место в рейтинге
  • 115146
  • 1036
  • 70
Нравится блог?
Подписывайтесь!

Согревающий пластырь доктора Персиваля

20-й заход Рваной Грелки. Предполагалась погремушка, однако из группы в финал вышла.

СОГРЕВАЮЩИЙ ПЛАСТЫРЬ ДОКТОРА ПЕРСИВАЛЯ

Я всегда говорил: самое, что ни на есть, трудное в нашем деле – убедить клиента. Как ведь бывает – и городок маленький, и железная дорога далеко, и фермеров вокруг – тьма-тьмущая. А покупать не хотят, будто у них в каждом доме телеграф, а «Вашингтон пост» приходит с утренней почтой. И стоишь со своим лотком целый день, только зря горло дерешь.

В таких случаях хорошо помогает «собирать ярмарку». Говоришь, что скоро начнется ярмарка, что основной обоз придет через три дня, выбираешь место для нее. На второй день уже и фермеры оживляются, а на третий – весь городок стоит на площади и ждет, когда покажутся первые повозки. Попутно, от скуки, что-нибудь и купят. Главное в таких случаях – успеть вовремя унести ноги. Если утром четвертого дня тебя заметят, то, поверь, заставят отработать за всю ярмарку. И тогда прыжок через горящее кольцо покажется просто детской забавой.

Я тогда торговал воротничками. Потому что года уже не те, зрение не ахти, да и просто бегать так быстро, как в двадцать пять, в пятьдесят уже не получалось. Воротнички – дело безопасное. Нарезал их с утра, к обеду вышел на площадь, к вечеру доллар-другой уже звенит в кармане. Раз в неделю вполне можно пропустить стаканчик-другой в местном баре, а уж горячий кофе по утрам и бифштекс с кровью вечером можно себе гарантировать. И переезжать приходится не часто. Местные жители редко узнают, что дюжина воротничков стоит два цента с доставкой прямо из Чикаго, а не как у меня – втрое дороже. Да и когда узнают, обычно, долго не верят, спрашивают друг у друга, давая мне целых два-три дня на то, чтобы спокойно собрать вещи и добраться до вокзала. С билетными кассами я, обычно, не дружу. В маленьких городках так мало народу,  что кассир не только запоминает, куда я беру билет, но и замечает, в какой вагон я сажусь, что иногда помогает местным жителям торжественно встретить меня на соседней станции. Правда, вместо цветов у них вилы, а вместо музыки – местный шериф, поэтому проще кассу обойти стороной.

Я чаще всего сажусь на поезд в районе водокачки, пока паровоз заливается водой на весь перегон. Кстати, в моем случае «на поезд» стоит понимать буквально, ведь я путешествую, большей частью, на крышах.

Вот и в тот раз кто-то из моих клиентов умудрился использоваться газету не по прямому назначению – в уборной, а вооружившись словарем, видимо, прочитал рекламу «Лучшей мастерской по изготовлению воротничков», рассылающей свою продукцию «воротнички любого размера, любой формы и в любом количестве» всего за три цента за дюжину в любой город Соединенных Штатов от Майами до Санта Фе. После этого он, скатал газету в трубочку, и пришел ко мне в номер, где, пытаясь постучать газетной трубочкой по моей голове, пытался вернуть свои два доллара. Так как я человек справедливый, и даже, не побоюсь этого слова, впечатлительный, то мне пришлось ретироваться через окно. Очень уж не люблю я, когда свернутая трубкой газета пробивает столешницу насквозь. Так и напрашивается вопрос – что именно заворачивает добрый самаритянин в газету, когда ему предстоит диспут о коммерции?

Словом, поразмыслить об этом я решил на крыше очередного поезда, отъезжающего от города Сен-Симон (1832 жителя в 1874 году). На крыше я был уже через полчаса.

Причем, оказался не один. Находившийся там джентльмен по своему виду никак не мог быть отнесен к славному племени последователей языческого братства дождя и ветра, зато по багажу – одинокому саквояжу – вполне мог быть признан вольным проповедником освобождения ближнего от лишних денег. Причем, признаться по совести, довольно-таки потертым проповедником.

Мы быстро познакомились, и уже к ночи знали друг о друге почти все. Его звали доктор Персиваль, последняя его удачная продажа была в городе Сан-Себастьян, причем уже больше недели назад. На вопросы о возрасте, составе семьи и вероисповедании мой новый друг ограничился плавным переходом на обсуждение скоростных свойств нашего транспорта. А вот на предложение сойти на первой же станции, чтобы перекусить, ответил благосклонным кивком.

