• 545
  • 2
  • 3
Нравится блог?
Подписывайтесь!

В центре внимания

Как правильно: Kazakhstan или Qazaqstan?

Как правильно: Kazakhstan или Qazaqstan?

ShpakShpak

  • 719
  • 13

Дым воспоминаний

Часть 1.

 

Быть может, когда ты уйдешь от меня,
Ты будешь ко мне холодней.
Но целую жизнь, до последнего дня,
О друг мой, ты будешь моей.

Я знаю, что новые страсти придут,
С другим ты забудешься вновь.
Но в памяти прежние образы ждут,
И старая тлеет любовь.

И будет мучительно-сладостный миг:
В лучах отлетевшего дня,
С другим заглянувши в бессмертный родник,
Ты вздрогнешь — и вспомнишь меня.

Константин Бальмонт

 

И снова красный... Вот уже четвертый светофор подряд велит ей тормозить и стоять на месте. А ведь они опаздывали... Черт, она так ненавидела ожидание. И вдруг невольно нахлынули воспоминания... Она вспомнила, как они ехали на его поддержанной иномарке в первом часу ночи к ее дому и все это время им светил зеленый сигнал светофора. Как же она была счастлива тогда.

"Если ехать под 40, всегда будет зеленый", - промолвил ОН. Она так внимательно его слушала, буквально затаив свое дыхание, она подбирала каждое его слово, оброненное с его уст. Он ей казался тогда таким сильным, умным, серьезным. Она вспомнила ТО время с такой ностальгией и теплотой.

 

И вдруг ее вернул в реальность, нежный голосок:

- Мамочка, уже зеленый! Ты что не видишь? – раздался голос с заднего сидения.

- Да, да Айлуша, я просто задумалась. Что бы я без тебя делала! – сразу же ответила Алия, нажав на педаль газа.

- Мамуля, ты что глупенькая? Не было бы меня и тебя бы не было! – вдруг выдала не по годам развитая малышка.

Ей всего 3, а она такая смышленая, и она даже не представляет как она права, ведь Айлина для нее весь смысл жизни!

Айлуша, не такая, как все. Впрочем, все мамы так думают о своем чаде, ведь для каждой он уникален. Девочка рассуждает по-взрослому. Словно она вобрала в себя лучшие качества своих родителей: у нее красивые, бездонные глаза, в которые можно смотреть бесконечно и утонуть, если увлечься; а реснички... Она так мило ими хлопает, когда удивляется и радуется! А характер... Характер, несомненно, его. Сдержанная, но нежная; отважная, но хрупкая: она никому не даст себя в обиду, не устраивает истерик и скандалов, но каждому покажет свое место. «Нет, я не такая, - подумала Алия,-  в отличие от Айлуши, мне обязательно надо все выплеснуть наружу: и радость и обиду. Вспыльчивая, но потом сожалею, а еще я упрямая... Хотя дочурка меня в упрямстве переплюнула" - рассуждала Алия, жав только на педаль газа. Как ни странно, но ехав под 40 км/час, ни пятого, ни десятого «красного» она не поймала. Приехав в 8:25 к воротам детского сада, выключив зажигание и вынув, ключи она повернулась, назад и спросила:

- Ну что идем? – с улыбкой спросила Алия.

На что последовал встречный вопрос:

- Мамочка, а папа скоро приедет? Может мы, все-таки вместе встретим Новый год?

У Алии медленно сошла ее милая улыбка с лица. Она понимала, как малышка скучает по отцу и ждет его всегда с нетерпением. Дочка души не чаяла в отце, впрочем, как и он в ней. Но эти постоянные вынужденные командировки не давали насладиться полностью их семейным счастьем. Они старались ни в чем не отказывать своему чуду, поэтому он был в разъездах, а она вся в делах. Айлуша, как и все дети,  всегда с нетерпением ждала Нового года: как-никак – это семейный праздник, который был полон чудес для нее.

- Айлуша, милая, ты не представляешь насколько и я бы хотела, чтобы папочка был с нами в этот вечер, но ты же знаешь, у него дела, он приедет через неделю и мы обязательно отметим все вместе, но только позже. Кстати, а что бы ты хотела на Новый Год?

В ответ последовало только глубокий вздох, который означал многое. Ведь Алия сама так делает: немножко надув губы, приподняв свои красивые глазки из-под ресничек и глубоко вздохнув, она давала понять, что иного выхода нет и  она согласна, но давала знать другим, что ей это не очень по душе, таким образом, заставляя  мучиться от угрызений совести. Да Айлуша могла растрогать….

- И все-таки, что же? Или ты хочешь сюрприз?

- Хочу папу… - в ее глазах можно было прочитать столько надежды.

 

…Алия поцеловав свою дочурку напоследок и попросив  воспитательницу проследить за тем, чтобы Айлуша хорошо поела, она побежала в сторону своей машины. Она мысленно пробирала в голове, что ей надо срочно съездить в офис, уладить все дела, ведь на носу Новый год.

 

Она никогда особо не любила Новый год: для нее он был грустным праздником, почему то так складывалось в ее жизни, что накануне каждого Нового года она оставалась одна. Ее душа разрывалась от одиночества. Вот и в этот Новый год история повторяется: муж уехал в срочную командировку, неотложные дела.. Но у нее была Айлуша, ее маленькое сокровище, которое было целым миром для нее. «Нам никого и не надо, мы и есть весь мир» - утешила саму себя Алия.

 

Телефонный звонок ознаменовал начало ее безумного дня. Это был Руслан, лучший друг семьи и по совместительству партнер по бизнесу:

- Алия привет! Ты где? Скоро будешь в офисе? – голос показался взволнованным.

- Я Айлушу в садик отвозила, уже на пути в офис. Что случилось? – сердце замерло: проблемам было не время появляться.

- Груз задержали на таможне, документы, говорят, неправильно оформлены, не пропускают. Надо срочно переоформлять накладные, у нас 3 дня. Потом праздники, никто не будет работать. А потом... Потом штрафы и неустойки, если мы оперативно этим не займемся.

- Уже еду. Буду через полчаса, если без пробок.

 

Как же ей не хватало его! Он бы справился со всем, а эта внезапная командировка нарушила все планы, и теперь весь груз ответственности ложился на ее хрупкие плечи. Ах, если бы только он был здесь, он бы помог, и ей не пришлось бы разбираться со всем этим одной. Она набрала его номер: но нежный голос сообщал ей, что ее муж вне зоны доступа. Придется искать выход самой. "Ну, ничего, все, что нас не убивает, делает нас сильнее! Я же сильная" - успокаивала она саму себя. Да это было кредо ее жизни. Она всем казалась сильной, но никто не знал какая она в душе на самом деле. Сильная... Он всегда приговаривал, что она сильная и со  всем справится. Она думала, что ему нужна та, что справится со всем сама. «Странный день,- подумала она про себя, я снова возвращаюсь к этим воспоминаниям, снова вспомнила его, его слова, даже запах спустя годы могу почувствовать на память… Воспоминания - это что-то вроде сигарет: ты вроде не хочешь закуривать, но стоит затянуться как дым, проходящий сквозь тебя, делает тебя легче и становится приятно. Чем глубже ты вдыхаешь его, тем больше ты становишься зависимым. Это затягивает...» Ей было приятно снова втягиваться в эти воспоминания. Стоило появиться свободной минутке, и она могла расслабиться, отдаться своим мыслям, как тут же голову обволакивает легкая пелена воспоминаний.  Она стояла в пробке.

