• 17394
  • 3
  • 0
Нравится блог?
Подписывайтесь!

K истории Карагандинского бадминтона

 

Илья Шварцман


K ИСТОРИИ КАРАГАНДИНСКОГО БАДМИНТОНА

 

Первое знакомство

В июле 1962 года я проводил отпуск с 2-мя  друзьями, такими же инженерами с Новокарагандинского машзавода,  на Черном море, на турбазе «Мюссера» в Абхазии. В переводе с абхазского на русский Мюссера – Золотой берег. На мысе Пицунда.  Турбаза была небольшая. Как мне помнится, это был просто длинный одноэтажный дом с какими-то подсобными помещениями, плюс несколько коттеджей. В те времена на побережьи мыса Пицунда еще не было высотных гостиниц для туристов из стран «народной демократии» и всей относящейся к ним цивилизации. Песчаный пляж был почти пустой. В некоторых местах можно было без помех купаться голяком. Вода была чистейшая и какая-то особенно «легкая». Войдя в эту воду, выходить из нее долго не хотелось. К тому же местами почти вплотную к морю подступала реликтовая сосновая роща, источавшая фантастический аромат, особенно в жару.

В свободное от пляжа время мы делали то же, что и другие отпускники:  играли в волейбол против местных  (помню азартные матчи под названием «Азия – Абхазия»), охотно пили почти бесплатное  местное черное вино «Изабелла», ходили на танцы,  в кино, в горы...

И вдруг в этой беззаботной отпускной благодати появился парень из Свердловска. А в рюкзаке у него оказались две легких деревянных ракетки, несколько странных пластиковых мячей с «юбками» и зеленая сетка с узкими клетками. От него мы впервые услышали эти слова: бадминтон, волан.

Остаток отпуска я в основном делил между морем и бадминтоном. Играли, естественно, на пляже. О спортзале и речи не было. Но новая игра понравилась. Как-то пошло у меня сразу. Начал чаще попадать по волану, чем мои друзья. Начал конкурировать с этим парнем.  Жаль, не помню его имени. Обычное дело: встретились в отпуске – познакомились, разъехались – забыли друг друга. Да и кто мог подумать, что это случайное знакомство может иметь для меня какие-то последствия.

 

Это я в Абхазии. 1962.

 

Позже я узнал, что Советский Союз познакомился с бадминтоном в 1957 году. Его привезли в Москву фанаты этого спорта из числа участников «Всемирного фестиваля молодежи и студентов». До меня же бадминтон дошел  5 лет спустя после Фестиваля.

Вернувшись из отпуска, не помню, как и где я нашел свой первый инвентарь для бадминтона, потому что он был тогда большой редкостью. По сравнению с нынешними, воланы и ракетки были крайне низкого качества. Но на это ни я, ни мои первые коллеги по бадминтону, не обращали внимания. Интересен был сам процесс обмена воланом с помощью легких ракеток, требовавший от его участников большой подвижности и дававший много положительных эмоций. Играли, конечно, только на улице.

Время шло. Моя карьера инженера шла на подъем. В 1964 году я уже исполнял обязанности начальника Проектно-технологического бюро Управления машиностроения Карагандинского Совнархоза, писал кандидатскую диссертацию. Однако в бадминтон продолжал играть. Возникла небольшая группа единомышленников. Мы уже знали правила игры, размеры площадки. Мы начали понимать, что уличный бадминтон это не то. Особенно в Караганде, где практически дня без ветра не бывает. А когда он есть, уже не ты управляешь воланом, а ветер. Хотелось поиграть в спортзале, но как к этому делу подступиться, мы не знали.

И опять помог случай. Однажды ко мне пришел зав. учебно-спортивным отделом недавно созданного Облсовета добровольного спортивного общества «Енбек» Павел Семенович Шарфмессер. Известный в городе человек, боевой офицер-артиллерист Великой отечественной. Он предложил мне и всем моим сотрудникам вступить в ряды своего общества. Я согласился, но попросил его изыскать возможность нам играть в бадминтон  в спортивном зале.  И он пошел нам навстречу, выделил 3 раза в неделю по 2 часа в спортзале Дворца культуры горняков. В удобное для нас время, сразу после работы. Так бадминтон в Караганде получил свой первый спортзал, а ДСО «Енбек» - 170 новых членов.

Однако до сих пор мы играли в «уличный» бадминтон, а в спортзале появилась возможность играть в настоящий спортивный: на размеченной площадке с сеткой. Естественно, мы эту возможность использовали. И вскоре в Караганде появились первые разрядники по бадминтону: Слава Семенюк, Володя Харченко (впоследствии профессор, доктор технических наук в КПТИ), Катя Пузакова(уехала в Ленинград) и другие.

Это был спорт  для поддержки жизненного тонуса. Этим занимаются миллионы людей во всем мире. Но однажды, в 1967 году, меня нашел Георг Тьярт – директор ДЮСШ при Карагандинском ОблОНО, т.е. главный ответственный за развитие юношеского спорта в области(сейчас живет в Германии).  Он сделал мне неожиданное и странное предложение: поработать тренером по бадминтону со школьниками. Конечно,  в свободное от основной работы время. У меня и в мыслях ничего подобного не было. Кроме того, у меня не было ни соответствующего образования, ни опыта тренерской работы. Поэтому я сразу отказался. Но он упорно настаивал, чуть ли не умолял.

Дело было в том (как он мне объяснял), что Караганда в те годы успешно конкурировала за первенство едва ли не по всем видам спорта со столицей Алма-Атой, а все остальные области были ниже. Бадминтон тогда был впервые включен в программу Спартакиады школьников Казахстана. Поскольку в Караганде школьного бадминтона не было, на эти соревнования послали волейболистов. Они привезли 11-е место, в то время как Алма-Ата, где школьный бадминтон был, заняла 1 место. И этот результат заметно повлиял на итог области в борьбе за 1 общекомандное место. Нужно было принимать меры, чтобы в будущем такая ситуация не повторилась. Поэтому нашли меня.

Нужно сказать, выражаясь «высоким штилем», что я тогда был патриотом Караганды. Поэтому в конце концов решил принять предложение Тьярта. Авось, думал я, удастся как-то ему помочь. А потом отойду в сторону. Никак не думал, что это надолго затянется. А что станет основным делом жизни – и во сне не снилось. Наивный был человек...

 

Первые шаги

В этом, 2007 году, исполняется 40 лет с тех пор, как я набрал первую группу школьников для занятий спортивным бадминтоном. Моя тренерская работа с детьми началась 1 ноября 1967г. в спортзале СШ № 101(сейчас там интернат). Правда, до этого пару лет я числился уже тренером-общественником  Облсовета ДСО «Енбек». Но это был оздоровительный бадминтон, чисто для себя. А здесь с самого начала руководство ставило задачу: сократить разрыв с Алма-Атой. Надо сказать, что ко времени моего тренерского дебюта спортивный бадминтон в Казахстане насчитывал примерно десяток лет.

Откуда же он взялся?  После ВОВ и китайской революции была репатриация в Советский Союз из Китая русских, эмигрировавших туда  еще во время гражданской войны в России 20-х годов  (и их детей и внуков, родившихся в эмиграции). В числе этих репатриантов  прибыли бывшие спортсмены-бадминтонисты. Они и стали зачинателями нового вида спорта в Казахстане. В Алма-Ате это был инженер-электрик Николай Георгиевич Смирнов, многолетний вице-президент  Федерации бадминтона Казахстана. Практически одновременно с Алма-Атой начал развиваться бадминтон и в Кустанае. Там инициатором был тоже инженер-электрик  Иван Леонидович Зерцалов (Виталий, уточни, пожалуйста, в Кустанае это имя и фамилию). К сожалению, обоих уже нет в живых.

Поскольку дневника я никогда не вел, а архив остался в Караганде,  пишу только то, что удалось вспомнить. Ну и, естественно, какие-то оценки событий того времени, с моей нынешней точки зрения.

Начав тренироваться, мы около года  «варились в собственном соку». Т.е., осваивали игру так,  как я ее понимал.  Какой-либо литературы или учебных пособий по бадминтону в те годы не было.  Механику ударов и координацию  ударно-беговых движений я пытался

понять с точки зрения инженера-механика. Придумывал, естественно, разные упражнения. Появилась своя методика тренировки, которая по ходу дела совершенствовалась.

Однако, надо было как-то убедиться в  том, что эта методика  эффективна. Что дети, с которыми я работаю, с ее помощью могут побеждать воспитанников других тренеров. Одновременно надо было, чтобы в это поверили  сами дети и их родители. Надо было и мне поверить каждому из них. Т.е., должен был возникнуть коллектив единомышленников.  Было еще и руководство: спортшколы, спортобщества, спорткомитета города и области, которое тоже должно тренеру верить. От него зависело  место и расписание тренировок,  спортинвентарь, календарь и т.д.

Единственным соревнованием, которое в те годы проводилось в Казахстане, был чемпионат РК. Он и стал первой проверкой моей тренерской работы. Летом 1968 года в Алма-Ате команда Караганды впервые приняла участие в этом чемпионате  и  заняла  4 место (не 11). Кроме того, были призеры в личном зачете, чего вообще никто не ожидал.  Поэтому сомнения в правильности выбранного пути начали постепенно уменьшаться.

С другой стороны,  «лед тронулся»: в Караганде появился школьный спортивный бадминтон. Можно было уйти из спорта и полностью погрузиться в основную работу. Но уйти означало предать начинающих спортсменов, которые только-только начали верить и в меня, и в себя. И я остался. Так в течение 11 лет,  в зависимости от успехов или неудач на основной работе или в спорте, колебались в разные стороны  весы моей жизни. Но об этом позже.

На этом чемпионате мы познакомились с  тогдашними «звездами» казахстанского бадминтона. В мужском финале играли Николай Яременко (Кустанай) и Владимир Терехин(Алма-Ата), который и стал чемпионом РК. Оба одновременно были участниками и тренерами своих команд, которые заняли два первых места.

В.Терехин обладал как мощным смешем, так и техникой скрытной игры, хорошо играл закрытой ракеткой и весьма технично двигался по площадке. У него было чему поучиться. Его команда определенно была по крайней мере на шаг впереди всех остальных по технике и пониманию игры. И это, на мой взгляд, было главной его заслугой. Т.е., он был настоящим тренером.  Поговаривали однако, что он попивал, не ладил с Н.Смирновым. И  поэтому через 2-3 года уехал из Казахстана. После его отъезда алма-атинский бадминтон постепенно пошел на спад и не поднялся  до сих пор, потому-что там практически не стало юношеского бадминтона. Достойной замены Терехину не нашлось.Так выбыл из борьбы мой основной конкурент в комплексном зачете Спартакиады школьников.

А от  Н.Яременко осталось воспоминание, как на этом чемпионате он продал мне  ракетку  „Dunlop“. Мы играли тогда деревянными ракетками, а он предложил настоящую английскую, с металлическим коническим стержнем. Однако в стержне, ближе к  выходу из ручки,  была незаметная трещина, о которой он знал.  Я же, по неопытности, купил ракетку, не проверив. Естественно, она в первой же игре сломалась. Он даже не подумал извиниться и вернуть деньги, как поступил бы любой порядочный человек. Он просто веселился, глядя на «лоха», т.е., на меня. И «как в капле воды отражается содержимое океана», так в этой мелкой и дешевой «покупке» был он весь со своим базарным менталитетом. «Не обманешь – не продашь». Забегая вперед, скажу, что этим он  на долгие годы подорвал мое доверие и к нему, и ко всем его воспитанникам. Потому что, перефразируя известную поговорку: «Скажи мне, кто твой тренер, и я скажу тебе, кто ты».

Н.Смирнов был главным судьей того чемпионата. Запомнилось, что он много и не всегда по делу кричал, демонстрировал строгость. Короче, показывал всем, «кто здесь главный». Фактически же в Казахстане Федерации бадминтона никогда не было. Нет ее и сейчас. Мне это особенно понятно, потому что сейчас я имею возможность сравнить многолетнюю казахстанскую ситуацию с ФБ с немецкой, в системе которой работаю в настоящее время. Но этот отдельный и длинный разговор будет позже, если захотите.

 

Поиск себя

 

Первая группа школьников, с которыми я начал работать, состояла из детей 1952-53г.г. рождения. Т.е., им было по 14-15 лет, и начали они заниматься  бадминтоном, даже по меркам того времени, поздновато. Но они были уже достаточно окрепшими физически. Такое решение было принято, потому что нужны были результаты, а  времени на «раскачку»  не было.  Это была идея Г.Тьярта. И надо сказать, идея плодотворная. Год за годом  некоторые из этих игроков становились все более заметными в РК.

Люба Кулькова (ныне Мордовская, живет в Кустанае) в 1970 году  стала абсолютной чемпионкой РК по бадминтону, выиграв одиночку, пару с Е.Пузаковой и микст с В.Терехиным. После этого она много лет возглавляла женский рейтинг РК и женскую половину сборной РК по бадминтону.  Первой в Казахстане выполнила норматив мастера спорта СССР по бадминтону.

Эльза Вирфель (живет в Германии) – лучшая подруга и многолетняя партнерша Л.Кульковой в паре, также чемпионка РК.

Гена Файзулин – многократный победитель и призер РК, член сборной команды РК, один из самых преданных бадминтону спортсменов. Вот вкратце лишь один эпизод из его спортивной биографии. Демобилизовавшись из армии в 1973 году (2 года он служил где-то под Алма-Атой), он пришел  с поезда прямо на тренировку в спортзал, и только потом – домой.

И он был не один такой. Поэтому на тренировку  я шел каждый раз, как на праздник. Даже после нелегкого рабочего дня, когда у большинства нормальных людей в голове ничего, кроме ужина, дивана и телевизора, уже нет.

А  бадминтон требовал к себе  все больше и больше внимания и времени. Трех тренировок в неделю уже было мало. Кроме того, в 1969 году я стал тренером-почасовиком ДЮСШ Кировского РОНО и набрал второе поколение игроков, 1956-58гг. рождения. Это были в основном дети шахтеров из поселка шахты № 38, и работал я с ними в спортзале этой шахты.

Примерно с 1970 года Казахстан начал проводить не только чемпионат, но и юношеское первенство. К этому времени Караганда уже прочно вошла в первую тройку казахстанских команд, и редко опускалась хотя бы на ступеньку ниже.  Но два турнира в год нам было недостаточно. И не только нам. Каждый более или менее серьезный тренер понимал, что соревновательный опыт является одной из решающих составляющих  подготовки спортсменов. Кроме того, важен был и обмен опытом учебно-тренировочной работы. Других источников для этого тогда просто не было.  Поэтому детские тренеры во многих регионах СССР  искали возможность для участия их игроков в матчах и турнирах как дома, так и на выезде. Проводились двух-, трехсторонние встречи, потом они становились турнирами. Но прошел не один год, прежде чем эта система взаимных  визитов стабилизировалась, попала «под крыло» ФБ СССР и стала календарем  юношеских всесоюзных турниров по бадминтону.

А на заре карагандинского бадминтона первые контакты были с тренерами региона Казахстан – Урал – Сибирь: со Свердловском – тренер Валентин Фролов, с Бийском –

тренер Алексей Сколков, с Рубцовском – тренер Владимир Осадчий, с Омском – тренер Владимир Суворкин.

В Казахстане тоже постепенно появлялись заинтересованные конкуренты. В первую очередь это Петр Суняйкин из Лисаковска, Кустанайской области,  Валерий Петроченко из Каскелена, что под Алма-Атой, Борис Юрьев из Шемонаихи (Усть-Каменогорск), Геннадий Ионин - Чимкент. Каждый из этих наших  «ближайших» конкурентов  находился примерно  в 1000 км от Караганды или еще дальше.

Но основным  конкурентом Караганды на чемпионатах и первенствах Казахстана, после отъезда В.Терехина из Алма-Аты, на долгие годы стал Кустанай, тренер Николай Арсентьевич Яременко.

В это время  Иван Иванович Гаврилов, физрук СШ № 11 г.Караганды, организовал в своей школе секцию бадминтона. Эта школа была на окраине города, в районе 70-й шахты. Учились в ней, в основном, дети шахтеров. В школе не было отбоя от желающих посражаться на площадке, и наиболее способные «прорезались» сами из этой толпы. Я был этому очень рад и при любой возможности возил своих игроков с шахты 38 посоревноваться с этими ребятами.  И сам приглашал их в наш спортзал. И эта конкуренция также оказала свое позитивное влияние на развитие бадминтона в Караганде. Впоследствии мастерами спорта СССР по бадминтону стали выходцы из этой школы Наташа Мигунова и Лена Гаврилова. К сожалению, секция бадминтона в СШ № 11 просуществовала сравнительно недолго.

 

Здесь я позволю себе некоторое отступление от  темы.

В Темир-Тау тоже появилась в те годы  группа энтузиастов, но там не было школьного бадминтона, только оздоровительный.  Там и до сих пор люди играют чисто для себя, как я когда-то. Может быть, некоторые родители ходят в эту секцию со своими детьми, но научить они их могут только тому, что могут сами. Возможно, сейчас и в других городах и районах области имеются группы оздоровительного бадминтона, подобные той, что в Темир-Тау. Возможно, игроки этих групп ищут соперников, чтобы побороться. Выявить бы их, попытаться организовать между ними какой-то турнир с учетом возраста и пола, «от пионера до пенсионера», заинтересовать в дальнейшем сотрудничестве. В этом варианте возможно возникновение и новых ячеек бадминтона там, где есть хотя бы один фанат для закваски. И это могло бы стать началом  настоящей федерации бадминтона области, федерации для всех, а не только для спортсменов.  Но эту работу должен делать не тренер, у которого и так забот невпроворот.

Начинать это должен бизнесмен, он же фанат бадминтона с организаторскими способностями, потому что это многолетняя, требующая ежедневного внимания, терпения и самоотдачи работа.

Это еще и бизнес ( и связанный с ним риск), потому что для игры требуется инвентарь, а платить за него должны игроки. Но централизованно закупать и продавать им более или менее качественный инвентарь по благоприятным ценам может федерация. А скромную прибыль, которая должна по идее быть, направлять на свои нужды. Источниками поступлений могут быть также турниры, где общественники ФБ организуют продажу спортинвентаря и перетяжку ракеток,  буфет и т.д.  Не берусь перечислить все возможные источники доходов, которые могут создать инициативные люди. Знаю, на бадминтоне не разбогатеешь. Но поддержать жизнедеятельность ФБ можно.

Любую возможность публикаций и передач через средства массовой информации нельзя упускать. Это не только способ заявить о себе, но и один из вариантов привлечения спонсоров. В Европе давно уже лучшие фирмы всевозможных отраслей экономики считают за честь экипировать лучших спортсменов и платить им за логотип фирмы на

экипировке.  Ира Гриценко с 1999 года и до сих пор играет в форме фирмы Yonex, которая ей предоставляется бесплатно, а фирме стоит не одну тысячу евро в год.

Возможно, ситуация со спонсорами полегчает, когда казахстанское руководство примет в конце концов закон об облегчении налогового бремени для бизнесменов, поддерживающих спорт...

Членство в федерации обязательно связано с уплатой членских взносов для всех без исключения ее членов. Членами ФБ могут быть и фирмы-спонсоры.

Спорткомитет области может выделить какой-то стартовый капитал для организации ФБ. Вопрос, конечно, выделит или нет. Но выйти с обоснованной просьбой можно и нужно. Важно, что это путь к развитию массового бадминтона в области. А из массы рано или поздно пробиваются сильнейшие. Куда – в спортивный бадминтон.

В числе услуг, которые ФБ имеет возможность оказывать силами своих тренеров и ведущих игроков, может быть подготовка тренеров- и судей-общественников. Для этой цели в течение года может быть проведено несколько одно-двухдневных семинаров и сборов.  Разумеется, не бесплатно.

В  СССР бизнес был невозможен.  Законы были другие.

Когда был СССР, федерации были чисто формальными общественными организациями, практически без собственных средств. Точнее, ФБ СССР имела некоторые  средства и возможности. В Казахстане же те скромные средства, которые выделялись на бадминтон, распределял гостренер. Что же касается ФБ РК, (которой фактически не было) она ничего не имела и ничем не могла помочь. Но зато пыталась командовать, отдавать нам приказы. Естественно, большинство этих приказов всерьез не воспринималось. По-доброму, именно она и должна была прежде всего заниматься массовым бадминтоном, а спортивный, которым она норовила командовать, худо-бедно развивался и без нее.  И то, что массовый бадминтон в РК до сих пор так и остался неорганизованным, это ее «заслуга».  И это большой минус для бадминтона  РК в целом.

Это я выдал вам информацию для размышления.

 

А теперь вернемся к теме.

С игроками второго поколения мне было уже легче работать, потому что в этом мне помогали игроки первого поколения. Помогали тем, что много тренировались в спаррингах с молодыми. И это способствовало ускорению  становления  начинающих спортсменов. В 1973-75 годах победителями либо призерами личных и командных юношеских первенств РК  были уже игроки второго поколения:  Фая Файзулина, Валя Петрова, Коля Гау, Нина Буша...

 

Однако с игроками первого поколения начались проблемы другого порядка. Люди взрослели, заканчивали школу. Надо сказать, что редкий спортсмен сочетает отличную учебу в школе с серьезными успехами в спорте. Обычно лучшие спортсмены получают аттестаты зрелости не с  лучшими оценками, мягко говоря. Потому что проблему совмещения учебы и спорта далеко не всем удается положительно решить. Здесь много зависит от самого спортсмена, от его настроя и понимания своих задач.

Так или иначе, но школа уже позади. Одни  хотят учиться дальше, другие  должны  идти  в армию, третьи – работать, чтобы зарабатывать деньги, помогать семье.  Жизнь продолжалась, а она, как известно,   не  только  бадминтон. Как совместить продолжение активных занятий спортом с требованиями этой жизни?  К ответу на этот вопрос я не был тогда готов.

Например, я не мог  тогда помочь своим игрокам поступить в какой-либо институт. Бадминтон в Караганде, крупнейшем спортивном центре Казахстана того времени, был 30-м или 40-м видом спорта, с точки зрения интереса к нему со стороны общества. К тому

же, он не был олимпийским, как сейчас. Подавляющее большинство спортивных и вузовских работников относилось к нему с недоверием. В смысле, спорт ли это вообще?  Многие слышали это слово в первый раз.   Да и тренер я был начинающий,  малоизвестный. По этим причинам и слушали меня вполуха, и всерьез не воспринимали. Ко всему этому, основная работа практически не оставляла  времени для подобных  хлопот.

Кустанайский спорт того времени  был куда жиже карагандинского, но бадминтон  входил там в первую тройку наиболее результативных видов. Культивировал его Кустанайский сельскохозяйственный институт, команда которого успешно участвовала в студенческой

Спартакиаде РК, в программу которой входил бадминтон. А тренером  этой команды был Н.Яременко. И тренировки свои он проводил  в спортзале этого института.

Когда  Любе Кульковой не удалось поступить в Физкультурный институт в Караганде, Арсентьич тут-же подсуетился, и «ее поступили» в Сельскохозяйственный институт в Кустанае.  Естественно, с условием играть за этот институт и за Кустанай. Так Караганда потеряла лучшую бадминтонистку РК того времени. Я этого очень не хотел, но сделать ничего не мог.

Все карагандинские бадминтонисты служили в армии, т.е., на 2 года выпадали из тренировочного процесса.  После такого перерыва в спорт  возвращались далеко не все. Но даже те из вернувшихся, кто хотел продолжать играть, не всегда могли надолго задержаться. Потому что за это время подрастали молодые, и надо было долго и упорно «пахать» на тренировках, чтобы их одолеть и вернуть себе то место в команде, которое было до армии. А это удавалось не каждому. Кроме того, у вернувшихся из армии возникали, вполне естественно, мысли о продолжении учебы, о собственной семье,  о работе.  Т.е., возникала проблема выбора, в которой бадминтон чаще проигрывал, чем выигрывал. Так выпадали   из спорта подававшие до армии большие надежды юноши.

Помочь с устройством моих игроков на работу я, пока был начальником ПТБ, еще мог. И помогал. Например, Гене Файзулину я с этим помог после армии. Но эти мои возможности быстро закончились. Об этом чуть позже.

Некоторые девочки шли по моим стопам. Сразу по окончании 10 классов они начинали работать тренерами по бадминтону в Кировской ДЮСШ, благо ставки были. А ставки в отделении бадминтона появились, потому что это отделение постепенно становилось ведущим в спортшколе по результатам.

В 1974 году тренером по бадминтону стала Фая Файзулина. И очень помогла мне, потому что я в то время буквально разрывался между двумя работами. К сожалению, она проработала тренером недолго, где-то полгода. Вышла замуж, забеременела, ушла в декретный отпуск и потом не вернулась, другие заботы одолели. Но польза от этой ее короткой работы оказалась со временем большая. Дело в том, что в группе, которую она набрала, начали свой спортивный путь Вова Николенко, Наташа Бейникова, Витя Роганов. Группу эту она передала мне...

Нина Буша много лет полезно работала тренером по бадминтону в Кировской ДЮСШ. Галя Саченко (Резнер) также. Кстати, она и до сих пор, уже в Германии, довольно успешно  продолжает это дело.

 

Однако  на основной работе события тоже развивались, и не всегда  гладко. В 1967-68 годах в СССР прошла очередная реорганизация промышленности, в ходе которой Карагандинский Совнархоз (Совет народного хозяйства), которому подчинялось ПТБ,  был ликвидирован. ПТБ было передано в систему вновь созданного Главуглемаша (Главного управления угольного машиностроения) Минуглепрома СССР (Министерства угольной промышленности). Решением Главуглемаша ПТБ было объединено с карагандинским институтом Гипроуглегормаш. Меня назначили главным технологом

этого института. Но настроения  там работать  у меня не было, потому что пришлось бы с бадминтоном проститься: одно дело, когда ты начальник и сам хозяин своего рабочего времени, и совсем другое дело, когда ты подчиненный. Где-то через год я вернулся на родной Каргормаш на должность начальника бюро надежности. Это была более или менее

спокойная работа, позволившая мне продолжать работать по совместительству тренером по бадминтону следующие 9 лет. Конечно, и на этой работе бывали авралы, но это тема другого рассказа. Однако в 1977 году обо мне «вспомнило» бывшее совнархозовское начальство. Меня попросили создать и возглавить Карагандинский филиал московского ЦПКТБ Минстройматериалов. А «вспомнили» обо мне после 2-х неудачных попыток создать в Караганде этот филиал. Я согласился, и через год этот филиал, с числом сотрудников более 100 человек, вовсю работал. Здесь, не вдаваясь в детали, должен сказать, что чем-то я не устраивал московское руководство. Я не пил водку, не лебезил, не давал взяток и не собирался бросать свою вторую работу, т.е. бадминтон. Тогда меня поставили перед выбором. И я выбрал. 1 ноября 1978 года я окончательно порвал с инженерной работой и стал штатным тренером по бадминтону Кировской ДЮСШ. Жена и все  родственники выразили крайнее недовольство этим моим решением. Но по другому я уже тогда не мог. 11-летний поиск себя закончился. Карагандинский бадминтон начал выходить на передовые позиции не только в РК, но и в СССР.

