Томска родные лица

692
0
0
1

Смотрю я как-то раз по телевизору выпуск новостей за завтраком в томской квартире одного своего друга, и тут начинается прогноз новостей, а на экране появляется молоденькая казашка...

Тем, что в Томске – много «наших», уже никого не удивишь. В этом российском сибирском городе учится немало казахстанцев, казахов. Сюда перебираются жить в зрелом возрасте. Отсюда и уезжают. Но остаётся, ей-Богу, больше… 2009 год. Смотрю я как-то раз по телевизору выпуск новостей за завтраком в томской квартире одного своего друга, и тут начинается прогноз новостей, а на экране появляется молоденькая казашка. Ей оказалась Жанар Смагулова, которая в это время училась в Томском университете систем управления и радиоэлектроники. Кто бы знал, что через день я встречусь и с ней, и даже с мэром города Николаем Алексеевичем Николайчуком.

Наша девушка на экране

Жанар Смагулова стать журналистом мечтала ещё в девятом классе, писала заметки в школьную газету. Но при этом всегда понимала и чувствовала, что заниматься журналистикой серьёзно не сможет: не хотелось девочке окунаться в это ремесло с головой, потому что… «не моё это». Вот и не пошла на журфак, а поступила на экономический факультет Томского университета систем управления и радиоэлектроники (ТУСУРа). В год нашего с ней знакомства она училась на четвёртом курсе, и до получения диплома специалиста ей оставался один год.

Жанар Смагулова. Фото kazakh-tili.ruСама она признаётся, что хотела бы заниматься только телевизионной журналистикой: «Работа в газете – слишком тяжёлый труд». На телевидении всё-таки легче, хотя и «журналисту экрана» тоже несладко приходится. Пришла на ТВ. Когда Жанар принимали на работу в государственную телерадиокомпанию «Томск» (в Томский филиал телеканала «Россия»), кроме интересной «восточной» внешности, работодателю понравился её голос. Стали присматриваться к девушке.

Кстати, уже в детском саду она была очень неусидчивой девочкой. Пока все дети после обеда спали, они с подружкой пытались сесть на шпагат или встать на мостик. К школе она уже обладала отличной растяжкой мышц. Когда училась в первом классе, отец Канат Сейсенович Смагулов, нынешний уполномоченный торговый представитель Казахстана в России по Томской области, привёл её в студию художественной гимнастики. Но туда девочку сначала не хотели брать из-за излишнего веса. Однако она доказала всем, что способна добиваться поставленной перед собой цели: села на все возможные шпагаты, встала на мостики, которых добивался тренер... Посещала эту секцию один год. Тут и фигура стала приобретать более изящные формы. В третьем классе Жанар занялась хореографией, увлечение которой затянуло её ещё на 13 лет. Участвуя в соревнованиях, она разъезжала по всей России, побывала в Германии, Чехии.

Потом Жанар поняла, что с хореографией, как и с журналистикой, не хочет связывать своё профессиональное будущее. Но и расставаться совсем с этим ей было жалко. Компромисс был найден. За два года до нашего знакомства Смагулова организовала свою студенческую танцевальную группу, с которой она на общественных началах работает в качестве хореографа-постановщика танцевальных номеров. Их коллектив репетирует в ТУСУРе и уже стал достаточно известным.

Есть у томской казашки ещё одно хобби. Она делает маникюр и когда-то неплохо зарабатывала на этом. Только в последнее время из-за занятости обслуживает лишь «любимых» постоянных клиентов. Но теперь девушка знает точно: в «голодный год» она себе этим на хлеб заработает.

Голоса за Жанар

Кстати, филиалом телеканала «Россия», где работает Смагулова, городская телерадиокомпания «Томск» стала примерно в 2007 году. Там Жанар работает с июня 2009 года. Когда она пришла сюда устраиваться на работу, у девушки приняли документы, и она успешно прошла собеседование. Но её подвело... зрение: без очков Жанар не смогла читать суфлёр на месте ведущей прогноза погоды. Через две недели ей позвонили: если хотите работать на телевидении, вам придётся перейти на контактные линзы. Купила, неделю привыкала. Но на вторых пробах она опять не смогла ничего прочитать по суфлёру телеведущего: теперь у неё просто слезились глаза, так и не привыкшие к линзам. Прочитала текст по памяти. Разумеется, девушке льстило, что её несколько раз пригласили на эти пробы.

Жанар прошла курсы по специальности телерадиоведущий. Летом 2009 года ей опять позвонили (спустя год после двух неудачных проб!), сказали, что помнят её и ждут у себя. С того времени она и работает на томском телевидении. Сначала была корреспондентом, затем прошла конкурс на должность телеведущей.

Конкурс - это отдельная история. Он состоял из трёх этапов. В первом из них приняли участие почти 60 девушек — Жанар Смагулова вошла в «десятку» лучших, автоматически попавшую в интернет-голосование. А там, девушка призналась, она заняла первое место, только благодаря поддержке казахстанцев, в том числе бывших - живущих за пределами Казахстана и России.

