и расширить этот перечень. К сожалению, такие данные либо не были собраны, либо скрываются. Только через двадцать лет после серьезной аварии на военном атомном реакторе в Саванна-ривер стало известно, что после выбросов в ноябре и декабре 1970 года содержание стронция-90 в дождевой воде, молоке, овощах, дичи и рыбе увеличилось на окрестных территориях в несколько раз. Содержание стронция в рыбе из Саванна-ривер было в 100 000 раз больше, в капусте - в 50 раз, в домашней птице - в 33 раза, в молоке - в 8 раз выше, чем в продуктах из чистых районов. На протяжении трех лет после катастрофы в Южной Каролине наблюдалось статистически достоверное возрастание детской смертности (особенно значительное - от врожденных дефектов), а также возрастание смертности от рака легких. При этом детская смертность в целом по США устойчиво снижалась. Избыточная смертность обнаруживалась в округах, расположенных либо непосредственно у места аварии, либо по направлению господствующих ветров (Гулд, Голдман, 2001). Анализ более сорока всех мыслимых факторов (пестициды, промышленное загрязнение, курение, уровень доходов и медицинской помощи, воздействие асбеста, влияние атомных взрывов в Китае и на полигоне Невада и т. д.) не установил связи какого-либо из них с картиной распространения детской и общей смертности в пространстве и времени. Но это означает, что загрязнение молока на уровне 26 пикокюри, пшеницы - 250, слив - 160, капусты - 500 пикокюри, потребление которых определяет достаточно низкий уровень внутреннего облучения, безусловно, находящийся в диапазоне малых доз, привело к более чем к двадцати тысячам дополнительных смертей.

До сих пор остаются тайной последствия для населения самой крупной до Чернобыля аварии на советских АЭС - Ленинградской 1975 года (на следующий год в Ленинграде было зарегистрировано необычно большое число новорожденных с синдромом Дауна).

 

Последствия ядерных испытаний

Важным источником сведений о влиянии малых доз радиации могли бы стать статистические данные по состоянию здоровья населения стран и регионов, пострадавших от облучения в малых дозах, вызванного ядерными испытаниями в атмосфере в 1954 - 1980 годах. Однако, ввиду секретности, всегда окружавшей такие испытания, медицинская статистика и дозиметрия для территорий, прилегающих к местам проведения испытаний в СССР (Северный Казахстан, Алтай и Южная Сибирь, Оренбургская область, район Аральского моря, Российская Арктика), США (Невада), на некоторых тихоокеанских атоллах (испытания США, Великобритании и Франции), в Центральной и Южной Азии (испытания Китая, Индии, Пакистана), недоступны для независимых экспертов, и при их анализе приходится базироваться на отрывочных данных. В подавляющем большинстве этих случаев дозы, полученные населением, относились к категории малых доз (не более 250 мЗв).

   

Семипалатинский полигон

Ядерные испытания на Семипалатинском полигоне (Казахстан) проводились таким образом, что большая часть радиоактивных выбросов оставалась в пределах границ СССР. В результате огромные территории не только Казахстана, но и Сибири и Алтая оказались радиационно загрязненными. Спустя 30 - 40 лет после испытаний состояние здоровья сотен тысяч людей, проживающих на этих территориях, таково, что в России в 1994 - 1999 годах пришлось принимать специальные государственные программы помощи населению Алтайского края и Республики Алтай.

С 1985 по 1995 год число больных лейкозами в Семипалатинской области увеличилось в два раза, здесь же повысился уровень младенческой смертности; число врожденных пороков развития (ВПР) увеличилось с 1960 по 1988 год с 11,8 % до 19,2 % при среднем для СССР уровне 11 - 13 % (Часни-ков, 1996). Здесь же произошло увеличение удельного веса шизофрении в структуре психических расстройств (Алимханов, 1995). Частота спонтанных абортов в Егиндыбулакском районе (самом пострадавшем от испытаний на Семипалатинском полигоне) наиболее высокая во всей Семипалатинской области. Частота спонтанных абортов (выкидышей), как это было и в случае чернобыльского загрязнения, - один из чувствительных индикаторов поражения организма человека малыми дозами.

В Егиндыбулакском и Каркаралинском (втором по величине радиоактивного загрязнения) районах наблюдалась и в 7 - 10 раз повышенная частота ВПР. При этом оказалось, что ВПР «... проявлялись наиболее часто не у первого и второго, а у третьего поколения лиц, родившихся у облученных жителей» (Седунов и др., 1996). В Семипалатинской области за период с 1985 по 1995 год вдвое увеличилась частота лейкемии. Детская смертность в Казахстане и центрально-азиатских странах возрастала после периода наиболее активных испытаний (1971 - 1977) до трех раз.

«Можно без преувеличения сказать, что вся планета сейчас обсуждает одну новость - тяжелейшую болезнь Раисы Максимовны Горбачевой... Врачи определили, что у неотразимо обаятельной Раисы Максимовны, красивейшей первой леди за всю историю Советского государства, острый лейкоз, проще говоря - рак крови. Но самое шокирующее то, что болезнь г-жи Горбачевой - скорее всего не трагичная случайность, а, возможно, страшная закономерность... Заболевание Раисы Максимовны, вероятно, является следствием сильнейшего радиационного облучения. Ведь она родилась и около двадцати лет прожила в городе Рубцовске, который находится в ста километрах от Семипалатинского полигона... Население, проживающее на огромных территориях Алтая и Казахстана, получило сильнейшую дозу облучения, равную чернобыльской... Самое распространенное заболевание в Рубцовске - рак крови...»