Оглядываясь назад сейчас, спустя почти 30 лет, должен сказать, что об этом своем решении я ни разу не пожалел.

 

 

Дети шахтеров

Постоянная база у карагандинского бадминтона появилась лишь в 1980 году, когда был построен и сдан новый  спорткомплекс Кировской ДЮСШ. А до этого мы изрядно поскитались по разным спортзалам. Наши первые спортзалы, в ДКГ и СШ 101, оба были 12х24м. каждый. В них  размещались только по 2 одиночных поля без зазора между ними. Из ДКГ спорт вообще, не только нас, выжили лет  через 5 под предлогом занятий там цирковой студии и танцевального ансамбля. К этому времени Г.Тьярт потерял интерес к бадминтону (увлекся настольным теннисом), и 101 школа начала просить арендную плату. Пришлось и оттуда уйти. Однако благодаря связям и знакомствам, нам удавалось все же регулярно тренироваться, но спортзалы менялись довольно часто. По памяти, это были  залы: Индустриального техникума (на Советском проспекте напротив 15 магазина), 93 школы, 32 школы, 38 шахты, 51 школы (зал 12х18м). Но все это были залы на 1-2 площадки, поэтому упражнения мы еще как-то могли все одновременно выполнять, а на счет играли по очереди. Потребности наши росли, и я стал искать залы на 4-6 площадок. В разные годы мы тренировались на «Каргормаше», в Политехническом институте, в «Геологе», в Кооперативном институте. И каждый раз приходилось делать свою разметку, против чего бурно протестовали местные волейболисты, баскетболисты и прочие, ссылаясь на то, что слишком много линий и они в них путаются. (Сейчас я работаю в залах на 9 и 12 площадок с разметкой еще на 4-5 видов спорта, кроме нашей, и ни у кого даже мысли не возникает жаловаться на количество линий). Само по себе производство разметки требовало каждый раз и серьезной подготовки, и средств, и времени. Но нужные решения удавалось каждый раз находить, и тренировки шли по расписанию, без срывов. При этом и после появления спорткомплекса Кировской ДЮСШ спортзалы в городе нужны были постоянно для игроков, вышедших из школьного возраста.

 

Много хлопот доставляли воланы и ракетки. Много лет играли пластиковым воланом «Швальбе», потом «Хабихт», производства ГДР. На перо перешли лишь в начале 80-х годов. Ракетки были деревянные, потом с металлическим или стеклопластиковым

стержнем, потом обод алюминиевый – стержень стальной, и лишь в 80-х начали постепенно переходить на углепластик. Постоянно воланы, ракетки, струна для их натяжки были острым дефицитом.  Как они доставались, как их ремонтировали, это само

по себе повод для фельетона со смехом сквозь слезы. Но как то все эти проблемы преодолевали без особой нервотрепки.

 

Летом 1975 года, во время учебно-тренировочного сбора в Боровом,  я порвал связку на правом колене. Мне было тогда 43 года. Операций по восстановлению коленных связок в Караганде тогда не делали (не уверен, что делают сейчас).  Мою ногу на 3 месяца положили в гипс, потом долго разрабатывали, однако двигаться по площадке, как раньше, я уже не мог. Пришлось прекратить работать с игроками, как набрасывающий тренер. Зато появилась возможность больше видеть каждого во время тренировки и больше работать индивидуально путем обмена мнениями о направлениях дальнейшего совершенствования тех или иных элементов игры. Как говорится, нет худа без добра.

 

Группа, которую в 1976 году я принял у Фаи Файзулиной, была третьим поколением карагандинских бадминтонистов.. Игроки этого и всех последующих поколений были в основном детьми шахтеров и рабочих других  профессий. Наверное и сейчас на Пришахтинске в бадминтон играют в основном такие дети. Они не избалованы легкой жизнью и достаточно рано начинают понимать: чтобы чего-нибудь в жизни достичь, только желания и таланта мало. Надо еще изрядно потрудиться и потерпеть.

 

Постепенно у меня установились  деловые  отношения с детьми и добрые - с их родителями. Особенно с теми, кто был живо заинтересован в спортивных успехах своих детей. В этом смысле мы были единомышленниками.

Первая проверка боем на выезде  новичков состоялась в декабре 1975 года в Лисаковске. Надо сказать, что в первых турнирах  В.Роганов занимал более высокие места, чем В.Николенко. Витя был маленький, слабый физически, очень неуверенный в себе, но элементы техники игры ему давались легче. А Вова был такой «кубик» - акселерат, большой для своих 11 лет и толстый. В начале нашего знакомства особого доверия к себе он не внушал. Тем более, что физрук их 33-й школы Николай Константинович Сяськов не раз говорил мне, что в школе он хулиганит и плохо учится. Эдакий «авторитет» среди одногодок. Однако на тренировках я за ним такого не замечал.

Зато в первых же его турнирных играх  я заметил, что он борется до конца при счете, который далеко не всегда был в его пользу. Другие в таких ситуациях скисают, а он – нет. Часто каким-то непостижимым образом он успевал оказаться в том самом месте, куда со стороны соперника через долю секунды прилетал волан, и принять его. Было у него инстинктивное предвидение игровой ситуации и опережающее движение в сторону волана. Однако правильно обработать мяч он в большинстве случаев не мог: волан летел либо в сетку, либо  в аут, либо на ракетку соперника.  Чтобы заставить его слушаться, надо было осваивать технику игры.

Я ему это объяснил. К моему удивлению, он понял меня с первого раза. И поверил. Больше напоминать ему о необходимости освоения техники игры  не пришлось. А такое между тренером и спортсменом случается весьма редко, это я знаю по своему опыту. И мы начали сначала: хватка ракетки, игровая стойка, выход на удар и возврат в игровой центр, координация ударов и передвижений... На тренировках он буквально «заглядывал мне в рот», так внимательно слушал и старался понять мою мысль. И «пахал» до упора, добиваясь, чтобы волан его слушался. И постепенно, сначала медленно, а потом все быстрее, его турнирные результаты  пошли в гору.

Тогда я начал ставить его в спарринг со старшими ребятами, и он учился у них «держать мяч», реже его терять при длинных розыгрышах и при атаке соперника. Это была нелегкая работа, но она способствовала улучшению управления воланом в условиях недостатка времени, в экстремальных игровых условиях. Способствовала она также повышению

игровой выносливости. Но однажды мне сообщили, что у Вовы врожденный порок сердца, так называемая бродикардия, т.е., замедленный пульс. И поэтому надо осторожнее с тренировочными нагрузками для него. Естественно, я принял это во внимание, долго за ним наблюдал, но никакого негатива не заметил. Вова никогда не жаловался на нагрузку. Наоборот, когда другие от нее «умирали», он только прибавлял темп. Тогда мы решили, что бадминтон ему только на пользу, и перестали осторожничать.

 

Наташа Бейникова тоже вначале проигрывала Гале Саченко. Галя, как и Вова, была большая и толстая. Ее раннее физическое развитие позволило ей в первое время быть впереди. А Наташа была худенькая, легкая, от природы растянутая и пластичная. До бадминтона она занималась танцами, то ли бальными, то ли спортивными. От танцев она получила чувство ритма и начальную координацию движений. И это сказалось на ее более ускоренном освоении техники бадминтона. Надо сказать, что в этой группе было еще несколько очень способных девочек, в том числе и с танцев, и конкуренция была серьезная. Но Наташа постепенно вышла вперед и осталась там надолго, а другие отсеялись.

 

Женя Кравченко, с поселка 38 шахты, появился в этой группе в начале 1977 года. Он был на два года моложе вышеназванных игроков, и в начале им проигрывал. У него отец погиб на шахте. Узнал я об этом от его мамы, сам он никогда эту тему не поднимал. Конечно, это отразилось и на его характере, и на всей дальнейшей судьбе. Не говоря уже о том, что дома он был тогда главной опорой мамы. У меня с ним сразу сложились добрые, доверительные отношения. (Может быть, как-то симпатизировал я ему, потому что у меня отец тоже погиб, мягко говоря, не по своей воле. Он был расстрелян в 1937 году на Лубянке, как «враг народа», а в 1957 году реабилитирован за отсутствием состава преступления). Женя не был акселератом, рос медленно, а потом в какой год резко вытянулся. В те годы была у нас с ним в ходу  одна крылатая фраза из поэмы Константина Симонова «Сын артиллериста»: «Ничто нас в жизни не может вышибить из седла».

Первым спарринг-партнером и конкурентом Жени был его одногодка Андрей Сторожук. (Здесь я не упоминаю фамилий отсеявшихся игроков, но для Сторожука сделал исключение). Андрей был очень одарен двигательными, а Женя – бойцовскими качествами и мощной атакой. На протяжении нескольких лет они поочередно то один, то другой выходили вперед. И эта конкуренция ускоренными темпами двигала их обоих вверх по спортивной лестнице.  Потом Женя стабильно занял позицию впереди, и Андрея это очень беспокоило. Видимо, он дома делился своими переживаниями по этому поводу. Помнится, родители ревновали его к бадминтону, считая, что он уделяет спорту слишком много внимания и нервов.  В конце концов они настояли на том, чтобы он ушел из бадминтона. И подарили ему мотоцикл, чтобы отвлечь от мыслей о возврате.

 

И еще один игрок, оставивший след в истории карагандинского бадминтона, пришел в это время с поселка 38 шахты – Миша Шипилов, 1966 года рождения. Еще раньше начал тренироваться его старший брат Коля, но он вскоре ушел, а Миша остался и начал постепенно завоевывать позиции в группе. В его технике с самого начала была одна особенность: на атаку он старался отвечать атакой. Это шло из его менталитета,  с этим он родился. Я пригляделся и старался не мешать ему развивать эту способность. Впоследствии она принесла ему немало успехов.

Когда я в 1978 году стал штатным тренером, мне нехватало нагрузки, и пришлось набрать еще одну группу. Набирал я ее в 51 школе на Пришахтинске, вместе с  физруком этой школы, Николаем Дмитриевичем Чебаковым. Он проводил уроки физкультуры, а я на них

присутствовал и способных, с моей точки зрения, детей приглашал в группу.  А на одну девочку он показал пальцем и сказал: «Возьми ее, не пожалеешь». И оказался прав. Этой девочкой  была Ира Гриценко. Худенькая, но крепкая. Выше всех в классе. Играла c мальчиками во все игры и ни в чем им не уступала. А если что не так, могла и побить. Так она самоутверждалась еще тогда. Было в ее характере это заложено – воля к победе. Левша от природы, она научилась играть правой рукой, потому что в школе ее заставляли писать правой и дома говорили, что левша – это плохо. Я об этом узнал, когда она уже взрослая была...  Причем сам заметил, спросил, и только тогда она созналась. Короче, нелегко ей достался бадминтон, и мне с ней было очень непросто.

В этой же группе пришел в бадминтон и Саша Бергер, один из самых больших трудоголиков, каких я знал.

 

Я уже говорил, что в период, когда названные ребята начинали, в отделении уже было у кого учиться, на ком расти. Это были Гена Файзулин, Коля Гау, Слава Гопко, Саша Шварцман, Нина Буша, Наташа Мигунова и другие. Тренируясь в спаррингах с молодыми, они передавали им свой тренировочный и соревновательный опыт. Карагандинцы всегда отличались самоотдачей в борьбе на корте, но особенно сильно

проводили они командные игры. И это свойство тоже передавалось молодым. По науке это называется преемственность поколений спортсменов. Эта преемственность началась тогда, но надеюсь,  она продолжается и сейчас.

 

В старой записной книжке, которая начинается с 1974 года, я нашел  краткие записи о турнирах,  где  наши игроки принимали участие. Чтобы не перегружать текст, приведу хронологию, географию, и кратко некоторые результаты турниров на выезде 1974-77гг., т.е., когда бадминтон был еще моей второй работой, а 1977 год – 10-й год тренерства.

 

1-4.05.74. Бийск. Традиционный турнир  городов Сибири, Урала и Казахстана.

9-14.07.74. Горький. Юн. перв. СССР. Команда РК – 5. Н.Гау, Ф.Файзулина, В.Петрова.

4-7.10.74. Свердловск. Матч Свердниихиммаш – Караганда.

20-24.11.74. Баку. Чемпионат СССР. Команда РК – 5. Участвовала Ф.Файзулина.

14-16.02.75. Архангельск. Турнир «Обелиск Севера». Ф.Файзулина, В.Петрова.

24-30.03.75. Петропавловск. Юн. первенство РК. Юн. Ком – 1. Дев. Ком – 2.

1-6.07.75. Саратов. Юн. Перв. СССР. Команда РК – 8. Участвовали Н.Гау, В.Петрова.

4-9-10.75. Алма-Ата. Чемп.РК. Команда – 3.

5-9.11.75. Днепропетровск. ЮВТ «Приз Макарова»

4-8.12.75. Лисаковск. Юн. матч Лисаковск-Кустанай-Караганда.

31.01-1.02.76. Архангельск. «Обелиск Севера». Н.Буша, Н.Мигунова.

4-6.03.76. Чимкент. Кубок РК. Жен. – 2, муж. – 3.

3-5.04.76. Кустанай. ЦС «Енбек». Ком. – 2.

21-25.04.76. Йошкар-Ола. ВЦСПС. Ком. РК – 9. Участв. Н.Мигунова.

20-25.09.76. Кустанай. Чемпионат РК. Ком. – 2.

12-17.11.76. Днепропетровск. Чемпионат СССР. Ком. РК – 8. Участв. Г.Файзулин.

6-9.01.77. Чимкент. ЮПР РК. Ком. – 2.

6-7.03.77. Лисаковск. Матч Лисаковск – Кустанай – Караганда. Ком. – 2.

25-27.03.77. Караганда. 1-й юн. Турнир «Весенние каникулы»

22-24.04.77. Бийск. «Кубок Титова». Ком. – 3.

30.04-2.05.77. Лисаковск. ЮВТ. Ком. – 3.

2-7.07.77. Горький. ЮП. СССР. Ком. РК – 5. Участв. Н.Мигунова.

25-30.07.77. Днепропетровск. ВТ.

23-26.08.77. Лисаковск. Матч.

2-3.09.77. Кустанай. ЦС «Енбек».

21-25.09.77. Кустанай. Чемпионат РК. Ком. – 2.

18-20.11.77. Караганда. Откр. Перв. ОС.»Енбек» - 1-й ВТ на призы Литмана.

4-8.12.77. Лисаковск. ЮВТ.

 

Число турниров на выезде, в которых играли карагандинцы:

1974 – 4, 1975 – 6, 1976 – 6,  1977 – 10.

Кроме того, в Караганде ежегодно проводилось 3-5 юношеских и взрослых турниров: первенство области, города, облсовета «Енбек», «День бадминтона» и т.д. А в 1977 году впервые  были проведены два открытых турнира, один  для юношей и один для взрослых, ставшие традиционными и впоследствии всесоюзными. Поэтому они здесь вписаны и подчеркнуты. Естественно, со всеми этими турнирами дома и на выезде была связана масса организационных хлопот, требующих времени и нервов, но это  как бы само собой получалось. Негативных воспоминаний об этом нет.

 

В 1977 году была достигнута оптимальная для Караганды, ближайшие соперники которой находились  где-то за 1000 км.,  частота  турниров:  в среднем 1-2 турнира в месяц.

Следующие 15 лет эта частота имела тенденцию к увеличению, но никогда не снижалась. Игроки, которые хотели в них участвовать и побеждать, имели реальную мотивацию и для регулярного посещения тренировок, и для «пахоты» на них. Турнирные игры каждого показывали его  достоинства и недостатки. На их основе определялись пути работы над этими недостатками. Соответственно, после каждого турнира проводилась корректировка тренировочного процесса в нужном направлении. Время показало, что это был правильный путь для ускоренного, по сравнению с другими казахстанскими и российскими коллективами, развития карагандинского бадминтона.

 

Однако  в годы, о которых идет здесь речь, это вовсе не было очевидно. Наши тогдашние результаты   были заметными лишь на уровне Казахстана. Мы просто шагали вместе со ступеньки на ступеньку, мои игроки и я.  Тогда казалось, что нам в РК становится тесновато, чувствовалось, что мы можем больше. Но ставя бадминтон на первое место перед игроками, надо было и перед собой поставить его на первое место. Тут как раз на

основной работе пошли нелады, о которых я писал, и это облегчило процесс.  Между мной и бадминтоном больше ничего не стояло.

 

В 1978 году карагандинцы приняли участие в 15-ти турнирах, в том числе в 10 – на выезде.  А в январе 1979 года Вова Николенко и Наташа Бейникова стали победителями юношеского первенства РК, причем Наташа – абсолютной победительницей.

 

Мы наигрывали тогда 2 состава.

Команда 1963 года рождения: В.Николенко, В.Роганов, Н. Бейникова,  Г.Саченко.

Команда 1965 года рождения: Е.Кравченко, А.Сторожук, Оля Селезнева, Таня Казанцева.

Вот эта команда, впервые попав  на крупный всесоюзный юношеский турнир «Приз Галочкина» в г.Орехово-Зуево, Московской  области 4-9.06.79, заняла на нем  1 место. И это было заметное событие даже во всесоюзном масштабе. Но у нас в Караганде никто и «глазом не моргнул». Орехово-Зуево тогда был одним из центров бадминтона в Союзе, а этот турнир – смотром резервов юношеского бадминтона в возрасте до 14 лет. В этом городе  работал очень известный и уважаемый тренер Юрий Иванович Дорофеев. Он

подготовил плеяду игроков, в том числе чемпионов СССР по бадминтону Надежду Литвинчеву и Сергея Щукина. И он был инициатором этого детского турнира.

Наверное, это было неправильно, но мы никогда не «звонили» о своих успехах, так же, как и не распространялись о неудачах. Просто из каждого такого события старались сделать правильные выводы. Может быть, поэтому нам достаточно долго удавалось избегать симптомов «звездной болезни».

 

14 всесоюзный юношеский турнир «Приз Макарова», Днепропетровск, 5-9.11.79. Вова Николенко занимает 1 место из примерно 300 участников. Это был очень серьезный успех. Этот город был основным центром бадминтона в Союзе. Там жил тогда Константин Вавилов, многократный чемпион страны, старший тренер юношеской сборной СССР по бадминтону. Он этот финал видел и по достоинству оценил.

 

В 1979 году карагандинцы приняли участие в 15 турнирах, в том числе в 10 – на выезде.

 

Первенство СССР среди юношей и девушек до 18 лет. Львов, 5-10.01.80. Вова Николенко, которому 2 недели назад исполнилось 16 лет, занимает 1 место, обыграв на пути к нему всех игроков юношеской сборной СССР поочередно.

 

Надо сказать, что в те времена в Союзе доминировали юноши из Москвы, Украины, Белоруссии. Оттуда на наш регион посматривали скептически. Было так, что  к началу этого чемпионата  в текущем рейтинге Федерации бадминтона СССР Вова был лишь 25-м. Как то так получалось, что  те турниры, где он играл, давали мало очков для рейтинга.  Поэтому жеребьевка у него была плохая. И на пути к финалу ему пришлось «пройти» всех основных игроков юношеской сборной СССР по бадминтону тех лет. В 1/8 финала  - Андрея Климова из Днепропетровска, в  четвертьфинале – Сергея Утенкова из Ленинграда, в  полуфинале – Николая Воронкова из Могилева, и в финале – Олега Окунева из Москвы. Это был настоящий прорыв карагандинского бадминтона на всесоюзную арену, а затем и далее.

Путь от новичка  до чемпиона СССР среди юношей Вова прошел за 5 лет!  Я думаю, этот результат сам по себе является рекордом. И это еще раз утвердило нас в правильности  выбранного пути.

 

 

Восьмидесятые

Не знаю, насколько написанное  интересно для читателя.  Но думаю, если бы я просто излагал здесь  голые факты о карагандинском бадминтоне, никак не комментируя их,  было бы вообще скучно и сухо. С другой стороны, известно, что никакая история, излагаемая конкретным человеком, не может быть абсолютно объективной. Она несет на себе отпечаток его индивидуальности. Все доброе и приятное чаще остается в памяти, а негатив из нее в основном  уходит. Поэтому не удивляйтесь, если увидите здесь факты о победах чаще, чем о поражениях.

 

Юноши и девушки из группы, в которой был Вова Николенко,  тренировались и участвовали в турнирах по крайней мере столько же, сколько он. Следовательно,  имели примерно  тот же уровень подготовки. Т.е., к этому времени определенный физический, технический и тактический потенциал уже был ими накоплен, а вот уверенности в себе на союзном уровне

 

Слева направо: Владимир Николенко, Николай Воронков, Давид Кавиладзе, Анатолий Скрипко, Андрей Антропов.

 

нехватало. Всесоюзные турниры играли уже достаточно уверенно, а первенства СССР – нет. Конечно, психическая устойчивость у каждого собственная,

врожденная. Но и она в какой-то степени поддается воспитанию. И  победа Вовы во Львове была, с этой точки зрения,  хорошим примером того, как надо за нее бороться. Она

подняла нас всех, с позиций уверенности в себе, на ступеньку выше. Я же еще раз утвердился во мнении, что хотя впереди много и побед, и поражений, и всяких «подножек» со стороны «доброжелателей» как казахстанского, так и союзного уровня, однако развитие карагандинского  юношеского бадминтона идет по правильному пути.

 

Для иллюстрации тезиса о росте нашей уверенности в себе привожу результаты юношеского первенства РК, которое состоялось в Караганде 16-22.01.80. Практически сразу после возвращения ребят из Львова.

 

 

Фамилия

Одиночка

Пара

Микст

Команда

 

До 18 лет

 

Николенко Вова                  1                            2                       2                              1

Роганов Витя                      2                            2                       4                              1

Бейникова Наташа               1                            1                       2                              1

Саченко Галя                      4                            1                       4                              1

 

До 16 лет

 

Сторожук Андрей                  1                             1                        1                            1

Кравченко Женя                   2                             1                        3                            1

Селезнева Оля                     1                             1                         1                            -

Казанцева Таня                    3                             1                         3                            -

 

 

Из этой таблицы видно, на каком уровне находился тогда  карагандинский юношеский бадминтон в Казахстане. Комментарии, как говорится, излишни. Единственное, что ради самокритики хотел бы  заметить: у Вовы, да и у меня, в то время еще было некоторое «головокружение от успехов». Не отошли еще от львовского результата.  Поэтому Вова не первый здесь в паре и миксте.  Пишу об этом так уверенно, потому что на предыдущем

первенстве РК, в 1979 году, Вова и Наташа Бейникова уже были абсолютными победителями.

 

Следующий юношеский Союз проводился в Караганде 6-11.01.81. И снова Вова стал чемпионом страны. Доказал, что успех во Львове не был случайным. Кроме того, он вместе с Наташей Бейниковой занял 1 место в миксте. А Женя Кравченко на этом Союзе занял 3 место в одиночных играх юношей в возрасте до 16 лет.

 

 

И еще несколько заметных результатов 1981 года.

Вова впервые стал чемпионом РК среди взрослых  (Кустанай, 26.01-01.02.81).

В.Николенко в составе юношеской сборной СССР на международном турнире «Дружба», Харьков, 26.02-01.03.81: команда – 2,  одиночка – 3, пара – 2.

Е.Кравченко на всесоюзном юношеском турнире в Баку 24-27.03.81: одиночка–1, микст–1.

26.03.81. Мне присвоили звание «Заслуженный тренер РК по бадминтону».

 

Наташа Бейникова

 

В.Николенко в составе сборной СССР играл на юношеском чемпионате Европы в Эдинбурге 13-18.04.81.

 

ЮВТ «Приз Речкалова», Свердловск, 5-9.05.81:  В.Николенко – 1,1,1, Н.Бейникова – 1,2,1.

(Здесь и далее результаты: первая цифра – одиночка, вторая - пара, третья - микст).

 

16-й ЮВТ «Приз Макарова», Днепропетровск, 4-9.11.81. Е.Кравченко – 3,2,1.

Турнир сильнейших юношей, Могилев, 12-13.12.81. Е.Кравченко, одиночка – 2.

 

К этому времени  стало ясно, что бадминтон  вышел на уровень наиболее развитых видов спорта в Караганде, а из спортивных игр – на первое место. Но у него тогда был один существенный минус: он не был олимпийским. Поэтому его не было ни в программе Спартакиады народов СССР 1982 года, ни в Спартакиадах школьников и студентов. Неудивительно, что большинство спортивных и других руководителей, от которых в разные периоды зависела наша судьба, относились и к бадминтону, и к нашим результатам, без особого интереса, а иногда и с некоторым пренебрежением.

Однако где-то через год после московской Олимпиады-80  бадминтон получил олимпийское признание. Это означало, что включение его в программу Игр лишь вопрос времени.  Нам было об этом  известно из журнала World Badminton и из газеты Советский спорт. Поэтому нас не покидала уверенность, что это вот-вот произойдет. Наконец, в 1985 году на сессии МОК  было принято решение о том, что первый Олимпийский турнир по бадминтону состоится на Олимпиаде  1992 года. Естественно, мы встретили эту новость с энтузиазмом.