 

Больше всего в жизни она ненавидела ожидание, она любила Алматы с его неповторимыми взорами, но ненавидела пробки в нем. Сколько себя помнит, Алия  всегда стремилась в южную столицу. Что-то манило ее туда. Эти величественные горы, неописуемые пейзажи… она любила свой маленький городок, там проведено ее самое лучшее и беззаботное время. А он всегда стремился в Астану, город, который казался ей таким холодным, серым и мрачным. Он говорил, что там все перспективы. И почему она начала все это вспоминать? Хотя ей было приятно отдаваться воспоминаниям, они были такими нежными и теплыми… несмотря ни на что, все продолжает напоминать о нем. Говорят, новое – это хорошо забытое старое. Но ее «старое» никак не хочется забываться…

 

… Она уже заезжала в подземный паркинг бизнес центра, в котором находился ее офис. Зайдя в кабинку лифта, нажав на нужный 6 этаж, Алия приготовилась к безумию, которое начнется через минуту.

- Алия Максатовна наконец-то. Доброе утро! Мы Вас все ждем, - с явной взволнованностью сказала администратор Жанна, едва завидев свою начальницу из дверей лифта.

Жанна работает в агентстве всего полгода, но успела войти в курс всех дел с такой легкостью и быстротой, и  ей в этом хорошо услужили ее амбициозность,  хваткость и сообразительность.

 

Алия буквально подобрала Жанну на улице. В один из промозглых дней она возвращалась с офиса домой, как вдруг увидела голосующую девушку на дороге. «Бедняжка»,- подумала Алия и тут же притормозила.

- Вам куда? – открыв дверцу пассажирского сиденья, спросила Алия

- Мне на Сайран, тут недалеко, подвезете? – девушка была лет 20, не больше.

Разговорившись, стало ясно что, задержавшись у подруги в гостях Жанна, решила пройтись пешком до дома, но на середине дороги ее врасплох застал страшный ливень, и ей пришлось ловить машину, чтобы благополучно вернуться домой. Жанна создавала впечатление порядочной, умной, хваткой девушки.

- А чем ты занимаешься, Жанна? – поинтересовалась Алия.

- Я студентка, будущий юрист! – не без гордости проговорила миловидная девчонка с ямочками на щеках.

- Я кстати тоже по образованию юрист, коллега! Слушай, я вижу, девочка ты не глупая, и, в общем, мне нужен помощник, поскольку я со всеми делами одна физически не справляюсь. Я могу тебя взять с испытательным сроком к себе на работу. Вот моя визитка, надумаешь – позвони! – протянула свою визитку Алия.

- Хорошо, спасибо Вам! – ответила Жанна с улыбкой и, попрощавшись, она вышла с машины.

«Милая девочка - подумала про себя Алия, - чем-то меня напоминает в такие же годы»

Буквально через 3 дня Жанна уже отвечала на поступавшие звонки в приемной. Она схватывала все на лету. Таким образом, часть груза Алия могла перевалить на другие плечи.

 

- Так, где копии документов накладных? – поинтересовалась Алия, двигаясь по направлению к кабинету Руслана.

- Сейчас, вот. Телефон разрывается от звонков. Все обеспокоены тем, вовремя ли придет оборудование?

- Где Руслан?

Со словами "У себя" Жанна протянула папку с документами. Алия зашла в кабинет Руслана, где он разговаривал по телефону:

- Хорошо я понял, ну вы и нас поймите: времени для переоформления нет, впереди выходные и праздники. А груз ждут наши партнеры. Нам грозят штрафами и неустойками.

Повесив трубку, Руслан мило улыбнулся и поздоровался:

- Как ты?

- Бывало и лучше. Что случилось? Объясни поподробнее.

- Сроки документов просрочены, на один день, груз продержали на российско-германской границе 3 дня. Теперь наши не пропускают. Говорят, не имеют права.

- Ясно. С кем-нибудь разговаривал?

- Да с начальником таможенного поста, бесполезно.

- В нашей стране бизнесу невозможно развиваться нормально, "не отстегнув" каждой ячейке бюрократии. Ну ладно надо действовать. На какой границе их остановили?

- На западе. Пост № 3 кажется.

- Хорошо, надо попробовать позвонить в несколько мест.

В ее глазах появилась искорка: казалось, в ее голову пришла гениальная идея. Руслан недоумевал.

Она потянулась в своей сумке. Женская сумка по обыкновению была полна всего: косметики, ежедневника, документов, но искала она явно другое.

- Ну, где же она может быть.… Вот так всегда: когда понадобится, ничего не найдешь. Она заглянула во внутренний карман. - Эврика! - вскрикнула Алия.

- Что ты ищешь или уже нашла? – поинтересовался Руслан, вытягивая свое лицо, выражающее явное любопытство.

На ее лице появилась ее милая улыбка, сопровождающая небольшую визитку в ее руке.

- Как-то летом я встретила своего старого знакомого. Я обедала в своем любимом Gardenе на углу Карасай батыра. И тут ко мне подошел очень приятный мужчина, с лица которого не сходила милая улыбка. «Алия? Это ты?» - произнес он с опаской. «Узнала? Это, я – Бека». Я тогда его сразу не узнала. Но потом, вглядевшись в его черные глаза, поняла кто это. Это был Бекжан, мой сокурсник, мы вместе выучились на юриста, потом он ушел в армию. Устроился в КНБ, мотался по всей стране и сейчас, наконец, по распределению снова  здесь в Алматы. Мы посидели, вспомнили прошлое, и напоследок оставил свою визитку, на случай если понадобится его помощь. Думаю, этот случай наступил, - закончила Алия.

- Ты думаешь, он сможет помочь? – не без скептицизма спросил Руслан.

- Сейчас выясним, - говорила девушка, уже набирая номер телефона на своем мобильнике.

- Алло, доброе утро Бекжан! Это тебя Алия беспокоит в столь ранний час.

- Да здравствуй дорогая, как ты? – голос на другом конце телефона показался таким уверенным и в тоже время приятным.

- Все хорошо, Бека, только было бы лучше, если бы ты помог мне в одном деле.

- Конечно, что в моих силах, я помогу. Что случилось?

