• 153079
  • 84
  • 12
Нравится блог?
Подписывайтесь!

Темиртас ТЛЕУЛЕСОВ: Шымкентская мафия (2000 год) часть 1

Шымкентская мафия

Темиртас ТЛЕУЛЕСОВ

(документальный детектив)

Данный текст является сканированной копией текста книги Темиртаса ТЛЕУЛЕСОВА, «Шымкентская мафия» изданной в городе Алматы ЗАО «Дәуір» в 2000 году ISBN 9965-517-06-1. В текст не внесено, каких либо изменений, авторский стиль не подвергался правке. Деление текста на «части» вызвано техническими трудностями в сканировании и подготовке текста к публикации.

Примечание от интернет-издателя книги Темиртаса ТЛЕУЛЕСОВА «Шымкентская мафия»

Вступление

Памяти Темиртаса Тлеулесова

Умер один из самых радикальных оппозиционеров Южного Казахстана.

В свое время в Казахстане вышла книга, которая потрясла всех тех людей, которые ее прочли. Впервые в Казахстане стало известно, какими делами занимаются в регионах назначаемые Нурсултаном Назарбаевым областные Акимы. Как ведет себя <политическая элита> на самых верхах власти. Я говорю о книге Темиртаса Тлеулесова - <Шымкентская мафия>, которая стала бестселлером политической публицистики начала этого века.

Очень многих людей она привела в оппозицию, еще большее количество заставила задуматься о том, кто правит в Казахстане и каким способом.

Темиртаса преследовали, он вынужден был скрываться и последние семь лет провел практически в партизанских условиях. Слухов о том, где он, было много, кто говорил, что Таке ушел в горы и живет в отдаленном ауле ЮКО, кто говорил, что он эмигрировал и живет в Питере. Точными данными никто не владел. Власть искала его для того, чтобы он отказался от своей книги, отказался от своей борьбы, за это предлагали и сытные <кормовые> должности и просто деньги. Он отказался. Предпочтя умереть в подполье, чем предать свою книгу. Сильный был человек. И душой и телом. Но жизнь в партизанских условиях - это не курорт, здоровье было подорвано, и на 55 году жизни после очередного инфаркта он умер 17 октября. Когда я узнал о его смерти, не хотел верить, посчитав очередной <уткой>. Затем пришло сообщение о его смерти по радио <Азаттык>, после этого пришлось поверить, что Таке с нами не стало:

Книгу эту всеми способами, но предали забвению. Однако ее главные <герои>, вернее антигерои (самые активные члены трайбалистского общества <Великого Жуза>), продолжают жить и сейчас. И работают они не только во власти, но и стали теперь видными оппозиционерами.

Книга, которая потрясла Юг.

Этой книгой зачитывались студенты в Шымкенте, передавая ее строго по очереди от одной группы к другой. Для многих она стала разрушением мифов, которые так усиленно вколачивала власть в головы студентов.

Очень высоко оценил эту книгу патриарх казахстанского диссидентства - Каришал Асан Ата. В общем, она наделала шуму не только в Южном Казахстане, но и во всей республике.

Общий смысл книги в том, что Таке рассказывает о деятельности трайбалистского общества <Великого Жуза>, созданного видными чиновниками Казахстана.

Началась вся эта история с того, что подорожал бензин в Шымкенте. И тут местными чиновниками была придумана очередная афера, которая смогла бы приумножить их капиталы. Темиртаса в то время (1994 год), возглавлявшего Шымкентский цех по распределению нефтепродуктов, в эту аферу и попытались втянуть. Вызвав его в кабинет одного высокопоставленного чиновника в областной Администрации ЮКО, Таке предложили купить бензин на Шымкентском НПЗ по старой цене и продать по новым ценам, с директором того же завода все уже было обговорено. Вырученную от продажи бензина сумму (такая махинация сулила 200 тысяч долларов) чиновники, конечно, предлагали в качестве <отмаза> (придать этой махинации благовидность), потратить на строительство дома Асанбая Аскарова, но на самом деле положить в карман.

Темиртас после этого предложения поехал спросить совета у свата президента - Кулибаева, который посоветовал записать на диктофон все эти разговоры Акима и передать ему. Вот с этого все и началось. В погоню за диктофонной кассетой, на которой записаны разговоры чиновников ЮКО, устремляются не только сами <записанные> чиновники, но и сват президента, и Администрация президента, и генеральный прокурор Жармахан Туякбай.

А дальше все идет как снежный ком - махинации в <ПИКовой> приватизации, расхищения, все фиксируется Таке документально и пишется на диктофон. Выпускается его книга <Ордалы Жылан> на казахском языке, готовится к публикации первый том <Шымкентской мафии>: В книге без всяких намеков называются конкретные фамилии и получаемые ими конкретные суммы. Чиновничество юга реагирует на все это по принципу <Бунт на палубе!> С ним пытаются поговорить и <образумить> самые видные аксакалы Великого Жуза, его пытаются подкупить, нанимаются киллеры. Через все это он проходит и не ломается, доказывая на практике что настоящего человека ни сломать, ни подкупить невозможно:

Темиртас как политик.

