• 63832
  • 27
  • 27
Нравится блог?
Подписывайтесь!

ПЯТЫЙ ЭЛЕМЕНТ

Международные исследования по­казывают, что вопросы социальной ответственности бизнеса являются наиболее существенными нефинансо­выми проблемами, влияющими на до­ходность, рост и, следовательно, на стоимость компании. В связи с этим тема корпоративной ответсвенности бизнеса становится все более попу­лярной, в том числе и в Казахстане.

В своей недавней речи, предваряющей открытие сессии руководящих органов МВФ и Всемирного банка в  Университете Вашингтона, директор-распорядитель МВФ Доминик Стросс-Кан заявил: «Нам нужна глобализация нового рода, более справедливая глобализация, глобализация с человеческим лицом. Блага от экономического роста должны широко распределяться, а не просто присваиваться горсткой привилегированных людей».

По сути, в этой речи, названной отдельными экспертами «новым Интернационалом», глава МВФ выразил чаяния многих людей во всем мире – справедливое распределение доходов, справедливая экономика во службу человеку, а не для его эксплуатации, пожелание, чтобы мировые лидеры – политические, общественные, бизнесмены, власть имущие – взяли на себя ответственность за то, чтобы сделать мир лучше. Когда-то сэр Уинстон Черчилль заявил – «Цена величия – ответственность» и всей своей жизнью доказывал приверженность собственным словам. Принимать на себя ответственность – это признак зрелости, мудрости, величия.

NB Info: В 70-е годы ХХ века ведущие компании США и Великобритании стали вводить практику объединения разрозненных элементов корпоративной политики, связанных со взаимоотношениями компании с внешней и внутренней средой и вырабатывать на этой основе целостные подходы к взаимодействию с обществом. Причин для этого было несколько.

1. Давление со стороны государства, выставлявшего более жесткие стандарты в сфере трудового законодательства и охраны окружающей среды.

2. Давление профсоюзов в сфере охраны труда и в социальной политике.

3. Значительно возросшая взаимосвязь между общественным мнением и уровнем продаж. На потребительское поведение стало оказывать влияние не только качество товара и эффективность рекламы, но  и общий имидж компании, в том числе ответственность ее поведения в отношении партнеров, работников, экологии и общества в целом.

В Европе в 1995 году появилась сеть евробизнеса по КСО (European Business Network, CSR Europe), ставившая задачу распространения и популяризации принципов КСО на B2B-основе. А в 2001 году Европейская комиссия опубликовала ставшую знаменитой Зеленую книгу (Green Paper), провозгласившую приверженность европейского бизнеса принципам КСО.

Западный бизнес шел к пониманию и признанию концепции социальной ответственности веками, хотя до сих пор находятся сторонники позиции Милтона Фридмана, заявлявшего, что цель корпораций — максимизировать доходы акционеров, а потому они отвечают только перед своими акционерами, а не перед обществом в целом. Но как бы то ни было, концепция, утверждающая, что бизнес должен придерживаться философии полного учета своего влияния на окружающую среду, находит все большее признание. Оформившись к середине ХХ века в концепцию корпоративной социальной ответственности (Corporate Social Responsibility, CSR) и став частью корпоративного управления международных компаний, социальная ответственность перестала восприниматься исключительно как благотворительность. В современном деловом мире она предполагает стратегические системные изменения в подходах в управлении, культуре и этике ведения бизнеса, взаимодействии с внешней средой, подразумевая открытость и прозрачность деловой практики. Помимо клиентов, поставщиков и работников есть еще и общество – учет всех этих аспектов делает бизнес предсказуемым. «Корпоративная социальная отвественность (КСО) представляет собой новую управленческую парадигму и важную составляющую системы корпоративного управления, – отмечает координатор проекта IFC по корпоративному управлению в Центральной Азии Адалят Абдуманапова. Основные принципы корпоративного управления справедливость, ответственность, прозрачность и подотчетность – это те же принципы КСО. Чтобы КСО стала бизнес-стратегией компании, она должна быть гармонично встроена в культуру корпоративного управления». В начале ХХI века этот подход можно выразить, перефразировав призыв Т. Рузвельта – «Пусть бизнесмены ведут свое дело честно и отдают при этом часть сверхприбыли на благотворительность». Производное слово «корпоративизация» не должно вводить в заблуждение – социальная ответственность перед обществом относится и к МСБ. Кроме того, несмотря на наличие определенных стандартов и требований в данной области, КСО по определению может развиваться только на добровольной сознательной и созидательной ценностной основе.