 

Существенно увеличена частота мутаций в мини-сателлитных локусах хромосом у людей, проживающих вблизи Семипалатинского полигона, по сравнению с контрольной группой из чистых районов Казахстана.

Несмотря на десятилетия, прошедшие с момента прекращения наземных испытаний атомного оружия на Семипалатинском полигоне, влияние радиационного воздействия от испытаний значимо сказывается на территории Республики Алтай на уровни врожденных аномалий у детей в наше время и на уровень онконзаболеваемости. В Новосибирской области, в районах с наибольшими радиоактивными выпадениями в 1949 - 1962 годах, по сравнению с близрасположенными районами в 1994 году младенческая смертность, частота преждевременных родов и врожденных аномалий были в 2 - 4 раза выше.

 

Новоземельский полигон

У населения Ненецкого автономного округа, прилегающего к месту наиболее интенсивных испытаний ядерного оружия в мире в 1959 - 1962 годах, обнаружен рост мертворождаемости, увеличение числа недоношенных новорожденных, а спустя 20 - 25 лет после испытания -увеличение числа случаев заболевания раком.

У местного населения другой близлежащей территории - Ямало-Ненецкого АО - цитогенетический анализ обнаружил в клетках крови в несколько раз большее (по сравнению с контролем) число колец и дицентриков: маркеров радиационного воздействия.

 

Полигон в пустыне Лоб-Нор

В южных районах Казахстана (наиболее близких к Лоб-Нору) обнаружена зависимость величины младенческой смертности от накопления радионуклидов при китайских ядерных испытаниях. Через год после взрыва, в октябре 1980 года, на полигоне Лоб-Нор мощного ядерного заряда младенческая смертность в г. Алматы увеличилась на 40 %, что трудно объяснить какими-либо другими причинами.

 

Полигон в штате Невада

В 1951 - 1958 годах в результате девяноста случаев испытания атомного оружия в атмосфере на полигоне в штате Невада радиоактивные осадки выпадали в сорока восьми штатах США и затронули здесь сто шестьдесят миллионов человек: средняя поглощенная доза для населения составила 1-2 сГр. Данные об этом стали достоянием независимых экспертов только спустя сорок лет (!), в 90-е годы, когда время для строго документированных исследований было безнадежно упущено. Такие исследования даже не планировались как в силу ограниченности тогдашних знаний об опасностях малых доз радиации, так и по причине малочисленности облученного населения: подвергавшаяся особо интенсивному дополнительному облучению часть населения, проживавшая с подветренной стороны от полигона («downwinders»), считалась, по официальным документам

Комиссии по атомной энергии США, слишком «.. .незначительной частью населения». В 1982 году Конгресс США поручил Департаменту здравоохранения провести оценку влияния йода-131, выпавшего в США после атомных испытаний в Неваде. Для ста шестидесяти миллионов американцев в сорока восьми штатах средняя кумулятивная доза на щитовидную железу составила 2 рад (2 сГр), дети до пяти лет получили в 3 - 7 раз большие дозы. Наиболее облученными оказались жители двадцати четырех графств в Южных и Восточных штатах, где средняя кумулятивная доза на железу достигала 9-16 сГр (соответственно, для детей 27 - 112 сГр). У детей из штатов Юта и Невада, получивших в среднем по 10 сГр на железу, сравнительно с детьми из штат Аризона, получивших в несколько раз меньшее количество йода-131, было обнаружено статистически достоверное увеличение числа раковых и предраковых поражений щитовидной железы. Сравнение числа случаев рака молочной железы в когортах до 1951 года и в 1967 -1975 годах в штате Юта по основному следу радиоактивных осадков из Невады показало удвоение уровня заболеваний. Основываясь на общем количестве выброшенных в биосферу радионуклидов, Национальный институт рака США рассчитал, что йод-131, попавший на территорию США, должен был вызвать от 11 до 212 тысяч дополнительных случаев рака щитовидной железы.

Несомненно, истинная картина поражения населения США и других стран малыми лозами радиации, связанными с атомными испытаниями, никогда не будет выяснена досконально. Однако некоторые сопоставления, сделанные Д. Гулдом над когортой родившихся в 1945 - 1965 годах (период повышенного выпадения радионуклидов от атомных испытаний), заставляют задуматься. Когда это поколение достигло возраста пятнадцати - двадцати четырех лет, обнаружился беспрецедентно большой в американской истории уровень смертности от актов насилия, статистика зафиксировала также снижение уровня успеваемости в средней школе. Когда поколение достигло возраста двадцати пяти - сорока четырех лет, в стране резко увеличилось число людей, которых статистика определяет как «не ищущих работу». В это же время началось резкое повышение смертности мужчин из-за вируса иммунодефицита. Когда это поколение стало еще на десять лет старше, в США резко увеличилась заболеваемость раком простаты.

Детальный анализ большого массива фактических данных по корреляции увеличенной после проведения испытаний атомного оружия в Неваде концентрации радионуклидов в воздухе и продуктах питания со смертностью и заболеваемостью американцев приведен в сводках Дж. Гулда и Б. Голдмана.