Кроме написания книг и статей, Темиртас активно участвует в политической жизни юга Казахстана. Он становится самым непокорным депутатом областного маслихата ЮКО за всю его историю. На каждой сессии он говорит про коррупцию, называет конкретные имена чиновников-коррупционеров, депутаты молчат. Его пытаются лишить депутатского мандата, его отдают под суд по сфабрикованным делам. Ничего не выходит. Темиртас выигрывает одни выборы за другими, судебные иски рушатся как карточные домики:

Меняются Акимы в ЮКО, приближаются или отдаляются от Президента его сваты и зятья, преследования Темиртаса продолжаются:

В последнем сфабрикованном деле его все же приговаривают к довольно большому отнюдь не условному сроку заключения. Темитрас скрывается и живет в подполье.

В то же время он активно помогает оппозиции сначала в лице КПК, затем РНПК, активно участвует в первых мероприятиях ДВК. Он чудом избегает арестов.

Сейчас Темиртаса не стало. Жаль. Выражаю свои соболезнования его семьи, его старшему брату Мекемтасу, пострадавшему так же во время преследования Таке. Один умный индус (Махатма Ганди) сказал как-то: <Когда ты приходил в этот мир, ты горько плакал, а все вокруг тебя радовались, проживи свою жизнь так, чтобы когда ты уходил ты свободно улыбался, а все вокруг плакали>. Темиртас прожил именно так.

Шымкентская мафия. 1

ПЬЯНЯЩИЙ ДУХ БЕНЗИНА.. 4

ПЕРВОЕ ПОКУШЕНИЕ. 9

ШЫМКЕНТСКАЯ НЕФТЕБАЗА.. 13

МОЙ НОВЫЙ НАЧАЛЬНИК ТОЛЕМЕТОВ.. 15

ОБЩЕСТВО «ВЕЛИКИЙ ЖУЗ». 17

ОПЕРАЦИЯ «ДОМ ДЛЯ АСКАРОВА». 21

ВТОРОЕ ПОКУШЕНИЕ НА МОЮ ЖИЗНЬ. 25

ПИКЕТ 1994 ГОДА.. 28

МАФИЯ ЗАГОНЯЕТ МЕНЯ В УГОЛ.. 29

МАФИЯ СБРОСИЛА МАСКУ.. 32

ДЕПУТАТ НА СКАМЬЕ ПОДСУДИМЫХ.. 38

ЗАКОН ДЖУНГЛЕЙ: СЫН СТРАДАЕТ ЗА ОТЦА.. 45

ВСТРЕЧА СО СВАТОМ НАЗАРБАЕВА.. 47

МОИ ДОБРОЖЕЛАТЕЛИ.. 49

МУЧЕНИЯ ПРОДОЛЖАЮТСЯ.. 52

КАК Я ПЕРЕСТАЛ БЫТЬ ДЕПУТАТОМ... 54

МОЙ МАНДАТ ВОССТАНОВЛЕН! 55

МОЙ ОТВЕТНЫЙ УДАР. 56

МЕНЯ ВНОВЬ ПЫТАЮТСЯ ЛИШИТЬ ДЕПУТАТСКОГО МАНДАТА.. 61

«ТУРАНИНВЕСТ» -БЕЗДОННЫЙ КОШЕЛЕК.. 63

КТО ЖЕ УБИЛ МАРДАНА?. 67

ПЫТАЮСЬ ВОССТАНОВИТЬСЯ НА РАБОТУ.. 70

ОБЛАСТНОЙ АКИМ ПРЕДЛАГАЕТ 200 ТЫСЯЧ ДОЛЛАРОВ.. 73

СКАНДАЛЫ ВОКРУГ БАЗАРА «МАШАТ». 77

СТРОИТЕЛЬСТВО МЕЧЕТИ «МАШАТ». 79

НОВЫЕ АКИМЫ – СТАРЫЕ БОЛЯЧКИ.. 80

ПИСАТЕЛЕМ СТАЛ Я ПОНЕВОЛЕ. 81

ПОСЛЕСЛОВИЕ. 83

Герои книги. 87

ТУРИСБЕКОВ Заутбек Каусбекович. 87

СКРЫТАЯ ВАНДЕЯ АГРАРНОГО ЮКО?. 87

Фашистская доктрина Заутбека Турисбекова. 88

ШУКЕЕВ УМИРЗАК ЕСТАЕВИЧ.. 90

О чем мечтает Умирзак Шукеев?. 91

Часть 1.

ПЬЯНЯЩИЙ ДУХ БЕНЗИНА

Шымкентские края еще в советские времена называли казахстанским Техасом. Мне трудно об этом судить, потому что не было возможности ездить не только по миру или Советскому Союзу, но и по родной республике. Рос я в обычной казахской многодетной семье, получил хорошее национальное воспитание. Учился, очень рано увлекся спортом, стал чемпионом Казахстана по греко-римской (классической) борьбе. И все окружающее в Шымкенте воспринимал как обыденное: приходилось за все бороться. Возможно, таков мой характер. Там, где надо подобострастно промолчать, бью, бью кулаком, ставя па место даже зарвавшихся старших коллег. Там, где поступали не по-мужски, всегда вызывал негодяев на поединок. Один на один. С молодости прослыл правдолюбцем и драчуном. Потому, видимо, нигде не уживался.

