Книгопродавцы и читатели

Ladyx-623 2012 M01 28
562
3
0
0

Варвара Бабицкая · 02/11/2010 После затяжного кризиса маленькие книжные магазины переживают бурный расцвет, заметила ВАРВАРА БАБИЦКАЯ Похоже, нам на радость прошли времена, когда «книгами...

После затяжного кризиса маленькие книжные магазины переживают бурный расцвет, заметила ВАРВАРА БАБИЦКАЯ

Похоже, нам на радость прошли времена, когда «книгами торговали, как колбасой». Два года назад маленьких книжных магазинов в Москве почти не осталось, и казалось, что кризис прихлопнул точки сбыта интеллектуальной литературы, а выживут после ядерной зимы только корпорации-монстры. Долгое время, кроме «Фаланстера», ткнуться было особенно некуда — спасибо, выручали книжные ярмарки. Но в последний год по неизвестным причинам ситуация радикально изменилась: мы наблюдаем настоящий бум маленьких книжных магазинов. Появляются и отпочковываются совсем новые, возрождаются незаслуженно забытые старые. Причем что нас не убивает, то, очевидно, делает сильнее: традиционно-идеалистический подход к мелкому книжному бизнесу сменяется деловым. Маленькие книжные магазины и раньше не считали себя конкурентами в силу интеллигентности хозяев, малочисленности точек и сплоченности перед лицом общего врага — обезличенной, коммерческой по преимуществу книжной торговли. Но если прежде эти очажки культуры с небольшими вариациями походили друг на друга, то теперь каждый стремится занять на рынке собственную нишу. Основных пути два: первый можно назвать специализацией, второй — концептуализацией.


Яркий пример специализированного маленького книжного — магазин «Гумбольдт & Гумбольдт: Карты. Атласы. Землеописание», открывшийся на Покровке в июне 2010-го. Хозяин магазина Алексей Дьячков известен своей работой в книготорговой компании «Берроунз» и крошечным издательством «Коровакниги», выпускавшим, скажем, современную драматургию и малую прозу. Изначально магазин должен был называться «Путешествует...» — в честь героини «Завтрака у Тиффани», на чьей двери висела карточка: «Мисс Холидей Голайтли. Путешествует». Но это название, дань любви основателя к американской литературе, было признано слишком непонятным и сохранилось как девиз магазина на выпущенных им телеграфных блокнотах. «У меня географическое образование, — рассказывает Дьячков, — я с детства занимаюсь туризмом, чемпион Волгоградской области среди юниоров по спортивному ориентированию, занял второе место на геологическом слете юных геологов Читинской области, за это был послан в Артек. В армии работал в оперативной части, рисовал карты для начальника штаба, для командира полка». Картографический магазин — давняя мечта Дьячкова, к ее воплощению он относится со всей строгостью: в магазине продается не атмосфера, не стиль жизни и не культурная программа, а буквально: карты, атласы и книги по землеописанию. Это всевозможные путеводители (иногда очень редкие), травелоги, а также вообще литература, имеющая отношение к путешествиям и естественным наукам, в диапазоне от «Происхождения видов» Дарвина до кулинарно-страноведческого альбома художников Георгия и Константина Тотибадзе «Грузия. Первое, второе, третье». Коллеги из дружественных магазинов всячески рекомендуют расширять эту линейку, но Дьячков, отдавая должное идее поставить рядом с путеводителем по Нью-Йорку тот самый любимый роман Трумена Капоте, опасается, как бы этот концептуальный, но трудноформализуемый подход не повредил основной специализации магазина. Ассортимент в «двух Гумбольдтах» действительно совершенно исключительный, от очень красивых репродукций старинных карт до стойки «Мечта реваншиста» с картами областей бывшего СССР 80-х годов. Это требует много усилий: ситуация с картами ровно противоположна ситуации с книгами, которые издаются и потребляются в основном в двух столицах, с трудом добираясь до провинции; карты, выпускаемые региональными геодезическими предприятиями Иркутска, Новгорода или Ростова, наоборот, трудно найти в Москве. «Гумбольдт & Гумбольдт» находит их и выписывает: первое, что бросается в глаза при входе в магазин, — двухкилометровка Тункинских гольцов. Кто знает, тот поймет.

