Пирамида прорывных проектов или Казахстан-мировой лидер по производству мочалок

Марат 2012 M03 9
2298
4
2
0

эффекта от прорывных проектов, под которые выделяются средства из Нацфонда, не будет. Более того, он уверен, что в Казахстане не будет работать ни одна программа, к которой имел отношение, пусть...

Эффекта от прорывных проектов, под которые выделяются средства из Нацфонда, не будет.  В Казахстане не будет работать ни одна программа, к которой имел отношение, пусть даже косвенное, Кайрат КЕЛИМБЕТОВ (заместитель премьер-министра, ранее министр экономического развития и торговли Республики Казахстан, а до этого председатель правления Фонда национального благосостояния “Самрук-Ка­зына”.
- Р. Б.).


- Вспомните все программы, которые он курировал: административные реформы, “30 корпоративных лидеров”, кластерная модель экономики - ни одна из них полностью не реализована, - поясняет экономист. - По сути, эти программы были просто большим пиаром.
По мнению Берентаева, одна из причин провала всех предыдущих программ в том, что они выгодны не столько экономике, сколько определенному кругу лиц.
- Кстати, когда появились прорывные проекты, все забыли о стратегии индустриального развития, - продолжает Канат Базарбаевич. - Затем возникли кластеры, и в забвение ушли прорывные проекты типа “30 корпоративных лидеров”. Через несколько лет правительством была разработана ПФИИР, похоронившая все предыдущие программы. И кстати, во все эти программы включаются одни и те же проекты. Как только проект переходит в стадию вероятного завершения, он тут же автоматически переносится в новую программу.
- И снова получает финансирование?
- Не только. Он получает и повышенное внимание властей в смысле предоставления каких-то льгот, позволяющих успешно конкурировать за местные ресурсы. И так из года в год. Власти строят некую программную “пирамиду”. Марченко сказал, что деньги будут выделены на новые проекты, но я более чем уверен, что на манеже останутся все те же. Здесь важно не то, что будут снова выделяться деньги, а то, что они пойдут из Нацфонда. Если средства будут выделены ФНБ “Самрук-Казына”, то он, в свою очередь, переведет их в Нацбанк, а тот начнет ценные бумаги выпускать. На всех этих трансфертах ФНБ снова получит неплохие проценты как посредник.
Государство не доверяет чиновникам

Между тем в конце февраля официальные СМИ сообщили, что в Казахстане создана спецкомиссия во главе с

премьер-министром республики Каримом МАСИМОВЫМ, которая будет контролировать расходование средств из Национального фонда.

- Этим решением власти фактически расписались в своей дисфункции в борьбе с коррупцией, - считает

политолог Досым САТПАЕВ. - Получается, что на официальном уровне признали: все громогласные заявления о борьбе с коррупцией, различные программы и демонстративно-показательные порки чиновников и т.д. так и не привели к тому, что госструктуры Казахстана могли бы работать эффективно. Зачем создавать такую комиссию, если у нас есть финансовая полиция, парламент, которые должны следить за тратой бюджетных средств? Этот момент наглядно свидетельствует о том, что государство ни на йоту не доверяет своим чиновникам. Но при этом все прекрасно понимают: эта система контроля не будет эффективной.

Сатпаев напоминает: “с момента разработки стратегии развития Казахстана до 2030 года прошло около 15 лет. Мы регулярно принимаем какие-то новые программы, но вся эта возня напоминает бег на месте. В “актив” развития страны можно - с большой долей сарказма - занести заявление

тогдашнего председателя правления АО “Kaznex Invest” Ерлана АРИНОВА

о том, что Казахстан стал мировым лидером в производстве мочалок. Власть на полном серьезе считает это показателем несырьевого развития Казахстана!”

Политолог добавляет: программы и стратегии, принимаемые в Казахстане, - правильные. “Неправильные” лишь исполнители этих программ.

- Невозможно создать инновационную экономику в Казахстане, если у наших чиновников нет инновационного мышления! - говорит он. - В лучшем случае проект доходит до перерезания ленточки, а потом забывается.

Не с того конца начали!