Провалившись на вступительных экзаменах на спортфакультет Шымкентского пединститута, пошел в строительное училище. Боролся, побеждал. Все равно поступил в педвуз. В 1974-ом в 21 год стал мастером спорта СССР и не однократным чемпионом Казахстана. После института работал в комсомоле. Но очень скоро вылетел из этой перспективной среды. Все из-за того же обостренного чувства гордости. Повздорил с парторгом, который все хотел сделать из меня мальчика на побегушках. Потащил парторга в райком партии разбираться по-партийному. А он уловчился, юркнул в один из высоких кабинетов, откуда уже поступила команда гнать меня в шею. Затем работал в совхоз-техникуме преподавателем. Как-то встретился случайно с Антониной Андасовой, она работала председателем районного комитета Народного контроля, была членом бюро райкома партии. Меня хорошо знала еще со времен моей комсомольской неудавшейся карьеры.

- Темиртас, как дела? На тебе лица нет.

Я рассказал все, как есть.

- Где работаешь?

-Толковой работы и нет. Хотел устроиться на автозаправку, просят большие деньги.

Андасова повела меня к себе в кабинет и сразу позвонила на нефтебазу.

— Вы что, берете на работу только за взятки? Почему бы вам не поработать с человеком с чистым сердцем? Давайте, берите на работу Темиртаса. Известный спортсмен, работал в комсомоле, далек от стяжательства, честный парень.

Так я оказался на автозаправочной станции № 2. Откуда мне было знать, что судьба уготовила тяжелейшие испытания, что я попал в совершенно иной мир с алчными законами? Зарабатывать больше я не стал и сводил еле-еле концы с концами. Но трудности тех времен открыли мне глаза на окружающих. Многих моих друзей, как ветром, сдуло. А ведь вчера еще клялись в верности.

Где бы ни приходилось работать, я всей душой отдавался делу. Бензозаправку № 2, крайне запущенную, мы отремонтировали, привели в порядок и снаружи, и изнутри. Выручку от продажи бензина пришлось использовать на восстановление АЗС. В срочном порядке бензозаправка была одета в «шубу» из цемента и песка. Эта «шуба» в те времена была новшеством: и красиво, и практично. Но главной нашей заботой было создание хороших условий для подчиненных.

За мои действия, принесшие плоды, а может, за энергию и беззаветную преданность делу, не могу сказать за что, но меня заметило начальство и стало перебрасывать на хромающие объекты. Я проработал начальником на трех-четырех бензозаправках. Впоследствии бензозаправку № 2, где я начинал свою бензиновую эпопею, купил сам У.Шукеев, тогдашний министр экономики Республики Казахстан. Сейчас там работают его близкие родственники.

Только на этой работе я пo-настоящему понял, что такое нефть. Сейчас каждый второй знает, что нефть — источник обогащения. Этот источник не иссякнет, пока в недрах земли останется хоть капля черного золота. Возможно, поэтому жители этих мест главным мерилом человеческой жизни, достоинством считают деньги. Любой служащий, какой бы пост ни занимал, обязан был «отстегивать» своему начальству положенную сумму. Это - закон. Автозаправщики, по большому счету, относились к самой богатой, самой денежной категории людей. Одевались изысканно, ели самое вкусное. Будь человек хоть сущим ангелом, но, попав в эту среду, он становился одним из многих. «Золото и ангела сбивает с праведного пути»,— гласит поговорка, а люди ведь не ангелы. Не зря сказано: «Бытие определяет сознание». Это проверено. Короче говоря, здесь сошлись самые отъявленные искатели наживы, не останавливающиеся ради денег ни перед чем, это были истинные слуги дьявола. Что уж скрывать.

Я, носивший среди друзей почетное прозвище «король вертушки», достигший в спорте больших высот, имеющий звание мастера спорта СССР по классической борьбе, выходивший победителем во многих трудных схватках, испытавший серьезнейшие трудности, тоже, попав в эту среду, стал постепенно адаптироваться. Но мне претило установившееся правило давать взятки начальству. Я не так был с детства воспитан, мне казались дикими такие порядки, и все последующие мои несчастья, конфликты, ссоры с окружающими людьми начались с активного противодействия системе взяток. Я смело выступил против конкретных начальников, бросал им в лицо слова, которые хлестали, как пощечина. Поэтому с самого начала моей работы гонения не заставили себя ждать. Когда начинаются притеснения, человеку приходится ой как трудно! Во мне все кипело от возмущения. Почему я, честный человек, должен унижаться, пачкать сам себя, «отстегивая» взятки высокому начальству? Честь моя, моя совесть не могли допустить унижения, и я встал на путь справедливой борьбы против позора. Люди, побывавшие в такой ситуации, знают, что рано или поздно обстоятельства заставляют обратиться к изучению законов, к юридическим кодексам, вникать в хитросплетения правовой казуистики. Тем более, если нет «наверху» доброго дяди, мощной поддержки, а ты оказался один на один с хорошо организованной системой криминального сообщества. В справедливой борьбе я опирался на бесценный опыт комсомольской работы, насчитывавший полтора года. Сегодня на все прошлое льют грязь, а ведь это неправильно. Советская эпоха дала нам много хорошего. К числу хороших вещей я отношу комсомольское воспитание. Комсомольский задор прививал навыки общения с людьми в зависимости от возраста, уровня образования и культуры, расширял горизонты, устанавливал нормы поведения, стремление к высокой культуре. Вращаясь в комсомольской среде, я привык, что все в окружающем мире происходит по закону и подчиняется законному порядку. Так и здесь. Думающего человека жизнь обучит всему.