 

Испытания на атолле Бикини

После взрыва водородной бомбы в 1954 году на атолле Бикини женщины на расположенном вблизи атолле Ронгелап (Маршалловы острова, Тихий океан) потеряли способность рожать. Их фертильность восстановилась только спустя пять лет. При этом стали частыми спонтанные аборты и мертворождения. У 16 % жителей Маршалло-вых островов возник гипотиреоз, что значительно больше расчетных данных.

 

«Заплачено за смерть мальчика с Бикини»

«Маджуро. Семья одиннадцатилетнего мальчика, умершего от рака много лет спустя после завершения в 1958 году ядерных испытаний США на острове Бикини, получила компенсацию 100600 долларов США. В прецедентном случае находящийся в Маджуро Трибунал ядерных требований (Nuclear Claims Tribunal) признал достаточными доказательства связи радиационного облучения с раком, чтобы компенсировать в полном объеме заявленное требование от семьи Диала Левитикуса...»

 

Испытания в Австралии и на островах Рождества

В Южно-Австралийской пустыне (Маралинга), на островах Монте-Белло у Западной Австралии и островах Рождества в Тихом океане Великобританией был проведен в 50-е годы ряд атмосферных испытаний ядерного оружия. В них участвовали несколько десятков тысяч британских, австралийских и новозеландских военнослужащих («как морские свинки»). Радиоактивные осадки выпадали за тысячи километров, за здоровьем аборигенного населения никто не наблюдал («вымирающая раса не может влиять на сохранение западной цивилизации» - Marks, 2001).

«Фрэнку Грею из графства Дурхэм было 22 года, когда он наблюдал первый атомный взрыв на Монте-Белло с палубы военного корабля «Арвик». Двумя ча-сами позднее он отвозил группу ученых в защитных одеждах на берег, чтобы они забрали свои наблюдательные приборы. .. .Грей умер девять лет назад в возрасте шестидесяти двух лет. У его жены Шейлы, секретаря Ассоциации британских ветеранов ядерных испытаний, первая беременность окончилась выкидышем. Другой выкидыш не имел гениталий вообще. Затем у супругов родилось трое детей. В том числе девочка, родившаяся с дырой в брюшной полости, и мальчик, у которого развился рак двенадцатиперстной кишки в возрасте двух лет. Все трое их детей к двадцати годам были совершенно безволосыми ...»

 

Проведенные в 90-е годы под давлением ветеранских организаций исследования показали, что:

средняя продолжительность жизни «атомных ветеранов» составляет всего пятьдесят пять с половиной лет (в целом по стране около семидесяти);

заболеваемость редкой формой рака крови (множественная миелома) присутствовавших на испытаниях военнослужащих в десять раз выше среднего уровня;

среди потомков атомных ветеранов второго и третьего поколений повышена частота выкидышей, мертворождений и врожденных пороков развития.

 

Результаты глобального загрязнения от ядерных взрывов

Поскольку радиоактивное загрязнение от ядерных испытаний в атмосфере является глобальным, через несколько лет после испытаний во всех без исключения регионах Земли выпали долгоживущие («вечные») и глобальные радионуклиды. По геофизическим причинам характер выпадения зависел не столько от удаленности от мест испытаний, сколько от географической широты. Начиная с середины 60-х годов, содержание стронция-90 в продуктах питания во многих странах превысило предельно допустимые концентрации по современным нормам радиаци-онной безопасности (в питьевой воде и молоке 125 Бк/л), и люди по всей планете подверглись дополнительному облучению в диапазоне малых уровней.

Дополнительная к естественному уровню коллективная доза облучения, вызванного радиоактивными осадками от проведенных испытаний, составила несколько процентов от естественного годового фона (в Великобритании в начале 90-х годов - 8,5 %; Busby, 1995). Эта дополнительная радиационная нагрузка была одинаковой для всех стран, независимо от уровня их социального развития. Различия заключались лишь в географической широте местности, определявшей плотность глобальных выпадений техногенных радионуклидов: максимальный уровень выпадения стронция-90 находился в поясе 450 с. ш. (Часников, 1996).

Ретроспективно, по данным медицинской статистики (для стран, где она достаточно детальна и доступна), оказывается возможным оценить влияние такого глобального радиоактивного загрязнения в малых дозах. Во всех случаях подробного медико-демографического анализа была обнаружена высокая положительная корреляция между величиной этой дополнительной радиационной нагрузки и следующими показателями:

смертностью в первый день после родов;

смертностью в первый месяц после родов (неонатальной);

мертворождениями;

заболеваемостью лейкемией.

 

Среди других аналогичных данных:

увеличение числа случаев лейкемии в Великобритании, не только положительно коррелированное с годами увеличенного выпадения радиоактивных осадков, но и более значительное в местах, где таких выпадений было больше в результате большего количества атмосферных осадков;

высокая положительная корреляция (г = 0.75 ± 0.13) младенческой смертности от врожденных пороков сердца с содержанием стронция-90 в коровьем молоке. Напомню, что содержание стронция в молоке определялось (до Чернобыльской катастрофы) исключительно глобальными выпадениями от ядерных испытаний, а врожденные пороки сердца являются одним из типичных следствий влияния малых доз радиации на потомство облученных млекопитающих;

высокая положительная корреляция увеличения случаев рака кости, рака простаты и суммы всех типов раковых заболеваний в Уэллсе с выпадением радиоактивных осадков (стронция-90) с лагом (запозданием, характерным для проявления влияния малых доз на возникновение рака) в 20 лет - так называемое «стронциевое эхо».

