• 102344
  • 944
  • 133
Нравится блог?
Подписывайтесь!

КАКИЕ У ВАС ЗАПРОСЫ. Кейс "Яндекса" на основе интервью с Аркадием Воложем.

В мире не так много стран, которые могут похвастать собственной поисковой интернет-системой. По гамбургскому счету, их сегодня осталось всего три – Китай, Южная Корея и Россия. Все остальное человечество ищет информацию в основном с помощью Google. В России вторжению американского гиганта успешно сопротивляется компания «Яндекс». Ее генеральный директор Аркадий Волож говорит, что ситуацию можно описать фразой «На Западном фронте без перемен» – доля рынка «Яндекса» незначительно меняется. «Но в действительности мы жестоко воюем за каждый запрос», – говорит основатель компании.

Яндекс.Мезозой
Основатели «Яндекса» Аркадий Волож и Илья Сегалович выросли в Алматы, окончили здесь известную Республиканскую физико-математическую школу, что на Ботаническом бульваре, там же учились Тимур Кулибаев, Карим Масимов и Роман Солодченко. «У меня и у Ильи отцы геологи, – рассказывает в беседе с NB Аркадий Волож. – Мой отец – один из первооткрывателей Южно-Тургайской нефтеносной провинции, родитель Сегаловича открыл второе в мире месторождение хромитов на Эмбе. Родился я в экспедиции в Гурьеве. Потом меня увезли куда-то в Белоруссию, а когда мне было четыре, мы вернулись в Алма-Ату. Все мое детство, уже в сознательном возрасте, протекало здесь, жили мы в 12 микрорайоне, мама преподавала в Алматинской консерватории и только недавно переехала в Москву». К слову, по признанию Аркадия, они вместе с Каримом Масимовым, который окончил РФМШ на год позже, частенько в казаки-разбойники играли.

 

После школы Аркадий и Илья уехали учиться в столицу СССР. Первый поступил в знаменитую «Керосинку» – Московский институт нефти и газа имени Губкина, второй – в Московский государственный геологоразведочный институт. Окончив вуз, Волож занялся исследованиями в области обработки больших объемов данных в Институте проблем управления Академии наук. Это был первый шаг к созданию «Яндекса»…

Насильно мил
В 1988 году СССР принял нашумевший тогда Закон о кооперации. От райкома партии институт, где работал Волож, получил распоряжение образовать при организации кооператив. Аркадия буквально назначили одним из соучредителей. Кооператив вагонами отправлял в Европу семечки, обратно получал компьютеры, которые Волож, будучи программистом, настраивал.

В 90-е вместе со знакомым американцем Аркадий Волож, уже получивший некоторый коммерческий опыт, основал компанию CompTek, которая сначала продавала персоналки, а потом занялась сетевым оборудованием. «Мы завозили в Россию разные стартапы, на наш взгляд, интересные. Cisco сначала купила одного партнера, потом – другого. В итоге в какой-то момент мы обнаружили, что от двух десятков вендоров осталось три, причем крупнейший называется Cisco». Похоже, руководителям американской корпорации и российской фирмы CompTek интуиция подсказывала выбирать одни и те же компании: одним – для поглощения, другим – для приобретения и перепродажи их техники. «Топы Cisco сами увидели, что мы больше других в стране продаем их оборудования и сами предложили стать дистрибьюторами». По словам г-на Воложа, речь шла о бизнесе с довольно большей добавленной стоимостью. «Это не то же самое, что, например, мониторами торговать, где небольшая фиксированная маржа. Тут более сложная схема: в каждом регионе нужно найти партнера, от которого специалисты будут сначала приезжать обучаться, а потом, обученные, покупать какие-нибудь, например, маршрутизаторы. Если все на должном уровне делать, это приводит в дальнейшем к росту продаж…»

Бизнес CompTek, в общем-то, и сегодня процветает, в том числе у компании есть «дочка» в Казахстане. Аркадий Волож все еще один из соучредителей этой компании. Однако ее генеральным директором он перестал быть в 1999 году. Стабильную компанию с ясными в целом перспективами он покинул ради стартапа, который долгое время не давал ему покоя.

