Самые интересные для меня страшные истории

Алишер Ахметов August 12, 2013
2377
13
1
0

Предупреждение: Во время прочтения этих историй высирается Кремль. В Казахстане - Байтерек. Ну, кому как удобнее.

03:13

Дурацкая привычка просыпаться посреди ночи...

Я взглянул на часы. Было 03:13, что ж, самое время вновь погрузиться в сон. Я закрыл глаза. Тишина в квартире стояла просто невероятная. Казалось, все звуки и шорохи потонули в этой тишине. Да и с улицы никаких признаков жизни не доносилось. Немудрено, третий час ночи...

И в этой самой тиши было очень неожиданно услышать дверной звонок в мою дверь. Черт возьми! От неожиданности я чуть не свалился с кровати. Квартира вновь погрузилась в тишину. Может приснилось - подумалось мне. Кто будет подниматься ко мне, на пятый этаж в три часа ночи и звонить в дверь? Только моё биение сердца пришло в норму, как в дверь позвонили вновь. Теперь два раза. Вот тут мне в первый раз стало страшно. Жил я один, даже домашней животинки не было. И опять эта вязкая тишина... Но продлилась она совсем немного, так как в дверь снова начали звонить. Неожиданно для самого себя я разозлился. Взрослый человек, а боюсь каких-то звонков в дверь. Пускай и в три часа ночи. Я сполз с кровати и начал подбираться к двери. Звонков больше не было. Остановившись перед дверью, я прислушался. По ту сторону стояла мертвая тишина.

И тут в дверь со страшной силой забарабанили. Мне хватило всей моей воли, чтобы не заорать от страха и неожиданности. Но, черт возьми, я не слышал за дверью ни шороха, ни дыханья, ни-че-го! Это при том, что в дверь колотили уже не переставая. "Надо посмотреть в глазок, - уговаривал я себя. - Надо просто посмотреть..."

Но для начала я решил спросить. Набравшись смелости, я произнес:
-Кто там?
И удивился тому, насколько мой голос пискляв в этой ситуации. За дверью молчали.
- Кто там? - спросил я уже погромче.
Снова тишина. Вздохнув в последний раз, я всё же посмотрел в глазок. Никого. Лестничная площадка была пуста. И стуки прекратились... Слава Богу! Я развернулся и побрел обратно. Приблизившись к комнате, я так и застыл на пороге, скованный ужасом и страхом, испуганно таращась на свою кровать.

На моей кровати был виден силуэт человеческого тела, который спрятался под одеяло. Но голова была хорошо видна, она лежала на подушке. Сам он лежал на животе и поэтому лица я его не видел. Меня начала бить дрожь, вряд ли это простой человек, который просто прилег отдохнуть в чужой квартире. Вряд ли это вообще человек...

В дверь снова позвонили. Вот тут я действительно не знал что мне делать. Бежать из квартиры и столкнуться лицом к лицу с тем, что сейчас звонит мне в дверь. Или остаться дома с чем-то жутким, что заняло твою кровать...

Но тут моя входная дверь начала медленно со скрипом открываться, а существо на моей кровати приподнялось и захотело вставать! Я начал кричать, я кричал всё громче пока... не проснулся...

Я был весь мокрый от пота, и я тяжело дышал. Быстро посмотрел на время. 03:09! Я вдруг почувствовал, что мне надо обязательно заснуть, заснуть до 03:13! "Спи! Спи!" - приказывал я себе. Но сон не шел. Я приоткрыл один глаз и посмотрел на часы. Они как будто улыбались мне. Улыбались... 03:13...

Громкий звонок в дверь дал понять, что я вряд ли доживу до утра...

1. Один мужчина заночевал в гостинице. Вечером, лежа на кровати в снятом им номере, он услышал, как в соседнем номере кто-то ходит. Звук шагов не прекращался и был крайне раздражающим, словно кто-то неустанно ходил кругами внутри номера. Мужчина не мог из-за этого уснуть. Не выдержав, он встал, вышел в коридор и постучался в дверь соседнего номера. Шаги прекратились, но дверь никто не открывал. Тогда он наклонился и посмотрел внутрь через широкую замочную скважину. Он увидел, как в углу комнаты лицом к стене стоит высокая женщина с очень светлой кожей. Он окликнул её через дверь, но женщина не шелохнулась. Мужчина вернулся в свой номер и заснул; больше шаги в ту ночь его не тревожили.