- Проблема в том, что во всех этих программах неправильно расставлены приоритеты, - уверен

аналитик Ассоциации приграничного сотрудничества

Марат ШИБУТОВ, - Поэтому они выполняются лишь частично - примерно процентов на сорок. На мой взгляд, вся эта индустриализация, которая активно пропагандируется государством, - полная ерунда, потому что концепция выбрана неправильная. Допустим, проектируется завод в Атырауской области, а там нет ни газа, ни электричества. То есть отсутствуют мощности, к которым можно подключиться. Для любого производства необходима развитая инфраструктура: газ, электричество, вода, инженерные коммуникации. В первую очередь государство должно было сосредоточить свои усилия именно на этом. Во-вторых, прежде чем начинать новое предприятие, нужно было организовать поддержку действующих производств. К примеру, мы построили за 115 млн. долларов “Биохим” как инновационный проект (который, как выяснилось впоследствии, никому не нужен). В то же время Иртышский химико-металлургический завод - уникальное производство по выпуску редких металлов, востребованных сейчас на мировом рынке, обанкротился. Он, кстати, принадлежит ФНБ “Самрук-Казына”. То есть на него денег у государства не нашлось, хотя, для того чтобы завод оставался на плаву, требовалось всего 8-10 млн. евро!

Новый устойчивый миф

Не менее критично смотрит на вещи экономист Мухтар ТАЙЖАН. Деньги из Нацфонда должны идти на нужды будущих поколений, но его начинают расходовать уже сейчас без какой-либо рациональной необходимости, считает он.

- Треть расходов нашего бюджета покрывает сейчас Национальный фонд - это 8 млрд. долларов! Как мы расходуем эти деньги? По данным Счетного комитета, бездарно и неэффективно. Точно так же и с госпрограммами. Вспомните наш первый спутник КазSAT - 65 млн. долларов на ветер, “Биохим” - еще несколько десятков миллионов долларов, “Силициум Казахстан” - примерно столько же (см. таблицу). А были еще Илийский картонно-бумажный комбинат, программа “Питьевые воды” и т.д. Расходы по этим программам признаны - причем самим государством, а не “кликунами” из оппозиции - неэффективными.

Источник газета www.time.kz_

Оцените пост

-6

Комментарии

1
В итоге получается, что национальное правительство не конкурентноспособно даже по отношению к периоду до независимости и стало чемпионом по провальным проектам, попутно разваливая то, что было построено до независимости и требовало элементарной модернизации на современном уровне. Но это требует наличие профессионалов и специалистов на разных уровнях, которых почти не осталось, поскольку были вытеснены авантюристами-карьеристами разного рода.
-5
Слово авантюрист к ним не очень подходит. Это средние серенькие управленцы. Но иногда их тоже можно понять. Конечно лучше делать такие прорывные прожекты, все "осваивают" деньги и все довольны. А вот слабо возрождать обанкротившиеся заводы, предприятия. Отсталые колхозы поднимать как в советское время. Делая из них колхоз-миллионер. Была раньше такая практика.

Никто не хочет оказаться на месте Мухтара Джакишева... Когда Джакишев пришел, компания КазАтомпром была на грани банкротства. В год добывалось всего 890 тонн природного урана, долги компании перед банками, бюджетом, сотрудниками практически сравнялись с выручкой. Мы были должны казахстанским банкам 43 миллиона долларов, ставка по этим кредитам составляла 29 процентов годовых! В регионах вместо зарплаты людям давали продуктовые пайки по количеству членов семьи, чтобы просто не умерли от голода. Мухтар из компании-банкрота создал мирового лидера по добыче природного урана.
1
Нужны хорошие управленцы. Молодые, инновационные, как и проекты. Старые "закостенелые" не смогут претворить в жизнь новые проекты. А Джакишев действительно молодец. Поднабраться у него бы опыта всем нашим руководителям таких крупных организаций, тогда бы огого какая отдача пошла.
1
Такая ситуация была по всей стране. Если называть вещи своими именами, то большинство казахстанцев в те времена прошло период массового рабства (люди работали не получая зарплаты, еды и социальной помощи) для капитализации наших управленцев, некоторые из которых стали потом миллиардерами и некоторые из них бежали затем за границу, прихватив немалые суммы. Капитализация Иранской ядерной программы оценивается в несколько миллиардов долларов в настоящее время. Но сегодняшнее состояние Иранской ядерной программы лиш немного приблизилось к тому потенциалу, который был в активах Казатомпрома на момент прихода Джакишева (У Казахстана уже был к тому времени плутоний для нескольких ядерных бомб, который был продан США). Таким образом реальная стоимость активов в то время была значительно недооценена. Информация взята к примеру из источников rus.azattyq.org news.nur.kz
Показать комментарии
Дальше