В поисках большего
Речь шла, как нетрудно догадаться, о поисковом портале для Рунета. История с поисковым «движком» на самом деле началась намного раньше. В первой половине 90-х у Воложа и его партнера-лингвиста была компания «Аркадия». Продуктом этой фирмы был классификатор изобретений объемом около 10 мегабайт, сделанный по заказу Института патентной информации. Его продавали и другим организациям. Однако чем дальше, тем меньше оставалось институтов, которые не только хотели бы, но и могли заплатить за такой софт. В итоге штат «Аркадии» превратился в один из департаментов CompTek. Компания появилась на свет раньше времени, но эта неудача не изменила отношения Воложа к идее – проект по-прежнему развивался в рамках интегратора.

В какой-то момент в команду разработчиков влился одноклассник Воложа талантливый программист Сегалович. Он продолжил вместе с остальными членами группы развивать алгоритмы поиска в массивах данных. В 1995 году CompTek подключилась к интернету, в 1996 году поиск стал работать в Сети. Продукт был продемонстрирован на одной из IT-выставок. Окончательно первый поисковый робот появился на свет и проиндексировал Рунет в 1997-м.

Укрощение строптивой
Тысяча девятьсот девяносто девятый был особенным годом для IT-компаний. Западные инвесторы, массово увлекшись «новой экономикой», стали лихорадочно вливать деньги в «доткомы». Лишь немногие мастера жанра, вроде Уоррена Баффета, удержались от соблазна, понимая, что бизнес-модели не обкатаны и пока в действительности непонятно, как на интернете зарабатывать. Фонды прямых инвестиций искали подходящие для вложений активы такого рода и в России. Приходили их представители неоднократно и к Аркадию Воложу.

Тот, конечно, радовался такой популярности проекта, но, в отличие от коллег, не потерял головы и не бросился продавать компанию, уже получившую тогда имя «Яndex», сразу и на тех условиях, которые предлагались. Наоборот, Волож сам диктовал условия. В частности, контрольный пакет должен был остаться за командой разработчиков, и зайти можно было только с портфельной инвестицией. В управление инвестор должен был вмешиваться только на уровне решений совета директоров.

Фонд, который согласился с такими условиями, как ни странно, нашелся – им оказался Baring Vostok Capital Partners (BVCP), к слову, вошедший несколько лет назад и в капитал казахстанского Kaspi Bank. При годовом обороте $70 000 BVCP в 2000 году согласился купить 35,7% компании примерно за $5 млн. То есть мультипликатор был больше 200! «Это безумие какое-то, – откровенно признается Волож, – но они согласились и принесли свои деньги». И это притом, что «Яндекс» на тот момент вовсе не являлся лидером рынка. Еще в 1996 году возник поисковик «Rambler». Существовали уже List.ru и Mail.ru, а также еще один поисковик – Aport.ru. У «Яндекса» была лишь 4-5%-ная доля рынка. «Рамблер» запустился в 1996-м, мы – на год позже, и лишь в 2001-м мы его догнали. Наша технология с самого начала была самая сильная. Вопрос состоял только в том, как ее упаковать», – вспоминает основатель «Яндекса».

NB info Осенью этого года, желая расширить географию своего присутствия, «Яндекс» активно взялся за Казахстан – сайт www.yandex.kz заработал в полную силу. Появился поиск с местной морфологией и локализацией. Теперь, если вы введете в поисковую строку слово «президент», в ответах вы получите упоминания о Нурсултане Назарбаеве, а не Дмитрии Медведеве.

Пришел – и всех съел
Новая компания, которую возглавил Аркадий Волож, сначала билась за место под солнцем с «Рамблером» и «Апортом». Затем в страну пришел Google. «Первое время они пытались купить кого-нибудь, потом решили действовать самостоятельно, – рассказывает глава «Яндекса». – С 2006-го по 2008 год они выросли с 5 до 24%. «Рамблер» упал с 26% до 4%. Нас сначала откинуло с 60% до 54%, к концу этого года мы отыгрались до 58%. В общем, серьезная война».

