Forte Music Fest. День второй.

745
5
0
11

Уже много всеми написано про фестиваль Forte Music Fest, и сегодня был его второй день, так сказать - симфонический раздел. Исполняли произведения для симфонического оркестра и солистов.

Не буду разводить долгих прелюдий, уже много всеми написано про фестиваль Forte Music Fest, и сегодня был его второй день, так сказать - симфонический раздел. Исполняли произведения для симфонического оркестра и солистов.

Скажу сразу - что сегодняшний концерт был не в пример лучше и интереснее вчерашнего. И основная заслуга этого не только в превосходных солистах, дирижёрах и в превосходной игре Государственного академического симфонического оркестра. Львиная доля успеха концерта, на мой взгляд, заключена в идеальной драматургии программы. Сегодняшняя программа была подобрана безупречно и расставлена в единственно верном порядке; мы услышали произведения очень разной стилистики (хотя, по преимуществу это были произведения первой половины 20-го века, за исключением французов).

Итак, по порядку.

Прекрасную динамику и старт вечеру придало исполнение Шести румынских танцев Белы Бартока. Изначально это короткие пьесы для фортепиано, позднее переложенные на симфоническую партитуру. Произведение яркое само по себе, очень динамичное, с характерным национальным колоритом. К тому же, нам подарили уникальную возможность услышать это произведение с группой солистов - контрабас +  кобыз + домбра. Нечасто услышишь такие сочетания в сложившихся классических произведениях, за что мой самый теплый респект организаторам музыкальной части (наверное, я не ошибусь, если предположу что это идея Армана Мурзагалиева - он, кстати, и стоял за пультом).

Конечно, Барток не писал партию кобыза и домбры, но они весьма органично влились в музыкальный материал; национальный румынский колорит оказался весьма близок тембрам наших родных инструментов. Так что, в некотором роде, сегодня мы услышали исполнение, которое никогда до и навряд ли когда-нибудь после будет воспроизведено. Единственным недостатком этого номера было то, что кобыз и домбра - инструменты очень камерные, с небольшим звуком, в них нет "трубного гласа" и им почти невозможно прорезать плотное звучание симфонического оркестра, потому в тутти их не слышно. Впрочем, исполнители это хорошо понимают, потому солистам дали возможность показать свое искусство в сольных разделах - это были Арман Жудебаев (добра - браво!) и Ардак Итикеева (кобыз - умничка!).

Прекрасный старт, которого не хватило вчера.

Гениальный режиссер этого концерта не остановил на этом нарастание динамики и взвинтил ее до предела следующим номером программы.

Голубая рапсодия Гершвина, Рапсодия в стиле блюз. Это произведение невозможно не любить. Мы слышали Гершвина пару недель назад (читать здесь),и  уже тогда я сетовал, что не было Рапсодии. Как в воду глядел. Небо слышит наши молитвы - стоит помолиться не о ежеминутных благах.

Это исполнение  - в оркестровой части - одно из удачных из числа тех, которые я слышал. Даже в записях я не находил такого идеального баланса между джазом и популярной музыкой - и между академичным симфонизмом. Дирижеры всегда скатываются либо в ту, либо в другу сторону. Но сегодня было идеально - темпы, динамика, прочтение в целом.

Солировал молодой музыкант из США - Максим Ландо. Это очень одаренный молодой человек 13-ти лет, с хорошей техникой, уже достаточно титулованный и играющий. Конечно, юношеское исполнение не сравнить с пианизмом зрелого артиста. На мой вкус сегодняшнее исполнение было несколько нервным, Максим буквально бросал окончания фраз, срывая руки с клавиатуры. Это можно понять; жизненный опыт - такая же неотъемлемая часть музыкального исполнительства, как и техника, как и школа. Кстати, американская школа Максима чувствовалась, и это радовало - задатки четкой артикуляции (которую поклонники русской школы могли бы назвать "гульдовской долбёжкой) - это хорошо. Впрочем, это пока только задатки - над этим стоит работать, в прекрасном разделе с репетициями на одной клавише это было слышно. Так же не хватило пока что силы - но это дело наживное. Тутти оркестра и здесь сильно глушило солиста, и в самом мощном моменте репризы (она же кода), когда торжествующий рояль  колоколами молодости и счастья звенит над аккордами оркестра - динамика оркестрового звучания была намеренно снижена, чтобы дать поиграть Максиму - и это немного смазало впечатление; хочется впечатать кулак в колено и откинувшись в кресле - выдохнуть в этом месте. В принципе - я так и сделал.

Прелесть таких фестивалей - что они дают возможность выступить не только зрелым мастерам, но и молодым - а это даёт надежду молодому поколению исполнителей. У Максима, несомненно, большое будущее. Прекрасно сыграно для его возраста - пожелаем ему дальнейших успехов.

После такого блестящего начала мы подошли к первой вершине, первой кульминации концерта. Прозвучала Соната №1 для скрипки, фортепиано (в данном случае - клавесина) и камерного оркестра Альфреда Гарриевича Шнитке.

Я уже писал о музыке Шнитке здесь. Отрадно, что этого великого композитора исполняют в Алматы. На мой взгляд - это крупнейший композитор второй половины 20-го века, сказавший такое весомое слово в музыке - которого больше не сказал никто. Самая главная  его черта - это то, что его музыка, с крайне современным языком и нелегкая для слушателя - все равно находит путь к сердцам и ее искренне  любят. Шнитке - это космос. Это музыка о самой сути жизни и за гранью возможного.