увеличение смертности во всех возрастных группах в СССР в период с 1965 по 1982 год наибольшее (до 55% в возрастной группе 40 - 44 года к началу 80-х годов сравнительно с началом 60-х годов) в возрастных группах, подвергшихся облучению в детском возрасте;

увеличение частоты встреч болезни Дауна (вызывается радиоиндуцированной хромосомной мутацией «трисомия 21-й хромосомы») в разных странах, по времени совпадающее с периодом интенсивного загрязнения от испытаний.

И.Я. Часников добавляет интересные сопоставления к анализу проблемы влияния малых доз от ядерных испытаний на здоровье населения. До глобального загрязнения продуктами ядерных взрывов средняя продолжительность жизни не была связана (при прочих равных условиях) с широтой местности проживания. К середине 80-х годов средняя продолжительность жизни стала обнаруживать такую корреляцию с географической широтой местности - соответствующую различиям в уровнях выпадения стронция-90 до 1974 года.

В целом, из уже имеющегося сейчас массива данных по влиянию малых доз радиации от ядерных испытаний 50 - 60-х годов ясно, что на следующий год после загрязнения дополнительно к естественному радиационному фону несколькими миллиКюри на квадратный километр (соответствующее повышению радиоактивности в несколько миллиБеккерелей на килограмм воздуха или десятков пикокюри на грамм кальция в молоке; происходит увеличение числа мертворожденных, повышение смертности новорожденных в первый день и первые четыре недели жизни. Примерно через двадцать лет увеличивается число раковых заболеваний.

Таким образом, даже ничтожная (по сегодняшним официальным нормам) дополнительная доза облучения порядка десятка микроЗиверт в год уже негативно отражается на здоровье человека. Это влияние стохастическое, улавливаемое лишь на популяционном уровне, но оно существует.

«Число детей и внуков с раком в костях, лейкемией в крови и с отравлением в легких может показаться статистически небольшим в сравнении с теми же болезнями, случившимися по естественным причинам, не связанным с радиацией. Но это не естественные угрозы, и не материал для статистики. Потеря даже одной человеческой жизни или уродство одного ребенка, который может родиться после нас, должно нас беспокоить. Наши дети и внуки - это не та статистика, которая может оставить нас безучастными».

Из выступления Президента США Дж. Кеннеди в 1963 году после ратификации Сенатом США Договора о частичном запрещении испытаний ядерного оружия.

Влияние дополнительных доз облучения на самом деле значительно более серьезно, чем только стохастическое повышение неонатальной и перинатальной смертности и появление спустя много лет дополнительных раковых заболеваний. Эти показатели улавливаются в первую очередь потому, что они включаются в официальную статистику.

Но есть и другие данные по влиянию малых доз от ядерных испытаний. В Норвегии было обнаружено снижение успеваемости по математике и языкам у учеников, подвергшихся внутриутробному облучению (расчетная поглощенная доза - до сотен мкГр) в районах с особенно интенсивным выпадением радионуклидов от атомных взрывов. Эти наблюдения логично совпали с подобными данными для «хибакуси». В наше время эти наблюдения о влиянии малых доз радиации на умственное развитие получили мощное подтверждение и на большом материале Чернобыльской катастрофы.

Важно, что эффект поражения центральной нервной системы малыми уровнями радиации в ходе внутриутробного развития может оказаться не стохастическим, а детерминированным. Хотя тяжесть поражения увеличивается с дозой, даже при самых малых дозах никто из облученных не избежит такого поражения. Расчеты показали, что уже при поглощенной эмбрионом дозе в 40 мГр процент умственно отсталых значимо увеличивается.

Быстро накапливающиеся ретроспективные данные по влиянию испытаний ядерного оружия в совокупности дают новые убедительные доказательства разнообразного негативного влияния облучения низкого уровня.

 

Последствия работы предприятий атомной индустрии для населения

В предыдущих брошюрах этой серии уже неоднократно приводились данные об опасном воздействии на здоровье населения даже не аварийных, а штатных, регулярных выбросов атомных предприятий ряда стран (Яблоков, 2000 а, б; 2001 а). Дозы, получаемые окрестным населением АЭС, обычно не превышают десятков микроЗиверт в год, составляя (по уверениям атомщиков) лишь несколько процентов от величины естественного радиационного фона. Эти дозы многократно меньше верхнего предела зоны малых доз. И, тем не менее, они оказываются причиной ухудшения здоровья окрестного населения.

В районе атомных электростанций дети чаще страдают онкологическими заболеваниями. К такому выводу пришли ученые Мюнхенского института экологии на основе изучения состояния здоровья жителей южногерманских регионов, находящихся в непосредственной близости от трех расположенных там атомных станций.

Итоги исследования, которое провели эксперты регионального отделения организации «Врачи за предотвращение ядерной войны», показали, что в 1983 -1993 гг. уровень онкологических заболеваний среди детей там был выше среднестатистического показателя. В округах Гюнцбург, Диллинген и Аугсбург раковые заболевания у детей в возрасте до 15 лет выявляются на 40 % чаще, чем в среднем по Баварии».

