Страна глухих (не опубликованное)

Алия Исенова 2012 M06 27
2432
10
12
0

Статья написанная мною после посещение Алманинского филиала общества глухих. Может длинновато, зато по теме.

Не жалость и ни желание в очередной раз заставить прослезится толстосумов или спогвигнуть господ чиновников устроить крупную PR акцию с приглашением прессы и раздачей подарков глухоненым детям подтолкнуло к написанию этого материала. А простое человеческое непонимание и непринятие нашей жестокой действительности.

В промзоне, не окраине Алматы стоит старое, на первый взгляд совершенно заброшенное двухэтажное здание. Единственное, что свидетельствует о социальной принадлежности и функционировании древнего советского строения, небольшая деревянная табличка, с нарисованными на ней жестами, описывающими буквы – азбука Дактиля – язык глухонемых.

«Мы не хотим с вами сотрудничать и вообще иметь каких либо дел. Мы больше не верим журналистам. Вы нас постоянно обманываете. Знаете, Алия, не надо зарабатывать на нас деньги, они не принесут вам счастья» - очень невнятно и разочарованно говорит Райхан Исраил, более 30 лет возглавляющая Алматинское общество глухих. Через молоденького сурдопереводчика Наталью, я – журналист одного республиканского телеканала, пытаюсь оправдаться, прошу прощения за коллег, которых даже не знаю, божусь, что цель моего приезда благая и гуманная: рассказать остальным инвалидам, о функционировании подобных обществ. Наташа переводит. Райхан Галымжановна пристально смотрит на меня и устало выдохнув соглашается дать интервью.

Глаза глухой женщины очень живые, кажется, они пытаюся передать слова, которые плохо даются и одновременно слушать. Слушать глазами... Но помимо этого, глаза Райхан Галымжановны были бесконечно разочарованные, разочарованные в системе, во власти и в тех, кто приходил до меня – журналистах. Сидя перед этой взрослой, сильной женщиной, которая всю свою жизнь отдала этому хозрасчетному объединению, с единственной целью – помочь таким же как она, мне становится стыдно. Стыдно за страну, за бестолковых моих собратьев по перу, стыдно за тех, кто больно бъет по руке, протянутой за помощью.

Я прошу Наташу собрать для массовки всех, кто присутствует в здании и инсценировать собрание общества. Актовый зал казахского общества глухих, меня просто оглушил: много лет не беленные стены, раскуроченные розетки, провода, стулья и лавочки разных сортов и размеров, сваленные в углу сломанные шахматные столы. Определение актовый зал, мало подходило к этой комнате, в 00 квадратных метров, которая по большому счету не смогла бы вместить и сотой части 3 000 братии алматинского крыла казахского общества слепых. В комнате собралось около 15 человек, большей частью женщины, руководитель, директор дома культуры, коим по видимому называлось это двухэтажное здание, немой клоун, артист клоунады, при обществе слепых, его маленькая дочка, и несколько молодых людей, скромно присев на низкую лавочку в уголке. Я попросила Наташу не переводить потому что струсила. Я просто не хотела и морально не могла слышать о проблемах этих людей, которые я не в силах решить. Сидя там, на заднем ряду я низко склонила голову, я слышала, как они хлопали, что бы привлечь внимание или взять слово, как некоторые, пытались обрамлять жесты словами. Я слышала – а они – нет. Когда народ стал расходится, одна из женщин подошла ко мне и сбивчивой, но при внимательности понятой речью попросила: «Пожалуйста, хоть вы помогите нам! Обратитесь к спонсорам. Скажите им, что у нас есть мечта – мы хотим новый актовый зал. Мы просим уже который год, но нам только обещают. Неужели это так много?» Я несколько раз через Наташу попыталась объяснить, что политика моего канала и программы не позволит открыто призывать к спонсорству. Но разве это возможно понять людям, которые не просят ничего зазорного, кроме дома культуры для глухонемых ребятишек.

«У нас есть кружки художественной самодеятельности, синхронного пения, и клоунада. Наших артистов в этом году в очередной раз пригласили на конкурс клоунов в Минск. Они очень просятся, но мы не можем этого себе позволить» - разводит руками директор того, что едва ли можно назвать домом культуры Нина. Нина и Наташа-переводчик ведут нас фабрику, где работают глухие швеи. По дороге Нина достаточно внятно рассказывает о жизни общества. Я задаю вопросы – Наташа переводит, отвечает женщина самостоятельно. «Сурдопереводчиков мало. В этом проблема. Многие глухие приходят, просят дать переводчика. Кому  то надо к нотариусу, кому то в банк, без переводчика никуда. А они у нас по счету. Вот Наташа например – дочь слабослышащих родителей, с детства знает дакттиль и теперь помогает нам. Мало кто проявляет инициативу. Иногда в переводчики подаются верующие, пенсионеры или родственники глухонемых. Людей, так сказать, со стороны – нет. А делов то! Дактиль выучить не сложно, это очень легкий по технике язык».

Фабрика под стать дому культуры: длинный швейный цех, советские швейные машинки, большие железные утюги с мощными ручками – тоже пережитки прошлого. Завидев нас швеи, возглавляемые самой активной и «говорящей» работницей производства подняли переполох. Ругали власть, сми, врачей, жаловались на мизерную заработную плату, кто то тихо плакал. Даже не пытаясь ничего доказать я молча стояла у входа в цех. Наташа, как бы извиняясь за конфуз сказала: «Ничего, вы не переживайте, это у нас всегда так». Я улыбнулась «У нас тоже. В каждой организации приходится выслушивать проклятия высказанные тебе, но адресованные правительству». Швеи продолжали спускать на меня собак: «У нас зар плата 30 тысяч! Ни стыда у вас, ни совести. Снимаете, снимаете. Хотя бы раз правду  показали!». В стороне стояла помощник директора фабрики и делала вид, что она и ее начальство с глухими в одной лодке.

Материал,благополучно прошел в эфире и повествовал о дружном обществе глухих, которые вместе всем миром благополучно справляются со всеми проблемами. И работа вроде какая никакая но есть и учится возможность дают, а по видеоряду – ни одной раскуроченной розетки. Не жизнь, а сказка. В итоге, все вышло именно так, как в начале нашего знакомства предрекала Райхан Исраил: Я выполнила свое задание и была поглажена по головке редактурой, а дела казахского общества слепых не сдвинулись с места, надежды не оправдались, просьбы, в очередной раз не были услышаны. Единственное, что мне оставалось, обратиться к более или менее свободной в этом отношении казахстанской печати.

Вынужденные ежедневно выполнять свою работу, слепо следуя штатному расписанию и высшему УСТАВУ, однажды, мы становимся глухими к глухим, намеренно затыкая уши, что бы не слышать просьбы тех, кто никогда не УСЛЫШИТ смеха собственных детей....

Алия Исенова

Оцените пост

12

Комментарии

0
Острый материал
0
сильно. очень жаль что настоящий и полный материал не увидели в эфире.
0
Как я ненавижу наших чиновников!!! Как болит сердце,не могу...неужели никак нельзя изменить ситуацию?!
1
Все интересно написано, только непонятно осталось кое-что, Алия. Вы же добровольно пришли работать на Хабар (за кадром остался этот телеканал, да?). Он не вчера появился ведь, репутация давняя. Там репортерам дают пирожки за позитивную, а не объективную реальность. Сами ж продали свою душу.
Показать комментарии
Дальше