Другой специализированный магазин — «Лавочка детских книг», открытая издателем Вадимом Мещеряковым сначала, полгода назад, на Старом Арбате, а недавно переехавшая в более перспективное место — на Солянку. Собственно, название говорит само за себя. Это единственное место в Москве, где практически весь ассортимент хороших детских книг собран в одном месте и выставлен лицом, что для детской книги, для которой оформление — всё, архиважно. Надо сказать, что внешний вид детских книг чудесно преобразился буквально в последние пару лет, но не менее радует другое: маленькие детские издательства, часто создаваемые из чистой любви к искусству людьми предельно некоммерческого склада и потому все время балансирующие на грани выживания, учитывая низкую производительность и по определению дорогую полиграфию, наконец получили свою точку сбыта. Раньше они продавали книги главным образом на книжных ярмарках два-три раза в год. Другое немаловажное свойство «Лавочки», которое также можно назвать родовой чертой маленьких магазинов вообще, — там почти нет плохих книг. Отметить какие-то издательства или наименования поэтому трудно, но меня очень порадовали первый из пяти будущих томов полного издания комиксов Туве Янссон о муми-троллях, впервые выпущенных издательством Zangavar по-русски, и новинка «Августа» (уже десять лет издающего в лучшем случае по одной книжке в год; сами издатели детских книг в один голос называют его лучшим) — переиздание «Повести о рыжей девочке» Лидии Будогоской. Еще там есть букинистический стеллаж, и, наконец, «Лавочка детских книг» функционирует как интернет-магазин. Там же можно посмотреть расписание мероприятий — презентаций, встреч с авторами и прочих детско-родительских тусовок.

Второй путь, по которому идут мелкие книжные предприниматели, — это концептуальный книжный магазин. Наиболее выразительное и успешное воплощение этой модели — магазин «Додо», открытый литературным деятелем широкого профиля Александром Гавриловым совместно с Шаши Мартыновой (издательство Livebooks) на Рождественском бульваре в августе 2009 года. В апреле 2010-го у «Додо» появился филиал на Покровке (рядом с кинотеатром «35 мм») под названием «Джаббервоки». Таким образом мы получили такой вроде бы оксюморон, как сеть маленьких книжных магазинов. Для концептуального книжного точкой отсчета является не ассортимент, а аудитория. Как говорит Александр Гаврилов, «любой такой стилевой магазин есть предположение о том, что некоторая аудитория существует и она платежеспособна. Некоторые эксперименты удались блистательно, например, мы всегда с изумлением и восторгом смотрим на наших коллег из “Фаланстера”, некоторые не удались — например, “Перемещенные ценности” в Санкт-Петербурге. “Додо” был экспериментом, обкатывающим версию Шаши Мартыновой о том, что существует юный городской читатель, склонный приобретать книги и вести при помощи книг сознательный аутический поиск неких иных пространств. Такой читающий эскапист. Человек, которому не очень интересно, как устроена реальная жизнь, но зато очень интересно созидать и исследовать новые миры и уходить в них с головой. Эта аудитория есть, она платежеспособна и с удовольствием обживает магазин как практически клубное пространство». Если с аудиторией все более или менее понятно (это, в общем, люди, которых принято называть кидалтами), то в ассортименте можно разобраться разве что интуитивно. В «Джаббервоки» (магазин, чье отличие от «Додо» состоит в расчете в первую очередь на синефилов, вскормленных кинотеатром «35 мм») тем не менее нет кино. Зато есть стеллаж, посвященный только изданиям «Алисы в Стране чудес» Льюиса Кэрролла (книги культовой для создателей и прихожан обоих магазинов, давшей им названия и мифологию), есть уголок аниме и много классической музыки. Что до книг, то они рассортированы традиционно, но подобраны хаотично. Полка «О литературе» повергает в недоумение, а полка поэзии — в глубокую депрессию. Зато я нигде, кажется, не видела такого количества Сомерсета Моэма в разных изданиях. Александр Гаврилов объясняет все это так: «Формат складывается как набор предложений. Какие-то вещи мы выискиваем, на какие-то соглашаемся. Вот предложили нам аниме — мы думаем: ммм, прикольно! Книжный магазин в отличие от сыроваренной фабрики не побуждает ассортимент к появлению. Для нас скорее важно удостовериться, что на этих полках нет ничего, что сознательно оглупляло бы или ухудшало жизнь читателя. Потому что, к сожалению, абсолютное большинство книг, которые числятся бестселлерами в Российской Федерации, сознательно направлено на то, чтобы человек, их прочитавший, сделался глупее, несчастнее и хуже».