- Это не телефонный разговор, мы можем сегодня встретиться?

- Хорошо, когда тебе удобно?

- А можно прямо сейчас? – Алия явно волновалась: не видеться несколько лет, и вот как снег на голову она заявляется, и хочет увидеться и прямо сейчас.

Молчание длилось несколько секунд.

- Знаешь куда подъезжать? На Байзакова  ДКНБ.

- Да, да, я знаю, - она повеселела.

- Кабинет 134, скажешь Елеуов Бекжан Маратович

- Хм… ну я вроде как еще помню, - с ухмылкой на лице произнесла она

- А ну да… Я жду, - в его голосе почувствовалась теплота.

Алия откинувшись на спинку кресла и начиная раскачиваться, вдруг почувствовала такую легкость в душе, которая, как она считала, навсегда покинула ее. Она была в предвкушении этой встречи: не потому что она могла разрешить свои рабочие проблемы благодаря ему, а потому что ей просто хотелось встретиться с ним, с ним у нее только хорошие воспоминания.

 

Она помнит, как они познакомились на первом курсе юридического факультета. Он был невысокого роста, кучерявый, с очень милой улыбкой, с красивыми и добрыми черными глазами. Он всегда к ней относился хорошо, интересовался как у нее дела, был приветлив. Иногда казалось, что у него было больше чем симпатия по отношению к ней. Но его друг оказался шустрее. Бекжан с Ернаром были неразлучны: они были лучшими друзьями, так сказать не разлей вода. Алия помнит, как впервые увидела их: двое симпатичных молодых человека, но такие разные как внешне, так и внутренне. Они создавали впечатление уверенных, самодостаточных личностей. Бекжан как-то сразу сблизился с ней.

- Привет, ты случайно не на лекцию Гумарова спешишь? – послышался мужской голос со спины.

-… Да… - робко прозвучал ее ответ, она посмотрела с таким любопытством, словно пытаясь понять, откуда бы он мог знать.

- Меня Бекжан звать, можно просто Бека, друзья так называют меня частенько.

- Алия, - протянула руку она, одарив его своей лучезарной улыбкой.

- Я вроде видел тебя пару раз в аудитории, вот и решил узнать сокурсницу поближе, - как бы оправдываясь, продолжал разговор.

- Значит, ты занимаешься разглядыванием девушек на лекциях вместо прослушивания лекций?! – решила подшутить Алия.

- Нет, я занимаюсь разглядыванием исключительно симпатичных девушек, - его глаза засияли. Они шли рядом, узнали вкратце друг о друге, их разговор был непринужденным.

– Вот мы и пришли, надеюсь, не опоздали, иначе нам не сдобровать, Гумаров, я слышал, человек консервативных принципов, и думаю, ему не очень понравится, если мы с тобой опоздаем, - то ли серьезно, то ли шутя сказал это новый знакомый.

 

Тот день она помнит так же хорошо как вчерашний. «Какое же это было беззаботное время, полное ярких красок, эмоций, переживаний. И смех, и слезы и любовь, одним словом».

 

Да, студенческие годы занимали особое место в ее жизни. С поступлением на 1 курс юрфака ее жизни начала меняться. Меняться, как она думала, в лучшую сторону. Новые знакомства, новые друзья, поклонники, увлечения, словом взрослая жизнь. Она спешила жить, хотелось попробовать всего, быть в центре внимания. И, конечно же, ей хотелось влюбиться. Она считала, что полюбить сильно невозможно, вернее что любви как ее описывают в книгах, фильмах, да и просто как того люди рассказывают, не может быть просто-напросто. Алия думала, неужели ей не дано почувствовать этого светлого чувства, была какая-то симпатия к людям, которая тут же проходила спустя какое-то время. И она все ждала, ждала того самого человека, который сможет отогреть ее в зимние стужи, и который сможет все-таки завести этот механизм щелчка в ее сердце.

 

Бека был очень хорошим другом, который поддерживал ее всегда. Он ласково называл ее «Сестренка». Это было так мило. Он относился к ней тепло. А его лучший друг Ернар был другим: более напористым, порой наглым, умел найти подход к любому человеку, всегда был окружен стаей девчонок. Может быть, именно это и цепляло в нем Алию – его ужасающая самоуверенность делало его таким привлекательным. Но он особо никогда не замечал ее. Видя их двоих – Беку и Ернара, она искренне радовалась Беке, расплываясь в умилении от радости, а с Ернаром они перекидывались парой фразой типа «Привет, как дела». На этом их общение заканчивалось. Ернар уходил дальше, оставляя своего друга болтать с Алией, а сам, завидев компанию красавиц юридического курса, становился его душой. На протяжении всего разговора с Бекой она была весела, ей нравилось общаться с ним, потому что это давалось ей легко, но краем глаза всегда следила как Ернар себя хорошо чувствует, будучи в центре внимания, и травил как всегда своими шутками, а те в свою очередь еле сдерживали себя от того чтобы не запрыгнуть ему на шею. Ей было неприятно, но что она могла поделать? Она ему никто, а он никогда не посмотрит в ее сторону.

 

Но говорят же, если только очень сильно захотеть, все получится. Тот день она не забудет никогда: ему понадобилась ЕЕ помощь, ему, такому независимому, самодостаточному, уверенному в себе человеку.

 

Поздним осенним вечером на дисплее ее телефона высветился незнакомый номер. Она, призадумавшись, кто бы это мог быть, ответила:

- Алло, - скептически настроилась она.

- Привет, Алия, это Ернар, узнала? Как дела? – прозвучал приятный брутальный голос.

Она пыталась понять, тот ли самый Ернар беспокоит ее.

- Да, конечно узнала. Все хорошо. Как у тебя?

- Неплохо, Алия можно к тебе заехать, мне нужен твой совет. Ты не возражаешь?

Алия призадумалась: с ним она никогда близко не общалась, их общение сводилось к банальному «Привет, пока» и в лучшем случае интересом друг у друга курса дел. «Что же ему понадобилось? Наверное, что-то действительное срочное и серьезное».

- Хорошо, подъезжай на Райымбека-Ауэ… - не успела договорить она свой адрес.

-  Я знаю. Через час буду, хорошо?

- Хорошо. Позвонишь. Пока.

Алия положила трубку, но она не понимала, что это было. Человек, который не замечал ее в течение длительного времени и вдруг ему нужна ее помощь и он знает, где она живет. Она не могла поверить. Через час они болтали так непринужденно и легко, будто знали друг друга целую вечность.

 

- Я работаю над социальным проектом, мой руководитель – Рахманов. Но мне необходима помощь, так сказать свежая голова. Я не мог придумать лучшего кандидата, чем ты, - начал разговор Ернар.

- Я?? … Но почему я. Вокруг полно умных людей, взять к примеру….