NB Info: Классический пример социальных инвестиций в общество, расширяющих возможности основного бизнеса, – Сетевая академия компании Cisco, одного из мировых лидеров в производстве сетевого оборудования. В 1999 году она начала с бесплатного предоставления сетевого оборудования ряду американских университетов. Позднее был разработан университетский курс для системных администраторов и проведены тренинги для преподавателей. К инициативе присоединились другие компании – Sun Microsystems, Hewlett Packard, Adobe Systems, поддержав дополнительные учебные курсы по программированию, веб-дизайну и сетевым технологиям. Инициатива была поддержана ООН, что позволило открыть учебные центры в развивающихся странах. Сегодня Сетевая академия насчитывает более 9900 учебных центров в 147 странах мира. Благодаря проекту Cisco добилась широкого распространения своей продукции, сформировала сообщество подготовленных пользователей, а также снискала репутацию компании, осуществляющей социальные вложения.

В советской экономике понятия «корпоративная социальная политика» не существовало, однако советские предприятия проводили практически весь спектр мероприятий, который сегодня принято к ней относить, и с  точки зрения социализации советская экономическая модель на тот момент была более продвинутой, чем западная. Однако с переходом к рыночной экономике произошел почти полный отказ приватизированных предприятий от социальной составляющей, и только последние несколько лет, когда отечественный бизнес не только встал на ноги, но и начал взрослеть морально, в Казахстане начался процесс его социализации. Впрочем, для многих это связано скорее с необходимостью следовать моде, чем с потребностями компании. Об этом, в частности, свидетельствует отчет ПРООН о состоянии КСО и социальных инвестиций[1]: немногим более половины опрошенных компаний в качестве причины, стимулирующей социальную ответственность, назвали требования со стороны государства, однако примерно столько же респондентов в качестве причины выделили принципы компании и внутренние побуждения.

NB Info: Выделяют пять базовых элементов социальной ответственности бизнеса. Первый из них формирует внутреннюю КСО, четыре остальных – внешнюю.

  • Ответственная политика в отношении персонала.
  • Ответственность компании во взаимоотношениях с партнерами.
  • Ответственность в отношении потребителей.
  • Экологическая ответственность.
  • Ответственность компании перед обществом в целом.

Модель КСО, как правило, соответствует модели развития самого бизнеса, поэтому для Казахстана характерен преимущественно олигархический тип, согласно которому бизнес самостоятельно определяет меру своей социальной ответственности. И судя по данным отчета, отечественный бизнес определяет этой ответственности невысокие границы (значение индекса КСО 10,3 при максимуме 37). Респонденты уточнили и причины слабой заинтересованности в КСО-мероприятиях: отсутствие стимулов со стороны государства, собственная финансовая несостоятельность, разочарованность в предыдущих попытках внедрения принципов КСО. Прозвучали также ответы «это не стимулирует развитие бизнеса», «это функция государства, а не бизнеса», «это маркетинговая хитрость» и даже «это пустая трата времени и денег». Конечно, во все времена находились те, кто считал помощь ближнему пустой тратой времени и денег, но в наши дни признаваться в этом вслух, по крайней мере в развитом мире, стало как-то неприлично…

NB Info: Индекс интенсивности проведения бизнесом мероприятий КСО (индекс КСО) – обобщающий показатель, рассчитываемый как сумма мероприятий по каждому из направлений КСО (производное от индекса КСО мероприятий по благотворительности, индекса КСО для работников, индекса КСО для окружающей среды, индекса КСО для покупателей и партнеров по бизнесу).

 

ПРАВО СОЗИДАТЬ

На Западе КСО рассматривается как ключ к стратегически устойчивому процветанию бизнеса. Так, согласно соцопросу Financial Times и PricewaterhouseCoopers среди 750 топ-менеджеров европейских компаний, вопрос социальной ответственности был назван вторым по значению после проблемы кадров. Благотворительность и вовсе превращается в навязчивую идею – в США согласно статистике девять из десяти взрослых жителей жертвуют свои деньги на благотворительные цели, а крупные корпорации не рассматривают кандидата на вакантную позицию, если в его резюме отсутствует запись в графе charity[2] – считается, что такой претендент не соответствует идеологии компании. Речь идет уже об «индустрии благотворительности» – целые области культуры, образования, «социалки» существуют только на пожертвования корпораций и отдельных частных лиц. Такая политика активно поощряется государствами в виде снижения налогов или создания других преференциальных условий для бизнеса тем компаниям, которые системно «проповедуют» филантропию.