Но это было потом, а в 1980-81 гг. мне пришлось долго и упорно добиваться открытия отделения бадминтона в ОШВСМ. Ее директор Тимур Балауов был как раз одним из таких недальновидных руководителей и тормозил меня, как мог. А тогдашний председатель Облспорткомитета Галым Жарылгапов, светлая ему память, которому ОШВСМ подчинялась, активно меня поддерживал. Он присутствовал на всех соревнованиях по бадминтону, проходивших в Караганде, и с удовольствием смотрел игры. Бывал он и на наших тренировках. На юношеском первенстве СССР в январе 1981 года, которое проходило в спортзале Карагандинского кооперативного института, он был в восторге от игры наших ребят: Вовы Николенко, Наташи Бейниковой, Жени Кравченко. Он был мастером спорта по боксу, а по поводу нашей игры выразился однажды  примерно так: «Бадминтон это тот же бокс, только по морде не бьют».

Прижатый к стенке Тимур пустил в ход последний аргумент: он не может принять на работу тренера без категории. И формально он был прав. Я работал, никогда не задумываясь об оформлении своей тренерской квалификации. Пока бадминтон был второй работой, оно и не надо было. Но теперь пришлось этим плотно заняться, и вскоре я

получил удостоверение тренера первой категории. Последнее препятствие было преодолено, и 29.12.81  отделение бадминтона в Карагандинской областной школе высшего спортивного мастерства было открыто.

 

Некоторые результаты 1982 года.

Чемпионат РК, Караганда, 22-27.01.82. Многолетняя гегемония Кустанайской команды в чемпионатах РК закончилась, Караганда – 1. Замечу, что в юношеских первенствах РК эта гегемония закончилась лет на 10 раньше.

На этом чемпионате среди мужчин в одиночке: В.Николенко–1, Е.Кравченко–2.

 

Женя включен в состав юношеской сборной СССР и вызван на УТС в Днепропетровск 22-31.03.82.

 

30.03.82  в Москве меня избрали секретарем Всесоюзного тренерского совета ФБ СССР.

 

Женя Кравченко

 

28-31.10.82. Москва. Международный турнир на призы газеты «Литературная Россия». Мы на этом турнире особых лавров не снискали, но одна встреча осталась в памяти. Это был единственный в Союзе традиционный турнир мировой серии «Гран-При», и 17-летний Женя Кравченко участвовал в турнире такого уровня впервые. Экипирован он был, не вдаваясь в детали, далеко не лучшим образом, особенно для такого турнира. И выглядел довольно бледно, когда его вызвали на встречу против Карла-Хайнца Цвиблера(ФРГ), победителя и призера многих престижных европейских турниров. Одни только его титулы объявляли не меньше минуты, и это тоже оказывало психологическое давление на противника, то бишь на Женю. Но началась игра, и она только первые несколько минут шла на равных. А потом Женя как-то незаметно прибавил темп, начал чаще атаковать, и очки пошли почти подряд в его пользу. По виду немца было ясно, что он просто ошеломлен. По ходу игры он старался, но так и не нашел в себе силы ее переломить. А Женя наращивал давление... Он выиграл в две партии, и это была оглушительная победа. Это была победа для его европейского рейтинга.

Естественно, мы были ей очень рады, и продолжали радоваться, когда  Женю  вызвали на корт снова. Это было так неожиданно. Пауза между встречами нам показалась слишком коротка. Может быть, его и не так быстро вызвали. Может быть, это нам только

показалось. Потому что мы так долго радовались, что к следующей встрече были совершенно не готовы.

Не буду называть здесь противника, которому тогда Женя никак не должен был проиграть, потому что был сильнее, однако проиграл. Но о причине случившегося сказать надо.

Мною тогда была упущена одна из заповедей «науки побеждать». Заключается она в том, что когда спортсмен выигрывает и рад своей победе, это вполне естественно и иначе быть не может. И чем значительнее победа, тем больше радость победителя. Однако долго радоваться и оставаться в этом радостном, и соответственно расслабленном, настроении нельзя. Потому что турнир продолжается, и надо настраиваться на следующую встречу, а потом на следующую, и так до финала. А вот после турнира можно и порадоваться, и поогорчаться, и поанализировать.

В принципе, нельзя долго радоваться победам, но не стоит и долго огорчаться по поводу поражений. Задача заключается в том, чтобы и из того, и из другого своевременно делать правильные выводы и реализовать их в дальнейшей тренировочной и турнирной практике.

 

14-20.10.82. ВЦСПС, Бийск. Н.Бейникова. Одиночка – 2, пара – 2.

 

4-9.11.82. ЮВТ «Приз Макарова» Днепропетровск. Е.Кравченко 3,2,3.

 

11-12.12.82. ЮВТ сильнейших Могилев. Е.Кравченко 1,3,2.

 

 

1983 год.

 

5-11.01.83.Юн.перв. СССР. Ереван. Е.Кравченко. Одиночка – 2, микст – 1(с В.Белютиной).

И.Гриценко (до 16 лет) микст – 2 (с И.Дмитриевым).

У Жени был очень сильный и талантливый конкурент Игорь Пайос из Днепропетровска, воспитанник одного из лучших тренеров Союза Ирины Шевченко (Натаровой), многократной чемпионки СССР. Конечно, на этих двух последних турнирах и Союзе ребята встречались далеко не впервые и хорошо знали плюсы и минусы друг друга. В Могилеве, за месяц до Союза, одиночку выиграл Женя, а микст – Игорь(с Витой Прон). В Ереване же все получилось наоборот: Женя выиграл микст, но в одиночке был вторым.

 

Кстати, его тогдашняя партнерша Влада Белютина(Чернявская) из Бийска. Ей сейчас 41 год, до сих пор чемпионка Белоруссии. Кроме того, она чемпионка Мира среди 40-летних

ветеранов. А еще она весьма успешно играет за мюнхенскую команду TSV „Neuhausen-Nymphenburg“  во второй бундеслиге германского чемпионата по бадминтону.

 

В  Ереване  произошло еще одно приятное для карагандинского бадминтона событие. «Прорезалась» на союзном уровне 15-летняя Ира Гриценко.

Микст с Игорем Дмитриевым она никогда не играла. Просто предоставилась такая возможность, поучаствовать в миксте на Союзе, и мы с П.И.Суняйкиным решили ее не

упустить, не возлагая на этот микст особых надежд. А он получился впечатляющим. От игры к игре партнеры улучшали взаимопонимание, делали меньше ошибок и усиливали давление на соперника. И дошли до финала.

Возможно, было у этого микста хорошее будущее. Но после того, как И.Дмитриев, не спросясь П.И.Суняйкина, уехал в Кустанай, этот микст перестал существовать.

 

Ира Гриценко

 

26-28.02.83. Чешский Крумлов. ЮМТ «Дружба». Е.Кравченко – капитан сборной СССР. Команда – 1. Одиночка – 3.

 

28.03-04.04.83. Хельсинки. Юн. чемп.Европы. Е.Кравченко – капитан сборной СССР.        Команда выиграла 3 игры в подгруппе, но проиграла выход в финал сборной ФРГ.

4-8.05.83. ВТ «День Победы», Донецк. В.Николенко – 1,1,1. Н.Бейникова – 1,1,1.

2-8.05.83. ЮВТ «Приз Речкалова», Свердловск. Е.Кравченко: один. – 1, пара –1 (Шипилов)

Обратите внимание: два последних турнира, один для взрослых, другой для юношей, проводились в разных городах СССР одновременно: один на Украине, другой на Урале. В обоих участвовали и побеждали наши игроки. Естественно, их сопровождали тренеры. Так бадминтон создавал для себя рабочие места. К этому времени наш тренерский состав и база выглядели так.

ДЮСШ Кировского РОНО: Каштанов М.Д, Саченко Г.В. С.зал ДЮСШ – 8 кортов, до 100 занимающихся.

Компл. ДЮСШ Облсовета «Енбек». Казанцева Т.П. С.зал «Каргормаш» - 4 корта, до 20 занимающихся.

Дворец пионеров. Хадзинская Н.И. С.зал Дворца – 2 корта, до 30 занимающихся.

Спортклуб «Политех». Шварцман А.И. С.зал КПТИ – 4 корта, до 20 занимающихся.

ОШВСМ. Шварцман И.Ш. С.зал треста Карагандапромстрой – 6 кортов, 12 игроков.

 

В числе действующих спортсменов было 3 мастера спорта СССР - В.Николенко, Н.Бейникова, Е.Кравченко (еще двое, Л.Кулькова и Н.Мигунова, уехали) - и 10 кандидатов в мастера.

 

1-7.09.83. Чемпионат ВДСО «Труд». Караганда.       Н.Бейникова –  1,1,1

В.Николенко -   2,-,1

И.Гриценко  -    -,1,2

Е.Кравченко -    -,2,2

М.Шипилов -     -,2,-

 

4-7.10.83. Чемпионат СССР, 1 лига (до 21 года). Пермь.    В.Николенко – 2,1,-

Е.Кравченко -   -,2,-

М.Шипилов -   -,1,-

В.Роганов -       -,2,-

 

21-27.11.83. Чемпионат ВЦСПС, Днепропетровск               В.Николенко – 1,2,-

Е.Кравченко –  3,-,-,

Команда – 3: В.Николенко, Е.Кравченко, М.Шипилов, Н.Бейникова, И.Гриценко, Е.Гаврилова.

Наверное, не скажу ничего нового, но несколько слов на эту тему все же нужны. Основа всей тренировочной работы и всех турнирных достижений, это длительные и стабильно добрые взаимоотношения между тренером и спортсменом, взаимное уважение и доверие. Эта аксиома относится к любому вида спорта. Кстати, когда в данном тексте встречаются слова спортсмен или игрок, имеются в виду лица обоего пола.

 

В каждого спортсмена, с которым работает, тренер вкладывает часть своей души. Конечно, если он настоящий тренер. Разумеется, части эти разные. Одному достается побольше, другому – поменьше.  Это жизнь. А тренер – человек, не автомат. И как бы он ни старался  быть одинаково ровным с каждым своим игроком, к кому-то он будет относиться «ровнее». К кому же? Естественно, к тем, кто верит в себя и не сомневается в тренере. Показателем этих свойств является то, как спортсмен выполняет  тренировочные и турнирные установки тренера и каких результатов достигает.

 

С другой стороны, известно: конкуренция – двигатель прогресса. В том числе и в спорте. Конкуренция способствует подъему всех ее участников, и она тем жестче, чем выше их

спортивный  уровень.  Хорошо бы еще,  чтобы она была всегда  честной и доброжелательной. К сожалению, так  бывает не всегда.

 

Я уже говорил о конкурентах Караганды тех времен. Особое место в их ряду занимает Лисаковск и тренер этой команды Петр Ильич Суняйкин. В 1975-85 годах мы играли в Лисаковске не менее 2-х турниров ежегодно, и столько же, если не больше, они играли у

нас. Кроме того, мы не менее 2-х раз в год встречались в Кустанае, где проводилось большинство официальных турниров РК, и еще по разу на ЮВТ в Бийске, Омске, Рубцовске, Свердловске и во многих других городах. Мы конкурировали, и наши игроки прибавляли. Это была честная конкуренция. Никогда у нас не было причин упрекнуть друг друга в какой-то непорядочности. А это были как-раз те годы и те матчи и турниры, когда закладывались основы наших будущих успехов.

 

И о «порядочности». Поскольку Лисаковск находится в Кустанайской области, ее старший тренер по бадминтону Н.Яременко считал его своей вотчиной. И уж если он не постеснялся у меня «увести» Л.Кулькову без моего согласия, то, насколько мне известно от Петра Ильича, его согласия он вообще не считал нужным спрашивать. У него он последовательно, в разные годы, «увел» Веру Позднякову, Люду Сусло (Окуневу), Игоря Дмитриева. Все эти игроки сначала становились победителями или призерами юношеских первенств СССР у Суняйкина, а потом уж Арсентьич их «уводил». Названные 4 игрока и дали основную известность  Н.Яременко как тренеру за все годы его работы. Те, кого он сам готовил, или пришедшие к нему из других мест, такого уровня не достигали.  А многократные длительные стрессы, связанные с «уводами» игроков, в конце концов привели П.И.Суняйкина, как он сам мне говорил, к заболеванию раком.  Светлая ему память.

 

Склонность не «возиться» с молодыми,  а получать готовых игроков, не спрашивая на это  согласия их тренеров, проявлял не один Н.Яременко. В 1978 г. Наташа Мигунова, победительница  первенств  РК среди девушек 1977-78 гг. в одиночной и парной категориях,  уехала в Одессу, где ее обещали «поступить» в институт.  Уболтал ее так называемый тренер Фима Штерн, который сам игроков никогда не готовил. Нехватало то ли способностей, то ли терпения.  Ряд игроков из Свердловска, Тбилиси, Ашхабада, Днепропетровска в разные годы играли в Одессе. А тут и Караганда на Союзной арене прорезалась. Ах, Одесса!  Море, курорт, вероятность удачно выйти замуж. Да еще и институт. Как тут не поддаться уговорам обаятельного Фимы.

Позже из Караганды в Одессу уехали еще 2  наших девочки: Оксана Гойса и Ира Соснова. Обе мастера спорта, в подготовку которых было вложено немало сил и нервов. И тоже втихаря, как предатели. Причем в это время в Караганде для них уже не было проблем с поступлением в институт. Не знаю, как это выглядит с точки зрения современной молодежи, но тогда это было именно так, как здесь написано, независимо от мотивов этих поступков.

Фима же таким способом комплектовал себе отделение бадминтона в одесской ШВСМ и получал за это высокую зарплату, да еще и почести за результаты игроков, для подготовки которых он и пальцем не ударил. Кстати, результаты шли только первое время после прибытия игрока в Одессу, как инерция работы предыдущего тренера, а потом игроки безвозвратно терялись для спорта. И Фиме надо было снова искать, кого бы «умыкнуть».

К сожалению, закона об уголовной ответственности за подобного рода деятельность в Советском Союзе не существовало. Не знаю, есть ли он в России сейчас. Однако и тогда, и сейчас, и в будущем, с точки зрения нормальной этики такие поступки аморальны и недопустимы. Каково тренеру, который в течение нескольких лет вкладывал в игрока свои знания, умение, душу?  Сколько раз периоды уверенности чередовались с периодами

сомнений, сколько трудов и сил вложено? А когда наконец спортсмен начал достигать каких-то успехов, он тайком, по-предательски исчезает, а потом вдруг появляется где-то в другом коллективе. А если еще раз за разом такие варианты повторяются, как у П.Суняйкина?

Однако были варианты, когда тренер сам отправлял своих игроков в другую команду, потому что дома не видел для них дальнейших  перспектив. Например, по ходатайству тренера из Каскелена Валерия Петроченко в Кустанае играли и учились в СХИ  его лучшие игроки 1963-64 г. рождения: Оля Флядунг, Рая Карстен и Игорь Ефимовский. Потому что им поступить в институт в Алма-Ате не удалось и не светило. Некому было в Алма-Ате их «поступать» и не было команды, в которой играть. А Кустанай тогда, да и сейчас, скромный областной центр с населением порядка 200 тысяч человек  и с единственным ВУЗом – СХИ. Но этот ВУЗ охотно принимал бадминтонистов. Поэтому там они играли, но, как и следовало ожидать, особых лавров не снискали.

 

(Кстати. Недавно узнал, что Люда Окунева пошла по стопам Н.Яременко: недавно «увела» из Кокшетау без ведома и согласия тренера В.Борисова его спортсменку Волос. Как говорится: «Яблочко от яблони недалеко падает»).

 

Что касается проблемы поступления бадминтонистов в институты Караганды, она была решена в 1980-81 гг. Мне пришлось пару лет поработать преподавателем-почасовиком на кафедре спортивных игр Карагандинского физкультурного института, чтобы стать там «своим». Потом туда поступила Наташа Бейникова, а в последующие годы его окончило еще по крайней мере десятка два наших игроков. В Кооперативном, где мы несколько лет

тренировались и проводили турниры, также начали нас воспринимать доброжелательно. Его окончили В.Николенко, Е.Кравченко, В.Роганов. Причем руководство этих ВУЗов относилось к нашим спортсменам доброжелательно, в том числе не препятствовало их участию  в турнирах в учебное время

1984 год.

 

4-11.01.84. Юн.перв.СССР.Донецк.           М.Шипилов  2,3,-. Проиграл в финале А. Антропову.

И.Гриценко-Яна Каштанова – 2 место в паре.

Женя Пестов – 2 место в паре.

 

28.02-04.03.84. Мишкольц, Венгрия. ЮМТ «Дружба». Сборная СССР – 1 с М.Шипиловым

 

25-27.05.84. Харьков, зона Кубка СССР  среди мужских команд. Караганда – 1. В составе команды: В.Николенко, Е.Кравченко, В.Роганов, Е.Пестов. Финал этой зоны мы играли

против московского «Буревестника» - команды МГУ под руководством В.Лифшица. Победили без особого напряжения.

 

Владимир Яковлевич Лифшиц в начале 60-х был одним из первых чемпионов СССР по бадминтону в паре, потом он был довольно удачливым тренером, написал несколько книг о бадминтоне, кандидат философских наук. Был председателем Федерации бадминтона России с 1990 по 2006 год. Помню, когда СССР развалился, я обратился к нему с просьбой допустить нашу карагандинскую команду к участию в чемпионате России в высшей лиге, поскольку Россия – правопреемник СССР, где мы играли в высшей лиге. Он ответил, что у них теперь своя страна, и чужих они к своим играм не допускают ( просто боялся, что

мы еще, не дай бог, этот чемпионат выиграем). Тогда во многих государствах, возникших на развалинах СССР, была эйфория сепаратизма и шовинизма. (Думаю, кое-где и сейчас не лучше). Не избежал ее и В.Лифшиц. Правда, через 2-3 года он  сменил свою точку зрения. Он уже сам обратился ко мне, но потребовал за участие нашей команды в чемпионате России слишком большую сумму стартовых взносов. Но теперь уже мы были далеко не те. Той команды уже не было, как не было и требуемых денег.

Все эти годы, пока В.Лифшиц был у власти, я довольно внимательно следил за развитием событий в российском бадминтоне. Думаю, период его руководства, мягко говоря, далеко  не  лучший в его истории. В смысле, в истории российского бадминтона. Но это тема другого разговора.

 

Кстати, ученик В.Лифшица О.Окунев, у которого В.Николенко выиграл финал юношеского первенства СССР 1980 года во Львове, был лидером  проигравшей нам в 1984 году команды МГУ. В те годы он, да и многие другие, узнали слово Караганда благодаря знакомству с нашими игроками. Как в той песне: «А это где? В Караганде. Где где где где? Незнамо где!», т.е. очень далеко. Нас воспитанники В.Лифшица, с подачи своего тренера, называли «печниками» либо «шахтерами». Эти «шахтеры» с 1980 по 1992 год не проиграли им ни одной личной или командной встречи. Жаль, что позже встречаться не пришлось.

Однако после зоны Кубка СССР в Харькове стало ясно, что молодая мужская команда Караганды одна из сильнейших в Союзе. При этом создана она только из подготовленных в Караганде с нуля спортсменов. Игроков со стороны, как это делали многие другие команды, в том числе и  московский «Буревестник», мы не привлекали.

15-20.08.84. ВТ «Кубок Приморья», Владивосток.        В.Николенко 1,1,3.

Е.Кравченко  2,1,1.

В.Роганов      3,2,-

М.Шипилов   -,2,-

Н.Бейникова  -,3,3.

И.Гриценко    -,3,1.

 

Обратите внимание: карагандинцы заняли три первых места в мужских одиночных играх и были первыми в паре и в миксте. Но было это совсем не просто. Команда тренера Владимира Ларченко была тогда одной из сильнейших  в СССР и в ней было несколько игроков сборной страны. Плюс дефицит акклиматизации к их часовому поясу и морскому климату после длиннейшего перелета Караганда-Москва-Владивосток и неудачное (мягко говоря) размещение в общежитии  местного университета. Тем приятнее вспоминать об этих победах.

Кстати, сейчас, через 23 года после того турнира, команда Владивостока, состоящая, конечно, из игроков совсем другого поколения, но с тем же неувядаемым тренером Володей Ларченко во главе, и в этом году чемпион России. Такие, как он, фанаты

бадминтона, встречаются редко, а сейчас тем более. Надо думать, понимая это,  местное административное и спортивное  руководство бережно относится  и поддерживает его.

 

В 1984 году на посту гостренера СССР по бадминтону В.А.Дегтярева сменил В.Н.Веринчук. С его приходом в нашем бадминтоне началось  оживление. Были введены нормативы общефизической и технической подготовки для участников юношеских первенств СССР. Ведущие игроки были переведены с пластикового на перьевой волан. Заметно активизировалась работа сборных команд, они чаще стали проводить сборы и выезжать за рубеж. Коснулось это и нас.

15-18.11.84.    Ереван. Финал Кубка СССР среди мужских команд. Караганда – 2.

Играли В.Николенко, Е.Кравченко, В.Роганов, М.Шипилов.

 

15-16.11.84.   Ереван. Матч Караганда – Шри-Ланка 7:2. Играли В.Николенко, Е.Кравченко,

В.Роганов, М.Шипилов, Н.Бейникова, И.Гриценко.

 

1-14.02.85.     КНДР. Е.Кравченко в составе сборной СССР  участвовал в совместном УТС.

 

14-17.02.85.   Москва, ЮМТ «Дружба». М.Шипилов, один. – 5.

 

1-5.03.85.      Саарбрюкен. Открытый чемпионат ФРГ. В.Николенко, один. – 9.

 

15-20.03.85.   Базель. Открытый чемпионат Швейцарии. В.Николенко 5,3,3.

 

6-9.04.85.      Непал, МТ. Е.Кравченко. Пара – 2, микст – 3.

 

В ноябре 1984 года, когда был Кубок СССР  в Ереване,  два вечера после кубковых игр мы играли матч Караганда – Шри-Ланка. Команда Шри-Ланки возвращалась из месячного европейского турне и сделала остановку в Ереване. Почему-то гостренер Владимир Веринчук выбрал именно команду Караганды для матча против Шри-Ланки. Состав этой команды и результат матча показан выше. Это был первый международный матч нашей команды и первое наше знакомство с азиатским бадминтоном., который заметно отличался от европейского как по технике, так и по агрессивности и скорости игры.

Матч проходил в спортивном зале «Раздан», в котором не было отопления. Поэтому температура в зале не отличалась от уличной. А на улице, как назло, был минус. Ноябрь в Ереване, против ожидания, оказался холодным.  Даже разминка мало помогала. Наши ребята выходили на встречи в двух спортивных костюмах, а потом постепенно снимали с себя то мастерку, то бриджи, по мере разогрева по ходу игры. Но нам-то это было более или менее привычно. Каково же было нашим противникам с острова Цейлон, который находится практически на экваторе, где ниже +25° вообще никогда не бывает. Насколько я понимаю, им играть в таких условиях было просто дико. У них мышцы деревенели от холода. И показать свой настоящий уровень игры они не смогли.

Естественно, они свое поражение восприняли больше как следствие этих объективных причин, чем как разницу с нами в классе игры. И  пригласили нас на следующий год поиграть к себе. Именно нас, т.е., тех, с которыми играли в Ереване.  Проверить себя  в

сравнении с нами на их кортах в их климате. Приглашение это было через Спорткомитет СССР, который принял его. Он нес расходы только по нашему проезду  туда и обратно, остальное брали на себя ланкийцы. В.Н.Веринчук сказал мне, что нас решили поощрить поездкой в Шри-Ланку за успешную работу по развитию бадминтона в Карагандинской области. Конечно, все это не миновало ФБРК, дошло и до Н.Яременко, который с помощью Н.Смирнова тут же «сел мне на хвост». Мол, ехать должна не только Караганда. Я не стал «возникать», мне тогда было не до этого.

 

В 1983 году умерла моя мать, в 1984 году – единственная родная сестра, а в августе 1985 года – сын Александр. Он умер от рака в возрасте 29 лет. Это были черные дни и годы для

меня. Удар следовал за ударом, а от последнего  я не оправился и до сих пор. Тогда же я вообще был заторможенный. Соображал плохо.

Примерно в  это же время у Наташи Бейниковой в вене на шее образовался тромб, который в любой момент мог оторваться и дойти до сердца... Поэтому врачи запретили ей тренироваться. Сделали операцию, после которой она еще долго не могла играть. Потом она продолжала некоторое время тренироваться, но своей формы так и не достигла.

В этом же году чисто случайно «загремел» в армию Миша Шипилов. Он приехал на сборный пункт Облвоенкомата провожать  ребят в армию, а его самого буквально вытащили из машины и в тот же день отправили рейсом на Хабаровск во флот на 3 года. Надежды, что его оттуда удастся переправить  в Алма-Атинский СКА, несмотря на все мои и П.М.Новикова  усилия,  успехом не увенчались.

События развивались и требовали постоянного внимания  и участия. В этом же году, после окончания Карагандинского кооперативного института, в армию призвали Вову Николенко, Женю Кравченко и Витю Роганова. До этого я вел длительные переговоры об их приеме в Алма-Атинский СКА (Спортклуб Армии) с его начальником  майором Павлом Максимовичем Новиковым (сейчас генерал), человеком очень капризным и мнительным, но справедливым. Работников Спорткомитета РК он не признавал, так как играл в теннис с самим Н.А.Назарбаевым. Он предпочитал иметь дело непосредственно с тренерами, без посредников.  Меня это вполне устраивало.

 

Служба в СКА позволяла ребятам продолжать тренироваться и участвовать в турнирах без отрыва от армии. Но сначала надо было на общих основаниях пройти в Отаре (200 км от Алма-Аты в пустыне) трехмесячный курс молодого бойца. После этого  П.М.Новиков обещал отозвать их в СКА, а оттуда отпустить тренироваться в Караганде. Но раз в месяц они обязаны были появляться в Алма-Ате, чтобы  отметиться в СКА.

Чтобы их отозвали из Отара в Алма-Ату, опять пришлось изрядно посуетиться и понервничать, потому что в Отаре не очень-то признавали запросы из СКА. Как обычно, каждый начальник сам себе голова, пока жареный гусь не клюнет. Однако в конце концов я своего добился. Ребята вернулись  в Караганду, тренировались и готовились к выезду в Шри-Ланку. На них уже были оформлены выездные визы, что само по себе в те годы было делом весьма длительным и хлопотным. В состав команды были включены В.Николенко, Е.Кравченко, И.Гриценко, И.Шварцман плюс кустанайцы И.Дмитриев, О.Кравчук, Л.Окунева, Н.Яременко и руководитель делегации А.Кожухарь – председатель Кустанайского облспорткомитета.