- В этом то и проблема – мне нужен сообразительный партнер, неординарно мыслящий, а не просто умный. А это как раз ТЫ!

Алия даже немного разочаровалась: она ожидала совсем иного, а он приехал только за ее помощью в учебе.

- Ну, хорошо. Только не пойму одного: неужели те не мог сказать мне этого в универе? Обязательно было приезжать ко мне?

- Просто понимаешь, мне хотелось тебе предложить тебе так сказать в неформальной обстановке. В универе нормально не поговоришь.

- Понятно. Расскажи поподробнее о проекте. Что конкретно от нас требуется?

 

Объяснения о сути проекта продолжались не более 15 минут. Остальные 4 часа, проведенные вместе они разговаривали так сказать «по душам».

 

Все началось с этого. У них появилось общее дело, как оказалось впоследствии, это был лишь предлог для сближения. Поначалу она относилась к нему как к обыкновенному молодому человеку, сокурснику, приятелю, была симпатия, но в груди ее не щелкнуло, как она того ожидала. Хотя она всегда желала быть с ним. Она знала, что должно что-то щелкнуть в один миг, и она поймет, что это ТОТ самый, кто ей нужен. Он казался идеальным, старался ее покорить, но она оставалась такой, же холодной и неподступной, словно она не знала, КАК любить.

 

- Я люблю тебя, - вдруг из пустоты прозвучало его признание. Она была не готова к такому повороту событий.

- Хм… Знаешь я думаю тебе лучше не торопиться с этими словами. Не знаю как для тебя, а для меня они многое значат, порой люди не понимают всей серьезности и смысла этих трех простых слов, они несут в себе столько ответственности. Поэтому не стоит... ты можешь подумать, что я холодная и не способная любить, и я не буду оправдываться. Может быть, оно на самом деле так, но если я полюблю, то полюблю по-настоящему и разбрасываться этими ценными словами не буду.

- Ты моя умница, - прозвучало в ответ, и поцеловал в носик.  Его поцелуи были всегда невинны и чисты. Будь то поцелуй в нос или лоб – он таил в себе столько любви и страсти. Первые полгода отношений Алия вела себя так будто, ничему серьезному это не приведет, она все ждала другого, того кто зажжет факел в  ее груди и разбудит в ней самые страстные чувства.

 

Помнится, близился Новый Год, он предложил встретить его вместе. Она была рада. Тот Новый Год она будет помнить всегда: именно в этот вечер у нее в груди щелкнуло. Получилось само собой. Он зашел на кухню, Алия нарезала салаты. Он подошел, вдохнул запах ее волос, улыбнулся, украл ее поцелуй и сел напротив. Она взглянула на него. Складывалась такая идиллия: он за столом, ждущий долгожданного обеда и, перекидывая что-то на ходу, чтобы заморить голод; она бегающая по кухне взад вперед, пытаясь побыстрее сготовить вкусный праздничный ужин.

- Ну как дела? Уже скоро? – голодным голосом спросил Ернар.

- Да, почти. Через полчаса будет все готово, - она посмотрела на него уже совершенно другими глазами. В них уже можно найти отражение любви.

- Правда? Тогда я говорю ребятам, что можно садиться, ок? – словно ребенок, радовавшийся подаренной конфетке, вскрикнул он.

- Давайте бегите, - улыбнулась ему она вслед.

 

Она все никак не могла признаться ему, что любит его. Казалось от сердца исходят эти импульсы чувств, а как только они подступают у горлу, там же и застревают. Ей не хватало смелости произнести эти, казалось бы, легкие три слова. Может потому что она никогда их говорила? Он видел по ее глазам, что она хочет что-то сказать, что-то ее гложет.

 

- Все хорошо, родная? – очень тихо спросил он.

- Да, ..мне… я… в общем… помнишь ты говорил, что я должна сама все понять?

- Конечно, ты хочешь что-то сказать? – его голос был одурманен алкоголем, но это придавало ему какой-то изюминки. Он был таким мужественным, но в тоже время оставался нежным и милым.

- Мне кажется, …нет, я знаю… я… тебя люблю… - еле слышно робко призналась она, не понимая до конца, что она это сделала.

-  Малышка моя, я это понял, просто не хотел торопить тебя. Ты еще не поняла?

- Что? – она недоумевала.

- Ты же будешь мамой моих детей! – внезапно с уверенностью он произнес.

 

Она ничего не ответила, только лишь обняла его сильно-сильно. Щелчок в ее груди заставил биться ее сердце так часто и быстро, что оно готово было вырваться наружу. Наконец она поняла, почувствовала, что это значит любить. Это были самые счастливые ее времена, проведенные вместе. Бека был только рад за них, он не мог поверить, что его лучший друг, наконец, влюбился по уши и начал ценить жизнь, а не просаживать ее.

 

…Алия взглянула на часы, висевшие прямо напротив письменного стола Руслана. Они показывали 10:00.

- Боже, надо же ехать! Чем раньше съезжу к Беке, тем быстрее все уладится. Ну пожелай мне удачи, - она была немного взволнована.

- Удачи, надеюсь, что-то выгорит. Документы не забудь, Алиюш, - Руслан всегда был мил с ней.

Она захлопнула дверь, подошла к столу Жанны, взяла еще пару документов и направилась в сторону лифта.

Она подъехала к зданию ДКНБ через 30 минут, выключив зажигание, она не торопилась выходить из машины. Опустив зеркало, она подвела глаза, нашла красную губную помаду, подкрасила губы, поправили волосы. «Вроде ничего выгляжу, и чего я волнуюсь как школьница перед первым свиданием? Это просто старый хороший друг». Она вошла в здание, взяла пропуск (военные люди такие мнительные), нашла 134 кабинет. И вот сейчас  она увидит человека, с которым связаны столько воспоминаний. Прошлое оно ведь никогда не отпускает, оно время от времени дает о себе знать. Она вздохнула, опустила ручку двери и увидела Беку, сидящего за столом. Он создавал впечатление такого серьезного вдумчивого человека. Ему шла военная форма, с этой одной звездой на погонах.

 

- Хееей, привет, родной, - она сама не поняла, как у нее с уст вылетели эти слова. Видать память языка дает знать. Она назвала его так, будто им сейчас снова по 20 лет и они снова те самые студенты, которые без умолку говорили и веселились.

- Сестренка, милая, как я рад!! – он встал из-за стола, чтобы поприветствовать ее и обнять.

Она так скучала по этим объятиям. «А парфюм у него тот же, - заметила она про себя, - я всегда знала, что он – человек верный своим предпочтениям» этот запах навеял собой такую ностальгию. Ностальгию по тем безумным дням.

- Ну как ты, рассказывай. Вижу, все цветешь, все та же красавица, – он всегда был щедр на комплименты.

- Скажешь тоже, я уже не та наивная девочка с того юрфака, которая верила всему.