Место, где я работал, называлось тогда «Государственный комитет по обеспечению нефтепродуктами». Первым заместителем председателя этого комитета был Иманберди Омирзакович Жаксыбаев. Со временем Жаксыбаев стал жертвой репрессий после декабрьских событий 1986 года.По сфабрикованному делу Денисова и его команды, Имаш Омирзакович исключен из рядов Компартии и освобожден с работы. Оружием мести были использованы Акжан Акбердисв и полковник КГБ Анатолий Адамов. После расформирования Госкомнсфти продукты КазССР Акжан Акбердиев работал в фирме «Алтын алма» заместителем Тимура Кулебаева. Когда готовилась эта книга к изданию Анатолий Адамов был арестован по подозрению в заказном убийстве. Постановление Совета Министров КазССР о его осбовождении подписал Н.Назарбаев. Эта «подпись» не давала ему возможность восстановить доброе имя, так была сломлена судьба безвинного человека.

Начальником областного комитета нефтепродуктов был Виктор Владимирович Денисов. Директором городской нефтебазы — Лесбек Есболаев. Жена его работала в КГБ. Может быть, поэтому начальник управления КГБ Мустафин называл в шутку Есболасва «зятек», не знаю, но они были в добрых отношениях.

Однажды пригласил меня Есболаев и говорит:

— К нам приезжает Жаксыбаев, надо его хорошо принять.

Я говорю: «Хорошо». Встретили гостя, ухаживали, как положено. Гость побывал у меня в доме. Побродили с ним по окрестностям. В течение двух-трех дней мы с Жаксыбаевым стали хорошими приятелями.

Я терпел многие проделки этого Есболаева. Наконец, не выдержав безобразий, написал в комитет Народного контроля. А возглавлял в то время Енбекшинский районный комитет Народного контроля Султан Сугербаев. Я написал Сугербаеву обо всем, что творилось у нас, о беспорядках, взятках, о беззаконии. Началась проверка. Были вскрыты недостатки, и вопрос о Есболаеве вынесли на рассмотрение районного бюро Компартии, ему дали взыскание — строгий выговор. Через некоторое время Лесбек ушел на другую работу. Я тогда работал инженером по качеству нефтепродуктов. Моему служебному росту содействовал Жаксыбаев, относившийся ко мне очень хорошо, ныне он живет в Астане. На этом этапе работы я вскрыл массу недостатков и недочетов. Наши отечественные заводы по переработке нефти посылали различные нефтепродукты цистернами. Когда вагоны приходили, приемщики уменьшали количество нефтепродуктов, а в конце месяца составляли акты о недостаче на каждую цистерну. На актах стояли подписи нескольких человек. Акты отправлялись на заводы, а недостачу вешали на шею отправителей, Здешние хитрецы машинами продавали доставшиеся им нефтепродукты и набивали карманы «левыми* деньгами. Это был основной способ обогащения. В жаркие летние дни температура в цистернах поднимается, и «нефтееды» это обстоятельство используют для своего кармана. Путем таких махинаций наша база в течении одного года продала налево более нескольких тысяч тонн бензина. Однако пользу извлекали только руководители.

Я выбрал время и по делам службы съездил на заводы-поставщики. Проверил, как наливаются нефтепродукты в цистерны, каков порядок отправки. Все у них было правильно, по нормам, никаких отклонений и нарушений. Проверил и ассортимент отправляемых товаров. Никаких нарушений не обнаружил. В конце месяца я в качестве инженера должен был поставить подпись под актами. Заведующим городского склада нефтебазы был Рашид Набиев, проработавший там тридцать лет, прожженный делец. Из начальства его поддерживали Б.Шахмуратов и В.Денисов. Эти двое спелись так, что водой не разольешь. И началась между нами перепалка. Я ничего не мог им доказать, они же обвинили меня в склочничестве и клевете. Пришлось собрать документы, написать письма на заводы-поставщики в Павлодар и Гурьев. И разгорелся сыр-бор.

Однажды меня вызвали в Алма-Ату. Денисов тогда был председателем Госкомнефтепродукты КазССР, а Жаксыбаев работал у него первым заместителем. Со мной вместе поехал и Шахмуратов. Ревизором в Алма-Ате была Евстахия Афанасьевна Барзалия. Это была очень ответственная, знающая свое дело специалистка. Насквозь видела вес махинации. Она была первым человеком, встретившемся в министерстве.

— О, Тлеулесов, с приездом!— И повела меня к себе. Мы беседовали около часа. Знакомясь с материалами, она покачивала головой. Потом дала несколько добрых советов.

Оказывается, были вызваны начальники из всех областей. Провели собрание, а после него Барзалия снова пригласила меня. Вместе с ней пришли к Денисову. Входим, а там уже сидят наш начальник Шахмуратов и Жаксыбаев. Я рассказал все чин по чину. Затем говорил Шахмуратов. Денисов слушал внимательно. Потом стал задавать вопросы.