Конкретный выбор книг на полках не является главным в «Додо» и «Джаббервоки» еще вот почему: значительную часть оборота магазинов составляют книги, уже ушедшие с полок, которые продавцы специально ищут на аукционах и прочем вторичном рынке по заказам покупателей. Эта ценная опция прямо вытекает из идеи магазина как клуба единомышленников, а не места сбыта. Отсюда же — культурная программа, включающая концерты, кинопоказы, кулинарный мастер-класс, лекцию по истории джаза и прочие вещи, также не формализуемые, но интуитивно, видимо, понятные членам новой секты «алисоманов».

Наконец, примером некоторой промежуточной стратегии может служить сейчас возрожденный магазин «Гилея». Представлять его нет нужды — это бренд легендарный, один из двух старейших маленьких московских магазинов интеллектуальной литературы, возникший в начале девяностых и открытый одноименным издательством Сергея Кудрявцева. Строго говоря, «Гилея» с тех пор и не закрывалась, но когда после своего золотого века на Знаменке и позже на Большой Садовой магазин переехал на Нахимовский проспект, в здание библиотеки ИНИОН, он практически пропал с радаров. В июле 2010-го «Гилея» триумфально вернулась в центр, на Тверской бульвар, обретя новое помещение в Московском музее современного искусства, а вместе с тем — новую аудиторию, новый ассортимент и новое расширение: «Гилея: Культура. Искусство. Авангард».

По словам хозяина магазина Сергея Кудрявцева, и формат в определенном смысле не новый, а является вариацией хорошо забытого старого: когда-то издательство «Гилея» специализировалось на русском авангарде, издавая Малевича, Хармса. Особенно памятны читателям пиратское издание Введенского и прошлогоднее семитомное собрание Геннадия Айги — само название «Гилея» позаимствовано у группы поэтов-футуристов десятых годов прошлого века. Теперь упор сделан в первую очередь на книги и альбомы по культуре и искусству в самом широком понимании, будь то альбомы Энди Уорхола, «Саломея» Оскара Уайльда с иллюстрациями Обри Бердслея или исследование Андрея Крусанова «Русский авангард», выпущенное издательством «НЛО» и презентовавшееся в «Гилее». Наряду с тем в магазине очень неплохой выбор и просто хороших книжек, включая изданные несколько лет назад, держать их на полках, отнимая место у новинок, вообще привилегия маленьких магазинов. Как говорит Кудрявцев: «У нас есть выраженный профиль – мы пытаемся представить новаторские течения в разные времена, от авангарда до актуального искусства. Четкие критерии подбора художественной литературы трудно вербализовать – это новаторская, часто альтернативная, контркультурная проза». Определенный политический уклон, который всегда имела «Гилея», сохраняется в той мере, в какой его имеют соответствующие течения в искусстве и литературе – скажем, дадаизм, сюрреализм, футуризм.

При этом не меньшее, чем специализация ассортимента, значение имеет серьезная культурная программа под названием «Гилейские чтения» – презентации, литературные вечера, круглые столы и так далее. Я, например, совершенно случайно, но с неослабевающим интересом от начала до конца прослушала круглый стол «Книга художника», имеющий прямое отношение к современному искусству и почти никакого — к книгоизданию, то есть посвященный малознакомой мне области. Но и поэтические корни не забыты — на днях в рамках тех же Чтений прошел вечер поэта-метареалиста Александра Еременко, чья книга Opus Magnum, впервые вышедшая еще в 2001-м в издательстве «Подкова», теперь переиздана автором ограниченным тиражом и будет продаваться только в «Гилее», а в начале декабря планируется презентация нового издания Александра Введенского, выпущенного на этот раз издательством «ОГИ». Кроме того, предположительно «Гилея» станет одной из площадок проведения юбилейного хлебниковского фестиваля.

Оцените пост

0