- Я вижу. Ты изменилась, стала другой. Ты права, тогда мы были такими наивными, готовыми покорить весь мир, максималистами. Прошло время и вот передо мной сидит шикарная женщина, все та же красавица. Но глаза у нее не те уже, что были прежде. Они будто поблекли, в них нет того света, сияния, что всегда исходили от них. А улыбка… я скучаю по той улыбке, которой ты нас всех одаривала, она была такой искренней. Где же наша та самая Алиюша…? – в его глазах было столько любви и боли.

 

Он всегда умел затронуть больные нотки ее чувств.

- Бека, Бека, знал бы ты, через что мне пришлось пройти. Ты думаешь, от хорошей жизни я стала такой? Да я стала сильнее, более суровой, это мы не такие, это жизнь такая, она заставила нас стать такими. Увидев тебя, мое сердце искренне радуется, что спустя несколько лет мы с тобой встретились. Ты не подумай, пожалуйста, что тогда я была в обиде на тебя. Нет, просто тогда мне нужно было уехать. Ты же понимаешь, ты всегда меня понимал, - ее голос дрожал.

- Конечно. Ладно о грустном. Прошлое не вернуть. Что было, то прошло. Ты лучше поведай о себе. Я слышал, у тебя дочь маленькая растет?

 

Алия тут же повеселела, когда речь заходила об Айлуше она тут же переставала грустить.

- Да. Ее звать Айлин, в марте будет 4 годика. Такая большая уже. Она для меня все.

- Я представляю себе. Ты всегда мечтала о своей маленькой копии. Ведь я прав, она на тебя похожа?

- Внешне да. Но характер – мужа. Вся такая непоколебимая, иногда они меня вдвоем сводят с ума своими выходками. Но я понимаю, что в этом и заключается и счастье мое.

- Кстати как муж?

- Хорошо, сейчас в командировке, приедет через неделю, Айлуша скучает по нему очень. Послушай-ка, приезжай вечером к нам в гости, дочурку мою увидишь, а то мы с тобой так целый день можем проговорить?!

- Ммм… если я сегодня не задержусь на работе, то постараюсь. А ты собственно с чем ко мне?

- Знаешь, Бека, ты уж извини, что так получилось внезапно, но я решила, что ты можешь мне помочь в одной ситуации.

- Выкладывай.

- В общем, у нас с мужем своя фирма по поставке медицинского оборудования. Доставляем его из Западной Европы, в основном из Германии. Раньше там была «крыша» на западной таможне, но человека перевели и отправили на юг. Теперь таможенники задержали груз на один день, таким образом, чтобы сроки документы истекли. Ты же понимаешь, чего они хотят. Может быть мы бы и дали, но сейчас конец года, и деньги заморожены, мы не можем их трогать. Если бы ты мог помочь один раз, - как на духу выложила она ему.

- Хм… ясно… ситуация конечно банальная, но частая. Хорошо. Как называется твоя фирма?

- ТОО «Медиком сервис».

Бекжан уже набирал какой-то номер.

- Алло, господина Балгамбаева можно пригласить? Это беспокоит майор Елеуов с центрального ДКНБ… - он продолжал что-то говорить, о чем-то договариваться, но его голос ничего не выдавало, он был также спокоен, невозмутим. Положив трубку, он окинул ее теплым взглядом:

- Будь спокойна, твой груз придет в срок с опозданием на 1 день.

- Бека, я даже не знаю, как тебя благодарить! – он увидел в ее глазах тот же самый огонек, который был когда-то.

- Это малое, что я могу сделать для тебя.

- Жду тебя вечером у себя, - Алия написав на клочке бумаги адрес, протянула его Бекжану.

- Хорошо, буду в 8.

Они попрощались, как обычно: обняв друг друга, прижавшись на несколько секундочек, они поцеловали друг друга в щечку.

 

Она вышла от него, вся сияя от счастья: будто она снова почувствовала себя ребенком. «И вправду, как-то легко на душе. Я всегда знала, что существуют такие люди, от которых исходит положительная энергия и заряжают тебя ею на целый день». Для Алии Бека много значил в ее жизни. Но она никак не может себя простить, за, то, что они в последний раз она даже обошлась с ним грубо. Она просто исчезла из его, из их жизни. Она оборвала все нити, связывавшие когда-то ее и Ернара…

Ернар… она пытается воссоздать образ из прошлого. Прошлое не давало ей покоя. она скучала по нему. Мысли не давали ей покоя. Она начала вспоминать.

Ведь, мы же были счастливы вдвоем, помнишь? Наверное и не понимали всего смысла того счастья, которым мы с тобой обладали. Да, эта была идеальная любовь. Мы с тобой старались построить идеальную, вечную любовь. Да, вдвоем мы были максималистами, мечтателями. Я скучаю по тем былым дням, когда мы с тобой были счастливы в моей «однушке» в старом городе.

 

Я скучала дома одна, пыталась настроиться на учебу, но голова была забита мыслями только о тебе. Стоило только подумать о тебе, как раздавалась мелодия нашего любимого в то время трека Jay Sean “Maybe”. Мое лицо расплывалось от улыбки, завидев твое имя на дисплее звонящего мобильника.

- Да, родной, - я немедленно отвечала на твои звонки.

- Что делает моя жаным? – твой голос был таким нежным и брутальным одновременно.

- Пытаюсь заставить себя учиться, но я далека ото всего этого. Я безумно скучаю по тебе.

- Я тоже соскучился по тебе, малышка моя. А ты поела?

- Нет, мне и не хочется, я как-то не могу в одиночестве, - я ходила взад вперед по комнате, разговаривая с тобой, потому что не могла сконцентрироваться на одном месте.

Прозвучал звонок в дверь. Я опешила. Кого бы могло занести в столь поздний час?

- Жаным, кто-то ломится ко мне в дверь. Я никого не жду.

- Не бросай трубку. Никого не бойся, я всегда рядом.

Открыв дверь, я не поверила своим глазам: передо мной стоял ты, такой весь красивый, с кроваво-красной розой на длинной ножке в одной руке и с большим пакетом в другой

- Я же говорил, что всегда буду рядом, - с этими словами ты закрутил меня. Это было так мило, заботиться обо мне, зная, что я не ужинаю в одиночестве, привезти мои любимые роллы из японского ресторана. Мы могли с тобой проболтать до утра обо всем и одновременно ни о чем. Мы были словно дети: игрались, бесились, шутили, дрались будто нам снова по 5 лет. Мы многое пережили там.