Утром, вспоминая этот случай, он подумал, что это выглядело довольно странно — почему женщина стояла в углу, не двигалась, не открывала дверь? Проходя мимо того самого номера, он не удержался и снова заглянул в замочную скважину, но ничего не увидел: видимо, с той стороны замочную скважину залепили чем-то красным, чтобы никто не подсматривал.

Спустившись, мужчина рассказал администратору гостиницы о вчерашнем случае. К его удивлению, администратор отреагировал весьма бурно и взволнованно спросил, не пытался ли он проникнуть в этот номер. «Нет», — растерянно ответил мужчина. «И не пытайтесь, — сказал администратор. — Нам стоило вас поселить в другой номер, но вчера все остальные были заняты. Мы надеялись, что за одну ночь вы ничего не заметите. Дело в том, что несколько лет назад в этом номере остановилась супружеская чета. У них произошла ссора, и муж ночью в номере убил свою жену. С тех пор мы туда никого не селим, но люди всё равно слышат, как ночью внутри кто-то ходит».

«Вы хотите сказать, что эта бледная женщина — призрак?» — испугался мужчина. «Боюсь, что так, — ответил администратор. — И, кстати, насчёт её бледности... Знаете, у неё была какая-то редкая болезнь. Вся кожа у неё была белая. И глаза тоже были странными. Они были необычного красного цвета».

Двенадцатилетняя девочка жила с отцом в небольшом доме в пригороде. С тех пор, как умерла её мать, отец стал для неё всем. У них были прекрасные отношения, они очень сильно любили друг друга.

Однажды утром отец девочки сказал, что уезжает в командировку и приедет домой поздно ночью. Сказав это, он поцеловал ее в лоб, взял свой портфель и вышел из дома.

Вернувшись домой из школы в тот день, девочка сделала домашнее задание и села смотреть телевизор. К полуночи ее отец еще не вернулся, поэтому она решила лечь спать.

Ей приснился сон: она стояла на краю оживленного шоссе, легковые и грузовые автомобили проезжали мимо. Она посмотрела на ту сторону шоссе и увидела знакомую фигуру. Это был ее отец. Он держал руки у рта, и, казалось, что-то кричал ей, но она не могла разобрать слова. Когда гул машин стал тише, она напрягла слух и едва смогла разобрать слова: «Не… открывай… дверь…». И тут девочка проснулась от какого-то громкого шума. Она приподнялась на кровати. Резкий звук повторился ещё несколько раз, потом раздался звонок в дверь.

Она вскочила с кровати, надела тапочки и в одной ночной рубашке подбежала к двери. Посмотрев в глазок, она увидела лицо своего отца.

— Подожди, сейчас открою, — сказала она, откинула засов и уже собиралась открыть дверь, но в последний момент остановилась и снова посмотрела в глазок. Что-то в выражении лица её отца было не так. Его глаза были широко открыты, он выглядел испуганным.

Она вернула засов на место. Звонок продолжать издавать трель.

— Папа, — осторожно позвала она его.

«Дзинь, дзинь, дзинь».

— Папа, ответь мне!

«Дзинь, дзинь, дзинь».

— Папа?

«Дзинь, дзинь, дзинь».

— Там кто-то есть с тобой?

«Дзинь, дзинь, дзинь».

— Папа, почему ты не отвечаешь? — девочка едва не плакала.

«Дзинь, дзинь, дзинь».

— Я не открою дверь, пока ты мне не ответишь!

В дверь всё звонили и звонили, но отец молчал. Девочка сидела, сжавшись в углу прихожей и слушая беспрерывные звонки в дверь. Так продолжалось около часа, потом девочка провалилась в забытье.

На рассвете она проснулась и поняла, что в дверь больше не звонят. Она подкралась к двери и снова посмотрела в глазок. Ее отец всё ещё стоял там и смотрел прямо на неё.

Девочка осторожно открыла дверь и закричала. Отрубленная голова её отца была прибита к двери гвоздем на уровне глазка.