— Вы обо всем этом знали, Тлеулесов. И что же предприняли?

— Я в течение полугода написал на имя Шахмуратова 29 докладных записок. Вот он сам здесь присутствует. Я привез с собой и копии своих докладных. Вот номера входящих-исходящих. Однако ни одной из моих докладных не было дано хода.

Денисов, видимо, не ожидавший таких слов, замолчал, не знал, что сказать. Потом, обратился к Шахмуратову:

— Борис Михайлович, я вас не понимаю. Вот Тлеулесов уже полгода пишет вам докладные, 29 штук, а Вы не ответили ни на одну. Он вскрывает вопиющие недостатки. Как мы можем говорить, что он ничего не делает, не справляется со своей работой? Вы мне говорили совершенно противоположное. Ничего не могу понять. Что же это такое, Борис Михайлович?

— Виновный во всем этом сам Шахмуратов, не иначе,— вступил в разговор Жаксыбаев. Он, чувствую, хорошо разобрался в ситуации.

В конце разговора Денисов с теплотой посмотрел на меня и сказал: « Темиртас, мы Вас знаем очень хорошо. Мы — земляки, коллеги по работе. Я неслучайно задавал вопросы. С Вашим способностями Вы в силах руководить областным управлением. Сами помните, что недавно Есболаев снят со своего поста. Мы считаем, что Вы достойны занять освободившееся место».

Говорят же: «Плох тот солдат, который не мечтает стать генералом». Кто же в нашем деле не мечтает занять названное место? С одной стороны оторопел от неожиданности, с другой — обрадовался.

В заключение Денисов сказал:

— Борис Михайлович, по приезду в Шымкент поставьте Тлеулесова начальником городской нефтебазы.

Шахмуратов взвился, как ошпаренный:

— Нет, я должен посоветоваться с коллективом, с городским комитетом партии, прежде чем ставить этого человека на должность.

Тут включился в разговор Жаксыбаев:

— Борис Михайлович, мы уже обговорили все с первым секретарем горкома партии тов. Борисовым. Никто в горкоме не возражает. Мнение второго секретаря горкома тов. Туралина тоже положительное...

После этого разговора я сказал «спасибо» и вышел. Грудь мою переполняла радость первой победы. Ни о чем другом не думал. А мои начальники, очевидно, дальновид! ю рассчитали, что с приходом Тлеулесова на место руководителя старые недостачи по бензину будут закрыты. Когда возвращались домой, Шахмуратов буркнул мне: «Выходи в субботу на работу».

Назавтра рано утром я шел на работу и встретил работника КГБ Ержана Исакулова (Он сейчас начальник Акмолинского областного управления КНБ). В свое время он устраивал на заправку китайских граждан, якобы они являются нашими контрразведчиками. Личные карточки с фотографиями этих людей хранятся у меня.

Суббота. Я на «Москвиче». Он подсел ко мне на площади Ордабасы

— Куда направляешься?

— А, к Шахмуратову.

— Э, да нам по пути, это хорошо. Я тоже направляюсь к нему. Потом завезешь меня в военкомат.

Ни о чем не подозреваю. Раз вместе, так поехали. Приехали к Шахмуратову, а Исакулов говорит: «Ты подожди, я первым войду». Через некоторое время он выходит, я отвез чекиста в военкомат. Возвратился, а Шахмуратова словно подменили.

Согласно принятому порядку, он обязан был дать мне характеристику или рекомендацию, с которыми я должен был пойти в горком партии. В горкоме должны были поставить на этих бумагах резолюцию, а потом уже издается приказ о моем назначении. В тот раз не только характеристики, даже теплого слова я не услышал. Ушел, не солоно хлебавши. Увеличилось число отговорок, начались бесплодные хождения.

Народ считает, что сегодня КГБ, наследник ОГПУ-ГПУ, ходит с руками по локоть в крови. Думаю, что они не по локоть, а по горло в крови. В последние годы я окончательно убедился в этом. Этот чекист, видимо, хорошо поработал с Шахмуратовым. После его посещения мое дело так и не сдвинулось с мертвой точки.

Но что делать? Я ходил, настаивал, добивался. Наконец, дело мое, которое тянулось, как резина, попало ко второму секретарю горкома партии Туралину. Вызвал он нас с Шахмуратовым и говорит:

— Борис Михайлович, Вы чего дурака валяете? В чем виноват Тлсулесов? Почему до сих пор не принимаете никакого решения? Может, у Вас есть свои скрытые причины? Скажите. — Туралин говорил резко, прямо в глаза Шахмуратову. Тот стал трепыхаться, как попавший в силок козодой. Однако хитер был Шахмуратов! Голыми руками не взять. Были у него покровители, многим угождал этот денежный хитрец. Крутил, вертел Шахмуратов, но директором меня не поставил.

Так я продолжал работать на прежнем своем месте. Как-то вызывает меня заместитель Шахмуратова Усенов. Прихожу.

— Темиртас, для тебя это место не совсем удобное. Поезжай-ка ты директором на Бадамскую нефтебазу. Как смотришь?