Однако поехать в Шри-Ланку Вове и Жене не пришлось. В конце ноября они по графику должны были отметиться в СКА, а выезд в Шри-Ланку включал этот конец: 20.11-02.12.85. Как назло, П.М.Новикова в это время не было в СКА, он был где-то в командировке. Вопрос решать было не с кем, потому что он никому не доверял. И я не рискнул взять ребят с собой, опасаясь, что если они не отметятся во-время, их могут просто перевести из СКА в регулярную часть. И тогда прощай бадминтон на 2 года. Возможно, я перестраховался, но с тех пор  и поныне об этом можно только сожалеть. Заменить их было невозможно, поскольку на запасных игроков виз не оформляли. Такой был порядок. Поэтому из карагандинцев на Цейлон попали только Ира Гриценко и я. Остальные названы выше.

Таким образом, ланкийцам пришлось отыгрываться за Ереван на другой команде, за исключением Иры. И они отыгрались. Первая встреча, которая состоялась в Коломбо 22.11.85,  т.е., на следующий день после прибытия, закончилась со счетом 6:1 в их пользу. Выиграл только микст Окунева-Кравчук. В зале было несколько площадок, но играли на одной, на остальных стояли стулья со зрителями, которых было человек 500. Зал  без

кондиционера,  тропическая влажная жара и духота, последствия дороги, все это сказалось на результате. Практически это была игра в бане.

Две недели мы ездили по острову и едва ли не каждый день играли то со сборной, то с командой какой-то провинции. Нас принимали как сборную СССР, так было престижней для принимающей стороны. Этот выезд оставил неизгладимое впечатление гостеприимством хозяев. Нигде и никогда до этого нас так хорошо не принимали. Но это тема другого повествования.

А здесь я коснусь в основном игры Иры Гриценко. Ей было в ту пору 17 лет, и она еще спорт всерьез вряд ли воспринимала. Так, во всяком случае, казалось мне, исходя из тренировок и турниров, которые она играла в Союзе. Т.е., глядя на ее игру, я всегда думал, что она может гораздо больше, но не верит в это. Раскрыть ее возможности для нее самой,

в этом была задача.  Цейлон был ее первым в жизни выездом  за  рубеж. И проиграла она за этот выезд только один раз – в стартовом матче, о котором я уже писал. А потом

случилось то, чего я давно ждал. Это всегда происходит несколько неожиданно. Как говорят философы, переход количества в качество – процесс не плавный, а ступенчатый. В нашем случае имеется в виду переход количества вложенного труда и интеллекта в качество игры. Как раз одну из таких ступенек Ира преодолела на Цейлоне. Ее игра как-то преобразилась. Стала более надежной и уверенной.   Больше она там не проиграла ничего, хотя «проверяли» ее практически все бадминтонистки сборной Шри-Ланки.  После ряда выигрышей за пределами Коломбо,  27.11.85 она и Люда Окунева выиграли в столице у

женской сборной Шри-Ланки 5:0 по системе Кубка Убер. Каждая выиграла по 2 одиночки и вдвоем - пару.

30.11.85 состоялся матч-реванш против сборной, которой проиграли в начале визита. Теперь, акклиматизировавшись, выиграли 5:2. Проиграл одиночку О.Кравчук и пару Кравчук-Дмитриев.

А чуть раньше, 24-27.11.85, в Коломбо состоялся мужской международный турнир, в котором эти двое представляли сборную  СССР. Турнир проводился по схеме Кубка Томаса, т.е., 4 одиночки и пара. Занятые места и результаты наших игр против команд: 1 – Таиланд(0-5), 2 – Шри-Ланка(2-3), 3 – Непал(2-3), 4 – СССР, 5 – Сингапур(3-2), 6 – Мальдивы(5-0). Естественно, все местные газеты были полны сообщениями об этом турнире, а вот об игре женщин, к сожалению, писали меньше.

 

 

Восьмидесятые. Продолжение.

Любой родитель в числе задач, которые стоят перед его ребенком, на первое место ставит учебу в школе, а потом уже все остальное: двор, друзья, музыка, танцы, игры, спорт, компьютер, фото и т.д. и т.п. Интересов у ребенка может быть множество, но время свое он должен использовать прежде всего для занятий в школе и для выполнения школьных домашних заданий. А потом уж все остальное. И это неоспоримо верно.

Как продолжать учиться в школе не хуже, чем ты это делал до того, как начал заниматься спортом? А когда ты наконец из множество других выбрал свой вид, всерьез им увлекся  и тренируешься уже не 3 раза в неделю, а 4,5 и более раз?  Эта проблема стояла перед каждым моим игроком и каждый вместе со своими родителями решал ее по-своему, с учетом действовавших факторов. Таких факторов великое множество, и у каждого они свои. От желания ребенка учиться и его способностей к усвоению школьного материала до взаимоотношений в семье и расстояния от дома до школы и до спортзала.

Естественно, встала эта проблема и передо мной с самого начала моей тренерской работы. Бывали случаи, когда родители наказывали своих детей, не пуская их на тренировку, потому что они не делали домашних заданий, а потом эти дети «отсеивались». Эта

«логика» была, есть и будет. Хотя потом, уже не тренируясь, ребенок, как правило, не станет учиться лучше.

Бывало так, что дети охотно тренировались, но в соревнованиях не участвовали. Соревнования проводятся обычно в свободные от учебы дни, а в это время у семьи могут быть другие планы. Но если это становится системой, ребенок не будет прогрессировать в спорте, потеряет к нему интерес  и рано или поздно «отсеется».

Бывает так, что ребенок начитает проигрывать тому, у которого раньше постоянно выигрывал. Для него это невероятно, и поэтому сильно бьет по самолюбию. Он считает, что раз он был впереди, значит, так должно быть всегда. А если он перестал быть первым, он не хочет больше тренироваться. Боится очередного проигрыша. И уходит... К этой проблеме мы еще вернемся.

Есть школы и группы, где можно годами заниматься спортом  1-2 раза в неделю чисто для своего удовольствия и здоровья,  без стремления (или без надежды) улучшить свой спортивный результат.  Это больше относится к тусовкам сениоров и не должно

относиться к детскому спорту. К сожалению, так и в детских группах бывает, и довольно часто. Многое здесь  зависит от педагогических способностей тренера. Но и от финансовых возможностей спортшколы тоже. Предполагается, что этот вариант на успеваемость в школе никак не должен влиять. Так я никогда не работал, поэтому могу только предполагать.

У меня бывало так, что по мере улучшения результатов в спорте, и соответственного увеличения числа тренировок и турниров,  у игрока ухудшались показатели в школе.

Родители его за это наказывали: не пускали на тренировки до тех пор, пока не улучшит успеваемость в школе. И это иногда становилось причиной отсева весьма талантливых игроков.

Но из семей, где родители были заинтересованы не только в школьных, но и в спортивных успехах их детей, игроки обычно не отсеивались. В этом варианте возникал треугольник единомышленников: игрок, родители, тренер. И родители, как могли, помогали и игроку, и тренеру. Большинство игроков, фамилии которых названы в этих воспоминаниях, как раз из таких семей.

 

Однако с улучшением результатов игроков и увеличением числа  турниров, в которых они участвовали, проблема посещаемости уроков и успеваемости в школе становилась все острее. Потому что каждый турнир проводился в течение нескольких дней,  включая

учебные, а не только выходные. Плюс дорога туда и обратно по великой стране, которая тоже требовала затрат дорогого учебного времени. Где только мы не играли: от Таллина до Владивостока и от Ташкента до Архангельска. Добирались в основном самолетом, но бывали и задержки  рейсов. А лучшие уже летали за рубеж и недели проводили на учебно-тренировочных сборах по линии сборной СССР. И надо было их на все эти турниры и сборы освобождать от учебы.

Параллельно со многими другими проблемами, о которых я писал раньше, в течение всех лет тренерской работы приходилось решать и эту. И стоило это иногда больших нервных затрат. Рассказывать здесь об этом не буду, потому что каждый из спортсменов, кого это касалось, сам может какой-нибудь анекдотический случай на эту тему припомнить. Но тогда временами бывало не до юмора.

В конце концов, путь к нормальному совмещению учебы в школе и занятий спортом был найден. Для некоторых олимпийских видов спорта он был решен давно, и на государственном уровне. А для нас по настоящему этот вопрос начал решаться лишь после открытия отделения бадминтона в ОШВСМ. В это отделение нельзя было принимать новичков. Требовался уровень, как минимум, призера первенства РК по бадминтону, кандидата в мастера спорта. Таких игроков у нас тогда было достаточно. И

хотя бадминтон  еще не был олимпийским спортом, Галым Жарылгапов, о котором я уже писал, помог мне и здесь. Он, по моей просьбе, «нажал» на ОблОНО, в подчинении которого находилась  Школа-интернат спортивного профиля № 3 (ШИСП-3), в дальнейшем УОР № 3, т.е. Училище олимпийского резерва. В этой школе учеба не была помехой спорту. Там были интернат и спортбаза, где спортсмены жили, питались, учились и тренировались. Причем расписание тренировок было увязано со школьным расписанием и временем отдыха так, что одно другому не мешало. Кроме того, школа имела свой календарный план, обеспеченный финансированием, и сама освобождала своих учеников от занятий  для участия в соревнованиях. Таких школ в республике было всего три, включая  карагандинскую.

Для открытия отделения в этой школе требовалось совместное  решение Минобразования и Спорткомитета РК. И пока бадминтон не был олимпийским, это было нереально. Но была такая маленькая щель: возможность устроить туда наших лучших юношей и

девушек приходящими учениками. И мы эту возможность, с помощью Галыма, использовали. Т.е., отделения бадминтона в ШИСП-3 еще не было, однако,  начиная с 1982 года, бадминтонисты были там приходящими учениками, имевшими, по сравнению с обычными школьниками, единственную привилегию: ежедневную двухразовую тренировку в учебные дни. Числились они при этом учащимися ОШВСМ. Из них 8 игроков выполнили норматив мастера спорта СССР: М.Шипилов, И.Гриценко, Е.Гаврилова, А.Бергер, Е.Пестов, Ю.Волкова, О.Гойса, В.Новиковсков. В том числе первые пятеро  были призерами первенств СССР.

 

После того, как в 1985 году  бадминтон был включен в программу Олимпийских Игр, Федерация бадминтона СССР, за подписью ее председателя, генерала Н.Н.Долгина, разослала на места письмо с конкретными вопросами о состоянии и перспективах развития бадминтона. Пришло такое письмо и мне, причем прямо на дом, минуя обычные промежуточные инстанции: ФБРК, Казспорт, Облспорт. В этом письме было прямо указано:  «Просим принять во внимание, что полученные от Вас материалы  будут использованы при подготовке вопроса по развитию бадминтона на рассмотрение Коллегии Спорткомитета СССР».  Я ответил по существу. А 26.10.85 пришлось доложить об этом на тренерском совете ФБ СССР. Результатом этих отчетов стало открытие отделения бадминтона в УОР-3. Правда, открыто оно было лишь в 1988 году. «Скоро

сказка сказывается, да не скоро дело делается». В перспективе, по мысли гостренера В.Н.Веринчука и ФБ СССР, стояло открытие в Караганде Центра олимпийской подготовки по бадминтону, поскольку вся инфраструктура для этого была создана. И конечно, он был бы открыт в Караганде, также, как было последовательно сделано все для развития бадминтона, о чем здесь было уже написано. К сожалению, прежде, чем это случилось, произошел развал СССР.

Естественно, все эти организационные вопросы сильно отвлекали меня от основного – от тренерской работы. Но без их решения невозможно было двигаться вперед. Поэтому, хочешь – не хочешь, а по мере возникновения проблем приходилось их решать.

 

3-9.01.86. Семипалатинск. ЮПР.    Команда – 1    (И.Гриценко, Ю.Волкова, И.Соснова,

А.Бергер, Е.Пестов, Л.Кондрат).

В личном зачете:                                              И.Гриценко   1,1,1.

А.Бергер        1,1,3

Ю.Волкова    3,1,-

Е.Пестов        4,1,1.

Эти результаты я привел, чтобы показать: время шло и юношеская команда Караганды полностью обновилась, но преемственность поколений игроков продолжала работать и давать свои плоды.

 

17-20.04.86. Пермь. Чемпионат СССР, 1 лига. И.Гриценко  2,2 (с Е.Гавриловой),1.

 

После того, как бадминтон  был включен в программу Олимпийских Игр, он был наконец включен в программу Спартакиад народов СССР и РК.

16-24.06.86. Караганда. XVII Всеказахстанская Спартакиада.  Команда – 1 (В.Николенко, Е.Кравченко, В.Роганов, А.Бергер, И.Гриценко, О.Гойса, И.Соснова, С.Арещенкова).В личном зачете:     Е.Кравченко  1,1,1.

В.Николенко  2,1,2

И.Гриценко    3,1,1

В.Роганов       4,2,3 (пара с А.Бергером, микст с И.Сосновой)

О.Гойса          6,1,2.

С такими результатами  карагандинцы выиграли первый спартакиадный турнир РК по бадминтону.

 

5-13.09.86. Минск.  IX летняя Спартакиада народов СССР. Команда РК – 4.(В.Николенко, Е.Кравченко, И.Дмитриев – Кст., В.Роганов, Н.Бейникова, И. Гриценко, Е.Самодурова - Лисаковск, О.Флядунг – Кст.).

В личном зачете:      одиночка  В.Николенко  3.

Пара В.Николенко-Е.Кравченко  2.

Пара И.Дмитриев-В.Роганов  3.

 

Командные результаты  в подгруппе:   Казахстан – Литва           6:0

Казахстан – Узбекистан  6:0

Казахстан – Белоруссия   6:5

Командные результаты в финале:        Казахстан – Ленинград    6:0

Казахстан – Украина        6:3

Казахстан – Москва          4:6

Казахстан – РСФСР          0:6

 

Поскольку Спартакиада была главным соревнованием года, и впервые в нее был включен бадминтон, расскажу об этом событии несколько подробнее. У России нам выиграть  в тот

момент, по моей оценке, было вряд ли возможно, а вот  проигрыш Москве был неожиданным и весьма досадным. Он резко ухудшил наше турнирное положение, потому что Москва проиграла Белоруссии, у которой мы выиграли. В финале три команды: Казахстан, Москва и Белоруссия проиграли России и каждая набрала  по 3 очка. И по закрутке вышло: 2 место – Белоруссия, 3 – Москва, 4 – Казахстан. C таким же успехом это второе место могло быть нашим. Так изменчиво спортивное счастье.  Утешением может служить то, что среди команд республик  все равно мы были вторыми, после России. Т.е., если не считать город Москву, не являющуюся республикой, все остальные команды республик мы победили в прямых встречах, все они остались позади нас.

Кроме медалей Спартакиады, о которых я уже упоминал, шел еще зачет по очкам. Казахстан набрал всего 240 очков, в том числе   карагандинцы набрали на этом турнире 175 очков(73%), а    кустанайцы – 65 очков(27%).

Эти цифры я привел в качестве показателя нашего прогресса. Были времена, когда  команда РК занимала на Союзе места во втором десятке. Но с появлением и развитием бадминтона в Караганде  эта команда постепенно, сначала в юношеских, а потом и во взрослых «Союзах» стала регулярно входить в первую пятерку сильнейших команд

страны. И решающий вклад в эти результаты внесла Караганда, что и подтвердил в очередной раз спартакиадный турнир.

 

Не могу не упомянуть, что Игорь Дмитриев, к сожалению, за сборную РК никогда в полную силу не играл, всегда разочаровывал. Разочаровал и на Спартакиаде.  Было у меня к нему недоверие после истории с П.И.Суняйкиным. Он это чувствовал, и отвечал тем же.

Победа над Украиной, команду которой возглавляли тогдашние старшие тренеры сборных СССР по бадминтону, взрослой  Виктор Швачко и юношеской Николай Пешехонов, тоже дорогого стоила.  Она просто показала, кто есть кто.

 

С многократным чемпионом СССР Николаем  Пешехоновым я в свое время много общался и кое-что из его опыта и методики тренировок принял на вооружение. В то же время были в этом плане и спорные моменты, и сомнения.

Например, послал я как-то Сашу Бергера к нему на сбор, так он оттуда еле живой вернулся после нагрузок Пешехонова по специальной физической подготовке. И это при том, что Саша был весьма и весьма подготовлен физически и вынослив. Он просто был «пахарь» и выполнял все установки тренера «от и до», в то время как некоторые другие участники сбора относились к этим установкам с изрядной долей скепсиса и позволяли

себе в той или иной степени ими пренебрегать, т.е., выполнять не на все 100%. Думаю, на это Пешехонов и расчитывал, исходя из собственного опыта. Он считал, что  дело тренера дать задание. А выполнение этого задания – дело совести каждого участника сбора.  Вот Саша и работал на совесть, только задания тренера не всегда были выполнимы.

Став  старшим тренером взрослой сборной, он упорно не брал в команду Иру Гриценко, хотя по результатам она должна была там быть.  Я его как-то спросил: почему? Он ответил, что она «слишком медленная». Откуда он это взял, до сих пор не пойму. Чтобы делать такие заявления, надо было, как минимум, иметь тесты двигательных реакций спортсмена. Однако он сказал, как отрубил, и больше мы к этому вопросу не возвращались.

Из многолетнего наблюдения за спортивной деятельностью И.Гриценко, которую знаю с 11 лет, а сейчас ей 39, я  могу сказать, что быстрее и агрессивнее, чем Ира,  в Караганде спортсменки не было. Да и на Союзе их было не так много. Да, она человек настроения, которое ей иногда мешало играть в полную силу. Но когда она играла по-настоящему, остановить ее было трудно. Такие девочки в сборной тоже были. Например, Таня Литвиненко из Днепропетровска, еще больше, чем Ира, человек настроения. Но Н.Пешехонов тоже был из Днепра. Думаю, Н.Пешехонов просто опасался, что Ира, попав в сборную, многих потеснит, а то и может стать ее лидером. Трудно сказать, к какому

решению пришел бы он в конце концов, потому что в это время развалился СССР и вопрос отпал сам собой.  Несколько позже, в 1999 году,  Ира  была приглашена играть за французский клуб высшей лиги и  переехала в Страсбург. Где-то через год она заняла первую строчку во французском женском рейтинге.

 

В Швачко тоже был когда-то хорошим игроком. Но не всякий хороший спортсмен становится хорошим тренером, это общеизвестно. Так случилось и с ним. Несмотря на все его многолетние потуги, в Киеве серьезного бадминтона он так и не создал. Однако собственной завышенной самооценки  при этом не потерял. А тут, в связи с попаданием бадминтона в олимпийскую программу, в сборной СССР шла смена поколений тренеров. Искали достойную замену старикам, и подвернулся В.Швачко. По-моему, это была большая ошибка, что этот человек  стал старшим тренером сборной СССР.  Период, когда он руководил сборной, я считаю потерянным для нее. К сожалению, меня об этом не

спрашивали. Придя к рулю сборной, он  вел себя весьма надменно, действовал по принципу «Я начальник, ты – дурак». Это чувствовали все игроки и тренеры, кто имел с ним дело. Но на карагандинском бадминтоне общение с В.Швачко отразилось особенно негативно.  Он портил, как мог, спортивную карьеру Вове Николенко и Жене Кравченко. Целый год перед Спартакиадой он даже на сборах не давал им вместе играть пару, ссылаясь на какие-то свои «высшие» соображения. Какие именно, он не объяснял. Думаю, объяснять было нечего. Просто про себя он считал, что карагандинцам надо сидеть в

своей Тьмутаракани и не высовываться. Не мешать киевским и украинским игрокам занимать места в сборной. Это было очевидно по его поведению. Он прекрасно понимал, что наша пара без игр теряет взаимопонимание, но продолжал гнуть свою линию. Он вызывал ребят на учебно-тренировочные сборы перед выездами на турниры за рубеж. Но на эти турниры они не попадали, потому что у В.Швачко были «более достойные» кандидаты. Вова с Женей нужны были  для того, чтобы «натаскивать» на этих сборах  таких «кандидатов». Таких, например, как Игорь Мармер, лучший из воспитанников  В.Швачко, который, насколько я помню, даже в двадцатке Союза  никогда не был. Конечно, все эти унижения не прошли даром, на душе у ребят остались рубцы. Однако на  Спартакиаде  все эти попытки навредить конкурентам ему не помогли: Украина проиграла Казахстану 3:6.

 

Надо сказать, что и после Спартакиады В.Швачко продолжал эту свою линию  негативного отношения  к карагандинским игрокам сборной. Просто убрать их из команды он не мог, потому что они входили в число лучших в стране. Поэтому, внешне не проявляя своей позиции, он психологически «ломал» их, как мог. Делал все для того, чтобы они теряли уверенность в себе. Некоторые из его приемов я уже описал. И конечно, это не могло не отразиться на дальнейшей их спортивной судьбе. И когда сборную от В.Швачко принял Н.Пешехонов, это уже были игроки с достаточно ироничным отношением к порядкам в этой команде, ничего хорошего для себя там не ожидавшими. Я тогда всеми силами пытался поддерживать их уверенность в себе. Поэтому никогда не критиковал тренеров сборной в разговорах с игроками, старался быть лойяльным.   Сейчас, вспоминая об этом, думаю, что главным недостатком сборной СССР того времени было то, что обоим этим тренерам не удалось внушить игрокам доверия к себе и тем самым создать из вверенных им спортсменов коллектив единомышленников.

 

Однако, хватит о грустном. Был еще один приятный для нас  спартакиадный результат.  16 видов спорта, культивируемых Карагандинской ОШВСМ,  на IX летней Спартакиаде народов СССР набрали вместе 652 очка,  а бадминтон в том числе - 175 очков, или 27% от общего итога. Остальные 15 видов вместе набрали  477 очков (73%, или на каждый вид в

среднем меньше 5%). Кроме того, у нас было 3 медали: серебро в паре и бронза в одиночке и в паре.

 

Мы впервые участвовали в турнире такого масштаба, поэтому  Спартакиада особенно запомнилась высоким накалом борьбы и стрессовой обстановкой. Высокий накал борьбы – это хорошо, это и есть настоящий спорт. А вот лишние стрессы были совсем ни к чему. Ажиотаж был большой. Каждый из спортивных чиновников из разных республик «тянул одеяло на себя», т.е., старался всякими правдами и неправдами получить как можно больше медалей и очков.  Поэтому были и произвольные жеребьевки, и предвзятое судейство. Говорить об этом было бесполезно, только себе нервы портить. Известно же: «С начальством спорить – что против ветра плевать: все на себя». Каждая команда, кроме нас,  привезла своих судей, чтобы хоть  с их помощью как-то улучшить свои позиции,

если по другому не получается.. Короче, чем выше поднимаешься, тем больше грязи. И в спорте тоже, к сожалению.

 

24-26.10.86. Москва. МТ на призы газеты «Литературная Россия». В.Николенко - 3. По пути к полуфиналу он последовательно одолел многократного чемпиона ГДР Михаловски, затем шведа Содерберга и австрийца Алмера. Но особенно приятна была победа  над шведом Олссоном, одним их сильнейших игроков Европы того времени.

А в это время на чемпионате РК, который проходил в Усть-Каменогорске 24-31.10.86, команда Караганды заняла 1 место. За команду играли В.Роганов, А.Бергер, В. Новиковсков, И.Гриценко, О.Гойса, И.Соснова. Личные результаты: И.Гриценко  1,1,1.

В.Роганов     3,1,1.

А.Бергер       2,1,-

В.Новиковсков-,3.

О.Гойса             -,3.

И.Соснова      -,1,-

 

3-7.12.86. Харьков. Личный чемпионат СССР высшая лига. Пара Николенко-Кравченко  3.

9-15.03.87. Горький. ВЦСПС командный. Караганда – 1. Николенко, Кравченко, Роганов, Бергер. Карагандинский «Енбек» – лучшая  мужская команда профсоюзов.

21-24.05.87. Гатчина. Кубок СССР. Караганда – 1. Николенко, Кравченко, Роганов, Бергер.

Добились. Караганда - лучшая мужская команда великой страны. Конечно, радость была большая. Привезли мы в Караганду переходящий приз,  тяжелый  хрустальный командный Кубок СССР по бадминтону. Председателем облспорткомитета тогда был Зейнитдин Есмагамбетов. Случайный человек, не имевший к спорту никакого отношения, абсолютно к нему равнодушный, да впридачу еще и и «не умевший слышать людей». Что его вообще в жизни интересовало, могу только гадать. Так и остался этот, я бы сказал, выдающийся результат, в Караганде практически незамеченным. Вообще, в то время от нашего бадминтона спортивные начальники разного уровня в Караганде ничего другого и не ожидали, кроме побед, и никаким нашим успехам не удивлялись. Привыкли, и считали, что так и должно быть всегда. Как эти победы доставались,  их не интересовало. И конечно, вряд ли возможно было ожидать пользы для бадминтона от общения с ними.

Я здесь пропускаю много хороших результатов, которых достигали наши игроки на всесоюзных турнирах в Ленинграде, Минске, Риге, других городах, чтобы не превращать эти воспоминания  в сплошную статистику. Играли в те годы много, и побеждали много.

 

В это время отдел бадминтона Госкомспорта СССР по предложению Всесоюзного тренерского совета принял решение о том, что право на участие в турнирах за рубежом  получают команды республик, занявшие первые 4 места в командном чемпионате страны.

Казахстан такое право завоевал, позволю себе еще раз упомянуть: благодаря Караганде. Мощная спортивная инфраструктура позволила создать мощную команду с хорошими перспективами и для участия в турнирах международного уровня. Это показали и последующие результаты.

2-4.10.87. МТ. Прага. Е.Кравченко – 3. Ездили мы туда впервые за счет Казахстана, однако по квоте отдела бадминтона Госкомспорта СССР. В  отчете для Казспорткомитета о нашем участии в этом турнире я написал: «Спортсмены Чехословакии участвуют в 6 – 8, а

спортсмены ГДР и Польши в 12 – 16 международных турнирах в год. У нас же Е.Кравченко выезжал за рубеж год назад, а В.Николенко – 3 года назад. Отсутствие международных встреч тормозит наш прогресс».