На дверной звонок была прикреплена записка, в которой было всего два слова: «Умная девочка».

Оцените пост

1

Комментарии

0
Однажды четыре туриста заблудились, забредя за городом в глухую чащу. Как-то у них вышло, что они остались без спичек. Было студёно, погода испортилась, вечер наступил, а никаких надежд, что бедолаги, наконец, выйдут в населенную местность, так и не забрезжило.

Неожиданно туристы наткнулись на заброшенную сторожку. В ней никто не обитал, «аварийного запаса» для таких заблудших душ, как они, внутри не нашлось. Вся постройка — помещение в четыре угла, с единственной дверью и без окон. В центре — стол, лавка, полки по стенам. Решили дождаться утра в сторожке, там хотя бы ничего не падало с неба и ветер не дул. Пробовали устроиться на полу, на столе, на лавке, но вскоре поняли, что даже под крышей без огня замерзают намертво. Нужно было постоянно двигаться, чтобы согреться, но обстановка не располагала: ни зги не видно, а тут громоздкие стол и лавка. Придумали бегать эстафетой: встали четверо по четырем углам, один по стеночке идёт в соседний угол, толкает товарища, тот тоже по стеночке к следующему, и так далее. Всю ночь подобным образом промаялись в кромешной тьме, измучились, но не окоченели. Как только занялся рассвет, покинули неуютную стоянку и продолжили путь. Повезло — к полудню из леса все-таки выбрались.

Один из туристов впоследствии рассказал об этой ночи своему другу, гордясь находчивостью, которую они проявили в сторожке: эстафета вдоль стен спасла им жизнь. Его друг выслушал историю, задумался, потом сказал: «Знаешь, вас не могло быть четверо. Первый идет ко второму во второй угол, второй — к третьему в третий, третий — к четвертому в четвертый, но четвертый идет в пустой первый угол, так как человек из него уже перебрался во второй. В сторожке должен был быть пятый».

Рассказчик помолчал, прикинул на пальцах... и внезапно побледнел.
0
Я помню, как в детстве меня лечили от страха. Привели к какой-то бабке, и она что-то шептала надо мной, потом просила задуть свечу и что-то еще. Я плохо помню саму процедуру, но все же помню. Дело в том, что я забыла, от какого именно страха меня лечили, какие воспоминания запечатывали. Недавно я начала вспоминать — и очень жалею о возвращении этих воспоминаний.

Мне, наверное, было года четыре, но я точно помню те дни… помню и некоторые дни до этого, когда ЭТО появлялось снова и снова. Тогда я жила у своей тети какое-то время, возможно, просто гостила, но гостила довольно долго, определенно больше года, хотя родители и приезжали ко мне.

В тот день я сидела в комнате своего двоюродного брата одна, играла коллекцией его машинок, когда услышала странной шепот за спиной. Я обернулась. На кровати брата сидели мальчик и девочка лет двенадцати, они были бледные, у них были широко открыты глаза. И они улыбались. Улыбались, обнажая зубы — это сложно описать, но выглядело это довольно жутко. Они разговаривали шепотом друг с другом (при этом их губы не шевелились, рот не открывался, они говорили сквозь эти жуткие улыбки), а потом мальчик помахал мне рукой. Что было еще странно, их зрачки тоже не шевелились. Они просто повернули свои головы в мою сторону. Я перестала играть машинками и выбежала из комнаты.

Был вечер, и моя семья собиралась ужинать, я уже сидела за столом, когда в кухню вошла высокая женщина. Она была бледная, с той же улыбкой, обнажающей зубы. Она повернулась в мою сторону, казалось, улыбнулась еще шире и пожелала приятного аппетита, после чего залезла под стол и достала оттуда поднос с несколькими тарелками. Таких тарелок у нас не было, я никогда не видела их прежде, как и эту женщину или тех детей, которые в тот момент как раз вошли в кухню следом за матерью. Я следила за ними, как завороженная, и не обращала внимание на тетю, которая уже в который раз звала меня по имени и спрашивала, на что я смотрю.