Я ответил, что подумаю. С тем и ушел. Пришел домой и позвонил Жаксыбаеву, чтобы посоветоваться. Рассказал ему обо всех мытарствах. Жаксыбаев категорически отрезал:

— Послушай меня, ни в коем случае не езжай туда!

В Бадаме тогда работал Борибек Усипбаев. Он пришелся Усенову, приехавшему на место Денисова, человеком удобным, который был бы всегда рядышком. Начальство хорошо понимало, что со мной работать трудно. И поэтому оно планомерно день и ночь агитировало меня перебраться в Бадам. В конце концов 1 октября 1984 года я отправился на Бадамскую нефтебазу на доляа юсть директора.

В те дни Усенов благополучно перебрался в Алма-Ату, и на его месте объявился некий Макаров. Это был отпетый, махровый шовинист. Ему не нравились мои действия, мои слова. И вот Макаров взялся преследовать меня. Бадам подчиняется Ордабасинскому району. Вызывает меня как-то Жандарбек Кожабаев, первый секретарь райкома партии. Прихожу. Все районное бюро в полном составе. Я сам — кандидат в члены партии. Наш Макаров тоже сидит. И вот Кожабаев в конце концов говорит мне:

— Пиши заявление об уходе по собственному желанию. Иди, куда хочешь.

Я был удивлен. Объясняю ему, так и так, выясняю причины. Он ни в какую. Уходи и все. Тогда я понял, что к чему.

— Жандарбек Алибекович, Вы меня извините, но для всех нас есть один закон о труде, есть устав партии. Придерживайтесь КЗОТ и устава. И никакого заявления писать не буду. А если я нарушил трудовую дисциплину, то можете спросить у Макарова, так ли это,

— Эй! Он говорит, что с тобой невозможно работать. Пока вы между собой устраиваете потасовки, район прозябает и терпит убытки. Я должен заботиться о районе. Поэтому пиши заявление сейчас же, здесь же.

— Нет, заявления писать не буду. — С этим и ушел. Прихожу я на работу 9 сентября, а на моем месте сидит уже некто Абидулла.

«Ты уже не работаешь. Знаешь об этом?»— говорит он мне.

Оказывается, эти деятели без моего участия решили мою судьбу.

Комиссия из Шымкента вызвала меня и потребовала подписать акт. Но я категорически отказался что-либо подписывать.

В тот же день я вылетел в Алма-Ату. Пришел к председателю Республиканского комитета Денисову. Рассказал обо всем. Он немедленно вызвал Макарова телефонограммой на завтра. Была среда. Назавтра в четверг состоялась коллегия, на которой был рассмотрен наш вопрос. Макаров получил строгача. Кроме того было предложено восстановить меня в должности.

Когда мы вернулись, никаких изменений не произошло. В Шымкенте проигнорировали решение Республиканского комитета. В то время первым секретарем областного комитета партии работал Мырзашев. Не видя другого выхода, пошел к нему. Мырзашев вызвал Макарова и заставил восстановить меня на прежнем месте.

Вот так в постоянной борьбе с Макаровым я проработал еще семь-восемь месяцев. Чего только ни испытал за это время! Макаров не давал мне опомниться от бесконечных проверок. Но несмотря на все его усилия, ни к чему придраться не смогли. И по службе и в личной жизни я был безукоризненно чист. Спрашивается, какая радость жить и работать под неусыпным взором высокого начальства? Но я сохранил и отстоял свою честь, свое достоинство. Ни разу не дрогнул.

Сидим как-то на приеме у Денисова. Присутствует еще Жаксыба-ев. Настрое. Денисов говорит:

— Тсмиртас! Пока Макаров там сидит, тебе не будет покоя. К тому же второй секретарь обкома Черненко все телефоны оборвал, жалуется на тебя. Ты же понимаешь, тягаться со вторым секретарем — дело безнадежное и чести тебе не прибавит. Меняй-ка место работы.

— Если я провинился перед партией, то накладывайте взыскание. А по работе у меня никаких проколов нет. Почему я должен уходить?

А они принялись внушать мне, втолковывать:

— Вот на Мангышлаке освободилось место начальника областного управления. Иди туда.

Как раз в том году на Мангышлаке обнаружилась недостача в 500 тысяч тонн бензина, был громкий скандал, начальника сняли с должности.

-—«Не будь султаном в чужом краю, а будь ултаном (подошвой) родного народа». Я не поеду в те края. Уж лучше совсем освободите меня. А если есть должность поближе, пожалуйста, не откажусь.

—Ладно. Переходи в Жамбылскую область.

Жамбылская область — наши близкие соседи, все у нас общее. Ладно, думаю, соглашусь на это предложение.

Таким образом, направили меня в Жамбылский областной комитет нефтепродуктов начальником отдела контроля.

В Жамбыле я проработал около полутора лет. «Сколько вор ни ворует, а тюрьмы не минует». Справедливая поговорка. Макаров недолго торжествовал победу надо мной. Попался все-таки, мерзавец. Под его началом работала молоденькая девушка. Он заставлял ее подделывать разные документы, считал, что убивает разом двух зайцев. Весною вместе с этой девушкой и коллективом отправляется на пикник. Потом пошел слух, что «бедняжка утонула по неосторожности». Утопленницу искала вся область. Только на восемнадцатый день нашли ее тело. Позже судебная медэкспертиза установила, что срок гибели — всего два дня. Выходит сначала убили девушку, а затем подбросили?..

