С всемирно известной художницей за чашечкой кофе

Борис Калачёв 2014 M09 11
514
0
1
0

С Оксаной Мась мы обсудили многие вопросы касательно её творчества, а также затронули тему украинских событий, по поводу которых у художницы есть своё, компетентное мнение.

В Алматы с персональной выставкой прилетела украинская художница Оксана МАСЬ. С создательницей знаменитого «Алтаря наций» мы обсудили многие вопросы касательно её творчества, а также затронули тему украинских событий, по поводу которых у художницы есть своё, компетентное мнение. Родившись и повзрослев в Одессе, было очевидно, насколько сильно она переживает из за войны, разгоревшейся на её родине. Говоря об этих событиях художница еле сдерживала слёзы.

Стремясь к истокам без границ

C Оксаной МАСЬ я встретился в одном из алматинских кафетериев, где в преддверии открытия своей персональной выставки художница читала лекцию и общалась с многочисленными ценителями высокого искусства. Познакомившись и оставшись наедине за небольшим кофейным столиком, у нас завязалась насыщенная, продолжительная беседа.

— Культура отличает homo от других млекопитающих, а искусство придаёт характерные различия национальностям, которые до жути интересно исследовать и познавать. Хотя бы потому, что в силу своей специфичности, национальное искусство сильно разнится относительно так называемого классического искусства. Я искренне верю, что когда-то на планете существовал единый культурный код, затем его разделили государства, правители, религии…  Основная тема и посыл моей выставки – история о воссоединении этого «кода».

— Исходя из всего вышесказанного, назревает резонный вопрос, а нужно ли вообще снова воссоединять этот код? Ведь искусство тем привлекательно и интересно, что растёкшись по миру, оно приобрело совершенно различные формы…

— Не могу сказать, что придумала идею «культурного кода», но посетив пятьдесят стран и сотни городов, я запечатлела огромное количество примеров национальной живописи, орнаментов, скульптур и других примеров искусства различных народов, вплоть до музыки, кулинарии и одежды. Имея близкий опыт общения со всем вышеперечисленным, просто невозможно не уловить связующих звеньев между ними. Порой, сходство настолько примечательно, что не заметить его может только человек, начисто лишенный творческого восприятия. Современный человек всё чаще стремится к истокам, прибегая к йоге, медитации и другим способам, освобождающим сознание. Именно идея прийти к истокам без границ и движет подобных мне людей. Ведь плавая по морю или шагая через джунгли, мы при всём желании не заметим очерченных природой границ, отделяющих одно культурное сословие и наследие от других. Границ никогда не существовало, мы сами, искусственно, оторвали себя друг от друга, запирая в невидимых стенах, лишаясь возможности постичь всю красоту и гармонию бытия. До тех пор, пока человечество делится этнически, религиозно и корпоративно, оно всегда будет вне созидания. Посему, на данный момент, моей миссией является скрупулёзное собирательство, а также иллюстрирование и восстановление этого общего, изначального культурного кода. И я уверена, что двигаюсь в верном направлении.

Творческая смерть художника

К слову,  непосвящённому читателю может показаться, что художница чрезмерно амбициозна и по-хорошему наивна в своих идеях, но её художественный проект «Алтарь наций» развеет сомнения, пожалуй, даже в самом устоявшемся скептике. Знаменитый «Алтарь наций» Оксаны Мась  - это грандиозный международный проект, гигантская реконструкция Гентского алтаря, созданная из сотен тысяч расписанных деревянных яиц, образующих цельное изображение. В росписи деталей экспозиции принимали участие жители более сорока стран – от священников до заключённых, от юных детей до седовласых профессоров. Алтарь стал беспрецедентным по замыслу и масштабу произведением современного искусства. На данный момент высота монумента составляет 28 метра, а ширина - 52 метра. Нынешняя композиция состоит из двадцати фрагментов, диаметром в шесть метров каждый, и вмещает в себя более 280.000 расписанных элементов. И это только часть задуманного художницей произведения. Завершенная работа представит собой арт-объект из 302 фрагментов-панно, созданных людьми практически из всех уголков земного шара. Высота готового монумента составит 134 метра при ширине в 192 метра.

— Я верю, что художником может стать любой человек, и дабы подтвердить свои слова делом, я работаю над созданием интернет-платформы, где каждый желающий сможет разрисовать деревянный элемент в форме яйца, в онлайн-режиме, после чего мы переносим изображение на физический носитель-яйцо и вставляем его в «алтарь». После этого, создавший рисунок и приобщённый к восстановлению «культурного кода» человек получает диплом о том, что он является художником и соавтором «Алтаря».