В это время женщина усаживала своих детей за стулья напротив меня и поставила перед ними тарелки, затем она взглянула на меня и поставила еще одну тарелку передо мной, говоря: «Кушай, девочка, ведь ты такая худенькая!» — после чего снова развернулась к своим детям и стала что-то говорить им. Тогда я посмотрела на содержимое своей тарелки…

Почему я так отчетливо это запомнила? Почему это воспоминание стоит у меня перед глазами каждый раз, стоит лишь мне начать засыпать? На тарелке передо мной лежала часть человеческого лица. Обваренная, с глазом, почему-то сохранившимся в глазнице, а по краям тарелки лежали пальцы. Я закричала. Закричала так громко, что тетя схватила меня на руки и начала успокаивать и спрашивать, что случилось, а я говорила ей о пальцах в тарелке, о странной женщине и ее детях, которые не обращали уже на меня никакого внимания. Когда меня все еще трясло, я услышала голос девочки: «Можно я заберу ее глаз? Она не стала это есть, мама». И девочка через стол потянулась к моей тарелке. К моей тарелке, которую поставила для меня ее мать. Я вновь заплакала.

Ночью они сидели на полу моей комнаты и играли в какую-то игру, с их лиц не пропадали омерзительные улыбки, а я плакала так тихо, как только могла, мечтая о том, чтобы не видеть их больше.
0
Шаги сверху не являются чем-то необычным, когда ты находишься в подвале. Поэтому я не обратила никакого внимания на тихие постукивания, доносящиеся из прихожей. Подумав, что это мой брат, я продолжила заниматься своими делами. Однако звуки не прекращались, и это стало меня раздражать. Они становились все громче и громче. Я вздохнула, удивляясь, с чего это мой брат не спит поздно ночью. У меня-то была уважительная причина в виде невыученного экзамена. Тем временем топот, казалось, заполонил весь верхний этаж, став невыносимо громким.

Я сидела и слушала, как шаги ускорялись и становились какими-то... дикими, что ли. Они ни на секунду не прекращались, попутно формируясь в некое подобие ритма. Вскоре мне стало ясно, что это не человек. Ни один человек не сможет так двигаться. «Какого чёрта?!» — наконец, крикнула я.

После этого все звуки стихли. На мгновение воцарилась тишина, а потом я услышала спокойные, медленные шаги, направляющиеся к подвальной двери. Раздался скрип открываемой двери, и шаги вновь стихли. Несколько минут я напряженно вслушивалась в тишину, затем вздохнула, с облегчением думая, что вся чертовщина закончилась.

Оказывается, это нечто тоже вслушивалось. Внезапно я услышала стук шагов, спускающихся по лестнице прямо ко мне. С грохотом отодвинув стул, я бросилась к большому шкафу и заперлась в нем. Однако в последний момент перед тем, как захлопнуть дверь и вцепиться в нее дрожащими пальцами, я увидела его — гротескное, безволосое, стоящее на четырех конечностях существо, пританцовывающее на своих опухших ногах. Этот танец складывался в какой-то опьяняющий ритм. Я сильнее вжалась вглубь моего убежища. А через полсекунды я услышала звуки этого ритма, выбиваемые на дверце шкафа.

Так продолжалось в течение часа — без пауз, без остановки, без отдыха. Я в какой-то момент обнаружила, что отстукиваю этот ритм пальцами по дверце шкафа. Потом это закончилось так же внезапно, как и началось. Я подождала несколько минут, затем выглянула наружу. Оно ушло. Выкарабкавшись из моего убежища, я с облегчением рухнула в рядом стоящее кресло. Ощущение безопасности постепенно возвращалось ко мне. Расслабившись, я хотела подумать над произошедшим, однако неожиданно обнаружила, что моя нога отстукивает тот самый ритм. Мне вдруг жутко захотелось станцевать его. Поэтому я упала на четвереньки и начала танцевать.
0
Год назад родители уехали из дома на дачу на несколько дней (это достаточно редкое событие). Возвращаться должны были они во вторник. В ночь с воскресенья на понедельник я засиделся за компьютером часов до трёх-четырёх. Когда уже глаза начали слипаться, закрыл калитку на засов, уложил кошку в кровать рядом с собой и заснул.

