Мир чудес без тормозов

Amenhotep 2010 M01 18
852
2
0
0

  Четвертый рассказ серий. Читайте и получайте удовольствие.))))     Прости, прощай.   Это была самая обычная комната, в панельном доме, который переделали в кабинет. Вдоль всех стен стояли...

 

Четвертый рассказ серий. Читайте и получайте удовольствие.))))

 

 

Прости, прощай.

 

Это была самая обычная комната, в панельном доме, который переделали в кабинет. Вдоль всех стен стояли стеллажи, забитые книгами, был и письменный стол, заваленный бумагами. Собственно стол и был главным украшением всей комнаты, сделанный из дуба, казалось, что ему больше ста лет, хотя конечно на самом деле он был гораздо моложе. Посередине стола был проем, по бокам выдвижные ящички, которые закрывались на замок, и судя по сердцевине ключ, был старинным.

 

Поверх всего вороха бумаг лежал почтовый конверт, который был адресован человеку, точнее женщине, если прочитать имя. Конверт запечатан, но думаю тебе мой любопытный читатель, интересно узнать, что же там внутри. Аккуратно распечатаем конверт, так, что бы можно было его снова заклеить, и никто не смог заподозрить, что его кто-то прочитал. Внутри красивая писчая бумага, которая продается для тех, кто ценит письма, написанные от руки, в которых есть жизнь. Внутри следующий текст. Дорогой читатель, ты только помни, что письма интимная вещь, и если ты его прочитал, то никому не рассказывай, что оно содержало.

«Здравствуй мой дорогой, любимый человек!

Когда ты прочитаешь это письмо, меня уже не будет рядом с тобой. Я буду далеко, очень далеко. Когда вчера я увидел тебя с другим, мне сперва, хотелось убить вас обоих, но здравый разум взял вверх над эмоциями.

Помнишь тот первый день, когда мы с тобой встретились? Стояла осень, листья уже опали на деревьях, а первый снег заставил себя ждать, причем очень долго. Ты была в красивом пальто в клеточку. Черные и белые клеточки. Белый вязаный шарф, окружил твою шею, а на голове была черная кепочка. Твои красивые ноги были одеты в осенние сапожки, в руках сумочка и зонтик, как трость. Прошло уже пять лет, а я до сих пор все это помню, с ума сойти.

Прости, что пишу так бессвязно, просто эмоций до сих пор переполняют меня. Не знаю, что написать. Хочется описать тебя, но при этом наверно надо извиниться.

Знай, что я тебя не ненавижу, а также то, что я тебя ни в чем не виню. Просто потому, что это моя вина, в том, что ты мне стала изменять. Ты преуспевающий юрист, а я всего лишь недоделанный писатель, который работает внештатным журналистом в газете третьего разряда, где платят одно тенге за слово. Конечно, ты всегда говорила, что удел великого писателя прозябать в нищете, если пишешь по настоящему стоящую вещь. Мне всегда это поднимало настроение, успокаивало. Но это было буквально на какой-то короткий момент, а потом я спускался обратно на землю. Все что я бы ни делал, не приносила нам успеха, отчего я снова начинал впадать в депрессию, пить. Тебя все это раздражало. То, что ты ушла, виноват, только я один.

Помнишь, тот момент, когда мы гуляли по парку. Была середины весны. Когда я тебя фотографировал, лучи солнца так красиво падали на тебя, что твое лицо как будто святилось от счастья.

Опять я ударился в воспоминания. Реально мне грустно, очень грустно. Квартиру я оставляю тебе, книги мне не нужны, можешь сдать их букинисту, сама же знаешь, что библиотеку мы собрали шикарную.

Прости меня, пожалуйста, и знай, я тебя ни в чем не виню».

Вот такое письмо, немного грустное, но всегда грустно, когда расстаются любящие некогда друг друга сердца. Аккуратно запечатаем конверт, и продолжим осматривать комнату. Свет от настольной лампы падал на противоположенную стену, в которой качалась тень мужского тела, висевшая под самый потолок.

 

 

 

Оцените пост

0

Комментарии

0
Вот теперь всё осилил.
Показать комментарии
Дальше