Этим своим отчетом я пытался как-то повернуть Казспорткомитет в сторону бадминтона в части увеличения финансирования наших выездов за рубеж, потому что по линии сборной СССР для наших игроков, как я уже писал, шансов было мало. В то же время гостренер В.Н.Веринчук шел нам навстречу в части выделения квот на выезды. Проблема была

лишь в деньгах. Однако Казспорткомитет никак не отреагировал на мой отчет. Тогда я еще не понимал, что для того, чтобы сдвинуть это дело с мертвой точки, кто-то должен был активно лоббировать интересы бадминтона  в  Алма-Ате. Те, кто там были, для этого не годились. Это сейчас, через 20 лет после описываемых событий, пережив перестройку, развал Союза, казахстанские крутые реформы и эмиграцию, я, как мне кажется, понимаю, что иначе нельзя было ситуацию изменить. А тогда я был «нормальным совком».

 

9-13.12.87. Личный чемпионат СССР. Алма-Ата. В.Николенко – 3.

 

Тем временем  события развивались и в карагандинском юношеском бадминтоне. Первый штатный набор в отделение бадминтона УОР № 3,  в количестве 12 человек, был сделан

на 1 сентября 1988 года. Это было первое и единственное отделение бадминтона в Училище олимпийского резерва не только в Казахстане, но и в Союзе. Были ли где-то еще подобные отделения, мне неизвестно, хотя тогда я, будучи членом тренерского совета ФБ

СССР, был достаточно информирован в этом отношении. Возможно, возникли позже. Была, например, очень хорошая школа бадминтона при спортклубе «Метеор» Днепропетровск, но это была профсоюзная, а не государственная школа.

В первый набор попали игроки 1972-73 гг. рождения с уровнем подготовки 1 разряд или кандидат в мастера спорта. Здесь я упомяну не всех карагандинцев, а только тех, кто стал впоследствии мастером спорта:  Марина Панченко, Наташа Коваленко, Света Арещенкова, Дима Евсеев, Виталий Макаров.  (Фамилии спортменов называю по памяти, поэтому не исключены ошибки в списке карагандинцев, набранных в УОР). Из Семипалатинска был принят Бауржан Оразалин, из аула где-то под Алма-Атой – Жантай Момынов. Еще три девочки  из Лисаковска  были приняты по просьбе тогда уже тяжело больного П.И Суняйкина: Жанна Костерина, Лена Осташкевич и Галя Комелькова. Первое боевое крещение игроки этого отделения в полном составе получили на ЮВТ в Бийске 5-9.11.87, т.е., через 2 месяца после начала учебы. Естественно, ожидать от них каких-то серьезных успехов было рано. Лучше других в одиночках сыграли С.Арещенкова – 6 и В.Макаров – 8. Однако уже через 4 месяца результаты работы стали более заметными.

4-9.01.88. ЮВТ Кутаиси. М.Панченко 2,2,1 (пара с Л.Комельковой).

Д.Евсеев       4,3,1 (пара с Ж.Момыновым).

28-31.03.88. Х1 ЮВТ «Весенние ласточки». Караганда. К.Дубс 1,1,1 (1975 и моложе).

Впервые «прорезался» на всесоюзном турнире 13-летний Костя Дубс.

1-3.04.88. ВТ сильнейших Минск. В.Николенко 2,2,-. Пара с Е.Кравченко. Как видно из результатов 1987-88 гг., ребята продолжали оставаться в числе сильнейших в стране, несмотря на все «усилия» В.Швачко.

7-11.04.88. ЮВТ Ереван. Ж.Момынов 1,1,-. Пара с Д.Евсеевым.

М.Панченко 2,2,3. Пара с И.Сосновой, микст с Д.Евсеевым.

Пара С.Арещенкова-Л.Осташкевич 3.

Юношеский бадминтон в интернате постепенно «набирал обороты».

1-6.09.88. ВТ Баку. А.Бергер 1,1,1. Пара с М.Шипиловым. Вернувшийся после трех лет службы во флоте, Миша Шипилов очень старался наверстать упущенное, но «поезд ушел». Да и другие заботы одолевали. Надо было создавать семью, зарабатывать на жизнь. Однако трудно было сразу расстаться с бадминтоном, и он, как мог, держался.

1-4.09.88. ЮВТ Пермь. М.Панченко 2,1,1. Пара с С Арещенковой, микст с Д.Евсеевым.

Пара Д.Евсеев-Ж.Момынов 2.

То один, то другой игрок из первого набора в УОР-3 показывал результаты высокого уровня. На турнире в Перми отличилась Марина Панченко. Тем временем новость об открытии отделения бадминтона в нашем УОР понемногу распростанялась. К нам  начали проситься молодые игроки из других регионов..

 

16-20.09.88. ВТ Омск. И.Гриценко 1,2,1.

А.Бергер      3,3,1.

Пара С.Арещенкова-М.Панченко 3

 

Слева направо сидят: Жантай Момынов, Виталий Локтионов, Дима Евсеев, Саша Бергер, Бауржан Оразалин, Галя Комелькова; стоят: Наташа Коваленко, Лена Осташкевич, Марина Панченко, Света Арещенкова, Ира Гриценко, Илья Шварцман, Вова Николенко, Миша Шипилов, Женя Кравченко, Витя Роганов, Жанна Костерина. Мы на сборе в поселке Ак-Булак под Алма-Атой летом 1988 года.

 

Несколько слов об Омске, поскольку этот город был одним из самых серьезных наших многолетних конкурентов. Тамошний тренер Владимир Кузьмич Суворкин, как и я, создавал постепенно в своем городе инфраструктуру для развития бадминтона: отделение

в ШВСМ, возможность получения высшего образования, возможность службы в армии без отрыва от спорта и т.д. (Кстати, с последним омичам повезло больше, чем карагандинцам, потому что армейский спортклуб находился непосредственно в Омске, а нашим игрокам приходилось каждый месяц ездить отмечаться в Алма-Ату). И конечно, эта работа давала свои результаты. Пожалуй, самым известным в Европе советским бадминтонистом до сих пор является воспитанник В.Суворкина, многократный чемпион СССР, победитель и призер многих международных турниров, омич Андрей Антропов, ныне вице-президент Федерации бадминтона России. Много раз он играл на турнирах в

Караганде и рос в соперничестве с Вовой Николенко, Женей Кравченко и другими нашими игроками. И первую свою экипировку, как  член юношеской сборной ВДСО «Труд», он получил из моих рук. Помнится, это был голубой полушерстяной спортивный костюм и какие-то кроссовки.

В Омске у Иры Гриценко с юношеских лет были соперницы. Малышева, Андреева (к сожалению, помню только их фамилии). И в первые годы борьба шла с переменным успехом. Бывало, что Ира и проигрывала кому-то из омских.  Когда еще ей было 14-16 лет,  Кузьмич не раз говорил мне: «Ну что ты нашел в этой Гриценко. Не будет из нее толку».  Как раз этот турнир окончательно поставил точки над i, в смысле, из кого будет толк, а из кого не будет. После этого Кузьмич отзывался об Ире только одобрительно.

Рано он умер, светлая ему память. Что касается омских девочек, чьи фамилии названы выше,  они довольно быстро «завязали» с бадминтоном.

 

6-9.11.88. ВТ на призы СК «Подшипник». Москва. Команда 1.(Кравченко, Бергер, Гриценко, Арещенкова.

Е.Кравченко 1,1,1.

И.Гриценко  1,3,1 (пара с С.Арещенковой)

А.Бергер       2,1,4 (микст с С.Арещенковой).

 

Первый наш выигрыш этого лично-командного турнира. В следующие годы мы его выиграли еще 2 раза, и переходящий кубок остался у нас на вечное хранение. Он хранился

в кабинете директора ШВСМ.  Незадолго до моего отъезда в Германию отделение бадминтона в ШВСМ было закрыто (об этом позже), и я забрал этот кубок домой. Позже я передал его Виталию Макарову. Надеюсь, он и сейчас стоит где-то на виду и напоминает новым поколениям игроков о наших традициях.

 

В сентябре 1989 года отделение бадминтона в УОР №3 было пополнено и расширено до 16 человек. В числе игроков, прибывших в Караганду с этим пополнением,  были Олег Евграфов из Ашхабада и Таня Глебова из Каскелена, Алма-Атинской области.  Мама Олега, Татьяна Евграфова, сама тренер по бадминтону, много лет привозила своих воспитанников к нам на турниры, и в конце концов решила отдать своего сына в наше УОР №3. А за Таню Глебову попросил ее тренер Валерий Петроченко. Кроме них, из Кировской ДЮСШ были зачислены Стас Наливайко и Костя Дубс.

 

11-13.11.88. ВТ «Приз Кошурникова» Новосибирск. И.Гриценко 1,1 (пара с Арещенковой)

А.Бергер     1,2.

17-20.11.88. ВТ сильнейших Минск. В.Николенко 2,2 (пара с Кравченко).

 

В республиканских казахстанских юношеских турнирах  1989 года почти все игроки из УОР №3 были уже в числе призеров. В качестве примера привожу юношеское первенство РС ВДФСО профсоюзов, проведенное в Караганде 1-5.03.89. Команда Караганды – 1.

В личном зачете:   Ж.Момынов    1,1,1 (пара с Д.Евсеевым, микст с Ж.Костериной).

О.Евграфов      2,2,3 (пара с Б.Оразалиным, микст с Е.Осташкевич).

Д.Евсеев           3,1,2 .

М.Панченко     1,1,2

Ж.Костерина    2,1,1

Е.Осташкевич  3,2,3 (пара с Н.Коваленко)

Пара В.Макаров-С.Наливайко   3.

Таким образом,  в этом турнире 9 карагандинцев были победителями либо призерами.

 

Аналогичная картина была на ХIY ЮВТ «Весенние ласточки» 20-24.03.89, где в числе победителей и призеров было 8 карагандинцев, только Ж.Момынова в одиночке у юношей сменил О.Евграфов.

 

10-16.04.89 Чемпионат РС ВДФСО профсоюзов. Усть-Каменогорск. Команда 1.

Участвовали 11 наших игроков, из них 6 стали призерами, в т.ч. Жанна Костерина      1,1

Садвакас Туймебаев 1,1

Садвакас Туймебаев, чемпион Алма-Аты, поступил в 1988г. в Карагандинский физкультурный институт, потому что хотел тренироваться и играть в Караганде. Он сам и его тренер В.Потоцкий  меня об этом просили, и я помог.

 

В то самое время, как «молодые» сражались в Усть-Каменогорске, «старички» рубились в Москве.

13-16.04.89. ВТ. Москва, МВТУ им.Баумана. В.Николенко 3,1 (пара с Е.Кравченко).

И.Гриценко 1,-,1 (микст с Е.Кравченко)

 

20-27.05.89. Всеказахстанские молодежные игры. Караганда. Команда 1.(И.Гриценко, М.Панченко, С.Арещенкова, Ж.Костерина, А.Бергер, С.Туймебаев, Д.Евсеев, О.Евграфов).

И.Гриценко  1,3,2 (пара с М.Панченко)

А.Бергер       1,2,2 (пара с С.Туймебаевым).

10-20.07.89. Всесоюзные юношеские игры. Днепропетровск. Казахстан 3. В составе команды играли И.Гриценко, А.Бергер и С.Туймебаев. Я на этом турнире не был.

4-11.08.89. Чемпионат РК. Караганда. Мы выставили 2 команды, которые заняли 1 и 2 места. За 1-ю команду играли: В.Николенко, Е.Кравченко, А.Бергер, С.Туймебаев, И.Гриценко, М.Панченко, Ж.Костерина, Е.Осташкевич. За 2-ю команду играли: Ж.Момынов, Д.Евсеев, В.Макаров, С.Наливайко, С.Арещенкова, Н.Коваленко, Т.Коваленко, Ж.Бексултанова. В личном зачете: В.Николенко  2,1,4

Е.Кравченко   4,1,1

И.Гриценко    2,2,1(пара с М.Панченко)

А.Бергер         3,2,3 (пара с Туймебаевым, микст с Н.Коваленко). Ж.Костерина 3, пара   Д.Евсеев-Ж.Момынов 3, пара С.Арещенкова-Н.Коваленко 3.

 

Я привел эти результаты, чтобы показать, сколько было тогда у нас хороших игроков. А ведь кроме названных уже серьезно заявляли о себе молодые Костя Дубс и Женя Евсеев. В первых десятках казахстанского рейтинга тех времен как среди мужчин, так и среди женщин  человек по 7-8  было карагандинцев.

 

21-24.09.89. МТ Берлин, ГДР. В.Николенко 9,3,1.

Е.Кравченко  5,3,2

И.Гриценко   5,9,2.

Выезд был за счет РК. Я на этом турнире не был.

 

29.09-02.10.89. ВТ памяти маршала Неделина. Омск. В.Николенко  2,1,1(микст с М.Панч.)

И.Гриценко    1,1,2(пара с С.Арещ.)

Е.Кравченко   -,1,2.

А.Бергер         3,3,3(п.с Туйм.,м.с Ков

 

30.11-03.12.89. Командный конкурсный турнир за выход в высшую лигу советского бадминтона. Днепропетровск.

2 место из 8 команд. Вошли в высшую лигу. За команду играли: В.Николенко, Е.Кравченко, А.Бергер, С.Туймебаев, И.Гриценко, М.Панченко, Ж.Костерина, Е.Осташкевич.

 

 

Девяностые

Вряд ли это повествование позволит мне постоянно выдерживать хронологическую последовательность событий, а также их связность. Без отклонений, видимо, не обойдется. Однако   буду стараться.

События,  о которых шла речь в предыдущих главах, происходили в периоды советской истории, которые сейчас называют «хрущевской оттепелью» - это 60-е годы, и «брежневским застоем» - это 70-80-е годы.

Как я уже писал, в те годы у нас не было проблем с участием в турнирах на территории СССР. Играли от одного до трех  турниров в месяц, и играли весьма достойно. В первенствах и чемпионатах СССР с 1980 по 1990 год, т.е., в течение 11 лет, занимали первые и призовые места.

Однако международного опыта было очень мало. За пределы СССР выезжали не более одного раза в год, в основном в соцстраны, один-два игрока в составе сборной СССР.

 

До 1984 года мы не имели понятия о перьевом волане. Играли пластиковым воланом с резиновой головкой из ГДР: Schwalbe, Habicht. Потом начали получать низкокачественный индийский волан Queen, Ashoka, Vampir, изготовленный из куриных перьев. Эти воланы делали специально для СССР. За рубежом нигде ими даже не тренировались, потому что после них управлять нормальным воланом нужно было долго привыкать. Однако и этих воланов в достатке никогда не было.

Вообще, когда вспоминаешь все 34 года моей тренерской работы в Караганде, не последнее место в этих воспоминаниях занимают регулярные проблемы  с воланами, ракетками, игровыми кроссовками, а также крайне низкое качество нашего спортивного инвентаря. А о том, какие «подвиги» совершались иногда для добывания воланов и для ремонта и восстановления ракеток,  можно писать бестселлеры. Конечно, все это  мешало нашему прогрессу, но не более, чем  игрокам из других городов. В СССР все были в равных условиях.

Что касается финансирования бадминтона, мы находились в лучших условиях, чем бадминтонисты большинства городов страны. Но эти условия были созданы многолетним упорным трудом и достигнутыми результатами.

В конце восьмидесятых началась «горбачевская перестройка». В части возможности получения разрешений на выезд за рубеж появились большие послабления.  Для спорта эти проблемы практически перестали существовать. Конечно, выездные и въездные визы надо было получать, но уже без характеристики с предприятия и без рекомендации райкома партии. Да и в ОВИРе стало меньше формальностей.

 

Однако каждый выезд за рубеж был связан с гораздо большими расходами, чем участие в турнире на территории страны. Такие расходы в календарных планах УОР, ШВСМ или облспорткомитета предусматривать не разрешалось. А в Казспорткомитете для бадминтона никогда денег не было: неприоритетный вид. Т.е., выезжать на турниры за границу вроде бы никто не мешал, но и денег никто не давал.

К тому же  советский рубль был неконвертируемый. Т.е., в газете «Известия» регулярно публиковали курс рубля по отношению к доллару США. По этому курсу доллар стоил 90 копеек. Но доллары были только в одном областном банке, других банков или обменных пунктов не было. А банк мог продать не более 50$ на одного выезжающего, и то  только с разрешения облисполкома.

Но именно в те годы мы узнали слово «спонсор». Спонсорство было разрешено законом и даже поощрялось: определенный процент прибыли, который предпринимателям  разрешалось потратить на поддержку спорта, не облагался налогом. Было разрешено мелкое частное предпринимательство. Появилось множество кооперативов, «комков»,

«челноков». Всяк, как мог, делал деньги. На деньги спонсоров выезд за рубеж не возбранялся.

В это время мне было уже под 60, и человеком я был с сугубо «совковым»  менталитетом. Т.е., не умел «делать деньги».  Да и не до того было. Тренировки, подготовка и  участие в

турнирах. У каждого игрока свои проблемы,  решение которых без меня не обходилось. В команде появились семейные игроки, дети начали рождаться. В советские годы мне удавалось как-то пристраивать лучших игроков  на какие-то предприятия, где они числились и получали  небольшую зарплату, что позволяло как-то решать их материальные проблемы.  Некоторые работали тренерами. Были также спортивные стипендии, питание и т.д.

Но когда в конце 1989 года команда «Олимпиец»  завоевала право на выход в высшую лигу советского бадминтона, пришлось задуматься над тем, где взять деньги, чтобы ее содержать.  И в 1990 году был создан клуб бадминтона «Олимп».

В соответствии с уставом, клуб был создан для привлечения внебюджетных средств на содержание команды высшей лиги «Олимпиец». Клуб платил игрокам скромную зарплату, командировал на соревнования за рубеж, приобретал воланы,  ракетки и спортформу, создавал призовой фонд традиционного турнира на призы Литмана. А на  внутрисоюзные турниры и чемпионаты мы ездили, как и раньше, за счет УОР, ШВСМ, ОСК, РСК, ДСО «Енбек» и т.д.  Стартовый капитал на создание этого клуба выделило объединение «Карагандагормаш».

Генеральным директором этого машиностроительного объединения был тогда Олег Леонидович  Лозинский. Молодой способный инженер, большой друг моего сына Саши. Они росли вместе: в одном детсаде, в одном классе, в одном институте (КПТИ), потом работали вместе в одном СКБ (специальном конструкторском бюро).  Но не буду распространяться на эту тему. Скажу одно: в те годы Олег крепко помог нашему бадминтону. Наверное, в память об этой дружбе. Он же, по моей просьбе, возглавил клуб «Олимп». Потому что в бизнесе, с помощью которого он привлекал деньги для существования клуба, я ничего не смыслил.  Зато я умел тратить эти деньги с пользой для бадминтона.

Конечно, все это было не так просто. Мы верили, что рано или поздно наше сотрудничество будет полезно и для бизнеса, а не только для бадминтона. Также, как это происходит во многих видах спорта и бизнеса  в странах со стабильной капиталистической экономикой.  Но я никогда не просчитывал далеко вперед, каких затрат времени и средств это может потребовать. Верил в стабильность ситуации и в удачу, которая и в самом деле довольно долго не покидала нас тогда. Но вскоре оказалось, что это было несколько опрометчиво. Кто мог подумать, что великий и могучий

Советский Союз так в одночасье развалится и государственное финансирование спорта так резко сократится. А Олег в те годы очень удачливо вел свой бизнес. И тоже, насколько я понимаю сейчас, не задумывался всерьез над тем, что все эти прибыли могут очень быстро кончиться.

Но попробуем  кое-что вспомнить по порядку.

 

23-25.02.90. ВТ «Медный всадник», Ленинград. В.Николенко 1,3

Е.Кравченко  -,3,3

И.Гриценко   -,3,3

 

Это был один из наиболее престижных советских турниров высшей лиги.

 

Одновременно  22-25.02.90 на ЮВТ «Обелиск Севера» в Архангельске играл наш 1973 год, т.е., 17-летние: Ж.Момынов 1,1

О.Евграфов   2,1,1

Т.Глебова     5,3,1.

 

24-30.04.90. Юношеское первенство Европы, Гданьск, Польша. Сборная СССР – 1. В ее составе  Ж.Момынов и О.Евграфов!

 

 

24-30.09.90.  Юношеское первенство СССР. Нижний Новгород.

Ж.Момынов  1,1,1 – Абсолютный чемпион СССР!

О.Евграфов       1,2.

 

Как видите, 1990 год был самым урожайным на медали высшей пробы в карагандинском юношеском бадминтоне. Его развитие продолжалось по восходящей, и в дальнейшем

можно было ожидать еще более впечатляющих результатов. Юноши и девушки отделений бадминтона  УОР и ШВСМ, а их было в этом возрасте порядка 20, взрослели и показывали все более зрелую и осмысленную игру. Росла достойная смена нашим основным бойцам. Сказывались результаты многолетней работы.

 

Известно: таланты прорезаются, когда есть база и школа. К спорту это относится в той же степени, как и к науке. Нет базы и школы, и талантов не видать. Прорезаться в одиночку или среди слабаков практически нереально. Это я специально пишу для нынешних чиновников от казахского бадминтона. Чтобы хотя бы для будущего они оценили, какую глупость сделали, угробив карагандинский бадминтон. В РК это была единственная настоящая школа бадминтона: с законченной инфраструктурой и мощным коллективом спортсменов, который только начал давать первые результаты.

 

Но это было «лирическое отступление». А здесь я должен заметить, что эффективно управлять этой «могучей когортой» с каждым годом  становилось все труднее.

Каждый человек – личность, а серьезный спортсмен – личность вдвойне именно в силу своего таланта, трудолюбия и бойцовских качеств. И чтобы он эти свои свойства зря не разбазаривал, он должен иметь минимум стрессов, комплексов и затрат времени по поводу возникающих жизненных проблем и потребностей, на первый взгляд как будто бы не относящихся к спорту. На самом деле все они влияют на результат.  И  первый, кто должен  заботиться о том, чтобы спортсмен меньше отвлекался от мыслей о своей главной задаче, а именно о достижении конкретного результата,  его тренер. Во всяком случае, у нас в те годы это было именно так. Все проблемы, возникавшие у спортсменов, в конце концов сдвигались на меня, и большинство из них удавалось положительно решать. Речь идет о поступлении в институт, службе в армейской спортроте, получении спортивной стипендии, питания, оформлении на работу,  получении квартиры и т.д. Причем решать все это надо было без каких-либо собственных потерь в тренировочной работе.

Наукой установлено, что один человек в состоянии эффективно и заинтересованно, с элементами творчества, управлять  и контролировать работу 7-8 человек, не более. Я это понимал, и в свое время очень надеялся, что  Саша пойдет по моим стопам и тоже станет

тренером. Тогда разделим нагрузку. И он сам очень этого хотел... Потом  в течение многих лет я, по привычке, брал на себя много больший объем работы, чем полагалось, и

вроде бы неплохо получалось. Но в конце концов наступило время, когда в одиночку   я уже не мог справиться.  Кроме меня, тренерами в УОР были приняты  Витя Роганов и Ира Гриценко, и это было заметное облегчение, но только не в организационных вопросах.

Контингент УОР был тогда 19 человек, ШВСМ – 10. Среди этих 29 спортсменов больше половины мастеров спорта СССР, остальные КМС. Причем практически не было таких, кто не был бы победителем или призером всесоюзных турниров, первенств или чемпионатов РК или СССР, и как правило, неоднократным. Т.е., это были уже видавшие виды, титулованные  игроки, понимавшие  свои задачи и имевшие свои потребности. Но при всем разнообразии характеров и интересов, это был мощный коллектив единомышленников.

В то же время в Кировской ДЮСШ, многолетнем основном поставщике наших кадров, было не так благополучно. Там ощущался острый дефицит тренеров, работающих в

группах начальной подготовки. Желающих  работать с этими группами практически невозможно было найти. Потому что зарплата была мизерная, а начинать работать надо было с контингентом в 6 групп по 20 человек, итого 120! Какого результата можно было в этих условиях ожидать от начинающего тренера, судите сами. Но таковы были требования Программы для ДЮСШ по бадминтону, утвержденной  Спорткомитетом СССР. Вряд ли эта программа пересмотрена и сейчас. Однако руководство школы(В.В.Синяк) шло нам

навстречу, закрывая глаза на требования к количеству новичков. Поэтому там все же постепенно возникал костяк тренерского коллектива, остатки которого и до сих пор плодотворно, насколько мне известно, и насколько это возможно в нынешних условиях, трудятся для карагандинского бадминтона. Причем все эти тренеры имеют высшее физкультурное образование и являются  мастерами спорта СССР. Кстати, в 1990 году в Карагандинском институте физкультуры учились 8 наших игроков.

 

Жизнь продолжалась, и без проколов тоже не  обходилось.  Например, на Спартакиаде РК в Усть-Каменогорске 10-17.05.90 В.Николенко и Е.Кравченко проиграли свои одиночки И.Дмитриеву и О.Кравчуку, в результате команда заняла второе место.

Однако был на этой Спартакиаде и отрадный результат. Ира Гриценко стала чемпионкой Спартакиады. При этом она дважды, в командном и личном турнире, победила МСМК Люду Окуневу,  № 4  в  тогдашнем  рейтинге  СССР. Так закончилась 10-летняя  гегемония Люды в РК.

 

Несколько слов о высшей лиге советского бадминтона.

По итогам отборочных игр, о которых я писал в предыдущей главе, в нее вошли всего 8 команд, в том числе 5 российских: «СКА» Омск,  тренер В.К.Суворкин;  «Сокол» Одинцово, начальник команды полковник  В.А.Смирнов; «Авангард» Москва, тренер А.А.Ивашин; «МГУ» Москва, тренер В.Я.Лифшиц; «Радуга» Свердловск, тренер В.И.Фролов; 2 казахстанских: «Олимпиец»  Караганда, тренер И.Шварцман;  «Сигма» Кустанай, тренер Н.А.Яременко и одна украинская: «Метеор» Днепропетровск, тренер Н.С.Пешехонов.

Как видите, лишь в трех союзных республиках из 15-ти были команды высшей лиги, а в Казахстане целых две. Как  бы свидетельство высокого уровня казахстанского бадминтона того времени в союзном масштабе.