Другие российские игроки к такой войне оказались не готовы. «Пришел Google – и всех съел, – комментирует Аркадий Волож ситуацию. – Теперь он – наш главный соперник». ВТО для российских интернет-поисковиков – это не отдаленное будущее, а жестокая реальность. Из трех локальных компаний на плаву фактически осталась только одна.

Почему? Главными в «Яндексе» всегда являлись программисты – люди, которые фанатично увлечены постоянным повышением качества поиска. То есть, если смотреть в корень, это люди, которые заботятся о посетителях и пользователях сайта. У других на первом месте всегда были прибыли, то есть телега стояла впереди лошади.

Что любопытно, истории «Яндекса» и Google во многом схожи. Основатели Google, прежде чем заняться бизнесом, так же изучали поиск в больших массивах данных на серверах и персональных компьютерах. Этот американский поисковик тоже стартовал позже конкурентов. И он тоже спустя некоторое время отбил долю у других игроков. Центром проекта у Google так же всегда являлась технология, которая затем коммерциализировалась, а не наоборот.

И что особенно интересно, обе компании выбрали одинаковые бизнес-модели. Первые поисковики большей частью делали ставку на то, что они станут порталами – точкой входа в интернет; страницей, загружаемой по умолчанию. «Мы же всегда хотели быть технологической компанией, а не медийной», – говорит Аркадий Волож. «Яндекс» сразу определился, что контент должен создавать кто-то другой, а поисковик будет лишь обслуживать этот поток, соединяя производителей и потребителей информации, и зарабатывать, если так можно выразиться, на транзите.

Доход поисковики старого образца получали за счет размещения баннеров по контрактам с крупными рекламодателями. Все это очень походило на модель традиционных СМИ, которые контентом привлекают публику, а уже на публику ловят тех, кому требуется продвижение. Google и «Яндекс», конечно, тоже используют эту схему – зачем же упускать деньги, если есть возможность их заработать. Но главную ставку они сделали на куда более технологичный и не ясный для коммерсантов продукт – контекстную рекламу.

Вырвано из контекста
Суть инновации в том, что система размещает рядом с результатами поиска рекламу зарегистрированных партнеров. Причем робот, анализируя запросы, ставит баннеры, в той или иной степени связанные с темой, которая интересует пользователя. Таким образом, реклама автоматически попадает именно к целевой аудитории, и эффект от ее использования возрастает многократно. Стоимость размещения при этом формируется на аукционе – чем больше вы предложите за переход на свою страницу, тем выше будет расположено ваше предложение. Цены же, что называется, божеские – именно поэтому систему моментально оценили небольшие компании, у которых нет сногсшибательных рекламных бюджетов и уж точно нет бюрократии, с этими бюджетами связанной. Более мобильные от природы представители малого бизнеса повалили к «Яндексу» и Google массово, чем обеспечили большие обороты. Ориентировавшиеся же на крупных рекламодателей поисковики в какой-то момент, желая угодить своим контрагентам, стали продавать не только зоны вокруг результатов поиска, но и первые строки самого поиска. Это ухудшило выборку, и потребители отвернулись от этих порталов, чего и следовало ожидать. Сейчас, в кризис, благодаря тому, что контекстные рекламодатели – это сотни тысяч небольших компаний, а не сотни или тысячи крупных, Google и «Яндекс» себя неплохо чувствуют.