 

Я помню, как готовила тебе завтрак, ты просыпался под мои «Жаным, кукем, вставай, уже утро». Ты так мило нежился в постели. И соглашался встать только после моего поцелуя. Мы вместе завтракали, я  провожала тебя, ты спешил на работу. Я поправляла твою рубашку, завязывала твой галстук и, слившись на долгий поцелуй, я желала тебе отличного дня. Затем я собиралась на пары. Как-то странно получалось у нас тобой: с утра ты на работу, а я на учебу, после обеда я уже дома, а ты спешишь в универ. Но тем не менее, мы были рядом, мы чувствовали друг друга. А помнишь наши вечерние прогулки? Зима эта была или лето, неважно, нам было наплевать на природу, ведь мы согревали друг друга.  А наши походы в кино на последние сеансы, я мило засыпала на твоем плече, а ты досматривал фильм за нас двоих. И выйдя из кинозала ты как бы ехидно спрашивал: «Интересный фильм был, да?» А я смотрела на тебя такими невинными глазами…

 

Но счастье наше продлилось недолго. Я начала чувствовать, как ты отдаляешься от меня, становишься холодным, не моим. Это так страшно терять человека, который рядом. Ты все сваливал на свою усталость на работе, что тебе не хватает отдыха, в универе грузят, проблемы на работе. Но я не верила этому. Я пыталась убедить себя, что ты прав, но ведь сердце не обманешь, ты бы ни за что на свете не стал бы меня любить меньше из-за банальной усталости. Ты успокаивал меня тем, что хочешь обеспечить нас, наше будущее, чтобы у нас все было ХА-РА-ШО. Мне не нужно было твое «будет», мне нужен был ТЫ здесь и сейчас. Я понимала, что в ожидании мы так прожигаем свою жизнь, живя только будущим. Но ты продолжал настаивать на своем, обвинял меня в непонимании. Мы столько ссор пережили. Но мы не могли расставаться надолго. Мы же были нужны друг другу как воздух. Я старалась тебя понимать, но ты все больше отдалялся от меня.

 

Потом как-то само собой получилось, что я узнала, в чем заключается твоя усталость: ее звали Анель, красивая девушка -, с необычными глазами и густой копной волос. Все были без ума от нее у вас на работе. А она этим пользовалась. И ты повелся на нее как дурак. Вдруг все встало на свои места: почему ты уставал, почему задерживался и даже почему у тебя начались проблемы на работе и тебя чуть не уволили. Ты как-то однажды сказал, что сцепился с коллегой, потому что он задел тебя, ему не понравилось как ты работаешь. А потом как оказалось ты просто напросто начал ревновать ее к нему. Как же это больно. Даже спустя годы эта боль дает знать.

Потом ты все понял, долго просил прощения, клялся, что кроме меня тебе никто не нужен. Сильная боль прожигала меня внутри, а слезы, лившиеся по моему лицу, обжигали меня снаружи. Ты пытался убедить меня, что она ничего не значит и мы должны попробовать снова.

 

Я не могла понять: За что? За что ты так со мной? Ведь у нас было так все хорошо, мы принадлежали только друг другу. Как ты тогда объяснял, ты просто не понимал, что с тобой творится, будто туман обволакивал твою голову. И я простила, ведь говорят, когда любишь – простишь. И снова наше счастье вдвоем, но уже другое. Теперь я стала другой. Не знаю, что с нами творилось, будто нас подменили. Ты снова стал меня любить как прежде, готов был на все. А я больше не верила тебе как раньше. Тебя это бесило, что я не могу довериться тебе снова. Складывалось впечатление, что у нас был график счастья: неделю счастливы, неделю в ссоре. Ты как-то однажды сказал: «Наверное, нам суждено так быть всю жизнь рядом, ссорясь и мирясь. Думаю это неотъемлемая часть нашего счастья». «Может быть»,- подумала я про себя.

 

Я помню встречу с твоими родителями: такими простыми и душевными людьми. Я приходила к тебе домой, а твоя мама говорила, что ей некогда пить с нами чай, и поэтому она давала волю мне. Я ходила по твоей кухне, уже зная, что где находится. Мы пили мирно чай с тобой. Это был последний ужин в твоем доме. Еще был ужин в моем доме. Ты написал смс, что задерживаешься и что ты жутко голодный. Я летала по дому. Меня заполоняли такие легкие чувства, когда я ждала тебя. Мы снова сидели друг против друга, ты уплетывал тарелку жаркое, а я смотрела на тебя. Ты сказал мне, что завтра тебя отправляют в командировку в Астану. Я так не хотела этого. Но ты сказал это всего лишь на 3 дня. 3 дня плавно переросли в 5, затем в 7 дней. Спустя неделю ты должен был приехать. Но звонка я так и не дождалась, ни на второй, ни на третий день.

 

Говорят мир не без добрых людей. Эти самые же «добрые люди» навеяли мне плохие новости. Ты приехал, но приехал не ко мне. У вас наметилась корпоративка. Было и продолжение корпоративки… не хочу даже себе представлять. Думаю,  это выглядело все как в дешевых сериалах. Я вызвала тебя на разговор. Ты даже не стал отпираться.

 

- Как ты мог так поступить со мной? Да еще и с кем? Как она могла поступить так? Я ведь ее знаю, – во мне было столько гнева, боли, и ужасающей ненависти к тебе.

- Прости, я запутался, я не знаю, что мне делать. Думаю, ты достойна лучшего, чем я, - единственное, что ты мог сказать напоследок.

 

Я была готова броситься под поезд, но я и так уже была раздавлена. Не хотелось жить. Хотелось закрыть глаза навсегда. Эта боль не давала мне покоя. Мне говорили, что время все лечит. Но ведь шрамы на сердце остаются.

Моя душа была полна ненависти к тебе. Как ты мог променять меня на какую-то однодневную подстилку? Мама тогда успокаивала мне: «Знаешь, не стоит расстраиваться из-за этого. Будет тебе уроком. Просто знай, если хочешь быть с ним, то придется терпеть всю жизнь это и нечего слезы размазывать, а нет – иди дальше и живи. Если он опустился до этого, то значит,  ты должна подняться. У тебя вся жизнь еще впереди».

 

Мне хотелось закрыться, спрятаться ото всех. Мне не нужен был никто. Все стало апатичным. Я все еще не могла осознать, что нет больше нас, нет больше нашего будущего, не будет ничего. Я не знала, как жить дальше. Звонили подруги, говорили, что так нельзя, нельзя уходить в себя. Учебу забыла вовсе. Меня прикрывали как могли.

 

Как-то вечером позвонили в дверь. Я лежала под одеялом и ничего не хотелось. Еле заставила себя подойти к двери. В дверях стояла моя Адема.

- Ты чего не отвечаешь на звонки? Я все телефоны оборвала, пытаясь тебя найти, - она отчитывала меня словно пятиклашку, заходя ко мне в квартиру.

- Не кричи на меня. Я ничего не хочу, - я закрыла за ней дверь и направилась к своей спальне снова в свою теплую постель.