На самом деле бадминтон в РК развит был очень слабо. В первенствах и чемпионатах республики участвовали, как правило, 4-5 областей из 19. Как говорится, можно по пальцам перечесть: Караганда, Кустанай, Чимкент, в разные годы иногда Алма-Ата и, или Алма-Атинская область, а также Усть-Каменогорск и Семипалатинск. Потом и они

исчезли. Где-то на заре казахстанского бадминтона в соревнованиях участвовали Целиноград и Петропавловск, но они «благополучно заглохли» еще в 60-х. А где-то в

начале 90-х как-то одноразово возникли и вновь ушли в небытие Актюбинск и Кзыл-Орда. Еще позже появился Кокчетав.

Почти 30 лет, с начала 70-х (т.е., через пару лет после отъезда В.Терехина из Алма-Аты) и до моего отъезда в Германию в 2001 году в дележе 1 и 2 мест в любой категории на всех республиканских турнирах участвовали только Караганда и Кустанай. Лишь через несколько лет после того, как Союз развалился, в этот дележ иногда начал вмешиваться Чимкент, потом, по мере развития, Кокчетав.  Только в Караганде и Кустанае были игроки, входившие в сборные СССР. Жесткая многолетняя конкуренция между тренерами

и командами этих двух городов способствовала прогрессу игроков,  но только в этих городах. И в этом смысле надо отдать должное Н.Яременко, это был достойный конкурент. Однако  заслуги ФБРК в этом не было никакой.

 

К сожалению,  высшая лига советского бадминтона просуществовала менее двух лет, с начала 1990 и до конца 1991 года. Она не успела стабилизироваться, поэтому  не оставила каких-либо серьезных впечатлений. Были отдельные яркие игры, но не более того. Однако не стоит забывать, что к моменту прекращения ее существования, после первого круга 1991г., на первых двух местах в таблице чемпионата высшей лиги были обе казахстанские команды:  «Сигма» Кустанай и «Олимпиец» Караганда.

 

После развала Союза начался «парад суверенитетов», в результате которого Россия (читай В.Лифшиц) перестала  допускать нас к участию в своем чемпионате.

 

Зато прибалты стали нас приглашать на свои  турниры еще охотнее, чем раньше, а Москву они в те годы не приглашали вообще.  И это тоже из области «парада суверенитетов». В Прибалтике он начался еще до развала страны. Причем, их турниры именно в те годы стали по настоящему международными. К ним начали приезжать финны, датчане, шведы. Сами прибалты не могли составить им серьезной конкуренции,  поэтому приглашали нас. Мы же, с точки зрения европейцев, все-таки были «азиатами», а азиатский бадминтон сильнейший в мире. И мы оправдали надежды организаторов турниров. С нами они стали интереснее. А клубные деньги, которые предназначались ранее на участие в чемпионате высшей лиги СССР, теперь пошли на участие в этих турнирах.

17-18.11.90. Таллин. МТ «Эстониан Орен».    В.Николенко  1,1,1.

И.Гриценко    1,3,1.

А.Бергер         5,1,-

 

5-7.04.91. Тарту. Кубок Федерации Эстонии.  В.Николенко  1,1,1

И.Гриценко    2,5,1

А.Бергер         3,1,-

 

10-13.10.91. Тарту. ЮМТ.            До 16 лет:  К.Дубс            1,1,-

Р.Закиров       2,1,-

До 18 лет:  Ж.Момынов   3,2,1

С.Наливайко   5,2,3

Т.Глебова        1,1,1

М.Панченко    2,2,3

Ж.Костерина  3,1,5

Е.Осташкевич 4,2,3

Д.Евсеев         11,3,3

 

13-19.11.91. Таллин. МТ «Эстониан Орен».    В.Николенко 1,2,2

И.Гриценко   1,2,2

А.Бергер        9,2,3

Т.Глебова      3,2,-

М.Панченко  5,3,3

Ж.Костерина 6,3,-

 

Конечно, мы попрежнему играли во всех традиционных казахстанских и союзных турнирах. Чаще удачно, иногда не совсем. Я пропускаю эти результаты, потому что они уже наверное набили оскомину. Надвигались события, которые  повернули вектор нашего дальнейшего развития в обратную сторону.

 

В конце 1991 года неожиданно оказалось, что мы уже живем в другой стране: вместо великого и могучего Советского Союза - в суверенном  Казахстане. Нас, конечно, никто не спросил, в каком государстве мы хотим жить. Об этом горько вспоминать и не стоит здесь распространяться на эту тему. Одно можно сказать: может быть, кому-то это было выгодно, но только не нам.

 

Сначала все шло  по инерции, как-будто ничего не случилось. Наш «конвейер» юношеского бадминтона продолжал работать без сбоев. Появлялись новые имена. Наши традиционные всесоюзные турниры теперь гордо именовались международными, хотя приезжало на них гораздо меньше игроков, чем раньше.

19-22.03.92.  Караганда. 17 ЮМТ «Весенние ласточки». До 18 лет: Ж.Момынов     2,1,1

Т.Глебова         2,1,1

Е.Осташкевич  1,4,4

К.Дубс               3,2,-

Р.Закиров          9,2,4

До 16 лет:   Е.Евсеев            1,1,1

Т.Коваленко      1,1,1

Е.Дудакова        2,1,4

О.Гафарова        3,1,3

 

По итогам этого чемпионата Вова был приглашен играть за команду «Сокол»-Одинцово в высшей лиге клубного чемпионата России и заключил соответствующий контракт.

 

11-17.05.92. Высшая лига клубного чемпионата России. Нижний Новгород.

Команда «Сокол»-Одинцово – 1. В.Николенко в ее составе – чемпион России.

 

4-7.05.92. Свердловск. ЮМТ «Приз Речкалова».  До 18 лет:   К.Дубс          1,1,1

Р.Закиров     5,1,2

До 16 лет:   Е.Евсеев       1,4,1

Т.Коваленко  1,1,2(с Закир.)

 

 

16-19.04.92. Чемпионат  вооруженных сил СНГ. Одинцово.      В.Николенко 1,2,2

И.Гриценко   1,2,2

А.Бергер        9,2,-

Е.Дудакова   3,2,1

О.Гафарова   -,2,1(с Дубсом)

 

27-29.11.92. МТ на призы газеты «Литературная Россия». Москва.

Микст Гриценко-Николенко - 2

 

3-6.12.92. МТ «Приз Кошурникова». Новосибирск. Т.Глебова 1,1

Число турниров на территории СНГ резко сократилось. В Казахстане тоже. Остался один наш стабильный конкурент Кустанай, больше играть было практически не с кем. Кстати, в Кустанае к этому времени заметно усилил игру Игорь Дмитриев. По линии сборной СССР его пару лет усиленно готовили к Олимпийским Играм 1992, но Союз развалился, и Игорек остался не у дел. Среди женщин там на лидирующую позицию вышла Сауле Куставлетова, победительница юношеского первенства СССР 1991 года.

 

В 1992 году карагандинскому бадминтону исполнилось 25 лет. За это время он стал одним из первых видов спорта в области по результатам. Однако начало года было удручающим, другое слово трудно подобрать. Союз развалился, и рухнуло государственное финансирование спорта. Прекратились централизованные поставки спортинвентаря. По нам это ударило с особой силой, потому что воланы разбивали на тренировках каждый день, и каждый день нужны были новые. А их добывание стало почти неразрешимой проблемой. Одновременно рухнул и календарь соревнований,  а с ним и планирование спортивной подготовки. Непонятно было, кому нужен спорт вообще и бадминтон в частности. Спортсменам стало неясно, зачем им нужно тренироваться. В тот период очень немногим видам спорта удалось выжить, не говоря уже о том, чтобы сохранить достигнутый потенциал.

 

В Казахстане начался передел собственности. Коснулось это и клуба «Олимп». Олега Лозинского быстренько убрали с поста генерального директора объединения «Карагандагормаш». Насколько мне известно, убрали не за какие-то ошибки в руководстве, а по басне И.А.Крылова «Волк и ягненок». Помните? «Ты виноват уж в том, что хочется мне кушать». Он просто мешал реализации планов местных властей. На его место поставили  человека  «коренной национальности», ничего не смыслившего в машиностроении, зато родственника одного из руководителей области.

Под руководством этого родственника машиностроительный завод стал довольно быстрыми темпами  превращаться в базар. Каргормаш проектировали и строили  лет  40, а угробили его очень быстро. Известно:  ломать – не строить. В свое время он был задуман как «Казахстанский Уралмаш» для третьей «Всесоюзной кочегарки», т.е., Караганды.. В его создание были вложены колоссальные средства, и завод выпускал очень нужную для Союза горнодобывающую технику. Он и сейчас был бы гордостью Караганды. Однако теперь, когда уголь вновь стал востребованным, Караганда покупает технику для его добычи за рубежом и платит за нее валютой втридорога. А на месте «Каргормаша» шумит базар. Другого места для базара в широкой карагандинской степи не нашлось.

 

В те первые  годы эйфории суверенитета наше «мудрое и дальновидное» руководство решило, что уголь стране не нужен. Есть нефть и газ, и продавая их Казахстан заживет вскоре не хуже, чем Арабские Эмираты. Поэтому шахты повсеместно закрывались, а шахтеров увольняли тысячами. Потом шахты начали продавать по 1000 тенге за штуку!... Раз не нужен уголь, значит и машины для его добычи  не  нужны, и их производство тоже.

Так была предрешена судьба Каргормаша и всех его кадровых рабочих. Завод начали цех за цехом ликвидировать, а на их местах стал постепенно возникать базар.

Не знаю, как сейчас, а тогда поговаривали даже, что и Караганда как город не имеет будущего. Это был умирающий город рядом с только что созданной столицей Астаной.  И

действительно, квартиры даже в центре практически ничего не стоили, а на Пришахтинске и в Майкудуке целые кварталы 5-9-этажных домов стояли пустыми. Их жильцы просто бросили свои квартиры и уехали, потому что надо было как-то выживать, а в Караганде тогда такой возможности не было. Только из Караганды в те годы уехали сотни тысяч ее жителей. Но, конечно, не  слухи об умирании города были главной причиной их отъезда, а общая ситуация в РК.

 

То, что Олега «ушли» с «Каргормаша», было еще одним тяжелым ударом по нашему бадминтону. Приток средств в клуб «Олимп» прекратился. Скромные клубные ставки игрокам не выплачивались 8 месяцев, и кое-кто вообще перестал верить, что их когда-нибудь выплатят. Но надо отдать должное Олегу. Он все же непостижимым мне образом «пришел в себя» и нашел способы еще некоторое время нас финансово поддерживать.

Конечно, уже не так щедро, как раньше. В связи с этим  пришлось жестко ограничить расходы и сократить число оплачиваемых игроков.

 

В 1992 году был нанесен и  самый тяжелый удар по всему казахстанскому бадминтону. Думаю, от  этого удара он уже не оправится. Т.е., бадминтона такого уровня, какой был в

РК в советские времена, теперь вряд ли когда удастся достичь. Я имею в виду передвижку Федерации бадминтона РК  из Алма-Аты не в Караганду, а в Кустанай. Это решение Минтурспорта РК  противоречило всякой разумной, даже чисто экономической и географической логике (впрочем, чему удивляться после описанного выше решения властей по Каргормашу). Для снятия с себя ответственности за это решение, обставлено оно было с полной  имитацией демократии: в Кустанае было проведено общее собрание ФБРК и «выборы» места ее дислокации.  Это был просто низкопробный фарс. Однако, чему удивляться. Такие были времена.

Впрочем, судите сами.  Если сравнивать итоги многолетней работы, результаты наши были, скажем скромно, не хуже кустанайских. Можно лишь повторить сказанное ранее: без карагандинских результатов казахстанский бадминтон не вышел бы в число лидирующих в Союзе. Это объективно и бесспорно. С 1980 по 1991 год карагандинцы 55 раз становились победителями либо призерами чемпионатов и первенств СССР. При этом результаты шли по восходящей. Первый чемпион СССР среди юношей-карагандинец был подготовлен в 1980 году, а в 1990 году учащийся  карагандинского УОР стал абсолютным чемпионом СССР среди юношей. И в этом же году двое учащихся карагандинского УОР стали чемпионами Европы в составе юношеской сборной СССР.

Во взрослом бадминтоне результаты не менее впечатляющие: мужская команда Караганды – обладатель Кубка СССР по бадминтону 1987 года, в личном зачете призеры Спартакиады народов СССР 1986 года и т.д.  35 карагандинцев выполнили за эти годы норматив мастера спорта СССР.

Если же говорить о тогдашних перспективах, об олимпийских перспективах для Казахстана, сравнивать Кустанай с Карагандой это все равно, что сравнивать день с ночью.  Нигде в Союзе, кроме Москвы и Минска, не было таких условий для развития бадминтона,  как в Караганде.  Я имею в виду инфраструктуру,  в составе которой были отделения бадминтона  Училища олимпийского резерва,  ШВСМ и Кировской ДЮСШ,   спортзал «Карагандапромстрой» и база для учебно-тренировочных сборов «Березники». В Легкоатлетическом манеже было 9 кортов бадминтона. Наверное, есть они там и сейчас.

Как создавалась эта инфраструктура и какие результаты она к тому времени уже дала, полагаю, я уже достаточно написал.

Не сомневаюсь, что карагандинский бадминтон достиг бы гораздо более высоких результатов и на международном уровне, если бы ему дали возможность продолжать спокойно и планомерно развиваться дальше. Именно на его основе бадминтон

суверенного Казахстана получал шансы достойно конкурировать и в Азии, и в Мире. Но Казахстан от этих шансов отказался. Меня  никто «не услышал», хотя сказано и написано мною тогда на эту тему было достаточно.

А карагандинскую инфраструктуру бадминтона просто уничтожили. Конечно, не сразу. Делалось это постепенно, в течение нескольких лет. Финансирование спорта сокращалось, как шагреневая кожа в одноименном романе О.Бальзака. Бадминтон просто «душили». И делать это было гораздо легче, когда ФБРК находилась «на отшибе»  в Кустанае.

 

Ради объективности нужно сказать, что «душили» многие виды спорта, не только наш. А поддерживали лишь отдельные, так называемые национальные виды: борьбу, бокс. Из спортивных игр поддерживали теннис, потому что в него играл президент.  Но не стоит забывать, что лишь немногие виды спорта имели достижения, сравнимые с нашими, и

соответствующие  перспективы. Следовательно, имели право на финансирование своего дальнейшего развития. Однако это никого не интересовало.

 

Приезжая в Алма-Ату и общаясь с работниками Казспорткомитета, я всегда удивлялся, насколько интересы большинства из них далеки от нужд спорта, но зато близки к

присвоению  денег, выделяемых для спорта. В Караганде эта тенденция тоже была заметна, хотя и не так резко. А с развалом СССР она  возросла в разы. На этом фоне о каких перспективах  развития спорта может идти речь?

 

Мой многолетний кустанайский конкурент Н.Яременко, который  так рьяно «тянул одеяло в свою сторону», по поводу перевода ФБРК в Кустанай, через пару лет понял, что произошло и откуда в самом деле дул ветер. И начал потихоньку «линять» из бадминтона. Сначала возглавил волейбольную команду, потом  тренировал теннисистов,   затем окончательно ушел в гольф. Наверное, он правильно сделал. Что касается меня, безденежному бадминтону я не изменил. Мне уже 75, однако продолжаю работать с детьми. К сожалению, не в Караганде. Но об этом позже.

 

Нашими спортсменами перевод ФБРК из Алма-Аты в Кустанай был тогда однозначно расценен как выражение недоверия ко мне. Разубедить их в этом я не мог, да и не считал нужным, потому что сам был подобного мнения. Что к чему, я сообразил несколько позже. А кризис, связанный с развалом Союза и проблемами с деньгами и воланами, продолжал нарастать.

На этом фоне у наиболее неустойчивых игроков все явственнее проявлялось равнодушие к тренировкам, участились пропуски, падала дисциплина. И «крысы побежали с тонущего корабля». Самовольно, не подав заявления и не простившись, команду покинули Садвакас Туймебаев и Жантай Момынов. Тайком перевелась в Кустанайский пединститут Лена Осташкевич.

Но  черная полоса на этом не закончилась:

Марина Панченко пропустила 1992 соревновательный год из-за травмы ахилла, а потом уже свой потерциал так и не восстановила.

Жанна Костерина также пропустила год из-за постоянных маточных кровотечений.

У Наташи Коваленко была серьезная травма колена. Из-за нее ей пришлось уйти из активного спорта.

Света Арещенкова перешла на тренерскую работу.

Как назло, именно в это время Саша Бергер уехал с родителями на ПМЖ  в Германию.

А один из самых талантливых молодых игроков Стас Наливайко, чемпион РК среди юношей 1992, был уличен в воровстве и арестован.  Ребята указывали на него, когда

пропадали вещи в раздевалке, но я никак не мог в это поверить. Сдался только под давлением неопровержимых фактов.

Олега Евграфова пришлось отчислить под давлением  директора УОР Б.У.Урбисинова. Олег перестал посещать школу, потому что в интернате у него не сложились взаимоотношения с борцами и боксерами. А Урбисинов давил на меня, чтобы я заставил его снова туда ходить. Это было все равно, что посылать его на верное увечье, или еще хуже того. Не только ему, многим учащимся «некоренной национальности» из других видов спорта пришлось тогда расстаться с УОР, потому что их  начали там притеснять. Это был стартовый период подъема так называемого «национального самосознания» в суверенном Казахстане. На самом деле это был подъем  криминалитета и коррупции.

Но самой большой и невосполнимой потерей был, конечно, уход Жени Кравченко.  Не хотел бы здесь  распространяться на эту тему. Одно могу сказать: это была моя ошибка и я сожалею об этом до сих пор.

 

«Корабль» действительно начал тонуть, но я делал все возможное и невозможное, чтобы держать его на плаву.  И это в известной степени удалось. Процесс «утопания» был растянут на несколько лет, несмотря на то, что «корабль топили» и из Алма-Аты, и из Кустаная, и из Караганды.

То, что часть игроков ушла, давало возможность как-то сконцентрировать средства для поддержатки  оставшихся. А  остались лидеры: Вова Николенко и Ира Гриценко.

И осталась инерция роста. Пирамида юношеского бадминтона, начатая 25 лет назад, продолжала делать свое дело, выталкивая на вершину лучших. В их числе были Костя Дубс, Радик Закиров,  Женя Евсеев, Таня Коваленко, Лена Дудакова, Оля Гафарова.

 

Жизнь продолжалась, и надо было приспосабливаться к изменившимся обстоятельствам. Планировать какой-то годовой или хотя бы полугодовой календарь соревнований стало практически невозможно. Каждый выезд был чисто случайным делом и полностью зависел от того, дадут на него деньги, или не дадут. Иногда вопрос решался буквально в последний момент. И надо было обладать выдержкой, терпением и изобретательностью, чтобы несмотря ни на что выезд состоялся.

Число турниров на территории бывшего СССР сократилось настолько, что стало просто некуда ехать, не с кем соревноваться. Например, за 9 месяцев 1994 года в Казахстане был проведен лишь один турнир для юношей и один турнир для взрослых. В России, где турниры все же изредка проводились, организаторы заламывали грабительские стартовые взносы, при полном отсутствии гарантий качества их проведения. К примеру, играть надо было своими воланами. Они у всех были разные. И это вносило дополнительную нервозность в игры. Потому что каждый хотел играть своим воланом, хотя он и был качеством ниже, чем волан соперника. А в положении стояло условие: играть лучшим воланом. И каждый утверждал, что его волан лучший.

Изменились цены на проезд. Самолеты летали гораздо реже, а билеты на них стоили фантастические по тем временам деньги. То же творилось и с поездами. К тому же буквально в любом месте можно было напороться на воровство или грабеж. Ситуация складывалась такая, что гораздо полезнее и безопаснее было за те же деньги поехать на турнир в Европу, чем в Россию.

Тем более что, как я уже говорил, после развала централизованного управления спортом, клуб «Олимп» получил право и возможность командировать своих игроков на любые

соревнования и в любую страну. И в 1993-94 годах мы эту возможность, в пределах ресурсов клуба, реализовали. Кроме того, удалось еще пару раз выехать за счет УОР и ШВСМ, а также Минтурспорта РК. Но все это были чисто случайные разовые выезды. Мы

работали по инерции, в надежде, что все как-то вновь придет в норму, как говорится, «устаканится». И тогда мы «прорвемся» и на международном уровне, как в свое время прорвались на Союзе.

 

19-21.03.93. ЮМТ. Боттроп, ФРГ. К.Дубс, Р.Закиров. Оба проиграли свои одиночки в первом туре, но в паре два тура прошли. Ничего удивительного, это был их первый международный опыт.

Мне этот турнир запомнился еще и тем, что пришлось на нем продавать наши клубные значки ( по 2 ДМ за штуку, и для нас это было невероятно выгодно), чтобы купить воланы для тренировок в Караганде. Получилось.

 

20-26.04.93. МТ. Прессбаум. Австрия.   В.Николенко 5-8 в квалификации.

И.Гриценко   5-8 в квалификации.

К.Дубс          9-16 в квалификации.

Т.Глебова     9-16 в квалификации.

В парах и микстах все проиграли в первом туре.

 

22-23.05.93. ЮМТ «Кубок Бодензее». Фридрихсхафен. ФРГ. К.Дубс – 3 до 18.

Е.Евсеев – 3 до 16.

Е.Дудакова – 3 до 16.

Пара Дудакова-Гафарова – 3 до 18.

Т.Коваленко – 5 до 16.

Наконец и в постсоветское время наши юноши стали призерами международного турнира.

25.05-06.06.93. Кубок Судирмана и личный чемпионат Мира. Бирмингем. Англия. (выезд за счет Минтурспорта РК).

Впервые Казахстан  выступал  как команда суверенной страны.

Казахстан – Украина:  2-3

Казахстан – Венгрия:  5-0

Казахстан – Бельгия:   5-0

Казахстан – Пакистан: 4-1

В групповом турнире проиграли Украине, у остальных уверенно выиграли. Для начала это было неплохо, хотя могло бы быть и лучше.

Должен повториться. Никакой планомерной подготовки к этому чемпионату, так же, как и ко всем последующим, в которых сборной команде удалось участвовать за счет Минтурспорта РК, не было. Никаких учебно-тренировочных сборов, отборочных или контрольных игр и т.п. Все это были чисто случайные варианты, каждый из которых мог в любой момент сорваться, потому что не дали денег. Их могли не дать даже после получения въездных виз в страну проведения чемпионата. А число игроков в команде, расходы на проезд, питание и размещение приходилось постоянно ограничивать, потому что деньги урезали под всякими предлогами, а также без оных. Поэтому мы на самом деле только обозначали свое присутствие на международной арене. Играли на авось, опираясь на наш советский опыт. Ради накопления опыта международного, который, мы надеялись, нам еще пригодится.

При этом  правило было одно:  вышел на корт,  слабости свои не показывай, сражайся.

Ира Гриценко во всех 4-х командных встречах выиграла свою одиночку. Кроме того, в личном турнире – 17!  С этого результата началась ее позиция в мировом  рейтинге.

Микст Николенко-Гриценко  выходил на корт против Венгрии, Бельгии и Пакистана и одержал три победы.  Пара Николенко-Кравчук дважды выиграла и один раз проиграла. К сожалению, проиграла именно украинской паре.

 

После этого турнира ушел из активного спорта Вова Николенко. Думаю, он бы еще долго и полезно играл и для Караганды, и для Казахстана, если бы бадминтон давал ему и его семье (жене и маленькому сыну) средства для  существования. К сожалению, в этот период Минтурспорт в очередной раз сократил число  спортивных стипендий, и Вова попал под это сокращение. Получилось так, что и клуб «Олимп» также в это время прекратил платить зарплату игрокам. Как говорится: куда ни кинь – везде клин. Пришлось Вове срочно искать другие способы заработать деньги для семьи.

 

30.9-3.10.93. МТ. Мост. Чехия. И.Гриценко – 3. Первое призовое место во взрослых международных турнирах.

 

28-31.10.93. ЮМТ. Мост. Чехия. Пара Е.Евсеев-Д.Мызников(Украина) – 1

Микст Евсеев-Дудакова                      - 3.

4-7.11.93. МТ.Будапешт. Венгрия. И.Гриценко – 5.

 

20-25.02.94. Кубок Убер (Чемпионат Мира среди женских команд). Сингапур.Команда РК: И.Гриценко, Е.Дудакова, Л.Окунева, С.Куставлетова – 2 место в группе.

Этот турнир стал для меня одним из самых ярких воспоминаний того времени. Думаю, не только для меня, но и для всех наших  девочек, кто играл в команде. Чтобы долго не объяснять, почему, привожу   текст моего письма в ФБРК, копия которого каким то чудом у меня осталась. Это было мое объяснение, которое пришлось писать, потому что  меня заподозрили в присвоении гранта, который выделила нам ИБФ.

 

«По приказу  Минтурспорта состав делегации для выезда в Сингапур на Кубок Томаса-Убер был человек 15. Однако денег, которые выделили, хватило лишь на 5 человек: 4 игрока и тренер. Соответственно, участвовать мы смогли только в Кубке Убер. То, что мы вообще туда попали, в самый последний момент и лишь с помощью руководства аэропорта Шереметьево-2, было настоящим подвигом. Также, как и  игра команды в Кубке Убер, о чем писал журнал World Badminton.

Уточню, выделенных денег хватило лишь на самые дешевые билеты туда и обратно, а на гостиницу и питание денег не было.

Питание, как обычно, везли с собой из дому.

А за гостиницу в Сингапуре заплатил один из руководителей IBF г-н Д.Робсон. Заплатил по моей просьбе из средств гранта. Сколько он заплатил, не знаю. Документов об этом на руки я не получал.

На остатки гранта, опять же по моей просьбе, нам выделили 40 дюжин воланов Йонекс-Аэросенса-30. Мы их разделили с Л.Окуневой соответственно для Караганды и Кустаная, и это позволило нам какое-то время продержаться при нынешнем состоянии с воланами.

Таким образом, на руки я ни копейки не получал. Вся сумма гранта была 1500 $, насколько я помню».

 

Так, вкратце, выглядела организационная сторона нашего участия в этом Кубке Убер. А теперь немного о его спортивной стороне.

Бадминтонистов  в СССР публика своим вниманием никогда не баловала. В основном играли в пустых залах. Очень редко слышали аплодисменты. Впервые мы увидели много

болельщиков в Шри-Ланке в 1985 году. А в Сингапуре, к нашему удивлению, на бадминтоне болельщиков было, как на футболе.