Каково же было мое удивление, когда я обнаружил, что ошибся, и денег у моего спутника оказалось достаточно не только, чтобы расплатиться за ужин, но и чтобы снять номер в местной богемной гостинице. Богемная – было написано на самой гостинице. Как мне показалось, впрочем, хозяйка имела в виду, все-таки, не Богему, а Богемию. На это, пожалуй, намекал и нарисованный на красной вывеске белый двухвостый лев в короне, с разинутой пастью, стоящий на лапах, больше похожих на окорока. Зато кружка, которую он держал в передних лапах, очень даже походила на хорошую глиняную кружку с пивом.

С каждым проведенным вместе часом мой спутник нравился мне все больше и больше, поэтому даже то, что он благородно разрешил мне заплатить и за ужин и за номер, в тот момент казалось просто причудой старого друга.

Бутылку хорошего скотча за полтора доллара мы прихватили с собой на второй этаж, и там, под веселый стрекот цикад, предались возлияниям и излияниям.

- Мой друг, - сказал доктор Персиваль. – Я вижу, что вы, при всей своей осторожности, продолжаете рискованные занятия. Поверьте, никто и никогда не заменит вам сломанный нос или проломленную голову. Пора, пора остепениться и переходить на что-то более спокойное.

- При всем моем уважении к вашим сединам, - отвечал я, несколько перепивший виски, и готовый в тот момент поучать даже самого Моисея, - сидели бы вы дядюшка и молчали. Вы торгуете лекарствами, а чем они лучше средства от радикулита из гремучек гремучей змеи или бальзама от перхоти из святой земли?

- Я не шарлатан. Мои средства проверены на тысячах.

- И вас ни разу не били?

- Били. Даже убивали. Но все равно именно мои снадобья кормят меня и позволяют довольно безбедно жить вот уже больше пятисот лет.

В тот момент сама абсурдность цифры не оказала на меня должного влияния. Честное слово, даже если бы доктор Персиваль сказал бы «пятьсот пятьдесят лет», я бы и это проглотил бы, настолько неплохим оказался тот скотч.

- Да, да, да. Когда я торговал снадобьем шамана Пери-Скопа, я тоже всегда добавлял себе пару-другую годиков. Правда, мне это не помогло, когда мне переломали ребра.

- Я не говорю, что мне пятьсот, Генри. Мне значительно больше восьмисот лет. Просто пятьсот лет назад я бросил свои изыскания в алхимии и занялся продажей.

- Наверное, вы получили философский камень, и деньги вас перестали интересовать?

- Нет, Генри, наоборот. Я понял, что философский камень получить мне не удастся, и деньги я смогу заработать только своими снадобьями. И зарабатываю, кстати.

- Пятьсот лет?

- Чуть больше, с 1342-го года. Тогда мне пришлось бежать из Стерлинга, где нападающие шотландцы разрушили мою лабораторию в замке. Единственное, что я смог тогда взять с собой, это мои рецепты и небольшой кусочек моего бальзама. Все, что я смог к тому моменту сделать, меньше тысячи гран.

- И все это время вы торговали?

- Да. И не жалуюсь на судьбу. Поверь, свои тридцать долларов в месяц я получаю без труда.

- Почему же тогда за номер и ужин платил я?

- Ты ведь сам этого хотел. Зато я могу научить тебя многому тому, что и сам умею.

* * * * *

- Вы очень интересно рассказываете, но почему говорите в первом лице? Ведь все это происходило больше ста лет назад. Генри, он кем вам приходился?

- Генри – это я. Я не боюсь признаваться, сейчас я знаю точно. Убить доктора Персиваля я тогда не смог. Я внимательно читал местные газеты. Я думал тогда, что оставляю его труп в гостинице, поэтому очень торопился, обшаривая его карманы, и набивая свой саквояж всем, что нашлось в его багаже.

Книга с рецептами оказалась зашифрованной, и я добрых двадцать лет потратил на расшифровку. Сами рецепты были вполне простыми, кроме одного. Вот этого согревающего пластыря. Достаточно всего лишь смочить его и налепить на грудь, чтобы простуда покинула легкие. И все это благодаря последним гранам знаменитого бальзама доктора Персиваля. И всего за пять долларов за дюжину я готов вам продать эти пластыри.

- Вы имеете ввиду горчичники?

- И до вашего городка добрался телеграф. Я знаю, что только настоящий прогресс способен вставить палки в колеса наших тележек. Тогда, может быть, вы дадите доллар человеку, который рассказал вам такую интересную историю? Четвертак? Хорошо, пусть будет четвертак. Может быть, у вас в баре найдется еще и бутылочка чего-нибудь согревающего? На улице становится зябко. Пить вредно? Я, как настоящий врач, с вами не согласился бы…

* * * * *

Я закрыл дверь за бродягой и вернулся в гостиную. Все-таки, жизнь меняется. Меняемся и мы. Я давно уже разлюбил бьющий в лицо горячий воздух прерии, и променял его на горячий воздух камина, как когда-то променял промозглую шотландскую сырость на сухую благодать Иллинойса. Да и кости, которым скоро стукнет большой юбилей с тремя нулями, начинают ныть к осеннему ненастью. Но неужели я так сильно изменился? Впрочем, можно ли ожидать, чтобы он узнал меня, он, решивший тогда, что я ношу бальзам с собою. Капелька – от простуды – и правда была с собой. Я капнул ее тогда в виски. Все остальное, что я не успел выпить к тому моменту, надежно спрятано в банке. Там же хранится и до сих пор. Почему-то я не хочу отдать окружающим свою панацею.