 

Немецкие данные, как и приведенные выше данные по США, показывают, что во всех случаях, когда имелась детальная и качественная медицинская статистика за каждый год, по возрастным группам населения на разном удалении от АЭС и по розе ветров обнаруживалась достоверная связь уровня выбросов АЭС с какими-либо показателями здоровья.

Об этом же свидетельствуют и имеющиеся данные по некоторым другим странам. Уже давно обращалось внимание на повышенную заболеваемость раками и смертность вокруг некоторых британских АЭС. Заболеваемость лейкемией детей в поселке около британских ядерных центров в Сискейле, Беркшире и Хэмпшире, а также в Селлафилде, Даунрее и Харуэлле соответственно в 10,8 и 2 раза выше, чем в среднем по стране, и связана с работой этих центров. Недавно в Великобритании вокруг старой АЭС в Олдбари (на реке Северн в окрестностях Чипстоу) был обнаружен еще один раковый кластер (компактное сочетание случаев). Проанализировав данные официального ракового регистра, К. Басби обнаружил статистически достоверное увеличение здесь случаев детской лейкемии. Здесь же, а также в окрестностях АЭС Хинкли Пойнт (Соммерсет) и АЭС Брадвелл (Эссекс) обнаружено увеличение смертности от рака молочной железы. В конце 2001 года в Великобритании был обнаружен еще один кластер вокруг атомного предприятия - на этот раз повышенное число новорожденных с врожденными пороками развития в радиусе семь с половиной километров вокруг завода по производству медицинских изотопов фирмы «Nycomed Amersham» в Кардиффе.

Вокруг французского завода по переработке отработавшего ядерного топлива на мысе Ля Аг отмечено многократное увеличение детской лейкемии. Статистически корректно здесь была обнаружена связь заболеваемости лейкемией со временем нахождения в прибрежной полосе и потреблением морских продуктов. Обнаружено повышение смертности от лейкемии и лимфомы вокруг некоторых АЭС Японии.

У проживающих вокруг российского атомного центра «Сибирский химический комбинат» (г. Северск) был обнаружен более высокий уровень эритроцитов с микроядрами, изменение формулы крови, нарушение иммунного статуса. У жителей сельских районов зоны радиоактивного загрязнения другого Российского атомного центра - «Горно-химический комбинат» (г. Железногорск) - обнаружено значимое превышение как общей, так и онкологической смертности.

Избегая открытой научной дискуссии по приведенным выше и аналогичным данным о влиянии атомных производств на здоровье населения, атомщики с порога отвергают их, называя подобные исследования «хламовой», «искажающей» («junk», «flawed») наукой. Такому же остракизму были подвергнуты 40 лет назад и признанные ныне выдающимися работы группы британских исследователей под руководством Др. Алисы Стюарт, показавшие высокую опасность применявшихся тогда доз рентгеновского облучения в медицине.

«Среди людей, работающих на АЭС или проживающих в прилегающих к ним зонах, даже при строгом соблюдении всех мер радиационной безопасности наблюдаются такие явления как раннее старение, ослабление зрения, угнетение реактивности иммунной системы, чрезмерная психологическая возбудимость, изменения в составе крови и другие. Эти проявления могут быть связаны с дополнительным воздействием аномалий АЭП, возникающих в результате радиоактивного загрязнения окружающей среды...»

Из статьи сотрудников Государственного института прикладной экологии в г. Обнинске «Аномалии электрического поля атмосферы при радиоактивном загрязнении окружающей среды».

 

После знакомства с приведенными в этом разделе материалами непредвзятому читателю нельзя отрицать факт заметного ухудшения здоровья населения вокруг предприятий атомной индустрии. Все многочисленные данные (только часть которых была приведена выше) о связи повышенной смертности от некоторых раковых заболеваний (молочной железы у женщин, детской лейкемии) с длительным проживанием около атомных объектов могут быть объяснены только двумя предположениями: либо официально определяемый уровень облучения вокруг АЭС и других атомных предприятий существенно выше, чем расчетный (например, за счет каких-то неучитываемых выбросов), либо влияние малых доз значительно серьезнее, чем утверждает официальная атомная наука.

 

Последствия работы предприятий атомной индустрии для их персонала.

Несмотря на неоднократные заявления руководителей атомных отраслей России и других стран, что здоровье у атомщиков лучше, чем у остальных граждан, факты свидетельствуют об обратном.

Исследование здоровья работающих на атомных предприятиях и облучаемых (по официальным данным) лишь несколько больше, чем население вокруг АЭС, могло бы быть важным для понимания влияния малых доз и низких мощностей облучения. Прежде чем привести некоторые из имеющихся в этой области данных, необходимо упомянуть о так называемом «эффекте здоровых работающих» («healthy workers effect»). На работу в атомную индустрию принимаются люди после специального медицинского отбора. Это надо иметь в виду при сравнении статистических показателей их здоровья с другими.

В результате обобщения данных по 96 тысячам работающим в атомной промышленности разных стран было статистически достоверно установлено, что риск смерти от лейкемии увеличивается на 22 % на аккумулированную дозу в 0.1 Зв (100 мЗв) за жизнь. По существующим российским нормам это как раз та эффективная доза, которую может получить человек из группы «персонала» за 50 лет трудовой деятельности. Было обнаружено также, что около 8 % работающих в мировой атомной промышленности подвергаются такому риску.