NB Info: Пример современного филантропа – технологический магнат Билл Гейтс. В 2006  году он покинул свой пост в «Майкрософт», чтобы основать благотворительный фонд  Gates Foundation, безвозмездно выделив на него половину своего 54-миллиардного состояния. Компаньон Гейтса знаменитый инвестор Уоррен Баффет  выделил на развитие организации $37 млрд. Работа фонда направлена на борьбу с нищетой по всему миру и финансирование образовательных проектов в США. Gates Foundation считается крупнейшим и одним из самых прозрачных благотворительных фондов. Всемирную известность получила акция Баффета и Гейтса The Giving Pledge («Обет дарения»), привлекший к благотворительности самых состоятельных людей США и всего мира - 59 богатейших людей Америки, включая Джорджа Лукаса, Дэвида Рокфеллера и Теда Тернера, откликнулись на этот призыв.

Немаловажна роль гражданского сектора – именно благодаря его активности во многом формируется общественный имидж компаний. «Западный бизнес «вынужден» быть социально отвественным прежде всего благодаря активной позиции гражданского сектора –  отмечает Адалят Абдуманапова. –  В этих условиях КСО становится конкуретным преимуществом. Есть меткое выражение – naming and shaming (назвать и пристыдить): общество порицает компании с негативным социальным имиджем, бойкотируя их продукцию, и наоборот, поддерживает социально-ответственные компании, предпочитая покупать их товары в противовес первым. Показателен известный пример с компанией Shell, пытавшейся утопить свою нефтяную вышку Brent Spar в Северном море, несмотря на опасность нанести серьезный экологический урон, вместо того чтобы демонтировать ее. Компания недооценила возможности общества во многих странах начались массовые акции протеста, люди стали демонстративно бойкотировать продукцию компании. В результате Shell понесла серьезные финансовые потери и в итоге была вынуждена отказаться от «неэкологичной» утилизации». Другим классическим примером катастрофического падения продаж вследствие плохой общественной репутации явилась компания Nestle, использовавшая в развивающихся азиатских странах детский труд. Информация, ставшая общественным достоянием, привела к почти полному бойкоту продукции Nestle в Западной Европе и значительным финансовым потерям корпорации.

NB Info: Международные примеры КСО очень и очень разнообразны:

- McDonald's использует упаковочные материалы  из небеленой бумаги вторичного  производства и на 30% снижает таким  образом объем своих твердых  отходов;

- Starbucks продает только «справедливый»  кофе – тот, при изготовлении  которого не использовался детский  труд и соблюдались все социальные  и санитарные нормы;

- компания JC Johnson (химикаты для борьбы с насекомыми) провела исследование по собственным товарам, классифицировав их по степени вредности для экологии и сосредоточила усилия на выпуске наименее вредных;

-  Avon несколько лет на территории  нескольких стран проводит акцию  «Вместе против рака груди», перечисляя часть средств от продажи косметики в фонд, финансирующий медицинские исследования рака груди, диагностику и лечение больных;

- Clarks стал первым ритейлером, предложившим «социальные» туфли - мокасины «Хулани» делаются в Южной Африке, £5 от продажи каждой пары направляются в детский дом, а £2 - на поддержку местных жителей;

- британский  оператор сотовой связи Vodafone выпустил текстовой телефон для глухих и спикерфон для слепых.

- Американское  объединение Business for Social Responsibility определяет КСО как «достижение коммерческого успеха путями, которые основаны на этических нормах и уважении к людям, сообществам, окружающей среде».

В Казахстане же стандартные экономические механизмы мотивации – налоговые преференции, прямое воздействие общественного имиджа компании на ее рыночную стоимость и, соответственно, ее место, например, в листингах и рейтингах, влияние общественного имиджа компании на потенциального инвестора, гражданское общество, потребителя – практически не работают. Рейтинги и листинги как инструмент почти не применяются; рынок конечных потребителей отечественных товаров очень ограничен и не реагирует на общественный имидж компаний; гражданские институты и инвесторы сами мало понимают суть КСО. Используются только налоговые льготы – порядка 3%, но это, по словам экспертов, очень мало – они не создают стимулы для компаний, особенно небольших. Как следствие, КСО зачастую воспринимается бизнесом в качестве «повинности», возлагаемой государством, и выражается главным образом в формате разовой благотворительности местного масштаба.

Менеджер по развитию фонда Евразия ЦА Павел Тюменцев, впервые в истории Казахстана организовавшего и администрирующего некоммерческий сайт по КСО, отмечает, что «уровень понимания КСО отечественным бизнесом пока недостаточный, фактически для них нужно проводить ликбез что это такое и как его можно вписать в стратегию развития бизнеса». КСО в казахстанских компаниях не имеет регулярной (системной) основы, что связано с отсутствием

практики включения мероприятий КСО в стратегии ведения бизнеса. Если вопрос корпоративного управления, по крайней мере отдельными компаниями, понимается и поднимается, то КСО как стратегический принцип функционирования компании представляется чем-то весьма туманным.