Исполнение - идеальное. Скрипка - Арман Мурзагалиев, клавесин - Весна Подруг (ударение на первых слогах), за пультом - Канат Омаров, я писал о нем здесь (в этом концерте он так же исполнял Шнитке). Мне нечего написать об этом исполнении - оно было безупречным. Наконец-то зал слушал в гробовом молчании, наконец-то связь музыкантов на сцене и людей в зале  замкнулась в неразрывное кольцо. После блеска и триумфа первых двух произведений - музыка из самой глубины человеческого разума и сердца, драматичная, психоделичная, проникновенная, как будто тебе показали в себе самом что-то, о чем ты прежде не догадывался... Музыка преддверия инфаркта, когда сердце уже зашлось щемящей судорогой... Я умер - и родился заново. Катарсис.

Очередной гениальный ход режиссера этого концерта (я не называю в очередной раз имя Армана Мурзагалиева - подозреваю - это он) - и после нелегкого и прекрасного Шнитке мы слышим весьма бойкую и лёгкую пьесу - Клод Боллин - "Gracieuse" из сюиты для камерного оркестра и джазового трио.

Еще одно произведение, которое взорвало зал. Лёгкое сочетание барокко и джаза, в эдакой манере "Рондо Венециано", Поля Мориа и всей подобной лёгкой музыки. Прекрасный выбор для того, чтобы завершить первое отделение и расслабить зал. Солисты - Пиппа Бориси (ф-но), Эдуард Двухименный (контрабас)и Сергей Литвинов (ударные). Без комментариев. Просто класс! За пультом - маэстро Арман Мурзагалиев.

Второе отделение открылось французским разделом - прозвучали "Размышление" Жюля Массне и Рондо-каприччиозо Камиля Сен-Санса. Солист - Дмитрий Берлинский, за пультом - Арман Мурзагалиев. Арман за пультом - экспрессивен, часто интуитивен, больше артист, чем техник, и это видно в его свободном жесте и слышно в его свободной музыке, которая льется рекой. Исполнено безупречно, как и все в этот вечер. Первое произведение - лирическое, очень мягкое, в лучших традициях французской музыки, второе - более динамичное, страстное (впрочем, Дмитрий Берлинский очень смягчил его своим исполнением - это было новое прочтение лично для меня). Исполнение заслуживает самых лестных и теплых отзывов.

Вторая кульминация вечера - и опять - очень серьезное произведение, требующее большой умственной и эмоциональной работы слушателя - Первый фортепианный концерт Дмитрия Шостаковича.

Шостакович написал его еще молодым, в 1933 году. Еще впереди премьера его "Катерины Измайловой" и его Пятая симфония. Впереди его трагический, ужасный перелом и попытка самоубийства. Еще только начинает раскачиваться кошмарный маховик сталинского террора и люди в форме еще нечасто стучат по ночам в двери, уводя испуганных граждан в вечность. Еще не расстреляны Бабель, Кольцов и Мейерхольд, жив Мандельштам и многие сотни тысяч других. Еще бодро и воинственно звучит призыв пионерского горна, но уже текут караваны "кулаков", академиков, "вредителей", старых большевиков - текут и не возвращаются.

Первый концерт испытывает явное влияние Рахманинова и Прокофьева, слышны изыски современного музыкального языка и Нововенской школы, но в нем и ярко узнается сам Шостакович. Сарказм, шутка гения, его изломанный гротеск и молодая жажда жизни, непримиримость, но и страх близкой катастрофы - это мы услышали сегодня из середины тридцатых.

Солировала Елизавета Блюмина. На вчерашнем концерте она мне "не показалась"; сегодня я в восторге от нее. Ее Шостакович потряс меня. Если бы он был сегодня в зале - он был бы доволен. Но я за него -  и я восхищен. Я, порой, скептически отношусь к женщинам-пианистам, из чьих рук я слышу Рахманинова, Шостаковича, того же Гершвина - но сегодня меня отхлестали моим шовинизмом прямо по голой совести. Елизавета - браво! Брависсимо!

Последний аккорд - Рапсодия №1 Джордже Энеску. Как и Концертом Шостаковича перед этим - управлял Габриэль Бебеселеа, румынский дирижер. Такой контраст - очень колоритная музыка, зажигательные ритмы, Румыния во всей красе - и скупые, точные жесты дирижера. Мравинско-светлановский скупой и точный стиль. Прекрасный ауфтакт. Вообще, этот молодой дирижер меня впечатлил. Работает спокойно, даже сухо - но с ним оркестр звучит крайне красочно.

Последнее произведение зарядило нас всех хорошей порцией оптимизма, и пожелало спокойной ночи.

В итоге - поздний вечер, прекрасное настроение, нежелание расходиться и долгие обсуждения, споры и мнения на улице у дверей филармонии.

Огромный респект, самые теплые пожелания и самая искренняя благодарность всем организаторам и исполнителям за сегодняшний вечер. Почаще бы так.

Приходите почаще на концерты, друзья, и - увидимся в зале!

 

Ad
Ad

Rate post

11

Comments

Login to comment