И вот мы вновь оказались в приемной у Денисова, всемогущего короля бензинового казахстанского королевства. Моя жамбыльская краткая эпопея подходит к концу.

Райком партии уже рассмотрел вопрос о Макарове. Теперь Макарова и меня пригласили в Алма-Ату на заседанию коллегии Госкомнефтепродукты КазССР. Тот прибыл вместе со своим первым заместителем Жуманбаевым. Вначале вошли эти двое. Республиканский комитет снял Макарова с должности, а Жуманбаеву вынес строгий выговор.

После них зашел я. Остались мы втроем: Денисов, Жаксыбаев и я. Денисов говорит:

— Темиртас! Мы тогда обошлись с тобой не совсем хорошо. Вот теперь Макаров ушел.

После этого меня опять специальным приказом направили в Шымкентский областной комитет нефтепродуктов. Начальником там был близкий сват Заутбека Турысбекова Асембек Каныбеков. Прихожу к нему, а он не утверждает. Даже близко к нему не подойти. Видимо, нашептали про меня, что следует. И опять началась борьба, хождения. Пошел на прием к первому секретарю обкома партии Толебекову. Наконец, принял меня председатель облисполкома Терещенко. Не успел войти, как с порога слышу окрик:

—Ты не суйся, оставь, мы тебе другое место подберем...

Но я не согласился. Так повторялось два-три раза. В конце концов мы с Терещенко крепко сцепились. Кричали друг на друга. Он, убедившись, что я — крепкий орешек, заявил:

—Ты по специальности учитель. Учи детей, давай, иди в школу. Там ты будешь на своем месте.

Но я пропустил мимо ушей его глупость. У меня на руках— приказ республиканского Комитета, и мне нечего переживать.

— Сергей Александрович, извините, но после окончания пединститута я три года отработал по специальности. А во-вторых, для повышения своих знаний я поступил в Казахский химико-технологический институт. Сейчас учусь на третьем курсе. И как раз сейчас я должен работать по специальности.

— В общем, хочешь иди, не хочешь — не ходи. У нас одно решение. А нет — так отправим в Сузак,— решил припугнуть меня Сергей Александрович.

Тут я не выдержал:

— А тогда дайте мне постановление бюро обкома партии или решение суда, иначе я никуда не пойду, с места не тронусь!

— Если мы захотим, ты в Сузак пешком пойдешь,—нахмурился Терещенко.

— О, нет, Сергей Александрович! Вы крупно просчитались. Яне из тех, кого можно запугать. Я никого и ничего не боюсь. А с Вами буду спорить до победного конца. И устав, и закон для всех один. Если Вы — коммунист, то и я коммунист. Мой гражданский и партийный долг, мое право —защищать себя. Поэтому я буду стоять на своем до партийного расследования. Буду писать вплоть до ЦК КПСС. Я не запугиваю и не угрожаю. С каких это пор секретарь обкома партии и председатель облисполкома пляшут под дудочку Каныбекова?

А Каныбеков как раз сидит тут же.

Терещенко совсем уж вышел из себя. Я продолжаю в том же духе, а он взревел, как медведь:

— Освободите кабинет! Разбирайтесь сами. Плюхнулся в кресло и поджал под себя косолапую ногу. Я выхожу, а Каныбеков подмасливается:

—Сергей Александрович, из Гурьева идут цистерны с бензином,— начал было он докладывать, но Терещенко как завопит:

—Да пропади ты со своими вагонами! Убирайся из кабинета! (Этот Терещенко, ко всеобщему удивлению, потом стал премьер-министром Республики Казахстан и погрузил страну в долговую кабалу. Ныне — лидер «карманной» партии «Отан», кавалер ордена «Парасат»).

Жизнь не налаживалась. Угнетенный поведением моих недоброжелателей, я в конце концов позвонил прямо из дома первому секретарю обкома партии. Взял трубку помощник секретаря.

— Я — коммунист, номер партийного билета запишите. Записали? Повторите. —Он повторил.

— Я как коммунист выхожу с жалобой на Толебекова. Он вместе с дружком своим Асембском Каныбековым вершит махинации с распределением и обменом квартир. Я об этом говорю открыто. Сам я не могу устроиться на работу. Доведите все это до сведения своего шефа. — И положил трубку.

Схватил их, видимо, за слабое место. Утром в 9 часов в управление пришло сообщение, что меня вызывает Каныбеков. Я ответил: «Приеду», — а сам не поехал. За мной приехал главный инженер Серик Тажиев.

Приехав к Каныбекову, я задержался в отделе, разговорившись с давно знакомыми мне работниками. Гляжу, идет сам Каныбеков:

— Эй, Темиртас! Мы давно ждем тебя, чего не идешь?— Потом он стал предлагать мне всякую работу. Но я твердо сказал: «Мне нужна работа, согласно распоряжению Алма-Аты, или равноценная».

Постепенно Асембек как будто смягчился и молвил: «Иди в нефтеинспекцию». Так я оказался в нефтеинспекции.