NB Info: Существует два подхода к КСО.

1. Утилитарный согласно определению предполагает, что так или иначе КСО выступает средством извлечения выгоды, финансовой, имиджевой или какой-либо иной. Соответственно формами его реализации на практике выступают стратегическая филантропия, cause-related marketing (перевод денег с продажи единицы товара на благотворительные цели), принятие корпоративных кодексов деловой этики и т.п.

2. Политический – модель корпоративного гражданства (corporate citizenship) Маттена – Муна, анализирующая КСО, исходя из либеральных гражданских концепций. В современном мире влияние отдельных компаний таково, что они становятся на место государства и выполняют функции гарантии гражданских, политических и социальных прав как минимум для собственных работников.

Между тем последние исследования позволяют считать КСО инструментом влияния бизнеса на государство и сотрудничества с ним. Это связано с выделением так называемого политического подхода к КСО. ТНК, присутствующие в бедных развивающихся странах, за неимением здесь демократических институтов, стали играть в этих обществах роль корпоративного гражданства (фактически альтернативы гражданскому обществу). А их взаимодействие с национальными правительствами в формате ГЧП позволяет взаимовыгодно решать многие стратегические проблемы, например, борьбы со СПИДом в Африке. Однако и в развитых странах правительства все чаще сотрудничают с частными компаниями, решая те или иные социальные проблемы. Самые знаковые примеры – существование Комитета по экономическому развитию США, куда входят  виднейшие представители бизнеса в качестве консультантов правительства по экономическим и социальным вопросам, наличие до недавнего времени должности министра по КСО в британском правительстве и до сих пор – соответствующих государственных комиссий/департаментов в других европейских странах. Бизнес оказывает все большее влияние на формирование не только собственного имиджа, но и государственной политики. У государства и бизнеса, таким образом, закладываются правила ведения диалога, шкала ценностных ориентиров, развивается и институционально оформляется такой важный для любого демократического общества феномен, как институт лоббизма. И роль социальной стратегии бизнеса в этом неоценима.

Говоря о международных best practices[3], надо отметить такие важные инструменты социализации бизнеса, как социальный учет, аудит и отчетность. Для западного бизнеса ежегодное составление соцотчета и публикация его в открытых источниках хоть и не декларируется как обязательство, однако за последние несколько лет стало признаком «хороших манер» и абсолютной нормой. Почти все социальные программы, финансируемые из бюджетных средств или других источников, подлежат независимой оценке для замера произведенного ими эффекта, а экспертами разработано немало методик, позволяющих качественно проводить такие замеры.

СОЦИАЛЬНЫЙ ПРОЕКТ: ТОО «Тенгизшевройл» финансирует проект «Гражданское участие в социальном развитии». На основе проведенных социологических исследований и оценки нужд в городе Атырау и Жылыойском районе были выявлены приоритетные области для развития. Три из них выбраны для данного проекта как основополагающие: гражданское общество, образование и здравоохранение. В рамках проекта, ставившего целью развитие и вовлечение гражданского сообщества в решение социальных вопросов, компанией были профинансированы следующие мероприятия:

• тренинги и гранты для некоммерческих организаций (НКО) по институциональному развитию и для реализации проектов;
• работа с населением по разъяснению и популяризации роли НКО в решении социальных проблем сообщества, повышение доверия к НКО со стороны населения;
• тренинги по ЗОЖ и конкурс для врачей;
• лекции-тренинги, информационная кампания для населения по ЗОЖ и организация спортивных секций;
• тренинги, мастер-классы и конкурс для учителей по ИТ и интерактивной педагогике;
• создание ассоциации, ресурсного центра и партнерства по ИТ и интерактивной педагогике.

 

КТО ВИНОВАТ?