Отличие Google от «Яндекса» заключается в том, что у американцев появилась новая цель – пересадить людей в некие рабочие среды в интернете. Пользователь, по задумке корпорации, зайдя с любого компьютера на свою страницу, найдет там массу своих документов – текстов, аудиофайлов, видеозаписей. Там же будут храниться все его контакты. Таким образом, у него не будет необходимости устанавливать на своем компьютере массу приложений, вроде пакета Microsoft Office, или тратиться на огромные винчестеры. И даже неважно, какая операционная система стоит на компьютере – Windows, Linux или MacOS; с какого компьютера человек зашел – с рабочего, домашнего или из интернет-кафе. Главное – чтобы был выход в Сеть. «Яндекс» на такие всеобъемлющие системы пока не покушается, хотя более мелкими клиентскими проектами и обзавелся.

Яндекс – сойдется все
Если проанализировать всю историю «Яндекса», можно увидеть, что случайностей и закономерностей тут было пятьдесят на пятьдесят. Один тот факт, что Аркадия Воложа насильно сделали кооператором, уже говорит о заботливом участии фортуны в судьбе будущего предпринимателя. То же можно сказать и о другой, по сути, случайности – массовом помешательстве инвесторов на интернет-сайтах в 1999-2000 годах. Если бы не это наваждение, столь быстрого развития проекта, возможно, и не случилось бы. Время было бы упущено, а там уж пришел бы «Google – и всех съел».

Вместе с тем инвестору не был отдан контрольный пакет, и зарабатывание денег не стало для компании самоцелью. Именно такая подмена ценностей погубила «Рамблер». Напротив, приход инвестора при такой «портфельной» конфигурации усилил команду. «Фактически весь финансовый блок держится у нас на людях из Baring. У нас разделение труда – мы за технологию отвечаем, они – за деньги. И с ними очень приятно работать», – говорит основатель «Яндекса».

Возможно, если бы за спиной Аркадия Воложа не стояла CompTek, он не был бы столь непреклонен на переговорах в 1999 году. На тот момент он уже был состоятельным человеком, и вопрос заключался не в том, чтобы получить капитал любой ценой, – вопрос стоял о правильном подходе. Выводить средства из CompTek Волож не стал. «Через два года после того, как у нас появился сервис по поиску в интернете, мы поняли, что за этим будущее. Но проект был, в принципе, венчурный, то есть рискованный». И рисковать средствами он предоставил тем, для кого это непосредственная работа – фонду прямых инвестиций. Он не был настолько жаден, чтобы развивать детище исключительно на собственные деньги.

Понятно, что за успехом «Яндекса» стоит огромная вера Аркадия Воложа и команды в свой продукт. Уже то, что после неудачи «Аркадии» идея не была заброшена, свидетельствует о целеустремленности человека, которому эта самая идея пришла в голову. И одновременно нельзя упускать из виду, что инновационные продукты увлекали этих людей больше, чем уже понятные.

NB info В какой-то момент Аркадий Волож в своих интервью стал активно напоминать, что «Яндекс» – компания российская, обслуживающая миллионы запросов ежедневно. Многие восприняли его слова как намек российским властям на то, что рынок интернет-поиска лучше бы оставить за отечественной компанией, чем пускать на родные просторы заморский Google, который тайно может направлять умы россиян куда не надо. Кстати, именно благодаря стараниям китайских властей локальный поисковик Baidu удерживает в Поднебесной первое место. Впрочем, после заявлений Воложа российские власти никаких мер все равно не приняли, а «Яндекс» совершенно рыночными методами увеличил свою рыночную долю. Так что версия так и осталась неподтвержденной.

Найди кнопку «Найти»
«Есть тренды, – говорит Аркадий Волож. – Если ты их видишь, нужно понять, как эту волну оседлать. Дальше что-то получается, что-то – нет. Успех зависит и от технологии, и от бизнес-составляющей». Аркадий поясняет ход своих мыслей на примере. Он является совладельцем еще одной высокотехнологичной компании – Infinet Wireless. «Мы увидели, что в нашей стране инфраструктуры для передачи данных нет. Интернет нужен – каналы отсутствуют. Оптоволокна тогда толком не было. Соответственно, решение, лежащее на поверхности, – беспроводные сети. Мы понимали, что для него нужно оборудование и что его нет. Что делать? Создавать технологию. Правда, был риск, что кто-нибудь опередит. Ясно было только, что рынок есть. Но непонятно, что выстрелит, у кого выстрелит, когда и где. А все остальное – понятно», – иронизирует Аркадий Волож.