На этом месте я проработал довольно долго. Как раз тогда управлению нефтепродуктов не везло с начальством. На место Каныбекова пришел начальником Куралов. С этим человеком у меня тоже случились неприятности. Там где бензин — там грязь, там воровство. Мне это претило.

В поисках правды я зашел так далеко, что сцепились даже у него в кабинете. Мой гнев был так велик, что чуть было не ударил Куралова газетой. В конце концов терпение моих начальников - казнокрадов истощилось, и они наняли убийцу, чтобы избавиться от меня.

продолжение следует....

Alium Bukar AliumBukar
31 декабря 2009, 0:07
41065

Загрузка...

Комментарии

Оставьте свой комментарий

Спасибо за открытие блога в Yvision.kz! Чтобы убедиться в отсутствии спама, все комментарии новых пользователей проходят премодерацию. Соблюдение правил нашей блог-платформы ускорит ваш переход в категорию надежных пользователей, не нуждающихся в премодерации. Обязательно прочтите наши правила по указанной ссылке: Правила

Также можно нажать Ctrl+Enter

Популярные посты

Мысли вслух. Почему казахи перестали общаться с родственниками и ходить в гости?

Мысли вслух. Почему казахи перестали общаться с родственниками и ходить в гости?

Дастархан в те времена был скромен. Не было понятия «сынау» - осуждения кто как живет, какой в доме ремонт и т.д. Пока взрослые обсуждали задержку заработной платы, мы играли в армию, жмурки, строили городки...
socium_kzo
5 дек. 2016 / 15:19
  • 11688
  • 19
Японец о Казахстане: «Ваши девушки уж сильно себе набивают цену...»

Японец о Казахстане: «Ваши девушки уж сильно себе набивают цену...»

"Мужчины должны у вас тут права качать, ибо их процент в вашей численности населения уступает проценту женщин". Я машинально начала уверять, что у нас в стране таковых не имеется...
Sapientia
5 дек. 2016 / 10:52
  • 9225
  • 67
Распил 1 млрд долларов или спасение для Алматы? В 2017-м начнётся строительство БАКАД

Распил 1 млрд долларов или спасение для Алматы? В 2017-м начнётся строительство БАКАД

Конечно, Алматы заслужил эту дорогу. Невзирая на все издержки, которые могут возникнуть. Заслужил и как крупнейший город Казахстана, и как субъект, формирующий своими налогами около четверти всех...
merurg
вчера / 12:35
  • 5186
  • 15
Молчание врачей. Дети ЮКО, заражённые ВИЧ 10-11 лет назад, узнают о диагнозе-приговоре

Молчание врачей. Дети ЮКО, заражённые ВИЧ 10-11 лет назад, узнают о диагнозе-приговоре

Как сообщают новостные издания, в ближайшее время в Южном Казахстане 102 детям в возрасте 11-12 лет сообщат об их страшном диагнозе. Все эти дети были заражены ВИЧ, причём большинство было инфицировано по вине врачей.
openqazaqstan
2 дек. 2016 / 13:57
  • 4442
  • 4
10 причин, по которым я не смогла работать учителем. Не только в зарплате дело, ребята

10 причин, по которым я не смогла работать учителем. Не только в зарплате дело, ребята

Я почти год проработала в школе, и когда уходила оттуда, была самым счастливым человеком в мире. Тот год, честно говоря, я и сейчас вспоминаю с ужасом.
demonica
6 дек. 2016 / 17:21
  • 4735
  • 76
Почему Дональд Трамп назвал Казахстан чудом. Президент подтягивается по географии

Почему Дональд Трамп назвал Казахстан чудом. Президент подтягивается по географии

Трамп и не подозревает, что 16 декабря 1991 Казахстан не создал, а восстановил свою национальную государственность. Иначе бы он упомянул не только 25 лет, а больше чем 550 лет казахской истории.
Stehlikova
2 дек. 2016 / 9:02
  • 5081
  • 88
Мой личный опыт использования Astra Plat: мелочи в моем кармане заметно стало меньше

Мой личный опыт использования Astra Plat: мелочи в моем кармане заметно стало меньше

Давно ждал запуска электронного билетирования в общественном транспорте Астаны. В ноябре 2016 года этот день настал. Мой опыт насчитывает последние 2 недели и мне есть чем поделиться.
iamYerlan
1 дек. 2016 / 15:24
  • 3462
  • 17
После крупной пьяной аварии бизнесмены в Чечне отказались торговать спиртным. В Казахстане едва ли такое возможно

После крупной пьяной аварии бизнесмены в Чечне отказались торговать спиртным. В Казахстане едва ли такое возможно

После тяжкого ДТП по вине пьяного водителя в Чечне закрылись все магазины, торгующие алкоголем. Их владельцы – 14 бизнесменов – добровольно отказались от выданных им лицензий.
openqazaqstan
5 дек. 2016 / 13:09
Как отдохнуть за 220$. Гоа – это не Индия: купил дешевую путевку и улетел!

Как отдохнуть за 220$. Гоа – это не Индия: купил дешевую путевку и улетел!

В Гоа я не первый раз. Очень многое знаю. Минус такой путевки только в том, что вы не сможете выбрать пляж и отель, но за такие смешные деньги – какая разница. Гоа – это не Индия.
fima
2 дек. 2016 / 11:32
  • 3373
  • 25