В Казахстане же пока слабое понимание КСО, его принципов и преимуществ как самим бизнесом, так и государством и гражданским обществом. Что такое КСО, не очень хорошо понимают даже те, кто непосредственно к ней причастен. Так, бизнес зачастую путает понятия «социальная ответственность» и «пиар». Многие акции, проходящие под красивой упаковкой КСО, превращаются, по сути, в промоушн-кампании с весьма формальной подачей. Государство (в первую очередь в лице местных органов власти) часто воспринимает социальную ответственность как оправданную возможность принудительного сбора средств с компаний, при этом не озадачиваясь даже элементарным предоставлением финансовой отчетности об их целевом использовании. Гражданские институты в этом смысле малопродуктивны, поскольку вряд ли способны формировать общественное мнение и продвигать социальные ценности на уровне диалога с бизнесом и государством. Увы, примеры продуктивной социальной активности НПО в части, например, защиты экологии в местах пребывания крупных корпораций даже не приходят на ум. Несколько лет назад ФЕЦА при поддержке «ЭксонМобил Казахстан Инк» организовал тренинг для журналистов, пишущих о КСО. В числе прочего обсуждался и такой момент: когда журналисты пишут о компании что-то хорошее, они считают, что им за это должны платить, в то же время если о компании обнаруживаются нелицеприятные факты, об этом спешат сообщить бесплатно. До культуры понимания вещей, к которым западный бизнес, государство и общество шли много веков, и которые мы пытаемся насадить за два десятилетия, нам пока далеко. «Основная проблема – как сбалансировать необходимость индивидуального и корпоративного выживания с ответственностью за общество, – считает президент Plankion Group Канат Нуров. - К сожалению, на деле общество, как правило, не приветствует социальную ответственность, так как развиваться без особой нужды никто не хочет».

Канат Нуров, президент Plankion Group: «По большому счету,  в КСО больше заинтересовано не столько общество, сколько  сам бизнес. Да, обществу сейчас трудно из-за социальных перегрузок. Но оно выживет и без нашей помощи, как и не раз бывало в его истории. Другое дело, что платой за самовыживание станет архаизация,  откат в прошлое, что сейчас и наблюдается повсеместно. А ведь нам жить в нем, работать и развиваться. Единственным смыслом последних двух десятилетий можно считать появление молодого класса отечественных предпринимателей. И за это слишком большая часть общества заплатила социальным хаосом, из которого до сих пор не может выбраться. Нас, предпринимателей, не зря называются социальными лидерами, «опорой общества». Т.е. от нас ждут высоких стандартов не сколько социального потребления и досуга, а прежде всего организационных мер по обеспечению полноценной жизни социума: занятости, образованности, обеспеченности и т.д. КСО – это не роскошь и не мода, а жизненная необходимость. Это еще и хороший маркер, тест «на человечность» в этом достаточно жестком и экстремальном мире бизнеса».

В Казахстане практически отсутствует институт независимой программной оценки социальных проектов, случаи составления и публикации в открытых источниках соцотчетов единичны, а о таких инструментах как социальный маркетинг, социальный консалтинг и аудит многие представители бизнеса и вовсе не слышали. «Отрадно, что в последнее время в наших компаниях вообще стало проскальзывать понятие «социальный отчет», говорит Павел Тюменцев. Отдельные компании стали делать хорошие, в целом соответствующие международным стандартам отчеты. Как правило, они приглашали консультантов из-за рубежа, проводили тренинги для персонала по составлению социальных отчетов».

Таким образом, положительная динамика все же имеет место. Отдельные представители казахстанского бизнеса начинают приходить к пониманию сущности КСО, а наиболее

прогрессивные из них (а это, как водится, прежде всего крупные ТНК) демонстрируют приверженность его принципам, рассматривая заботу о собственных работниках и участие в социально-экономическом развитии территорий своего присутствия не как расходы, а как социальные инвестиции, создающие, в числе прочего, благоприятные условия и для развития бизнеса. На сайте по корпоративной социальной ответственности (инициатива по его созданию и финансированию кроме ФЕЦА была поддержана Американской ТПП в Казахстане, USAID, компаниями «Шеврон» и GSM Казахстан/KCell) размещены 16 отчетов казахстанских компаний. Часть из них составлена согласно стандартам Глобального договора ООН, другие – на основе отчета об устойчивом развитии, остальные являются отчетами о деятельности компаний, содержащими разделы, посвященные их социальной политике. Идея формирования единой информационной площадки, учитывая практически полный информационно-аналитический вакуум в этой области (не будем принимать во внимание пиар-материалы самих компаний, дающие весьма эклектичную и не всегда объективную картину), была почти революционной. Однако администратор сайта Гаухар Кожашева отмечает: «Наполнение сайта идет непросто. Аналитики по КСО в Казахстане в принципе мало. Мы обратились к компаниям с просьбой заполнить анкеты и рассказать о своей политике в области КСО, свои кейсы, истории успеха, однако они реагируют на это вяло. В итоге мы ищем отчеты, размещенные на  официальных сайтах компаний или в других источниках, и  публикуем их у себя».