- Нечего отлеживаться. Ты так себя в гроб загонишь. Жизнь продолжается. Знаешь, сколько неприятностей будет еще в жизни?! Посмотри на себя: ты молодая, красивая, умная девушка. Да парни толпами выстроятся за тобой! – она утешала меня как могла.

- Да мне никто не нужен! Слышишь – никто! Мне нужен только он, слышишь ОН! Я люблю его, и ненавижу одновременно. Я не хочу жить, - у меня была истерика.

- Дурочка ты моя. Все перестань. Я знаю что надо делать: надо пить Махито, много много Махито. Нам необходима срочная разгрузка.

- Никуда я не пойду. Мне дома легче, - свернулась я словно котенок, в клубок.

Адемка моя не слушала меня. Она просто начала копошиться в моем шкафу нашла юбку покороче, кинула в мою сторону со словами:

- Одевайся, ничего не знаю. Мы сегодня идем гулять!

 

Через час мы уже были у входа Lounge bar. Помню, как заказывали коктейли один за другим, как нас угощали молодые люди, мы веселились. Мне захотелось поехать к тебе. Адема еле сдерживала меня: «Мы сегодня гуляем ради себя, давай без кульминации!».

 

На утро жутко болела голова. Я под подушкой нашла свой мобильник: они показывали без четверти 12. И еще 5 пропущенных от неизвестного номера. Не помнила как оказалась дома. Последнее что осталось в моей голове так это то что в конце к нам подошли двое молодых парней, они угощали нас. «Как же их звать? - спросила я у самой себя. И кто меня привез домой? И где Адема моя?»

 

Зазвенел телефон, снова этот незнакомый номер. Не хотелось брать. Но что-то заставило меня ответить:

- Алло, - еле произнесла я.

- Алия с добрым утром! Как ты? – голос показался знакомым.

- Бывало и лучше, - хриплым голосом ответила я.

- Да, я себе представляю. Ну ты вчера и оторвалась я скажу.

Что за нахал мне звонит с утра и еще и подшучивает. Меня это задело.

- Ты кто?

- Я тот, кто вчера выслушивал тебя весь вечер о твоей несчастной любви и потом привез тебя домой. Тебе необходимо было выспаться, - оправдывался он.

Мне стало так жутко на душе. Со мной такого раньше не было. Было стыдно.

- Ты прости меня, если я вела себя неподобающе, - я сменила гнев на милость.

- Да, забудь, а можно я к тебе приеду? Ты, наверное, себя не очень хорошо чувствуешь? Что-нибудь захватить?

- Мартини, - я почувствовала себя последней алкашкой на свете.

 

Он повесил трубку. Я пыталась воссоздать картину прошлого вечера. Тщетно. Я набирала номер Адемы.

- Ей ты где? – будто ревнуя спросила я ее.

- Я уже на работе. Как ты моя?

- Да как-то не очень, не могу понять, что произошло вчера вечером?

- А что? Мы повеселились от души, как хотели. Только потом ты начала звать своего Ернара, пыталась позвонить ему. С нами был очень милый парень. Он вызвался развезти нас. Все хорошо?

- Хмм.. понятно. Просто я помню все смутно. А он мне звонил уже. Как его звать хотя бы?

- Да дорогая, видно нам удалось по полной оторваться! – она хохотала своим заразительным смехом. И мне стало веселее. Она всегда умела поднять мне настроение, - Его звать Нуржан. Смотри не перепутай.

- Аха, постараюсь.

- Будь хорошей девочкой. Целую моя!

 

Я вдруг осознала как ее люблю. Такую озорную, смешную, временами глупую, но все же мою. А еще я не могла осознать, что ко мне приедет совсем незнакомый парень.

 

Через 40 минут он стоял в дверях моей двери с бутылкой мартини. Это выглядело так глупо. Но тогда я прогнала прочь весь стыд и сомнения, ведь головная боль давала о себе знать.

 

Я приготовила завтрак. Он разлил в бокал мне мартини, подлил немного спрайта и сбрызнул немного лимонного сока.

- Попробуй, - протянул он мне живительный напиток.

- Спасибо.

- Ты хоть помнишь, как меня звать? – поинтересовался он не без ехидства

- Конечно, Нуржан. А я Алия! – быстро ответила я.

 

Меня бесила его излишняя самоуверенность и нахальство. Но это и цепляло. Он не пытался произвести хорошее впечатление на меня. Вел себя просто и легко. Видно было что у него нет дурных мыслей и он все выкладывает начистоту. Я отхлебнула его напитка. Недурно.

 

- Как ты себя чувствуешь?

- Уже лучше. Скажи, я вела себя вчера плохо?

- Да нет. Было даже забавно наблюдать за подвыпившей девушкой, страдающей от несчастной любви. Вы с подругой были веселы. На жесты парней угостить вас вы не отказывались, но не подпускали в свой мир. Казалось, даже что вы охраняете друг друга. Я наблюдал за вами. Затем я понял, что вас необходимо вывозить с этого места. Не дай бог, что еще может случиться с одинокими подвыпившими девушками. По дороге домой ты рассказывала, как ты несчастна и что какой-то Ернар полный подлец.

 

Я слушала его и не могла поверить, что это все происходило со мной.

- Ты уж прости нас. И спасибо тебе огромное. Не каждый день встретишь человека с хорошими намерениями.

- Да ладно извиняться. А вот одним спасибо ты не отделаешься.

На моем лице было явное удивление.

- Давай поужинаем сегодня?

Я оторопела. Еще и суток не прошло, как я его знаю, а он видел меня уже выпившей, и завтракали мы вместе, так еще и ужин.

- Но ведь…я… я даже не знаю

Он встал из-за стола.

- Ну вот и договорились. Я заеду в 8. Будь готова к этому времени.

 

Он был приятен, обходителен. Нам нравилось веселиться вместе, разговоры по душам, прогулки до утра, посиделки в горах. Я чувствовала, как он хочет быть больше чем друг, но я не могла ничего с собой поделать. В моем сердце был только ты.

 

Я продолжала любить тебя, продолжала желать тебе сладких снов каждую ночь, продолжала сидеть в одиночестве, попивая кофе в нашей кофейне за углом недалеко от моего дома. Я жила твоим запахом, твоим голосом. В каждом прохожем я находила твое отражение. Я безумно по тебе скучала. Но боль и ненависть продолжали жить во мне. Я пыталась переехать из своей квартиры. Уж больно все напоминало тебя. Мне было больно, заходить к себе домой. Но постепенно я привыкала к жизни, в котором не было тебя. Я пыталась нарисовать свое будущее, в котором нет тебя.