В обстоятельном анализе двадцати семи исследований официальных данных по влиянию низкоуровневой радиации на здоровье работающих в системе Минатома США (US Department of Energy) показано, что в целом ряде случаев даже на основании официальных «скорректированных» данных выявлена существенная связь между низкими уровнями гамма- и альфа-облучения и разного рода заболеваниями, в том числе раковыми. С. Винг (S. Wing), эпидемиолог из Университета Северной Каролины в Чапел Хилл, показал, что рабочие четырех военных атомных предприятий США в Хэнфорде, Лос-Аламосе, Ок-Ридже и Саванна-ривер получали дозы менее 5 мЗв в год. Были исследованы истории болезни 98 человек, умерших от множественной миеломы, и истории болезни группы из 391 человека того же возрастного состава, случайно выбранных из 115 143 человек, поступивших на работу перед 1979 годом. Статистически достоверно доказано, что работники, которые получили большую дозу радиации (повторяю, при ежегодной дозе не более 5 мЗв), имели больше шансов заболеть раком крови. У мужчин смертность была вдвое выше, чем у женщин, а чернокожие были в пять раз чувствительнее к радиации, чем белые рабочие.

Анализ медицинской статистики заболеваний раком предстательной железы среди работников атомной индустрии Великобритании показал, что 75 % случаев (из 136, отмеченных между 1946 и 1986 годом) относилось к работавшим на тяжеловодных реакторах и к тем, кто был связанным с хроническим воздействием ряда радионуклидов, из которых, вероятно, главным поражающим агентом был цинк-65. Исследование историй болезни 19 500 работавших на урановом предприятии в городе Спрингфилд (Кумбрия, Великобритания) показало статистически достоверную вероятность заболевания раком легких спустя двадцать лет после облучения в малых дозах.

Так, например, несмотря на жесткий радиационный контроль персонала, уровень заболеваний лейкемией на ПО «Маяк» был в три раза выше, чем в среднем по России. По целому ряду показателей (заболеваниям крови и костно-мышечной системы, числу новорожденных с аномалиями и др.) состояние здоровья «населения Минатома» (так в системе специальных медицинских учреждений Медбиоэкстрема в России называется персонал, находящийся под специальным наблюдением) оказывается существенно хуже, чем в среднем по стране.

Состояние здоровья персонала и «населения» Минатома России

- Частота болезней костно-мышечной системы в 1997 году у работающих в контакте с ионизирующим излучением была вдвое выше, чем в среднем по России;

- в 1997 году заболеваний крови у профессионалов Минатома было более чем в 3 раза больше, чем в среднем для России;

- с 1992 по 1997 год онкозаболеваемость «населения Минатома» выросла более чем в три раза по сравнению со средними показателями по России. Резко увеличилось число больных, впервые выявленных в запущенной стадии;

- первичная заболеваемость психическими расстройствами в атомной отрасли России в 1997 году превысила средний уровень по стране;

- распространенность врожденных аномалий среди детей, проживающих в ЗАТО в 1996 году, вдвое выше, чем в среднем по России;

- для 80 % персонала особо опасных производств Минатома характерен вторичный иммунодефицит;

- в структуре заболеваемости профессионалов Минатома первое место занимают болезни, вызванные радиоактивными веществами (45,1 %).

 

Недавно появились важные данные о состоянии здоровья детей в двух российских атомных городах - Снежинске и Озерске. Этот материал важен по двум причинам. Во-первых, эти данные отличаются небывало точным измерением величины облучения (с точностью до 0.001 мЗв). Во-вторых, эти выборки идеально сопоставимы: оба эти города примерно одинаковой величины и социальной структуры (закрытые административно-территориальные образования: ЗАТО или «секретные» города), оба располагаются близко друг от друга в одной географической зоне (на расстоянии около 50 км), обслуживаются медицинскими учреждениями одной и той же системы (Медбиоэкстрем). Главное различие между ними состоит в том, что рядом с Озерском находится ПО «МАЯК» (плутониевое производство), в результате чего население получило в среднем вдвое большую дозу облучения.

Авторы считают, что различия между показателями Озерска и Снежинска статистически несущественны. На самом деле это не так, поскольку все шесть показателей смертности оказываются большими именно в Озерске, и эти два ряда показателей статистически достоверно отличаются между собой.

Как и в предыдущем сравнении, ясно, что различия в показателях суммарно не могут быть случайными: в Озерске все показатели заметно выше. Странно, что авторы не привели в своей работе сопоставимые данные по этим двум временным когортам (на неоднократные запросы с просьбой прислать недостающие данные, ответа не последовало), но такое сопоставление возможно для показателей общей детской смертности.

Разнице в дозе облучения в 0,9 мЗв соответствует дополнительная гибель в Озерске 16 детей (на 10 000, в возрасте от 1 до 15 лет). Напомню, что на дозу облучения в 0,62 мЗв погибало 11 детей на 10 000 человек. Таким образом, приращение дозы на 0,28 мЗв привело к дополнительной гибели 5 детей из 10 000 человек.