Внезапно меня разбудили какие-то неясные звуки, доносящиеся из коридора. Я решил, что это буянит наш второй кот. Открыл глаза в полной темноте — единственное окно занавешено непрозрачной шторой. Щёлкнул выключателем прикроватной лампочки, но та не загорелась. Поставил себе на заметку, что надо вкрутить новую, и аккуратно встал, стараясь не потревожить кошку. К моему удивлению, верхний свет тоже не включился. Я решил, что нет электричества, но тут в коридоре загорелся свет (у нас детектор движения).

Я открыл дверь в коридор — там было полно народу. Все родительские друзья, которые собираются у нас по праздникам, были дома, и мои родители тоже. Мать сидела на кухне с подругой. Я спросил у неё, почему у нас дома все эти люди, и почему они вернулись на день раньше положенного. Она ответила что-то невнятное, вроде: «Решили вот собраться без всякого повода, а чтобы это сделать, пришлось приехать раньше».

И тут до меня дошло — я спросил, как они попали в дом, минуя калитку, запертую на засов. В этот момент я проснулся в полной темноте в своей кровати. Сходу щёлкнул выключателем, но лампочка, как и во сне, не зажглась. Тут я не на шутку испугался. Сел на кровать, растормошил кошку. Начал щипать себя — больно, стал давать себе пощёчины — ощущались, внимательно всё рассмотрел — всё совершенно реально, до мельчайших деталей. Убедившись, что не сплю, направился на кухню попить водички. Но, открыв дверь в коридор, я увидел за ней свою мать. Сразу начал кричать: «Ты не могла пересечь калитку, значит, это сон!» — а она лишь молча улыбалась. Тут я начал просыпаться — попытался подвигать конечностями, ощущить себя лежащим на кровати. Всё перед глазами начало расплываться, и, наконец, я проснулся весь в холодном поту. Моментально включил лампочку (успешно) и расслабился на кровати, пытаясь понять, что же это было, и как я не смог понять, что сплю — ни щипки, ни какие-либо другие способы не помогли. При этом я нервно похихикивал, пытаясь себя успокоить. Кошка смотрела на меня, щуря глаза из-за света прикроватной лампочки. Я, усмехаясь, сказал: «Что пялишься? Кошмар приснился, бывает».

На что она ответила человеческим голосом: «А ты уверен, что он кончился? Думаешь, мы так просто тебя отпустим?». Тут меня охватил какой-то невообразимый, иррациональный, животный ужас. В истерике я пытался закричать, подвинуть конечностями, упасть с кровати — сделать хоть что-нибудь. Через полминуты борьбы со сном, показавшимися мне вечностью, я, наконец, продрал глаза, одновременно дёрнувшись и издав нечленораздельный звук. Сразу вскочил с кровати, пробежал по дому, включив везде свет, кому-то позвонил (было полпятого утра, но мне было всё равно), включил музыку и сидел за компьютером, пока не рассвело.

Часов в восемь я всё-таки лёг спать с открытой шторой и светом, бьющим в глаза. Думал, отпустят ли «они» меня на этот раз. Но проспал я на этот раз без сновидений, да и другие кошмары, снившиеся позднее, не были до сих пор связаны с тем сном — проснулся и забыл через 10 минут. Но с тех пор я боюсь продолжения того сна.
0
Одна семейная пара решила позволить себе отдохнуть вечерок и отправиться развлекаться в город. Они позвонили знакомой девушке, которая уже не раз сидела с их детьми. Когда девушка приехала, двое детей уже спали в своих кроватках. Так что ей нужно было просто сидеть дома и следить, чтобы с детьми ничего не случилось. Вскоре ей стало скучно, и она решила посмотреть телевизор, но внизу не было кабельного, поскольку родители не хотели, чтобы дети смотрели всякий мусор. Девушка позвонила родителям и попросила разрешения посмотреть телевизор в их комнате. Они, естественно, согласились, но у нее была еще одна просьба: она попросила разрешения закрыть чем-нибудь статую ангела за окном спальни, или хотя бы закрыть шторы, потому что статуя ее почему-то нервировала. На секунду в трубке было тихо, а затем отец, который говорил с девушкой, сказал: «Забирай детей и бегом из дома. Мы позвоним в полицию. У нас нет никакой статуи ангела».

Полиция нашла всех троих мертвыми через десять минут после звонка. Статую ангела так и не нашли.
Показать комментарии