Вопрос открытости и прозрачности, пожалуй, является самым критичным для казахстанских компаний. Со слов экспертов, многие из них не хотят публиковать в открытых источниках свои социальные отчеты именно из страха оказаться слишком прозрачными – бизнес боится светиться, привлекать к себе излишнее внимание. Проблема, однако, не только в непрозрачности бизнеса – скорее, он не видит существенных преимуществ от публикации соцотчетов. Опять же, не вполне понятно, кто их будет читать и какова будет от них отдача. Менеджер по связям с общественностью банка «ЦентрКредит» Асель Дурбаева отмечает: «Самая очевидная сложность в том, что инвестиции в социальную деятельность окупаются намного дольше, чем того требуют законы бизнеса. Замерять эффект от такой деятельности тоже непросто».

ЧТО ДЕЛАТЬ?

Но если для крупных международных концернов КСО уже вошла в привычку, и они привносят социальные ценности в свою стратегию в Казахстане, то малый и средний бизнес, за отдельными исключениями, практически не охвачен социальной ответственностью. Ввиду значительно меньшей  финансовой состоятельности для МСБ ключевое значение приобретает внутренняя социальная ответственность. ПРООН совместно с Форумом предпринимателей реализовал в нескольких городах Казахстана проект «Продвижение принципов КСО в практику МСБ». Участники круглых столов отмечали низкую мотивированность МСБ, который фактически не ощущает влияния нефинансовых активов на свою деятельность. Потому если государство хочет способствовать распространению принципов КСО в секторе МСБ, то здесь, безусловно, целесообразнее задействовать косвенные экономические инструменты мотивации, а не прямое административное давление. Например, налоговые льготы, уменьшение административных барьеров, четкое выделение в политике государства приоритета социальной ответственности бизнеса.

Важным фактором стимулирования социализации как крупного, так и малого бизнеса могла бы стать организация конкурсов, рейтингов, которые способствовали бы общественному признанию компаний, укреплению их позитивного имиджа, а перспективы здесь, безусловно, есть. Так, даже за недолгую историю своего существования конкурс по социальной ответственности бизнеса «Парыз», организуемый Минтруда и соцзащиты, успел стать престижным, а компании стремятся к участию в нем.

Отчасти развитие КСО тормозится из-за отсутствия полноформатной нормативно-правовой базы. Существующая в Казахстане законодательная база обрывочно охватывает те или иные аспекты КСО в части нормативов по защите окружающей среды, соблюдению безопасности труда, оговаривает соглашения бизнеса с правительством, согласно которым он берет на себя обязательства по выполнению проектов социальной направленности. «Была попытка разработки законопроекта по социальной ответственности бизнеса, который унифицировал бы ее инструменты и механизмы реализации, но эта идея все еще не осуществлена», –   отмечает  Павел Тюменцев.

Другой важный момент – отсутствие единого ответственного и уполномоченного органа. Эксперты ФЕЦА подчеркивают, что в деле пропаганды ценности КСО и ее понимания бизнесом усилиями одного информационного портала – сайта – многого не добьешься. Перспективной в этом смысле могла бы стать организация тренингов для компаний по пониманию КСО и ее принципов, составлению социальной отчетности и прочим навыкам. Гражданские институты вряд ли способны финансировать такие масштабные акции (а чтобы дать эффект, они  безусловно должны быть масштабными), самому бизнесу тоже нет выгоды это делать (только очень крупные компании приглашают консультантов для разработки вопросов обеспечения КСО), ввиду чего целесообразной видится организация этой работы государственными институтами. Сейчас отдельные вопросы КСО частично курируются Министерством труда и соцзащиты, другие частично – Министерством охраны окружающей среды, а единого института, всесторонне координирующего вопросы социальной ответственности бизнеса, нет. С другой стороны, как справедливо отмечает Адалят Абдуманапова, «если государство возьмет бразды правления в свои руки, это может иметь не только положительный эффект. К сожалению, у нашего бизнеса складывается впечатление о КСО как о функции, навязываемой государством в императивном формате, что в корне противоречит самой ее философии. Нужно создать такие условия, в том числе с помощью государства, чтобы собственники и руководство компаний осознанно приходили к пониманию КСО и ее необходимости, а в этом важна роль гражданского общества».