То, что для когорты 1974 - 1981 годов не приведены данные по мертворождаемости и младенческой смертности (данные, которые входят в обязательную отчетность), позволяет предполагать, что они «опасно» высокие. Консервативно предположим, что они отличаются не меньше, чем данные по смертности детей в возрасте 1-15 лет, т. е. на 40 % (11,2 и 15,7 человек). Тогда различие между сравниваемыми городами по мертворождениям для когорты 1974 - 1981 годов должно быть не менее 17 на 10 000 человек, а по младенческой смертности - 45 на 10 000 человек. Общее различие в смертности детского населения составит при этом не менее: 16 (1 - 15 лет) +17 (мертворождения) + 45 (0 - 1 год) = 78 на 10 000 человек. Таким образом, полученная доза в 0,9 мЗв приводит к гибели не менее чем одного ребенка из ста двадцати восьми.

Недавно опубликованы отрывочные данные по состоянию онкозаболеваемости населения города Северска (градообразующее предприятие - Сибирский химический комбинат, одно из трех мест наработки плутония в СССР в годы холодной войны). Они показывают, что при несколько меньшей заболеваемости мужчин по сравнению с Томской областью, существует выраженная специфика раковых болезней в Северске.

Большинство исследований влияния малых доз на работающих в атомной промышленности были профинансированы и проведены под пристальным наблюдением самой атомной промышленности, которая, естественно, была более заинтересована в получении продукции (ядерное оружие, атомная энергия), а не в выяснении последствий облучения в малых дозах или в сохранении здоровья своих сотрудников в отдаленном будущем. В 1992 году общественная организация США «Врачи за социальную ответственность» («Physicians For Social Responsibility))) проанализировала все доступные к тому времени 124 официальных исследования по влиянию малых доз радиации, выполненных в США и Великобритании. Двенадцать не связанных с правительством и атомной индустрией врачей и эпидемиологов пришли к четырем ошеломляющим заключениям:

эпидемиологические программы Департамента энергетики США (американский аналог Минатома России) содержат существенные научные изъяны;

использовавшиеся данные по измерению доз облучения ненадежны и несогласованы;

из рассмотрения исключались практически все раковые заболевания, которые могли быть вызваны облучением, но еще не привели к смертельному исходу;

во всех исследованиях, свидетельствующих о негативном влиянии малых доз, проявились тенденции к фальсификации (в сторону занижения) результатов.

Однако сквозь секретность, укрывание и фальсификацию данных, сквозь недомолвки, окутывающие проблему влияния малых доз на «атомное население», отчетливо проступают контуры крайне тревожной картины: и в этой группе людей малые уровни облучения (порядка нескольких мЗв) приводят к улавливаемым даже современными несовершенными методами негативным последствиям для здоровья.

 

Последствия медицинского и другого облучения населения

Начиная с 40-х годов, рентгеновское облучение широко распространилось в развитых странах как рутинный метод не только диагностики, но и лечения. При этом как разовые дозы облучения, так и распространенный прием делать несколько снимков за один сеанс, а также сама частота процедур привели к тому, что общее медицинское облучение в 60 - 70-е годы превосходило современное в развитых странах в десятки и даже сотни раз. В Германии, например, в 70-е годы каждый четвертый новорожденный проходил рентгенотерапию на предупреждение развития синдрома врожденного вывиха бедра. При исследовании и терапии щитовидной железы доза облучения в 50-е годы составляла в США 200 - 300 рад на железу, а в 90- е годы 0,4 - 4 рад, то есть в 75 - 500 раз меньше!

Данные об опасном влиянии малых доз радиации при внутриутробном облучении были получены еще в 1956 году. При анализе смертности детей от рака в Англии в 1953 - 1955 годах А. Стюарт показала, что дети, облученные в утробе матери в ходе рентгеновского исследования, имеют вдвое больший шанс заболеть и погибнуть от рака в следующие десять лет жизни, чем необлученные. Эти данные были встречены с недоверием, и на протяжении трех десятков лет не признавались учеными, связанными с атомной промышленностью. Под напором ряда других подобных исследований в конце концов они были признаны. Сейчас в Европейском Союзе действует принятая в 1995 году директива, практически запрещающая любые рентгенологические обследования беременных (за исключением чрезвычайных случаев).

«Когда я сделала работу по рентгеновским лучам, никто не хотел поверить в это. Рентгеновские лучи были любимой игрушкой медиков. Еще важнее, что это был момент, когда стала развиваться ядерная индустрия. Если бы мы оказались правы, эта индустрия не могла бы свободно развиваться...»

Из воспоминаний выдающегося английского эпидемиолога Алисы Стюарт, установившей опасное влияние рентгенодиагностики на беременных.

Медицинское рентгеновское облучение дозой в 5 сГр увеличивает риск заболевания детей раком (включая лейкемию) на 35 %. Среди получивших облучение от 1 до 20 сГр в ходе рентгеновского обследования спины, желудочно-кишечного тракта и почек статистически чаще обнаруживался хронический миелолейкоз. Облучение в утробе матери при рентгенодиагностике увеличивает вероятность последующего возникновения опухолей мозга у детей на 30 %.

Исследование связи рентгенодиагностики не только матерей, но и отцов детей, заболевших впоследствии детской лейкемией в Китае и в США, показало, что многократные рентгеновские обследования родителей увеличивают риск детской лейкемии в несколько раз. Особенно велик риск развития острой лимфоцитарной детской лейкемии в случаях рентгенодиагностики в области половых органов, низа живота и груди.