Как же был удовлетворен спрос в данном случае? «Начали копать – поняли, что в стране есть какие-то военные разработки по передаче сигнала на низком уровне. Разработали оборудование. Начали ставить нашу технику в офисах – получился WiFi. В офисах все работало, вынесли то же оборудование на улицу – там оно стало друг друга перебивать. Стали искать, как с проблемой справиться – нашли программное решение. Сделали антенны, в коробки залили свой софт. Все – бизнес готов. Сейчас это один из признанных в мире производителей WiMax-оборудования, один вендор покупает коробки у нас и потом перепродает под своим брендом по всему миру – в основном в Западной Европе, Южной Америке, арабских странах. Это не сотни миллионов долларов, но десятки точно…»

Другой пример – IP-телефония, которую CompTek стала продвигать еще в 1996 году. «На плате Dialogic, которую мы поставляли, одним из приложений был Google Talk. Мы еще тогда рассказывали клиентам про обработку звука, про дешевизну решения. Потом из этого выросло целое направление бизнеса».
Словом, главное в венчурном бизнесе – искать неудовлетворенные потребности и упорно находить решения загадок, которые то и дело появляются на пути.

Еще один важный элемент – команда. На вопрос, какова роль его личности в истории компании, Аркадий Волож скромно поправляет: «Роль личностей в истории. На самом деле, в любом стартапе, если есть команда личностей, то что-то получится. Если нет – ничего не будет. Тут точно все на людях держится». Команда «Яндекса» с самого первого дня была сильной, и чем дальше, тем сильнее становится. «Мы вначале были совсем маленькие – шесть человек всего. Потом стало двенадцать. Теперь тысяча. Разные поколения образовались, наросты, так сказать. В топ-менеджменте сейчас есть люди, которые с нами три-четыре года. Есть те, кто шесть лет. Ну и есть те, кто с самого основания. Сегалович, например. Я опять-таки», – смеется Аркадий.

Школьные годы
Без чего уж совершенно точно поисковика номер один в России не появилось бы – так это без массы знаний и умений, скопившейся в головах Воложа и его сподвижников за годы жизни, предшествующей созданию компании. «СНГ – одна из немногих зон, где доминирует не Google. И это произошло, на мой взгляд, потому, что здесь имеется своя школа инженеров, причем школа единая, – рассуждает Аркадий Волож. – Делить ее на казахстанскую, украинскую, белорусскую и российскую бессмысленно. Здесь до сих пор действует олимпиадная система отбора студентов для лучших вузов. Здесь критическая масса умов поддерживается. Да, куча народу разъехалась по миру, но критическая масса все-таки сохраняется».

Впрочем, хорошего высшего образования, которое дают ведущие российские вузы, для работы в «Яндексе» сегодня уже недостаточно. Около трех лет назад компания открыла собственную школу. «Вместе с МФТИ, МГУ мы запустили вечерние курсы. Это значит, что студенты учат днем экономику, математику, английский, то есть основные предметы, у себя в институтах, а вечером у нас изучают прикладной предмет, связанный с поиском информации. Когда студенты выпускаются, они получают диплом своего института и вкладыш, говорящий о том, что человек прошел наши курсы. Лекции читают у нас, кстати, действительно выдающиеся умы. Одних мы нашли в стране.

Тех, кто уехал, – вернули. «Яндекс» платит им достойные деньги – как в Европе или Штатах. Собрались мировые имена – например, профессор Червоненкис, автор самого известного учебника по статистике академик Ширяев… Мы пытаемся сделать так, чтобы связь поколений не прервалась». Сейчас, по словам Аркадия Воложа, в школу в год набирают восемьдесят человек. «В последний раз пришло сто десять – очень трудно было отсеять». Примерно половина выпускников остается работать в компании. «Мы возродили, на самом деле, советскую систему, когда студенты пятого-шестого курсов одновременно проходили практику на заводе стажерами, а потом зачастую на эти же предприятия шли работать».