Может быть, потому что меня слишком много раз убивали? И никогда им от этого не становилось лучше?

 

 

 

 

 

Вадим Чичерин programmilla
Чем больше смотрюсь в зеркало, тем больше верю Дарвину (С)
26 октября 2010, 21:28
643

Loading...

Комментарии

Оставьте свой комментарий

Спасибо за открытие блога в Yvision.kz! Чтобы убедиться в отсутствии спама, все комментарии новых пользователей проходят премодерацию. Соблюдение правил нашей блог-платформы ускорит ваш переход в категорию надежных пользователей, не нуждающихся в премодерации. Обязательно прочтите наши правила по указанной ссылке: Правила

Также можно нажать Ctrl+Enter

Популярные посты

Самый большой провайдер в стране: методы работы с клиентами от «Казахтелеком»

Самый большой провайдер в стране: методы работы с клиентами от «Казахтелеком»

История о том, как Народный провайдер наваривается на своих клиентах, намерено не отключая услуги, и беря лишние деньги за ненужные и не оказываемые услуги.
ligaspravedlivosti
17 нояб. 2017 / 19:12
  • 34889
  • 197
Бесспорные доказательства – путь к упрощенному судопроизводству

Бесспорные доказательства – путь к упрощенному судопроизводству

В Казахстане введен институт упрощенного (письменного) судопроизводства, который позволяет повысить доступность правосудия и сократить сроки рассмотрения дел.
mark_iceberg
20 нояб. 2017 / 15:49
  • 15726
  • 3
Новшества на орбите уголовного правосудия

Новшества на орбите уголовного правосудия

Недавно я приняла участие в международной конференции по модернизации уголовного процесса, прошедшей в Бурабае. В чем значимость данных реформ для обычного казахстанца?
mirabeisenova
20 нояб. 2017 / 16:22
  • 12535
  • 3
Почему катастрофический отток интеллектуальной элиты не тревожит Астану?

Почему катастрофический отток интеллектуальной элиты не тревожит Астану?

Как сообщает телеканал КТК, только за последние девять месяцев Казахстан покинули 28200 человек, из них почти пять тысяч инженеров, около 2700 экономистов и 1700 учителей.
openqazaqstan
17 нояб. 2017 / 11:00
  • 12251
  • 62
О «топ-30», «топ-50» и прочих понтах можно пока забыть

О «топ-30», «топ-50» и прочих понтах можно пока забыть

В объективности выводов швейцарского банка Credit Suisse усомниться трудно – его экономические рейтинги относятся к самым авторитетным и их явно трудно упрекнуть в предвзятости
openqazaqstan
18 нояб. 2017 / 17:21
  • 7983
  • 91
Атамбаев под занавес президентства сделал всё, чтобы сжечь мосты

Атамбаев под занавес президентства сделал всё, чтобы сжечь мосты

На своей итоговой пресс-конференции в понедельник уходящий кыргызский президент говорил не об итогах своей деятельности, а о «плохом» Казахстане.
openqazaqstan
21 нояб. 2017 / 18:36
«Смех сквозь слезы», или 7 причин не любить Алматы

«Смех сквозь слезы», или 7 причин не любить Алматы

Жизнь в Алматы не всегда сладкая, как сахарная вата и мультики субботним утром. В этой ироничной статье автор блога «Almaty — My First Love» расскажет о семи причинах не любить Алматы.
AlmatyMyLove
20 нояб. 2017 / 13:12
  • 2923
  • 71
В Кызылорде нет Детского дома: мы построили 8 коттеджей для детей

В Кызылорде нет Детского дома: мы построили 8 коттеджей для детей

Тут живут будущие повара, актрисы, журналисты, боксеры, баскетболисты, певцы, поэты и многие другие талантливые дети!
socium_kzo
22 нояб. 2017 / 14:49
  • 2175
  • 0
«Полет ради полета»: знакомство с калужской авиацией изнутри

«Полет ради полета»: знакомство с калужской авиацией изнутри

В прошлом году на мероприятии "Слет Авиатора" я выиграла подарок - экскурсию на командно-диспетчерский пункт (КДП). Но тогда я даже не ожидала, что эта экскурсия выльется в такое интересное...
Aleksandra747
20 нояб. 2017 / 9:00
  • 1654
  • 6