Объективно говоря, критиков КСО немало и в развитых странах. Так, часто озвучиваются вполне адекватные и заслуживающие рассмотрения мнения о том, что крупные корпорации используют положительную в общем-то идею КСО для отвлечения внимания общественности от этических вопросов, связанных с их основной деятельностью, либо затевают программы КСО только ради извлечения коммерческих преимуществ из положительного общественного имиджа. Безусловно, в этом таится не только элемент параноидальной теории заговора, но и вполне рациональное зерно. Но так или иначе, истинная цель благотворительности не в том, чтобы благотворить, а в том, чтобы некому было благотворить. А нам до достижения этой цели еще очень далеко. Возможно, сейчас гораздо важнее не ждать милости от лидеров или компаний, требовать или порицать, а  подумать о том, что каждый может сделать хоть  что-то, чтобы окружающий мир стал лучше и добрее. Ведь в этом и состоит смысл созидательной философии.

© National Business №85 (2011)


[1] «Состояние и перспективы развития корпоративной социальной ответственности и социальных инвестиций в Казахстане» (Программа развития ООН в Казахстане и Форум предпринимателей Казахстана). Астана, 2009

[2] Сharity (англ.) – благотворительность

[3] Best practices (англ.) – передовой опыт

national_business
Журнал «National Business» («Национальный Бизнес»). Издается с октября 2003 года. №1 ДЕЛОВОЕ АНАЛИТИЧЕСКОЕ ИЗДАНИЕ КАЗАХСТАНА National Business – казахстанский ежемесячный деловой журнал №1, настольное издание топ-менеджеров, менеджеров среднего звена, владельцев бизнеса, decision-makers, ведущих представителей государственного и научно-образовательного сектора. Журнал охватывает наиболее образованную, экономически активную и состоятельную прослойку населения. Телефон редакции: +7 (727) 3121130, факс: +7 (727) 3121136, email: info@nb.kz
28 июня 2011, 22:25
2157

Загрузка...

Комментарии

Спасибо!!! Интересно.
Предлагаю прогуляться по египетскому городу Каир
Случай с Стросс-Каном — это наглядное проявление глубинных противоречий в мировой финансовой элите, которая, и рулит сегодня политическими процессами на планете. Если бы они хотели его убрать, то сделали бы это давно. Глава МВФ никогда ни за что не понесет ответственности, ответственности ноль, никаких избирателей, никаких конкретных сложностей. Знай себе говори про мировую экономику, да с умным видом выдавай кредиты. Если мировая экономика рухнет, то вины МВФ в этом никакой, если она работает, то в этом виноваты дефициты бюджета, недостаток демократии или нашествие саранчи. Очень уж много недовольных элитой, продвигающий доллар. И самый наглядный пример, это наказать того, кто выступает против. Не против доллара, а против тех, кто навязывают эти правила. Давайте внимательно всмотримся в слова Стросс-Кана. Приглядитесь к его словам.
17 апреля 2009 года
«Председатель Международного валютного фонда (МВФ) Доминик Стросс-Кан, выступая в Национальном пресс-клубе в Вашингтоне, заявил, что доллар вряд ли утеряет статус мировой резервной валюты. „У меня нет оснований считать, что произойдет какое-либо изменение в балансе сил между валютами“, – отметил Стросс-Кан. По словам главы МВФ, есть много причин для того, чтобы доллар по-прежнему имел свой лидирующий статус после завершения мирового экономического кризиса».
А через 7 месяцев он заявляет. Дни доллара США как единственной глобальной эталонной резервной валюты «сочтены». Об этом заявил директор-распорядитель Международного валютного фонда /МВФ/ Доминик Стросс-Кан. Он находится сейчас в Китае, где проводит широкие консультации с руководителями финансового сектора страны. Его слова приводит агентство «Прайм-Тасс» со ссылкой на ИТАР-ТАСС.
«Потребность в более высоком уровне финансовой стабильности не может быть больше удовлетворена валютой одной страны», — цитирует сегодня Д.Стросс-Кана лондонская газета Independent. По его словам, «глобализация требует новой общемировой валюты, которая будет отражать усиливающееся значение новых экономик».
В феврале 2011 года, он снова поднимает этот же вопрос.
Все дело в концепции мирового устройства и в финансовой системе как инструменте управления человечеством, вот за что мировые элиты грызутся. Раньше, пока все было хорошо, они хотели чтобы доллар и впредь оставался мировой валютой и мир попал под абсолютный контроль США. А теперь, поняв, что доллар уже не может сдерживать свои позиции, они приняли новую концепцию устройства нового мирового порядка и считают, что систему надо перезагрузить. С созданием наднационального мирового правительства. И уже при нем запустить новый "печатный станок". Но только нужно навеять жесткий хаус в Средней Азии, чтобы надломить крылья Китаю, а потом уже и за Россию взяться. А потом уже предлагай миру, новую единую мировую валюту. Это все и так понятно как ясный перец, просто народ очень глуп в понимании таких вещей, что не может осознать всю эту действующую систему. Вот так вот.