К MBA при этом Волож относится явно пренебрежительно: «Для корпоративных финансов может пригодиться MBA. Но чтобы человек пришел после MBA и сделал что-то выдающееся – такого практически не бывает. Все-таки у человека специальность должна быть, ну а поверх этого можно, но не обязательно, и бизнес-образование какое-то. Менеджмент – это же здравый смысл, по сути».

Редкий зверь
В значительной степени благодаря хорошему советскому образованию Аркадий Волож стал мультимиллионером. На вопрос NB «Комфортно ли вам, человеку, заработавшему состояние своим умом, в среде российских миллионеров?» основатель «Яндекса» не без иронии отвечает: «Нет такого клуба, куда можно прийти и сказать: «Я миллионер, выдайте мне справку!» Каждый занимается своим делом. Я занимаюсь поиском в интернете, кто-то занимается гостиницами. Мы, конечно, можем поговорить о погоде, спросить: «Ну что там, как у вас? Растет – не растет?» Ну и все – темы на этом исчерпаны».

О том, чем именно он занимается, Аркадий Волож может говорить часами и с большим азартом – в этом корреспондент NB убедился лично. Показывая все возможности yandex.kz, глава компании с немаленькой капитализацией никак не мог остановиться. Он все щелкал мышкой и демонстрировал то «Яндекс.Карты», то «Афишу», то новые «морды», то есть первые страницы, специально созданные для Казахстана. Похоже, именно любовь к своему делу становится силой, благодаря которой никакие атаки глобальных конкурентов не могут сокрушить эту компанию. До тех пор пока любовь не иссякнет, лидерство на рынке будет сохраняться. «А там, – улыбается Аркадий Волож, – глядишь, мы и Google купим!»

Игорь Переверзев

14 декабря 2009, 20:32
2621

Загрузка...

Комментарии

smerch
0
0
пойду с кем-нить в казаки-разбойники поиграю, может что в будущем получится
bogus
0
0
Сейчас уже скорее не тебе надо играть, а с тобой ;)
Aikon
0
0
поздно. большой уже
Офигенно, люблю такие интервью, спасибо.
Кому интересно что творилось в Рамблере - почитайте тут.
subaur
0
0
да интересная книжка
Elvis
0
0
прочитал книгу-день прошёл не зря.
спс
faiwer
0
0
Хех, не думал что только у 3 стран собственная поисковуха
Спасибо, познавательно
на самом деле гугл работает так - запрос полученый на титульной странице отправляется в китай, где миллион китайцев по полученным ключевым словам ищет по яндексу и итоговый результат отправляют обратно в гугл.
китайский "Бандай" (или как там его) работает по такому же принципу! (:
спасибо за пост, очень понравилось, узнал много про яндекс. Кстати один из создателей гугла тоже русский - Сергей Брин, так что много общего у этих поисковых систем =)
Aikon
0
0
всем ответное спасибо! благодарности передаю автору, т.е. Игорю =)
Никогда не мог понять, почему имена Алексея Воложа, или Игоря Сысоева (Рамблер, Nginx), до сих пор не стоят на доске почетных выпускников республиканского физмата. Я понимаю что они не спонсоры школы, но для примера успешных бизнесменов и программистов, я бы поставил их имена на доску.

Оставьте свой комментарий

Спасибо за открытие блога в Yvision.kz! Чтобы убедиться в отсутствии спама, все комментарии новых пользователей проходят премодерацию. Соблюдение правил нашей блог-платформы ускорит ваш переход в категорию надежных пользователей, не нуждающихся в премодерации. Обязательно прочтите наши правила по указанной ссылке: Правила