— А что до профессиональных художников?

— Они часто замедляют развитие искусства. Будучи своеобразным локатором по принятию и обработке идей, художник не имеет права фильтровать их, но основная масса моих коллег, опасаясь того, что их работы не оценят и не купят, не рискуют создавать новые проекты и боятся нести в мир новые идеи. Оставаясь в радиусе своего творчества и опасаясь выйти за его границы, художник начинает себя ограничивать. Этот страх часто является творческой смертью для художника. Посему, я считаю, что если организовать всё человечество и при этом не вгонять его в творческие рамки, то оно способно создать более ёмкое, интересное и насыщенные произведения искусства, чем какой бы то ни было профессиональный художник. Это, возможно, и станет отправной точкой и мотивирующим толчком человечества к разрушению невидимых границ.


Смелость практического поступка

— Останутся ли в этом мире художественные критики?

— Если и останутся, то в роли рудимента. Что касается их роли в моей сегодняшней жизни, то мне интересны лишь отдельные личности, с которыми я лично знакома, от остальных же я просто абстрагируюсь. У меня не так много свободного времени, чтобы тратить его на чтение многочисленных рецензий, обзоров и прочих вердиктных статей.  Дело в том, что в этом деле отсутствует беспристрастность, и многие берутся за написание критических статей, априори преследуя свои интересы – прогнуться под заказчика, «рисануться» перед коллегами или просто попасть в рейтинги. В моей жизни существует очень мало авторитетов, и если говорить о тех, к чему мнению я прислушиваюсь, то их можно посчитать по пальцам обеих рук. В своём творчестве художник должен быть эгоистичен настолько, насколько это возможно. Если что-то пришло в твою голову, ты должен встать и сделать это, без оглядок на чьи бы то ни было мнения. Даже если ты не знаешь – зачем. Картина даст о себе знать, когда придёт её время. Критики существуют, пока существует институции, музеи, так как они является псевдо-гарантом того, что увиденные там художественные произведения окажутся красивыми, искусными и правильными с точки зрения высокого искусства. Когда идёшь по Лувру, пред глазами привстают несколько залов фламандской живописи, и искушённый человек подмечает, что в то время жило такое количество прекрасных художников, которые делали намного более красивые и насыщенные произведения, чем те, которые были отобраны для представления публике. Так что объективность качества картин, которые созерцает зритель – под большим вопросом. А художник, пасующий и прогибающийся под грузом общественного мнения, вряд ли самореализуется и добьётся успеха на выбранном поприще.

 

Ненависть братских народов

— В таком случае, что должно являться качественным камертоном, ориентиром для художника в его творчестве?

— На сегодняшний день и в данном обществе - это художественные выставки, общение с авторами картин, а также с коллекционерами. В мире живут около пятидесяти коллекционеров, которые действительно любят и ценят искусство. Также важно то, насколько честно по отношению к себе художник воспроизвёл задуманную идею.


Мой следующий вопрос произвёл на Оксану серьёзную, незапланированную эмоциональную нагрузку. Родившись и повзрослев в Одессе, было очевидно, насколько сильно она переживает по поводу войны, разгоревшейся на её родине. Говоря об этих событиях, художница еле сдерживала слёзы.

— Вы однажды сказали, что красота и культура могут спасти мир. Могут ли они как то глобально повлиять на нынешние, не побоюсь этого слова, ненавистные отношения между братскими, славянскими народами?

Я, как женщина, всё же не теряю надежду. Но если отбросить эмоциональную составляющую, то в данном случае я не уверена, что искусство способно сплотить эти два народа. Созданная и культивируемая концентрация ненависти, которая была создана между русскими и украинцами, превышает все пределы, а с недавнего времени она стала настолько колоссальной, что я, если честно, не понимаю, как теперь вернуть былые отношения. Призрение братских народов настолько глубоко засело в души людей, что может пробыть там очень многие годы, даже по окончанию войны. Прошедшей весной у меня состоялись переговоры по поводу установки «Алтаря наций» в московском парке им. Горького. В связи с нынешней политической обстановкой, я уже не уверена, что этот проект состоится. Но я надеюсь, что этот монумент, созданный руками двухсот восьмидесяти тысяч человек со всего мира, мог бы стать поводом для того, чтобы обе стороны приехали на его открытие, и всё же сели за стол переговоров. Наивно?..

Борис КАЛАЧЁВ,
Фото: Руслан ПРЯНИКОВ,
Алматы


 

Оцените пост

-12