Оставьте свой комментарий

Спасибо за открытие блога в Yvision.kz! Чтобы убедиться в отсутствии спама, все комментарии новых пользователей проходят премодерацию. Соблюдение правил нашей блог-платформы ускорит ваш переход в категорию надежных пользователей, не нуждающихся в премодерации. Обязательно прочтите наши правила по указанной ссылке: Правила

Также можно нажать Ctrl+Enter

Популярные посты

Только на 10-й раз он смог поступить в Кембридж! Герой с Кармакшинского района

Только на 10-й раз он смог поступить в Кембридж! Герой с Кармакшинского района

Свыше 10 известных университетов приглашают его обучаться зарубежом, но выбор будет оставаться за Сакеном. Он выберет обучение The University of Edinburgh и отправляется в эту удивительную страну...
socium_kzo
30 нояб. 2016 / 11:06
  • 11017
  • 10
Взгляд со стороны: Назарбаев глазами кыргыза

Взгляд со стороны: Назарбаев глазами кыргыза

В чем уникальность этой личности? В чем его успех или провалы? Эти вопросы требуют глубокой аналитики и исследований. Я же хочу рассказать о Нурсултане Абишевиче глазами рядового кыргыза или...
maxes
1 дек. 2016 / 8:05
  • 4698
  • 14
Молчание врачей. Дети ЮКО, заражённые ВИЧ 10-11 лет назад, узнают о диагнозе-приговоре

Молчание врачей. Дети ЮКО, заражённые ВИЧ 10-11 лет назад, узнают о диагнозе-приговоре

Как сообщают новостные издания, в ближайшее время в Южном Казахстане 102 детям в возрасте 11-12 лет сообщат об их страшном диагнозе. Все эти дети были заражены ВИЧ, причём большинство было инфицировано по вине врачей.
openqazaqstan
2 дек. 2016 / 13:57
  • 3944
  • 4
Когда на тебя смотрят как на говно. На работе многие считали, что они выше меня уровнем

Когда на тебя смотрят как на говно. На работе многие считали, что они выше меня уровнем

Дело было летом 2012 года. Мне было почти 20 лет, жил я от сессии до сессии довольно весело. В голове машины, клубы, тёлки. Жизнь размеренная и неторопливая. Вдруг мне приходит в голову идея...
almatinec_92
28 нояб. 2016 / 16:57
Почему Дональд Трамп назвал Казахстан чудом. Президент подтягивается по географии

Почему Дональд Трамп назвал Казахстан чудом. Президент подтягивается по географии

Трамп и не подозревает, что 16 декабря 1991 Казахстан не создал, а восстановил свою национальную государственность. Иначе бы он упомянул не только 25 лет, а больше чем 550 лет казахской истории.
Stehlikova
2 дек. 2016 / 9:02
  • 4061
  • 86
О переименовании столицы: Казнет не зря взорвался едкими комментариями

О переименовании столицы: Казнет не зря взорвался едкими комментариями

Сеть облетело очень символичное видео, где г-ну Султанову в ходе пресс-конференции прямо задают этот вопрос. «Вы советовались с народом?!» – спрашивают его журналисты. На что депутат так и не смог вразумительно ответить.
openqazaqstan
28 нояб. 2016 / 14:35
  • 3651
  • 15
Аэропорт Схипхол и Алматы. Смотришь на это и ощущение, что мы лет на тридцать отстали

Аэропорт Схипхол и Алматы. Смотришь на это и ощущение, что мы лет на тридцать отстали

Недавно пролетал через аэропорт Амстердама - Схипхол. Так как улетал из аэропорта Алматы, то не мог не начать сравнивать эти аэропорты.
Superkurt
30 нояб. 2016 / 10:09
  • 3296
  • 12
Мой личный опыт использования Astra Plat: мелочи в моем кармане заметно стало меньше

Мой личный опыт использования Astra Plat: мелочи в моем кармане заметно стало меньше

Давно ждал запуска электронного билетирования в общественном транспорте Астаны. В ноябре 2016 года этот день настал. Мой опыт насчитывает последние 2 недели и мне есть чем поделиться. Она не...
iamYerlan
1 дек. 2016 / 15:24
  • 3083
  • 11
Понять и простить: почему большинство стран бывшего СССР отказалось от амнистий

Понять и простить: почему большинство стран бывшего СССР отказалось от амнистий

Президент Назарбаев предложил амнистию для совершивших преступления небольшой тяжести несовершеннолетних, пожилых, женщин и других социально уязвимых категорий осуждённых
openqazaqstan
30 нояб. 2016 / 13:45
  • 2920
  • 19