Также можно нажать Ctrl+Enter

Популярные посты

Только на 10-й раз он смог поступить в Кембридж! Герой с Кармакшинского района

Только на 10-й раз он смог поступить в Кембридж! Герой с Кармакшинского района

Свыше 10 известных университетов приглашают его обучаться зарубежом, но выбор будет оставаться за Сакеном. Он выберет обучение The University of Edinburgh и отправляется в эту удивительную страну...
socium_kzo
30 нояб. 2016 / 11:06
  • 10239
  • 9
Взгляд со стороны: Назарбаев глазами кыргыза

Взгляд со стороны: Назарбаев глазами кыргыза

В чем уникальность этой личности? В чем его успех или провалы? Эти вопросы требуют глубокой аналитики и исследований. Я же хочу рассказать о Нурсултане Абишевиче глазами рядового кыргыза или...
maxes
1 дек. 2016 / 8:05
  • 3730
  • 13
Молчание врачей. Дети ЮКО, заражённые ВИЧ 10-11 лет назад, узнают о диагнозе-приговоре

Молчание врачей. Дети ЮКО, заражённые ВИЧ 10-11 лет назад, узнают о диагнозе-приговоре

Как сообщают новостные издания, в ближайшее время в Южном Казахстане 102 детям в возрасте 11-12 лет сообщат об их страшном диагнозе. Все эти дети были заражены ВИЧ, причём большинство было инфицировано по вине врачей.
openqazaqstan
вчера / 13:57
  • 2915
  • 3
Когда на тебя смотрят как на говно. На работе многие считали, что они выше меня уровнем

Когда на тебя смотрят как на говно. На работе многие считали, что они выше меня уровнем

Дело было летом 2012 года. Мне было почти 20 лет, жил я от сессии до сессии довольно весело. В голове машины, клубы, тёлки. Жизнь размеренная и неторопливая. Вдруг мне приходит в голову идея...
almatinec_92
28 нояб. 2016 / 16:57
О переименовании столицы: Казнет не зря взорвался едкими комментариями

О переименовании столицы: Казнет не зря взорвался едкими комментариями

Сеть облетело очень символичное видео, где г-ну Султанову в ходе пресс-конференции прямо задают этот вопрос. «Вы советовались с народом?!» – спрашивают его журналисты. На что депутат так и не смог вразумительно ответить.
openqazaqstan
28 нояб. 2016 / 14:35
  • 3282
  • 15
Мой личный опыт использования Astra Plat: мелочи в моем кармане заметно стало меньше

Мой личный опыт использования Astra Plat: мелочи в моем кармане заметно стало меньше

Давно ждал запуска электронного билетирования в общественном транспорте Астаны. В ноябре 2016 года этот день настал. Мой опыт насчитывает последние 2 недели и мне есть чем поделиться. Она не...
iamYerlan
1 дек. 2016 / 15:24
  • 2725
  • 11
Аэропорт Схипхол и Алматы. Смотришь на это и ощущение, что мы лет на тридцать отстали

Аэропорт Схипхол и Алматы. Смотришь на это и ощущение, что мы лет на тридцать отстали

Недавно пролетал через аэропорт Амстердама - Схипхол. Так как улетал из аэропорта Алматы, то не мог не начать сравнивать эти аэропорты.
Superkurt
30 нояб. 2016 / 10:09
  • 2858
  • 12
Почему Дональд Трамп назвал Казахстан чудом. Президент подтягивается по географии

Почему Дональд Трамп назвал Казахстан чудом. Президент подтягивается по географии

Трамп и не подозревает, что 16 декабря 1991 Казахстан не создал, а восстановил свою национальную государственность. Иначе бы он упомянул не только 25 лет, а больше чем 550 лет казахской истории.
Stehlikova
вчера / 9:02
  • 2920
  • 86
Понять и простить: почему большинство стран бывшего СССР отказалось от амнистий

Понять и простить: почему большинство стран бывшего СССР отказалось от амнистий

Президент Назарбаев предложил амнистию для совершивших преступления небольшой тяжести несовершеннолетних, пожилых, женщин и других социально уязвимых категорий осуждённых
openqazaqstan
30 нояб. 2016 / 13:45
  • 2670
  • 19