Для меня это был, конечно, шок! Я никогда не чувствовала такой поддержки, как во время этого голосования, - говорит она. - Однако почти сразу я решила, что не буду сидеть, сложа руки, - я вплотную занялась «организацией» голосов, и в этом мне очень помог папа. Мы стали распространять ссылку на конкурс по разным сайтам глобальной сети.

Её отец Канат Сейсенович воспользовался, что называется, служебным положением. Имея немало дипломатических контактов, он вышел на Посольство Казахстана в России, рассказал там, что его дочь участвует в кастинге на роль телеведущей на томском телеканале. Казахстанцы, настоящие и бывшие, живущие за пределами её исторической Родины, а также многие томичи, которые к Казахстану никакого отношения не имели и лично не были знакомы с ней, да и другие россияне, увидели в интернете её выступление и стали голосовать за неё. И всё же большая часть голосов, говорит она, была из-за границы: из Америки, Азии, Европы, Австралии. Люди не только узнавали об участии Жанар в конкурсе на роль телеведущей в Томске, а передавали информацию об этом друг другу. И, благодаря такому мощному наплыву голосов, она победила. Семья Смагуловых до сих пор общается с некоторыми людьми, которые помогли девушке из Казахстана стать телеведущей в России. В Москве, в газете казахстанского посольства, потом напечатали благодарность от семьи Смагуловых всем, кто голосовал за неё.

- Я живу в Томске, и у меня есть всего три близких человека: папа, мама и младший брат, - говорит девушка. - Но казахи, живущие здесь, очень хорошо поддерживают свою диаспору. Для меня это было приятным открытием.

Но был неприятный момент во время конкурса. Телекомпания, объявившая конкурс, однажды сняла 1000 голосов, заподозрив неладное в том, что количество голосов за Жанар увеличивается на 500 штук в день, когда у других девочек рейтинг рос ежедневно на 100-200 голосов. На телевидении Смагуловым объяснили, что, действительно, решили, будто происходит какая-то махинация с голосами...

Возможно, мои навыки, приобретённые на российском телевидении, пригодятся мне в Казахстане, - размышляет Жанар. К тому же она депутат молодёжной городской думы первого созыва, что тоже помогает ей набраться большего опыта работы с людьми, в коллективе. - Надеюсь, у меня будет в жизни ещё много интересно, а телевидение и дальше будет в моей жизни, ведь мне всего - 20 лет, и это - только начало моего пути.

Павлодарский мэр Томска

Связи с Павлодаром остались у бывшего главы администрации Томска Николая Николайчука. Городом он руководил с июня 2007 по июль 2013 года. Родился в Хабаровском крае, а в 1978 году поступил в Павлодарский индустриальный институт который закончил в 1983 году, получив специальность инженера-электрика тепловых электростанций. После института работал энергетиком на Павлодарском комбинате железобетонных изделий №2. В 1984 году пришёл на Павлодарскую ТЭЦ-3, где работал старшим дежурным электромонтёром, начальником цеха, а потом - начальником смены станции. В 1988 Н. Николайчук приехал в Томск на строительство ТЭЦ-3, где проработал до 2002 года, дойдя до должности главного инженера. В апреле 2001 года его избрали депутатом томской городской думы от Лесного избирательного округа № 9.

Уполномоченный торговый представитель Казахстана в России по Томской области Канат Смагулов и мэр Томска Николай НиколайчукНиколай Алексеевич рассказывает, что при всей своей занятости старается минимум один раз в год приезжать в Павлодар: «Там похоронена моя мама - прошло уже больше 20 лет, как её не стало. Поэтому стараюсь обязательно вырваться в Павлодар хотя бы на 20 дней и делать это неофициально. Во время одной моей поездки в Павлодар получилось так, что встречу со мной организовали в Павлодарском государственном университете имени С. Торайгырова. Я увиделся с акимом города и с первым заместителем акима области. Это были полезные встречи, которые приятно вспоминать. Кстати, мне понравилось в ПГУ имени С. Торайгырова. Я прошёлся по вузу, побывал в музее. Здорово, что там сохраняют культурное наследие и показывают это учащимся».

Когда мы беседовали с Николаем Алексеевичем (тогда, в 2009 году, Н. Николайчук ещё был мэром), он поинтересовался, чем живёт Павлодарское Прииртышье. Дал понять, что в курсе многих перемен, происходящих в Павлодаре, и помнит о том, что в регионе издаётся газета «Звезда Прииртышья».

- В Томске есть единственная газета, которая может себе позволить критиковать местную власть, - «Томский вестник», - говорит Н. Николайчук. - Но тираж этого издания слишком мал, чтобы публикуемая на его страницах критика могла как-то повлиять на отражаемые в ней события. Областная администрация - один из её собственников. Все остальные газеты в Томске частные.