По данным из Нижней Саксонии (Германия), группа детей, отличавшихся от контрольной четырехкратным различием в частоте рентгенодиагностики, имела семикратное превышение заболеваемости деткой лейкемией).

Рак щитовидной железы был обнаружен у 12 % людей, подвергнутых в детском возрасте рентгенотерапии против аденоидов, тонзиллитов и подобных заболеваний в 50 - 60-е годы в США; доза на железу при этом составляла 10 - 60 сГр. С учетом чернобыльского опыта было установлено, что рак щитовидной железы может развиться, начиная с поглощенной дозы всего в 10 сГр.

http://nuclearbomb.ru/vliyanie_oblucheniya.html

Проект АТОМ TheATOMproject
Что такое Проект АТОМ? Это глобальная петиция за прекращение испытаний ядерного оружия. Подпишите петицию сейчас:http: //www.theatomproject.org/ru/act-now
14 января 2013, 10:50
4198

Загрузка...
Loading...

Комментарии

Оставьте свой комментарий

Спасибо за открытие блога в Yvision.kz! Чтобы убедиться в отсутствии спама, все комментарии новых пользователей проходят премодерацию. Соблюдение правил нашей блог-платформы ускорит ваш переход в категорию надежных пользователей, не нуждающихся в премодерации. Обязательно прочтите наши правила по указанной ссылке: Правила

Также можно нажать Ctrl+Enter

Популярные посты

Мой дом – не гостиница. Я не останавливаюсь у своей родни, потому что знаю, что это такое

Мой дом – не гостиница. Я не останавливаюсь у своей родни, потому что знаю, что это такое

Наступил долгожданный момент и мы смогли заселиться в собственную квартиру. А потом началось... Все знакомые, родственники, даже коллеги и соседи родителей вспомнили о нашем существовании.
Idealovnet
14 окт. 2017 / 20:38
  • 8157
  • 78
Работа на EXPO. «Улыбайтесь, вы – лица Казахстана»

Работа на EXPO. «Улыбайтесь, вы – лица Казахстана»

Продление перерывов, втыки от менеджеров, борьба за стенды, кучкования, как мы друг-друга прикрывали, защищали от гостей. Все эти события доставляли радость, и каждый день на работу я приходила...
madiNAtty
14 окт. 2017 / 22:34
  • 5571
  • 22
Молчание Бозумбаева. Как «бензиновые короли» диктуют государству свои правила игры

Молчание Бозумбаева. Как «бензиновые короли» диктуют государству свои правила игры

Произошедшая в сентябре одновременная остановка двух казахстанских НПЗ из трёх и последовавший за этим топливный кризис – это для Казахстана уже не ново. История повторяется каждый год.
openqazaqstan
11 окт. 2017 / 16:32
  • 4346
  • 44
«Что дали задом?» Родительский чат в WhatsApp покорил Интернет

«Что дали задом?» Родительский чат в WhatsApp покорил Интернет

Чат дагестанских родителей в WhatsApp стал популярным в Интернете. Кто-то записал общение родителей в мессенджере и после опубликовал в Твиттере.
tala03
12 окт. 2017 / 15:10
  • 3043
  • 11
«Bank RBK» банкрот? Почему мы не можем распоряжаться собственными же деньгами?!

«Bank RBK» банкрот? Почему мы не можем распоряжаться собственными же деньгами?!

Мы не можем выдать зарплату, оплатить по счетам или как-то иначе распорядиться нашими же деньгами! У физ.лиц, насколько мне известно, ситуация не лучше - при нас люди не могли снять свои деньги с депозитов.
daniyar4422017
13 окт. 2017 / 15:46
  • 2958
  • 12
Актогайский горно-обогатительный комплекс – брат-близнец Бозшаколя

Актогайский горно-обогатительный комплекс – брат-близнец Бозшаколя

Рядом с посёлком Актогай в ВКО расположено одно из крупнейших в мире неосвоенных медных месторождений. В октябре Актогайская обогатительная фабрика вышла на проектную мощность.
theYakov
12 окт. 2017 / 10:47
  • 3039
  • 20
Я четко помню тот день, когда мне позвонили друзья и сообщили: «Она выходит замуж»

Я четко помню тот день, когда мне позвонили друзья и сообщили: «Она выходит замуж»

У нас была особенная атмосфера, мы постоянно были вместе, читали треки, летом часто поднимались в горы. Гуляли пешком по ночному городу, иногда до утра. Снимали хату и представляли совместную жизнь...
Dominator-kz
14 окт. 2017 / 22:29
Отчего в Казахстане предвзятое отношение к отечественному продукту?

Отчего в Казахстане предвзятое отношение к отечественному продукту?

Вы когда-нибудь пользовались казахстанской косметикой? Я тоже нет, поэтому сразу же откликнулась на приглашение своего фейсбук-френда протестировать отечественные крема… из Степногорска.
Shimanskaya
16 окт. 2017 / 11:32
  • 2246
  • 29
Когда почти все уехали в «А-города», стоит ли жить в Шымкенте?

Когда почти все уехали в «А-города», стоит ли жить в Шымкенте?

Город имеет особую ауру - очень густая энергетика, думаю, это от того, что он со всех сторон окружен "местами силы". Шымкент напоминает мне старенького доброго мудрого дедушку-аксакала.
Bonittta
13 окт. 2017 / 15:15