 

На носу был дипломный проект. Не помню как, но я смогла написать и защитить его. Помню как увидела тебя на вручении. Такого красивого, неотразимого, как всегда в гуще толпы красавиц. А я пыталась показать свое безразличие. Ты даже не подошел ко мне поздравить с окончанием. Твоя гордость… ты всегда был горд. Но оно всегда было не к месту. Гордым надо быть с умом. А твоя гордость делала тебя только глупее. Но я продолжала любить тебя. Я признавалась в любви к тебе каждую ночь во сне. Мне не хотелось просыпаться, когда я видела снова нас счастливых, пьющих чай на кухне. Потом ты исчезал. Я просыпалась и плакала до утра. Снились кошмары, где ты был счастлив с ней и обо мне даже не вспоминаешь.

 

Нуржик был для меня спасительным кругом. Говорят же, что случайная встреча – самая неслучайна вещь на свете. Но он так и остался моим другом, он это понимал.

После окончания мы с подругами улетели Тайланд отдыхать. Солнце, пляж, песок – было просто супер. Но не хватало тебя. Мы так мечтали об этом отдыхе вдвоем. Но я старалась забыться и веселиться. Мы приехали отдохнувшими, загоревшими и с новыми силами. Казалось я начала привыкать.

 

Помню как Бека пытался помирить нас. У него не было шансов.

- Алиюш, сестренка, пойми, он сам запутался в своей жизни, и только ты можешь ему помочь..

- Нет, он предпочел другую. Если бы он хотел вернуть меня, он бы давно это сделал. Я ждала. А он только и мог, что причинять дальше мне боль. Я больше ничего не хочу. Ты ведь знаешь, что я была готова ради него на все. А он… отплатил мне такой монетой. Я простила его один раз, от этого стало еще больнее. Чем больше прощаешь, тем больнее. Бека, ты не виноват, но ты его лучший друг и я не могу находиться в окружении всего того, что напоминает о нем. Я уезжаю. Не ищите меня, - с этими словами я встала из-за стола и направилась к выходу. По моим щекам текли слезы, но я не показывала их, я же сильная. Это был последний раз, когда я увидела Беку.

 

И вот я сидела в зале ожидания международного аэропорта Алматы.

- Объявляется посадка на рейс KL 1773 Алматы – Франкфурт. Просим всех пассажиров пройти к выходу номер 15. Желаем приятного полета.

Это означало новый путь в моей жизни. Я улетаю в Германию на стажировку почти на год. За меня похлопотал мой куратор в институте. Я согласилась немедленно. Решила что это знак свыше. Мне просто-напросто надо было уехать далеко от того что все напоминает о тебе…

«Прощай, мой родной, ты всегда останешься для меня таковым» - сказала я напоследок, смотря из окна иллюминатора на вечерний Алматы с высоты птичьего полета, зная, что там осталась моя любовь…

25 декабря 2011, 17:25
546

Загрузка...
Loading...

Комментарии

Будет продолжение?Мне понравилось, я прям проникла душой

Оставьте свой комментарий

Спасибо за открытие блога в Yvision.kz! Чтобы убедиться в отсутствии спама, все комментарии новых пользователей проходят премодерацию. Соблюдение правил нашей блог-платформы ускорит ваш переход в категорию надежных пользователей, не нуждающихся в премодерации. Обязательно прочтите наши правила по указанной ссылке: Правила

Также можно нажать Ctrl+Enter

Популярные посты

Как казахстанцы могут получить кусок международного рынка аутсорса?

Как казахстанцы могут получить кусок международного рынка аутсорса?

Сокурсник Илона Маска инвестировал в образовательные проекты, и теперь хочет создать в Казахстане рабочие места на глобальном рынке аутсорса.
Zhumanova
18 мая 2017 / 13:38
  • 45868
  • 22
Уятмены снова в деле. Танец обнаженных монашек возмутил пользователей Казнета

Уятмены снова в деле. Танец обнаженных монашек возмутил пользователей Казнета

Видео из столичного клуба, попавшее в Интернет, возмутило пользователей Казнета. Причиной такой реакции стало содержимое ролика – девушки гоу-гоу в костюмах монашек танцуют...
Washington
16 мая 2017 / 10:49
  • 8447
  • 31
А-ля Астана: новый город начали строить на левом берегу Сырдарьи

А-ля Астана: новый город начали строить на левом берегу Сырдарьи

Свершилось! Сегодня в Кызылорде приступили к застройке левобережной части Сырдарьи. Через 10 лет на месте этого пустыря будет шумный и современный новый город, наш престижный деловой Левый берег!
socium_kzo
17 мая 2017 / 17:39
  • 4979
  • 8
Пристань для обиженных людей. Как Жарылкап Калыбай Родину поменял

Пристань для обиженных людей. Как Жарылкап Калыбай Родину поменял

Этот несомненно талантливый, яркий, достаточно харизматичный журналист приобрёл себе много поклонников в среде оппозиционно-либеральной интеллигенции. Теперь они вновь, стоя, аплодируют своему кумиру.
openqazaqstan
17 мая 2017 / 16:01
  • 4428
  • 57
Телохранитель корейского президента сводит мир с ума

Телохранитель корейского президента сводит мир с ума

И телохранители могут быть секс-символами! 36-летний охранник нового президента Южной Кореи Мун Чжэ Ина стал невероятно популярным в последнее время.
Seattle
16 мая 2017 / 16:49
  • 3942
  • 13
Кого нам ждать: обнародована культурно-развлекательная программа EXPO-2017

Кого нам ждать: обнародована культурно-развлекательная программа EXPO-2017

Рианны не будет (как и ожидалось, в общем-то). Зато будут Мумий Тролль с Би-2, Эрос Рамазотти, 30 Seconds to Mars, и даже почему-то Limp Bizkit. А также фестивали J Azzia и "The Spirit of Tengri".
Clair-de-la-Lune
18 мая 2017 / 1:19
  • 3658
  • 8
Алматинские проститутки превращаются в шпионок

Алматинские проститутки превращаются в шпионок

Попасть в притоны на алматинском проспекте Сейфуллина, которых, как бы ни старались полицейские, меньше не становится, теперь можно, только зная явки и пароли.
Mirogloff
19 мая 2017 / 13:25
  • 3427
  • 30
Нью-Йорк — другая планета. Дороги тут переходят, как в моем родном Чимкенте

Нью-Йорк — другая планета. Дороги тут переходят, как в моем родном Чимкенте

Тут нет безвкусицы, нет осуждающих взглядов на меховые тапки под вечерним платьем. Тут все одеваются как дети. Нацепили и пошли. Тоже самое и о волосах.
miyatov
17 мая 2017 / 11:09
  • 3046
  • 8
Как я погрузилась в общажный мрак – это место сделало из меня монстра

Как я погрузилась в общажный мрак – это место сделало из меня монстра

Попрощавшись с уже полюбившейся мне маленькой раздолбанной квартиркой, где соседки слезно умоляли меня остаться, я погрузилась в общажный мрак. Но тогда я этого еще не знала.
AutumnRain
17 мая 2017 / 10:07
  • 3182
  • 61