Игры в подгруппах проводились в зале без кондиционирования воздуха (в залах с кондиционерами – только с полуфинала). Практически это был крытый стадион с естественной вентиляцией.

В нашей подгруппе были команды 5 стран. Состав подгруппы не привожу, потому что помню неточно, а архив остался в Караганде. Мы шли без поражений, но последняя игра за выход в полуфинал была против команды Сингапура, т.е., хозяев  турнира. При счете 2:2 в этой встрече  победное очко должна была принести нам пара Гриценко-Дудакова. И она, как мы и ожидали, выиграла первую партию. Соперницы были не очень сложные, тактика против них была довольно быстро найдена, и осталось только закончить ее реализацию во второй партии.

Но тут началось что-то невероятное. Девочек как-будто подменили, или на трибуне сидел старик Хоттабыч. В зале творилось что-то невероятное. Все сингапурские болельщики, а их было пара-тройка  тысяч или больше, собрались возле корта, на котором шла наша встреча. Шум от их боления стоял такой, как при взлете реактивного самолета. По ходу игры я пытался что-то подсказать девочкам, но это было совершенно невозможно, даже стоя рядом. Они меня не слышали. Да и соображал я в тот момент плохо, не говоря уж о

психическом состоянии. Наверное, все это отражалось у меня на лице. В придачу ко всему этому, дышать было практически нечем, такая стояла тропическая жара и духота в зале. Как будто игра шла в сауне. Она быстро отнимала остатки сил. На самом деле, девочки доигрывали эту встречу в  состоянии, близком к полуобморочному, но сражались до конца. А более привычные к таким условиям сингапурки, при поддержке зала, в конце концов вырвали последнее очко на продолжении 3-ей партии.

Об  игре наших девочек в течение всего турнира сингапурские  газеты отзывались очень тепло, а о последней – вообще как о подвиге. В том же духе, как я уже упоминал, написал об этом и журнал «Мировой бадминтон».

 

 

Девяностые 2

Во всей массе негатива, которым сопровождался развал СССР, был для нашего бадминтона и один положительный момент: он получил прямой выход на международную спортивную арену. Казахстан стал членом Международной федерации бадминтона и Азиатской конфедерации бадминтона. Если раньше мы готовили игроков для сборной СССР, то теперь – для своей национальной команды, получившей право самостоятельно участвовать в чемпионатах Мира и Азии, в Олимпийских Играх. Естественно, наши игроки получили возможность принимать участие и во всевозможных международных турнирах, и для этого не требовалось ни у кого спрашивать разрешения. Были бы деньги…

Однако всякая медаль имеет и обратную сторону. Раньше, чтобы попасть в сборную СССР, и вместе с ней получить возможность выезда на турниры за рубеж, требовалось в буквальном смысле «пройти огонь, воду и медные трубы». Конкуренция была очень жесткой, поэтому туда попадали только высококвалифицированные игроки, которые были при этом еще и настоящими бойцами. Но даже находясь в составе сборной, и в первой десятке или пятерке советского рейтинга, игроки не всегда попадали в составы на выезд за рубеж, потому что сборная, как правило, выезжала маленькими составами. Финансовые возможности ее были весьма ограниченными.

Но не стало великой страны, не стало и настоящей конкуренции в постсоветском, соответственно и в казахстанском бадминтоне. Практически не с кем и негде стало соревноваться. Небольшой группы высококлассных игроков, оставшихся от Союза в

Караганде и в Кустанае, было недостаточно даже для комплектования сборной РК.  Разрыв в уровне мастерства между этой группой  и остальными игроками был велик, и он

не сокращался, как бывало прежде. Правда, в первые годы после развала СССР молодые еще подтягивались  к уровню старших, потому что тренировочный и соревновательный процесс шел на прежнем уровне. Но он постепенно ухудшался: нас выгоняли с наших тренировочных баз, потому что не было денег на их аренду; нам не давали денег на участие в турнирах и на приобретение воланов, сокращалось число спортивных стипендий Минтурспорта РК для игроков, и т.д, и т.п. В этих условиях и лучшие теряли  и форму, и интерес к своему дальнейшему совершенствованию. Проблемой стало поддержать квалификацию игроков.

 

Из года в год мы работали над повышением уровня подготовки игроков, и  в Союзе это нам удавалось. Но когда он развалился, начала постепенно разваливаться и созданная многолетним трудом структура и система подготовки спортсменов. Я боролся с этим развалом, как мог, в надежде, что все это временно и все вернется «на свои круги». Надо только сейчас «продержаться».

Как я уже писал, стабильного календаря соревнований и обеспеченного финансированием плана подготовки спортсменов, которые существовали раньше, теперь просто не было. Турниров на территории СНГ проводилось мало,  уровень их заметно снизился, а затраты на участие в них  резко возросли.

Но был еще жив клуб «Олимп», да и из Облспорткомитета, УОР, ШВСМ, Облсовета «Енбек» нет-нет да и удавалось, по старой памяти, выдавить какие-то средства  на очередной выезд. Правда, все реже и реже, и все случайно и в последний момент.

А ездить на турниры мы теперь стали в Европу, и это оказалось не только дешевле и безопаснее,  чем в СНГ, но и значительно  дешевле, чем в Азию. Дело в том, что тогда все рейсы за рубеж шли через Москву. Т.е., чтобы лететь например, в Сеул или в Пекин, надо было сначала из Караганды долететь до Москвы, а потом уж к месту назначения. И  получалось только в один конец порядка 6000 км лишней дороги: 3000 км от Караганды до Москвы и столько же обратно. Соответственно, в два конца 12000 км. Посмотрите на карту мира. Комментарии, как говорится, излишни.

Кроме того, в Европе уже тогда существовала развитая система турниров для игроков разного возраста и уровня подготовки, которой в Азии не было.

 

Но вернемся к некоторым текущим результатам того времени.

В то время, как Ира Гриценко  в Будапеште укрепляла свои позиции в мировом рейтинге,  о чем я писал в предыдущей главе, наши юноши участвовали в первенстве РК в Кустанае. И своей игрой еще раз показали, куда надо было на самом деле переводить ФБРК.

 

4-7.11.93. ЮПР. Кустанай. К.Дубс           1,1,1.

Р.Закиров      2,1,2.

Е.Евсеев        4,2,3.

Т.Коваленко  4,1,3.

О.Гафарова    5,2,1.

Е.Дудакова    3,2,2.

Костя Дубс стал абсолютным победителем этого первенства. Не отстали  и другие наши игроки. Они были первыми в 4-х финалах из 5-ти, и вторыми они были тоже в 4-х финалах, а в микстах заняли весь пьедестал. Инерция 25-летнего успешного развития еще продолжалась, несмотря ни на что. Эти игроки в последующие несколько лет  составили основу сборной Караганды.

Однако каждому из них нужны были стимулы для  дальнейшего  спортивного совершенствования, да и просто продолжения своей спортивной карьеры. И основными стимулами для молодых, как всегда, оставались турниры.

 

Я искал средства для обкатки их на международных турнирах в Европе, и иногда это

удавалось. В эти годы, в отличие от планомерных 80-х, именно эти заботы вышли на  первый план. Поиск денег для участия в том или ином турнире, переписка по этому поводу, визиты к начальникам разных уровней, все это отнимало много времени и и нервов, да и далеко не все попытки были успешными вообще, а особенно с первого раза Приходилось, как говорится, заходить с другой стороны, или искать другие источники финансирования. К этому прибавлялась переписка с федерациями бадминтона разных стран по поводу заявок на участие в турнирах и получения приглашений, без которых нельзя было получить визу на въезд в страну. Переписка эта велась на английском языке, который, хотя бы в минимальном объеме, пришлось срочно осваивать, поскольку это официальный язык  Международной федерации бадминтона. Плюс получение иностранных паспортов  и виз на выезд из СССР в своем ОВИРе, а также виз на  въезд в страну проведения турнира в посольстве этой страны. И если ОВИР находился в Караганде, то посольства все в Москве, куда каждый раз надо было специально за визами ехать в командировку. Но все это нас не останавливало. Мы уже привыкли эти трудности преодолевать.

 

24-27.03.94. ЮМТ. Будапешт.  Команда – 4.

Пара Гафарова-Дудакова – 2

Микст Е.Евсеев-Т.Коваленко – 3

Это было удачное выступление.

Гораздо хуже сыграли Е.Дудакова и Е.Евсеев на Кубке Бодензее во Фридрихсхафене в Германии 12-17.05.94. Практически все проиграли в первом-втором туре.

 

Примерно также выглядели мы и на ЮМТ в Бангкоке (Таиланд) 20-25.08.94, где играли Т.Коваленко, Е.Дудакова и В.Пиягин.

 

А из предыдущего поколения игроков в команде осталась одна Ира Гриценко. Для нее тоже удавалось иногда найти возможность выезда, и она понемногу накапливала опыт участия в международных турнирах. Костя Дубс и Радик Закиров к этому времени уже вышли из юношеского возраста, и им также нужны были стимулы для продолжения тренировок.

 

31.03-02.04.94. «Кубок космонавтов». Москва. И.Гриценко 2,3,3.

Пара Дубс-Закиров – 3.

Нас снова начали приглашать в Москву. Но теперь не было всесоюзного рейтинга, и поэтому при жеребьевке случались всякие казусы. Естественно, по инициативе организаторов. Так, на этом турнире вторым номером в жеребьевке мужских пар стояла пара московских играющих тренеров Колосков-Якушев, которым явно «сделали дорогу» до финала. И первой «жертвой» на этой дороге стояла неизвестная в Москве молодая пара Дубс-Закиров. Москвичи резво начали встречу и выиграли первую партию. А вторую, вопреки всем их усилиям, выиграли карагандинцы, а затем легко выиграли и третью, все три партии следуя нашему тактическому плану, который, как оказалось, был безошибочным. А потом по «дороге», сделанной для москвичей, наши ребята дошли до финала.

13-17.07.94. МТ. Страсбург. И.Гриценко – 3

Пара К.Дубс-И.Дмитриев – 5

26-30.10.94. МТ «Рашн Опен» Москва. Гриценко, Панченко, Гафарова, Дудакова, Дубс, Закиров. Слабое выступление.  Никто выше 1/8 финала не поднялся. На сей раз «принесение нас в жертву» на жеребьевке организаторам удалось.

Надо сказать, это был турнир мировой серии «Гран-При» с призовым фондом 100000$. Наехало много титулованных иностранцев, да и россияне, украинцы и белоруссы  были практически в сильнейших   составах. Поэтому всем нашим пришлось начинать с квалификации, которую прошла одна Гриценко. Она прошла еще 2 тура до ¼ финала. В парах, правда, все прошли первый тур, но этим для нас «Рашн опен» и кончился.

 

Много чего я упустил в предыдущих главах, в том числе и Боровое. Что такое Боровое в Казахстане, я думаю, объяснять не надо. А для тех, кто у меня тренировался, особенно. В течение многих лет, начиная  с 1970  и кончая 2001 годом, традиционно в июле  мы там проводили 2-х недельный учебно-тренировочный  сбор.

Жили в палатках, спали в спальных мешках, варили на паяльной лампе. В последние годы на переносной газовой плите. Каждый день дежурил очередной микст... Я думаю, у каждого, кто через это прошел, остались яркие воспоминания, и он мог бы ими дополнить эту главу.

Поэтому приглашаю желающих, естественно, из моей команды, это сделать. А заодно не только эту главу, но и любую другую. И высказать свой взгляд на ту или иную ситуацию, описанную в них. Потому что это история, а она должна все же быть более или менее объективной. Я не имею права настаивать, что мое мнение каждый раз  является истиной в последней инстанции, и надеюсь, что читатели смогут увидеть здесь  и другие точки зрения, а их авторы – высказаться.

О последних годах моей работы в Караганде и о нашем бадминтоне того времени лучше пусть напишет кто-нибудь другой. Я говорю так потому, что воспоминания о постепенной гибели нашего бадминтона, созданного в советское время, мягко говоря, описывать

просто больно. Коснусь лишь некоторых, особенно запомнившихся негативных  событий. Они достаточно выразительно отражают ситуацию, в которой тогда находился  не только бадминтон, не только спорт вообще, но и весь Казахстан и весь бывший СССР.

 

В мае 1995 года юношеская сборная Казахстана, в состав которой были включены 4 кустанайца и 4 карагандинца: Е.Евсеев, В.Пиягин, Е.Дудакова и Т.Коваленко,  должна была принять участие в Спартакиаде СНГ в С.Петербурге. Впервые за несколько лет провели в Караганде учебно-тренировочный сбор, были неплохо готовы и собирались достойно сыграть. В назначенное время сели на фирменный поезд Караганда - Алма-Ата, лучший поезд на этом направлении, поехали, и... опоздали на рейс Алма-Ата – С.Петербург. Соответственно, опоздали на Спартакиаду СНГ.

По расписанию мы должны были прибыть в А-Ату за 4 часа до рейса. Эти 4 часа поезд простоял без движения в степи. Все нервничали, как обычно, когда не знаешь причину происходящего и как долго это продлится. Наш самолет взлетел, когда мы подъезжали к станции Алма-Ата 2. Мы только проводили его глазами.

Прибыв, наконец, в А-Ату, я отправил команду на городской аэровокзал, а сам ринулся в Минтурспорт, благо было рабочее время.

По логике событий, нам надо было отказаться от участия в Спартакиаде. В советское время я бы так и сделал. Но я знал, что это вызвало бы у ребят глубокое разочарование. С

непредсказуемыми последствиями в части продолжения занятий бадминтоном. Потому что разочарований в тот период и без этого хватало. Поэтому я постарался убедить замминистра  Никитинского в необходимости нашего участия в этом турнире, хотя и с опозданием. И мне это удалось.

Но чтобы добраться в возможно короткое время до С-Петербурга, пришлось теперь лететь до Москвы, а потом добираться  поездом. В итоге, мы опоздали на день. Из-за этого пропустили полностью одиночки и миксты.  Играли только пары. Заняли 4 и 5 места. Вся эта нервотрепка и для ребят даром не прошла.  Весь наш сбор пошел, как говорится, псу под хвост.

А через несколько дней в газете «Караван» появилась публикация, объяснявшая этот простой поезда. Кстати, стоял не только наш поезд, вся дорога в это время стояла. Оказалось, на линии воры срезали несколько километров медных проводов связи, чтобы сдать эту медь в металлолом. А железнодорожные диспетчеры, лишенные связи, не  пропускали поезда из соображений техники безопасности.

Эта Спартакиада стала еще одним штрихом к той «черной полосе»,  в которой мы тогда находились.

Когда я отчитывался за эту поездку, зампред Минтурспорта А.Саранин сказал мне. Ты же опытный тренер, ты должен был предвидеть возможность и такой ситуации. Может быть, он и прав...

К маю 1995 года, к началу олимпийского квалификационного периода, Ира Гриценко была в мировом рейтинге на 37 позиции, и у нее были шансы попасть на Олимпиаду-96 в Атланте (США). Но для этого ей надо было улучшить свою рейтинговую позицию. Потому что допускалось к одиночным играм всего 36 женщин. Мы об этом особо не разговаривали, событий никто не нагнетал. Получится, так получится. Не получится – переживем. Однако постарались сделать все для того, чтобы получилось. Я со своей стороны, она – со своей. За это время Ира сыграла в 9 международных турнирах. Не

скажу, что она играла блестяще, но свою задачу выполнила. Международная федерация бадминтона включила ее в число участников Олимпийских  Игр и сообщила об этом в ФБРК.

Впервые в истории казахстанский игрок  добился права на участие в Олимпийском турнире по бадминтону!

Это было, конечно, событие. Однако руководство ФБРК отнеслось к этому событию, мягко говоря, безразлично. Вот если бы кто-нибудь из кустанайцев этого добился, тогда было бы совсем другое дело. Шуму было бы много. А то, что Караганда и здесь опередила Кустанай, еще раз подтверждало, что перевод ФБРК в Кустанай был ошибкой.  Поэтому  они предпочитали на всех уровнях об этом умалчивать, а если это не удавалось, представлять это событие как нечто незначительное, не заслуживающее внимания. А от включения Иры в команду РК для отправки  в Атланту они просто-напросто дистанцировались.  Резче говорить не могу, потому что из тех, о ком идет речь, не все живы. А «о мертвых либо хорошо, либо ничего».

После перевода ФБРК в Кустанай Карагандинский Облспорткомитет,  выполняя линию Минтурспорта, к тому времени уже вовсю занимался ликвидацией бадминтона в отделениях ШВСМ и УОР, и поэтому тоже дистанцировался. И те, и другие делали в это время все для того, чтобы нас угробить, и какая-то связь между ними, Минтурспортом и Олимпийским комитетом РК была. Хотя мне, конечно, об этом не сообщали. Ведь бадминтон в области числился тогда в приоритетных видах спорта.

В результате  Олимпийский комитет Казахстана не включил Иру в состав команды на выезд в Атланту. А надо мной, когда, видя, что больше некому,  я сам  попытался убедить в этом руководство Комитета, там просто издевались. Например, его председатель г-н

Акпаев сказал мне: «Даешь гарантию, что привезешь медаль – пошлем Гриценко на Олимпиаду». Комментарии, как говорится, излишни.

Мои родные уже давно и долго уговаривали меня уехать из Казахстана, а я все упирался. Жаль было созданного,  надеялся еще удержать ситуацию. Однако этот инцидент с Гриценко переполнил чашу моего терпения.  Именно после этого   я и моя семья подали документы на выезд в Германию.

Мюнхен. МТ «Кубок Баварии 1999.  Родион, я, Оля, Ира и Костя.

 

 

Германия. 2001-2008.

 

Я уже писал, что после того, как Иру Гриценко, допущенную Международной федерацией бадминтона и Международным олимпийским комитетом к участию в Олимпиаде-96, НОК Казахстана туда не пустил, я подал заявление о переезде в Германию на ПМЖ. И пока я ждал решения, а это продолжалось более 5 лет,   дела в карагандинском бадминтоне шли все хуже и хуже. Из бюджета выделялись крохи, каждый год все меньше и меньше,  но и их спортивные чины ухитрялись раскладывать по своим карманам всякими возможными и невозможными способами, и чем дальше, тем наглее. Причем чем выше чин, тем больше у него аппетит. И это ни для кого не секрет. Думаю, вряд ли ситуация изменилась к лучшему и сейчас. А спонсоров отсекли от спорта налоговыми законами.

 

В этих условиях каждый спорт выживал, как мог. У карагандинского бадминтона в последние 5 лет до моего отъезда в Германию  тоже был свой способ. Мы летели на турнир в Европу, а обратно ехали на подержанной автомашине, которую покупали в Германии. Машину эту загружали сравнительно недорогими воланами и ракетками, которыми меня в кредит обеспечивала одна оптовая бадминтонная фирма, хозяйка которой была просто  доброжелательным человеком. Серьезной прибыли с нас иметь она не могла. Почему она к нам была добра, до сих пор ломаю голову. Может быть, относилась с пониманием потому, что сама из бывшей ГДР. Так или иначе, однако мы обеспечивали себя спортинвентарем, который достать в Казахстане в те времена было невозможно. Конечно, весьма ограниченно, но все же обеспечивали. И продолжали работать. Машину я продавал, а полученную от этого скромную прибыль вновь пускал на приобретение очередной машины и партии спортинвентаря. И так 5 раз за 5 лет. Кстати, машину брал обычно в Баден-Вюртемберге или в Баварии. Потом порядка 6000 км добирались своим ходом до Караганды. В дороге, конечно, бывало всякое, но это тема отдельного разговора.  Бывало, что могли и не доехать... Но везло... Такие уж мы везучие.

Прибыль от продажи пригнанных машин все сокращалась, потому что подержанных машин на базаре становилось все больше, и они дешевели.  Одновременно возрастали аппетиты как самой таможни, так и ее сотрудников. Это был чистый произвол, если не сказать, беспредел. Причем с упором на «законные основания».

Что касается моих взаимоотношений со спортивным руководством и складывавшейся ситуации, некоторое представление об этом можно получить, прочитав статью Татьяны Тэн «48 дирижеров и один седой скрипач» в газете «Караван» № 44(546), стр. 51 за 3 ноября 2000 года,  и мою короткую статью «Бадминтон. Проблемы и пути их решения» в газете «Спорттрек» за 2 ноября 2000 года, стр.18. Наверное, эти статьи можно, при желании, найти в архивах  Карагандинской областной библиотеки или этих газет, если они еще существуют.

 

Вот на этом фоне я  и моя семья получили приглашение  на ПМЖ в Германию. Оснований, да и времени для колебаний уже не было. Известно, каждый переезд равносилен пожару, а такой... Однако не одни мы уезжали, об этом  много написано и

рассказано, поэтому не буду утомлять читателя  подробностями о наших семейных проблемах, связанных с ним.  Так или иначе, мы их решили.

Относительно бадминтона, я сделал, что мог, чтобы  система и методика подготовки игроков, выработанная за многие годы тренировок и соревнований, после моего отъезда сохранилась. В Караганде, в разных спортшколах, остались 6 тренеров по бадминтону: Виталий Макаров, Татьяна Макарова, Ольга Гафарова, Марина Панченко, Наталья Коваленко, Татьяна Коваленко. Все мои ученики, все мастера спорта, все с высшим физкультурным образованием. На основании моего рапорта старшим тренером области

вместо меня был назначен Виталий Макаров. А свою последнюю группу я передал Оле Гафаровой.

 

Естественно, после моего отъезда им пришлось некоторое время «побарахтаться», но в конце концов все стало на свои места, насколько это было возможно в тех условиях в то время. Начальство свою задачу выполнило: неудобного Шварцмана «выжили». Поэтому к оставшимся надо было, хотя бы сначала, относиться подоброжелательнее, помягче,  чтобы не угробить бадминтон до конца.

 

В середине декабря 2001 года я со своей семьей  прибыл в Германию. Местом проживания нам, по моей просьбе, высказанной еще в анкете, написанной в 1996 году, была назначена

земля Баден-Вюртемберг. Нас распределили в городок Хехинген, в 60 км на юг от Штутгарта, столицы земли.

 

Мне шел 70-й год, но желание работать еще не пропало. Здоровьем тоже бог не обидел.  Уверенность в себе я ни в коей мере не потерял. Не сомневался, что как тренер смогу быть полезным в любом коллективе. В то же время, чтобы начать работать, надо было получить хотя бы основы знаний немецкого языка. Иначе как объясняться со спортсменами? В моем возрасте здесь на языковые курсы уже не берут, но мне повезло, взяли. Подробности опускаю, для облегчения повествования. Через 6 месяцев, летом 2002 года,  я эти курсы  окончил. Был при этом  в числе первых  в группе.

 

Устройство на работу здесь вообще проблема. А в моем возрасте и с моим стартовым знанием языка... Кроме этого, среди прочих требовались бумаги о моем спортивном образовании и тренерской категории. А я тренер-самоучка, однако с высшим техническим образованием... Правда, бумагу о моей высшей тренерской категории Боря Мусафиров, который в те годы был исполнительным директором ФБРК, мне прислал. В Германии не очень-то признают такие документы с просторов СНГ.  Но мои признали. И, забегая вперед, скажу: не пожалели об этом.

 

В октябре 2002 года я начал работать тренером по бадминтону в Нойхаузене, на север от Хехингена, недалеко от Штутгартского аэропорта. В ноябре 2004 уволился по собственному желанию и перешел в Шпайхинген, 60 км на юг от Хехингена. Ездил на работу своим ходом. Туда – сюда 120 км. За час тренировки мне платили на первой работе 15, на второй 20 евро.  Проводил я всего  2, потом в Шпайхингене 3 двухчасовых  тренировки в неделю.  Больше моим работодателям  не нужно было.  Это меня очень удивляло поначалу, потому что много лет я делал еженедельно по 10 тренировок. Такой режим был и в УОР, и в ШВСМ. Но там я работал с МСМК, мастерами спорта и кандидатами в мастера, победителями и призерами многих чемпионатов и первенств СССР и РК. А здесь пришлось вернуться на 35 лет назад и все начинать сначала: работать с новичками, с детьми. Далеко не все в этом процессе было для меня повторением пройденного. Многое было внове. Сейчас, через 6 лет после начала этой работы, процесс

узнавания чего-то нового здесь для меня еще продолжается. Как говорится, «век живи – век учись»… Конец этой пословицы читателю известен.

 

Но попробую рассказать  об этом несколько подробнее, потому что здесь новое и старое для меня перемешались так, что трудно сказать, где какое.

 

Как известно, навыки правильного выполнения ударно-беговых движений,  которые, если не считать психологии, и составляют суть игры, нарабатываются путем многократного

повторения на тренировках. Чем чаще тренировка, тем быстрее они усваиваются. И наоборот, чем реже, тем медленнее.

По моим многолетним наблюдениям, 3 тренировки в неделю это минимум, при котором начинающий игрок может не забыть то, чему его учили на предыдущей тренировке. (Из-за этого я и поменял Нойхаузен на Шпайхинген). И, при соответствующих мотивации и усердии, довести через некоторое время  этот удар или эту ударно-беговую связку до некоторого автоматизма.

А при двух и менее тренировках в неделю паузы между ними столь велики, что спортсмен «забывает» то, что делал на предыдущей тренировке, даже если старался. Конечно, способности у людей разные, но это едва ли не «общее место». Обучение тому или иному элементу техники каждый раз приходится начинать сначала. Время и деньги, потраченные

на это, теряются почти безвозвратно. Такой режим тренировки экономически нецелесообразен.

Что же говорить о случаях, когда игрок ухитряется еще и эти тренировки пропускать, а когда присутствует, позволяет себе балдеть или «сачковать» под разными предлогами.

 

Вот это я и пытался объяснить своим новым спортивным начальникам. (Фактически, я  со своим уставом лез в чужой монастырь. Но это я понял несколько позже) Они с пониманием относились к моим объяснениям, но менять что-либо в своих решениях не могли. На такие изменения у них просто не было ни полномочий, ни денег.

 

Дело в том, что детям и их родителям это нужно далеко не всегда. Три тренировки в неделю для большинства даже много. Дай бог посетить хотя бы две. Потому что  главное, и  гораздо жестче, чем в бывшем СССР, это  учеба в школе и выполнение школьных домашних заданий.  Они занимают большую часть времени.  Очень мало детей, у которых интерес к бадминтону стоит на втором месте (на первом - школа). Даже у тех, кто приходит на тренировки по бадминтону. Они одновременно ходят еще на тренировки по другим видам спорта,  которые здесь популярны, или занимаются какой-либо музыкой или танцами. Среди всех этих интересов бадминтон у новичков находится где-то на третьем, четвертом месте, а то и еще дальше.