Поинтересовавшись моими впечатлениями о Томске, мэр рассказал о том, как тут взялись за сохранение исторического наследия. Острог возле музея истории Томска и часть реконструированной по старым фотографиям деревянной крепостной стены, стали, пожалуй, самыми известными объектами старого города. Бывший томский острог был интересным по своей архитектуре, вспоминает Николай Алексеевич: он состоял из семи башен, а внутри находился центральный храм, который был в высоту более 50 метров. Он был выше, чем знаменитые монастыри на архипелаге Кижи. «Была, на первый взгляд, сумасшедшая идея всё это восстановить в первоначальном виде. Или, если уж не всё, то хотя бы башню и крепостную стену. Потом от этого замысла отказались. Впрочем, в будущем мы можем к нему вернуться».

Сохранить исторический Томск

То, как в Томске сохраняются объекты старины: памятники деревянной архитектуры и старинные каменные дома, - достойно уважения и подражания. Здесь работает программа сохранения деревянного зодчества, рассказывал мэр: «Мы провели полный переучёт деревянных строений - 714 домов по этой программе будут сохранены и восстановлены. Их уже никто не снесёт. В Томске определены семь зон деревянного зодчества. Идёт большая работа по реализации этого проекта. Зачинателем его был губернатор Томской области, он контролирует программу и сейчас. В своё время эти строения возводились как доходные дома, то есть сдавались в аренду. Сегодня однозначно их помещения не должны быть жилыми - нужно, чтобы там разместились офисы частных компаний, которые будут обязаны сохранять внешний облик занимаемых ими зданий. Такую задачу мы поставили перед собой».

Томску – без малого 410 лет. Городской совет любого старинного города (а этот город - не самый старый в русской Сибири) должен заботиться о том, чтобы сохранить старинные строения, считают здешние власти. Ведь это - его история! Мэр рассуждает, что можно найти много отговорок вроде тех, что конкретный дом кому-то мешает или не вписывается в некий ансамбль, однако тут на помощь приходят железные принципы не отдавать историю под снос.

- Я был в Риге и считаю удивительным подход руководства этого города к сохранению исторических домов, - говорит Николай Алексеевич. - Когда идёшь по улочкам этой столицы, то любуешься старинным обликом её красивых домов, а, зайдя во двор одного из них, можешь обнаружить, например, шикарно отделанный современными строительными материалами большой супермаркет. Хотя снаружи его не видно. Была такая история. На берегу Даугавы решили строить новый магазин. Начав рыть котлован, строители наткнулись на стену когда-то стоявшего на том же месте здания. Стене было несколько веков. В результате был полностью переделан проект будущего торгового центра, стена была сохранена, а рядом с ней возведён сам магазин. Теперь любой человек, который идёт туда за покупками, может и полюбоваться средневековой стеной.

Бюсты земляков

Н. Николайчук и отец Жанар Смагуловой Канат Сейсенович (это ему я обязан знакомством с девушкой-журналистом и мэром Томска) вспомнили о том, что, перевозя из Павлодара через границу бюст Каныша Сатпаева, который потом установили во дворе Томского политехнического института, пришлось преодолеть немалые трудности. В первую очередь, бюрократические. «Каныш Сатпаев - выпускник Томского политехнического института. Он оставил заметный след и в истории России, и в истории Казахстана», - как бы объяснил вслух Николай Алексеевич такое отношение к этой личности.

Когда друзья повели меня во двор «политеха», то показали памятники Г. Потанину, уроженцу Лебяжинского района, и К. Сатпаеву, который родился в Баянаульском районе Павлодарской области. В 2009 году во дворе университета была открыта целая аллея геологов, в которую вписался и бюст Каныша Имантаевича.

- Город у нас старинный, и у него - серьёзная многовековая история, поэтому относиться к решению проблем городского хозяйства и развития города надо только с позиций сохранения и приумножения следов его богатого прошлого, - объяснил свою позицию Н. Николайчук. - Если, находясь у руля управления городом, человек забывает об этом, ничего хорошего у него не получится. Ведь на пост мэра избирают всего на пять лет, а это - песчинка в масштабах истории города.

В Томске работает градосовет архитекторов, в котором идёт серьёзное обсуждение  многих вопросов. Когда Н. Николайчук пригласил к себе на работу главного архитектора Томска, который до этого был деканом факультета архитектуры в университете, тот ещё писал докторскую диссертацию, поэтому не сразу согласился занять такую должность. А мэр решил: пусть лучше главного архитектора пока не будет, чем им станет человек, который в этом деле ничего не смыслит. Полгода должность была свободной, потом Николаю Алексеевичу удалось убедить декана взяться за это. Чувствуется, что градостроительным стратегиям в Томске уделяют очень много внимания. Потому, наверное, и числится этот город лично для автора в числе, действительно красивых, то есть тех городов, где можно остановиться в любом месте, сфотографироваться, и снимок получится прекрасным.

 
Ad

Rate post

1

Comments

Login to comment