 

В этих условиях пришлось задуматься и о  конкурентноспособности бадминтона, в сравнении с другими видами спорта, и о мотивации игроков.

Положительные эмоции, которые дает бадминтон с первой минуты общения с ракеткой и воланом,  в любой точке планеты выводят его в первые ряды по части привлекательности для детей. Однако когда начинается «пахота» на тренировках и проигрыши одногруппникам, прелесть его для многих новичков в значительной степени меркнет. Вот здесь-то и начинается настоящая проверка компетентности тренера. От него требуется, с одной стороны, весь его профессионализм, а с другой стороны,  вся его доброжелательность и терпение, чтобы дети ему поверили и не спешили «отсеиваться». Но этого мало. Надо, чтобы их спортивный прогресс пошел по крайней мере не хуже, чем в соседних ферайнах. Еще лучше, когда он идет быстрее. Конечно, это дело не одного дня,

тренерская репутация создается годами. И на каждом новом месте заново, что же говорить о новой стране. Но когда доверие к тренеру появляется, оно  вносит свою лепту в конкурентноспособность бадминтона в данном конкретном ферайне.

В то же время, независимо от компетентности тренера, у родителей  существуют на этот счет  свои соображения. Например, одна мама, у которой очень способный 12-летний сын занимался одновременно теннисом, бадминтоном и ручным мячом, приоритеты между ними расставила так: 1 - ручной мяч, 2 - теннис, 3 - бадминтон. Ручной мяч, потому что в него играл отец, а также потому, что  Германия – чемпион мира 2007 среди мужских

команд; теннис, потому что в нем, если чего-нибудь достигнешь, можно и заработать; бадминтон - как приложение к первым двум для общефизической подготовки. Этот мальчик получил травму кисти, потому что я и тренер по ручному мячу учили его работать кистью, а в теннисе это не надо. С другой стороны, работа ног у бадминтониста совсем другая, чем у гандболиста, и это мальчику тоже постоянно мешало наладить координацию ударно-беговых движений. В конце концов он ушел из бадминтона по настоянию мамы, хотя сам  этого не хотел. Бог знает, может быть еще вернется, но много времени будет уже потеряно. Однако аналогичные примеры бывали у меня и в Караганде.

 

Мотивация также играет едва ли не основную роль в  процессе выбора своего спорта. Одни дети предпочитают командные игры личным, другие – наоборот. Для таких научиться побеждать своих сверстников – это один из основных мотивов, а для некоторых этот мотив на всю жизнь, на всех ее спортивных ступенях. Радость личной победы, которую сам завоевал, что может быть лучше?  Ради этого стоит потеть на тренировках.

И еще мотив – возможность «людей посмотреть и себя показать». Там, в Караганде, бадминтон был как «окно в мир» для многих детей из шахтерских семей, не имевших другой возможности, кроме спортивной, поехать в другой город, увидеть что-то новое, познакомиться и пообщаться со сверстниками. А бадминтонисты чаще, чем спортсмены других видов, выезжали на соревнования в другие города на территории Советского Союза. Причем география была весьма и весьма широкой, а ближайшие соперники находились не ближе, чем в 1000 км от нас. А когда наши игроки в составе сборной СССР стали выезжать на турниры за рубеж, действие этого мотива еще усилилось.

В Германии действие этого мотива  ощутимо заметно меньше, однако оно есть. Например, команда Шпайхингенской гимназии в последние годы регулярно завоевывает право на участие в финале общегерманских игр „Jugend trainiert für Olympia“, который проводится в Берлине. А в этом, 2008 году, такое право завоевали аж 2 команды: U19 и U15, т.е., возраст участников одной команды до 19 лет, второй – до 15 лет. Spaichingen - это городок с населением 11,5 тыс.чел., далекая окраина Германии, как расценивают свой городок сами дети. И для них попасть в столицу, в Берлин, это, конечно, мотив для регулярного посещения тренировок и «пахоты». Если же после всех трудов в команду не попадешь, это большое разочарование, вплоть до отсева по собственному желанию.

С другой стороны, уровень жизни здесь несравнимо выше. Большинство детей вместе с родителями летают и ездят в отпуска по всему миру без проблем. И бывает, не один раз в год. Кроме того, многие европейские достопримечательности находятся буквально поблизости, в Баден-Вюртемберге. Сел за руль и через час-два ты уже там. К тому же, от Туттлингена, где я теперь живу, до Швейцарии порядка 50 км, до Франции и Австрии – примерно по 100 км. Близко Италия, Бельгия, Голландия и т.д. Как говорится, вся Европа на ладони.   А на турниры по бадминтону детей возят родители на своих машинах. Причем ближайшие соперники находятся в 20-30 км., дальние – в 200-300 км.

Таким образом, основными мотивами для серьезной работы над собой и там, и здесь все-таки является желание побеждать, быть первым, а также посоревноваться и познакомиться со сверстниками из других мест.

 

Думаю, влияние высокого уровня жизни  сказывается еще и в том, что здесь люди, и дети в том числе, склонны получать от жизни больше удовольствий, прилагая для этого меньше усилий. Все мы к этому склонны, но  здесь, в Западной Европе, для приближения к такой жизни  больше возможностей, чем на других материках. И любую из этих возможностей они стараются не упустить. Соответственно, здесь для детей гораздо большую роль, чем в Караганде, играет  сам процесс, то есть, получение удовольствия непосредственно в ходе тренировки. Для них это весьма существенно. Происходит это,

видимо, в основном на подсознательном уровне. Неважно, что делать на тренировке, важно, чтобы было весело, чтобы в этом процессе у всех было бы хорошее настроение. Это и есть результат тренировки. А напрягаться для того, чтобы конкурировать с кем-то, бороться за победу, это неинтересно, доставляет мало удовольствия. Вот победить без усилий, не напрягаясь – это кайф.

Поэтому для многих прийти на тренировку или пропустить, прийти во-время или  опоздать, работать во время тренировки или  сачковать,  определяется именно с точки зрения только получения удовольствия. Спорт для таких - дело необязательное, в отличие от школы. Нужен  этот спорт в основном их родителям.

Таких детей много, но конечно, не все такие. Есть дети, которые не пропускают тренировок, внимательно слушают указания тренера, стараются возможно более правильно и точно выполнять  упражнения по освоению техники бадминтона, стремятся к

победе  над сверстниками в тренировочных играх. Им как раз это интересно,  в этом они находят удовольствие.  Именно такие представляют для  тренера интерес как потенциальные единомышленники. Бывает это нечасто, но если такое случается, то единомышленниками становятся не только дети, но и их родители. Из таких детей и вырастают в итоге настоящие спортсмены.

Чтобы дети не отсеивались, некоторые тренеры в основном развлекают их разными физическими упражнениями и веселыми подвижными  играми в ходе тренировки.  Дети у таких занимаются годами, практически не продвигаясь вперед в части освоения каких-либо элементов спорта и достижения результатов на турнирах. Можно предположить, что им просто нечего дать детям в смысле техники или тактики преподаваемого ими вида. Тем не менее, ценность их работы заключается в том, что они приобщают детей к нашему спорту. Однако если после такого ребенок попадает к серьезному тренеру, ему приходится довольно долго и мучительно переучиваться. Конечно, если он сам этого хочет. И тут ему впервые приходится знакомиться с терминами «хватка ракетки», «работа ног» и пр.

 

Для большинства родителей все эти перипетии безразличны. Для них важно, чтобы их дети были заняты чем-то подвижным, и значит, полезным для их физического развития. А с другой стороны, не болтались бы попусту на улице и не сидели часами у компьютера.

 

Лишь немногие начинающие спортсмены способны, конечно, с помощью родителей, в достаточно раннем  возрасте остановить свой выбор на определенном виде спорта.  Это очень хорошо, но для начала спортивного прогресса недостаточно. Надо еще понять, что тренируясь только в свое удовольствие,  без борьбы с конкурентами по группе и без «пахоты», т.е., многократного терпеливого повторения элементов техники и их комбинаций,  вряд ли возможно каких-либо серьезных результатов достичь.  Понимание этого тоже приходит к ребенку не сразу. Роль тренера в этом процессе основная, но и без поддержки родителей  никак не обойтись.

 

Тот, кто хочет здесь быть первым, вместе с родителями сам ищет пути своего спортивного совершенствования, и старается получить максимум пользы от каждой тренировки. А если в своем ферайне, по их мнению, пользы от тренировок недостаточно, ищут и находят

на стороне другого тренера, способного научить игрока недостающим ему элементам игры. Правда, за дополнительную тренировку и платить приходится дополнительно (порядка 15-30 евро за час тренировки) . Основные заинтересованные лица, они же  и инвесторы на всех этапах спортивного становления – родители спортсмена. Они платят членские взносы в ферайн (порядка 40-50 евро в год), покупают спортивную форму и инвентарь, возят спортсмена на тренировки и турниры на собственных машинах как по Германии, так и по Европе, и т.д., и т.п.  Между прочим, стоимость проезда на

собственной легковой машине, с учетом всех страховок, налогов и техобслуживания, составляет примерно 0,3-0,5 евро за один километр.

По мере улучшения результатов игрок допускается к турнирам все более высокого уровня: регион, бецирк (несколько регионов), земля, группа земель, страна, международные турниры. И чем выше уровень, тем больше расходов...

Что касается имеющихся здесь  спортивных школ-интернатов с государственным финансированием,  в них попадают  лишь немногие, в основном  самые достойные. Но школ этих совсем немного, а с отделениями бадминтона – еще меньше. Например, в Баден-Вюртемберге такой школы нет. С другой стороны, лучшие юные игроки далеко не всегда идут в эти школы, даже если их туда готовы принять. Предпочитают жить и играть дома.

 

Надо сказать, что в СССР описанная выше картина  работы с начинающими спортсменами была аналогичной.  Дети тоже искали себя одновременно в нескольких видах спорта или имели какие-то другие увлечения: «Драмкружок, кружок по фото, а мне еще и петь охота»...  И только потом уже, с течением времени, в зависимости от многих обстоятельств, определялись со своими симпатиями-антипатиями к какому-то конкретному спорту или искусству.  Надо думать, что и сейчас эта тенденция сохранилась. Что касается родителей – инвесторов своих детей, таких в советское время в моей тренерской практике не встречалось. Очень сомневаюсь, что сейчас ситуация  хоть как-то в этом смысле изменилась.

 

Но так было там только на старте. А дальше  определение детей  в спорте происходило  раньше и, я бы сказал, это более раннее самоопределение случалось несколько чаще, чем в Германии. Потому что там сохранились и действуют государственные детско-юношеские спортивные школы, в которые принимают всех новичков, учат технике и тактике игры с нуля и берут на себя практически все расходы по их спортивной подготовке. В этих ДЮСШ имеются группы бадминтонистов разного возраста и уровня подготовки, с ними работают достаточно квалифицированные специалисты.  Тренеры в этих школах  несут определенную ответственность за спортивную подготовку своих новичков,  потому что в этом заинтересовано государство. Оно  финансирует ДЮСШ, т.е., является основным инвестором. Расходы родителей это спортформа и ракетки игрока, и то не всегда. А зарплата тренера, содержание или аренда спортзала, выезды на турниры и множество других статей расходов,  осуществляются  за счет государства. В целях ускорения спортивного прогресса применяются всевозможные дополнительные меры. Например, для усиления конкуренции лучших игроков из разных групп могут объединить в одну. На следующем этапе  отбора сильнейших из ДЮСШ переводят в УОР или в ШВСМ, где работа идет уже на профессиональном уровне. Так было в Караганде, а сейчас так обстоит дело, насколько мне известно, в Москве, Нижнем Новгороде, Владивостоке и т.д.

 

Поэтому в 80 - 90-х годах юношеский  бадминтон в СССР был сильнее, чем на Западе. Примеры тому  я приводил в  главе «Девяностые 2». Однако соотношение сил и тогда, и особенно сейчас, меняется в пользу Запада по мере возмужания игроков. Лучшие юноши

и девушки здесь, начиная с 15-летнего возраста, попадают в команды различных лиг и сражаются там с сильнейшими взрослыми. Лиг этих здесь не меньше десятка, начиная от первой бундеслиги и кончая районными лигами разного уровня. Командные  турниры в этих лигах (14 игровых дней в год в каждой), плюс регулярные личные рейтинговые турниры (9-12 турниров в год), это само по себе большая школа накопления соревновательного опыта. И лучшие поднимаются по этой спортивной лестнице, год за годом переходя из одной лиги в другую, и становятся настоящими спортивными бойцами,

которых начинают замечать сначала земельные тренеры, а потом и тренеры национальной сборной.

А в Казахстане после распада СССР государственное финансирование спорта постоянно сокращалось и разворовывалось. И бадминтон, как и многие другие виды, пришел почти в полный упадок, в то время как на Западе прогресс все-таки шел. Хоть не быстро, но без остановки.

И пока он шел, отделения бадминтона в ДЮСШ все-таки выжили и продолжали работать, и в настоящее время  ситуация с их финансированием постепенно  улучшается. В связи с этим можно ожидать и улучшения результатов их работы, и ускорения развития юношеского бадминтона в СНГ.

 

Еще немного о конкуренции. Понятно, рано или поздно она возникает в каждой группе. Устанавливается также определенная иерархия: кто-то первый, кто-то второй, и т.д.. Очень хорошо, когда в группе постоянно появляются нарушители этой иерархии,  когда несколько игроков в группе хотят быть первыми и борются за это первенство. И некоторые, уже привыкшие быть первыми, очень удивляются, когда проигрывают тем, у кого раньше выигрывали. Вот тогда то и приходит время вспомнить о пропущенных тренировках, о невнимании к объяснениям тренера, о постоянном желании повеселиться или просто подурачиться во время тренировки в ущерб делу и т.д.  Многие отсеиваются. Другие остаются, но продолжают, как говорится, «молоть воду в ступе», не решаясь остановиться на  одном виде спорта. И лишь очень немногие находят свой настоящий  интерес в бадминтоне. Чем раньше это происходит, тем больше шансов стать настоящим игроком. Потому что пока одни теряют годы на поиски себя, другие, определившиеся, идут вперед. Попробуй потом их догони. Не каждому это дано.

 

И поскольку я сравниваю условия для спортивного прогресса детей, занимающихся  в местах моей прежней и нынешней работы, не помешает упомянуть еще о трех факторах, имеющих к этому делу непосредственное отношение: массовости,  спортивной базе и спортинвентаре.

 

Я уже говорил, что ближайшие наши соперники, Алма-Ата и Кустанай, находились в 1000 км от нас. Значительно позже, где-то уже после развала Союза, возник детский бадминтон  в Кокчетаве, который находится  в 500 км от Караганды, т.е., в 2 раза ближе. А всего, и это как правило, в ежегодных чемпионатах и первенствах Казахстана принимало участие 4-5 команд областей, редко на одну-две больше. Сколько детей занимается в каждой из этих областей бадминтоном, сказать трудно. Можно предположить: от 100-150  в  более продвинутых  до 15-20  в остальных. Таковы приблизительные оценки массовости спортивного детского бадминтона в областях Казахстана и в республике в целом.

Известно, что для любого спортсмена одним из решающих факторов прогресса и стимулов для продолжения занятий спортом является участие в соревнованиях. Встречаются между собой игроки в регулярных соревнованиях, имеются в виду первенства и чемпионаты РК, 1-3 раза в год, насколько мне известно. Более продвинутые стараются проводить собственные турниры, или принять участие в турнирах в России, или

чаще встречаться с другими, теперь зарубежными соседями. Однако полностью решить проблему накопления молодыми игроками соревновательного опыта, т.е., регулярно участвовать как минимум в 8 рейтинговых турнирах в год, а это норма Международной федерации бадминтона, удается  редко, если удается вообще. При таких расстояниях до соперников главная статья расходов это проезд, который, ко всему прочему, постоянно дорожает. Попытки компенсировать недостаток соревновательной практики увеличением числа или объема тренировок, как правило, эффекта не дают. Стимул не тот.

Для сравнения. В Баден-Вюртемберге (только в одной этой земле, а их в Германии 16), зарегистрировано более 300 ферайнов, в которых имеются отделения бадминтона. И в каждом отделении, наряду с толпой взрослых, есть детские группы. Конечно, далеко не в каждом таком отделении есть более или менее серьезный тренер. Но независимо от этого, мальчики и девочки из этих групп, при их желании и помощи родителей, могут в течение игрового сезона (октябрь – июль) принять участие, как минимум, в 9-10 рейтинговых турнирах, в каждом из которых первенство разыгрывается, как минимум,  в 5 возрастах: до 11, 13, 15, 17 и 19 лет. Т.е., здесь массовость по крайней мере в несколько десятков раз!!! выше, чем в Казахстане.  Есть с кем конкурировать и на ком расти.

 

В Караганде мне приходилось работать в спортивных залах, в которых размещалось от одной до 6 бадминтонных площадок. Лучшие 15 лет мы тренировались в спортзале треста Карагандапромстрой на 6 полях. Это были, по моей оценке, наилучшие условия в РК. Я могу об этом уверенно говорить, потому что в Казахстане мы играли везде, где был бадминтон.  Правда, и там деревянные полы периодически перегнивали настолько, что проваливались, и это было травмоопасно. Но полы своевременно ремонтировали, и вобщем это как-то не портило общего настроя. А по настоящему плохо стало, когда Казахстан стал суверенным. Через некоторое время после этого нас выгнали из этого спортзала под предлогом неуплаты все возраставшей арендной платы. Было достаточно мытарств, пока нам повезло и мы перебрались в легкоатлетический манеж. Бывало, что во время нашей тренировки одновременно тренировались прыгуны в длину, в высоту, или с шестом, которым нужна была для разбега часть нашей территории. А нам для игры  – ихней. Мы мешали друг другу, но благополучно уживались. Нас объединяла общая беда. Все тренеры и спортсмены относились друг к другу с пониманием. И это приятно вспомнить.  Были зимы, когда в манеже не было отопления, но жизнь продолжалась, мы все вместе тренировались без всяких скидок и взаимных обид.

В Германии, в сравнении с местами, где я раньше работал, спортивная база просто могучая. В каждой, даже маленькой деревне, в каждой школе, есть свой спортзал, в котором размещаются, как минимум, 9 полей для бадминтона с синтетическими полами, соответствующими европейским спортивным нормам. Все вновь построенные залы сдаются сразу с разметкой для всех игр, которые там предусмотрены: волейбол, баскетбол, гандбол, теннис, бадминтон и т.д. Весь пол расчерчен линиями разного цвета и толщины, и ни у одного спортсмена, какую бы должность он ни занимал, во что бы ни играл, даже мысли не возникает, что какая-то разметка ему  мешает.

 

В связи с этим не могу не вспомнить, что в Караганде, при всей нищете спортивной базы,  и до сих пор в лучших спортзалах (например, «Промстрой») есть только одна разметка. В зависимости от того, во что играет аким, его зам, или еще какой-нибудь чиновник. Как правило, это либо теннис, либо что-то похожее на футбол. Ничего другого разметить там не дадут. Не дай бог, босс увидит, да еще скажет, что в этих линиях можно запутаться.  И настоящих спортсменов  тренироваться туда не пустят. Просто денег на аренду никто не даст. Сколько я в свое время от этого произвола натерпелся, даже вспоминать неохота. В Германии этой проблемы просто нет.

 

Что касается спортинвентаря, в начале этой главы я писал, как он нам доставался в суверенном Казахстане. При этом в спортивном магазине, принадлежавшем тогдашнему депутату мажилиса Казахстана, а затем председателю Карагандинского облспорткомитета  В.Л.Громову и находившемся поэтому прямо во Дворце спорта, продавались китайские воланы и ракетки. Продавались сравнительно недорого (а покупались Громовым в Китае вообще за копейки), но прибыль получал г-н Громов как минимум двойную. Я был те

годы пару раз в Китае и профессионально интересовался, естественно, в первую очередь этим. Поэтому говорю не по-наслышке. И какая же это была неописуемая гадость! Даже для начинающих это были выброшенные деньги. Подозреваю, что ситуация с этим вряд-ли улучшилась и сейчас. Зато купец Громов свою прибыль с этого дерьма продолжает получать.

В Германии же с воланами и ракетками нет проблем. Покупай любые, любой фирмы. Можно и через интернет. Были бы деньги.

 

Свою тренерскую карьеру в СССР я начинал, когда мне было  33. Тогда я мало что знал о бадминтоне. Не зря говорят: «Если бы молодость знала, если бы старость могла...» А дети

и там и здесь весьма ироничны и скептичны. И каждый по-своему реагирует на указания и советы тренера, даже когда получает их на чистом  русском языке.

А когда  на ломаном немецком? Скрывать свои чувства в большинстве таких случаев не только дети, но и взрослые не умеют, им смешно, и это вполне естественно. Не каждый с первого раза понимает, что суть в том, чтобы  вникнуть в  смысл сказанного и постараться выполнить его как можно правильнее. В результате получить от этого пользу для себя. Вместо того, чтобы бездумно иронизировать над ошибками тренера в немецкой фонетике и грамматике, теряя при этом дорогое тренировочное время.

В конце концов, решающим средством в поиске взаимопонимания с игроками является индивидуальный подход. В большинстве случаев мне удавалось его найти и там, и здесь, но всегда для этого требуется некоторое время. Там  удавалось сравнительно быстро налаживать доверительные отношения с детьми, которые у меня тренировались, и их родителями Во всяком случае, гораздо быстрее, чем здесь. Здесь мне тоже это удается, но несколько труднее. Думаю, сказываются  эти два фактора, о которых я уже упоминал: возраст и язык.

 

От возраста, как говорится, никуда не денешься. А для преодоления фактора языка мне пришлось прибегнуть к объяснениям тренировочных заданий не только на словах, но и на бумаге: с помощью схем этих заданий. Несколько слов об этих схемах. В 60-х годах прошлого века, в самом начале  тренерской карьеры, я начал прибегать к их помощи, чтобы прояснить для  себя смысл тех или иных тактических решений или идей, которые появлялись в мозгу, но не были еще самому до конца понятны. Я пользуюсь этим приемом уже больше 40 лет, и считаю его весьма полезным. Под схемами имеются в виду нанесенные на бумагу (вид на площадку сверху) варианты и последовательность игровых действий с обеих сторон, виды и направление ударов, позиции и передвижения игроков на площадке. Во время турниров я также делал наброски схем, чтобы не забыть какие-то впечатляющие, с моей точки зрения, тактические комбинации тогдашних асов бадминтона. Потом применял их в нашей тренировочной практике.

Рисовал эти схемы, пользуясь своим инженерным опытом, и это не составляло особого труда. В дальнейшем схемы во многом  способствовали развитию игрового мышления, как моего собственного, так и игроков, и легли в основу  многих тренировочных упражнений, которые  успешно применялись и применяются в Караганде сейчас. Когда схема откладывалась  в памяти, бумагу выбрасывал. Игрокам же объяснял задания на словах. На русском языке это не составляло проблем.

В Германии пришлось вспомнить об этих схемах с самого начала работы. Без них я был буквально как без рук, потому что слов немецких в моем лексиконе существенно нехватало. А схемы в основном остались в памяти, надо было только вернуть их на бумагу. Но теперь пришлось их не набрасывать, а чертить на самом деле. С таким расчетом, чтобы было понятно не только мне, но и детям, с которыми работаю.

Использование этого метода позволило ускорить налаживание  общения и взаимного доверия с ними. Кстати, и с немецким языком стало полегче: ему я учился у своих спортсменов. А дальнейшая практика применения тактических схем  как тренировочных упражнений показала, что этот метод способствует ускорению спортивного прогресса игроков, которые с его помощью тренируются.

 

В процессе тренировок приходится периодически возвращаться к повтору тех или иных ударно-беговых движений и их комбинаций. Как говорится, «повторение – мать учения». Соответственно, и чертить схемы приходилось каждый раз заново. В ходе этой работы однажды как-то сама собой пришла мысль, что не мешало бы попробовать систематизировать  многообразие направлений ударов и передвижений бадминтониста, изображаемое схематически. Тогда при необходимости повторения той или иной тренировочной комбинации можно было-бы не вспоминать ее графику заново, а просто найти нужную схему в  имеющейся системе.

Я  исследовал эту возможность. И оказалось, что  до 4-х ударов, т.е., до 2 ударов с каждой стороны, получилась довольно логичная, стройная и компактная система тактических схем, которые можно использовать и как тренировочные упражнения. Схемы замкнутые, т.е., кончается каждая комбинация там же, где начинается. А это позволяет применять их с требованием многократного  повтора без потери волана, что способствует, наряду со многими другими полезными навыками, наработке игровой выносливости. Свойство весьма немаловажное для начинающих игроков.

Безусловно, эта система отнюдь не исчерпывает тактических возможностей игры, потому что большинство реальных игровых комбинаций двумя ударами с каждой стороны не заканчивается. Но я ее принял за базу, на основе которой строю свой тренировочный процесс. В развитие этой системы периодически возникают новые тренировочные упражнения и тактические схемы с числом ударов и более 4-х, причем необязательно четным. Создавать же систему тактических схем с количеством ударов более 4-х, на мой взгляд, нецелесообразно. Она перестает быть компактной, становится громоздкой. С другой стороны, надо же оставить простор для импровизации заинтересованных лиц.

Конечно, система сама по себе не работает. Чтобы она ожила и принесла пользу, нужна еще и самоотдача всех участников тренировки, как тренеров, так и игроков.

Здесь, в Германии, мне встречалось и такое мнение: кто применяет схемы, тот норовит попользоваться готовеньким, а сам думать не хочет. Поэтому тренерская работа перестает быть творческой и  становится  бесперспективной.

У меня на этот счет мнение диаметрально противоположное. В каждой тактической схеме скрыто как несколько вариантов ударно-беговых движений, так и некоторое количество реальных игровых комбинаций, направленных на повышение скорости, скрытности, точности и т.д. Все эти варианты и комбинации можно и нужно нарабатывать на тренировках, чтобы потом применить в турнирных условиях. Но чтобы их раскрыть, придется, глядя на любую схему, пошевелить мозгами.

Кроме того, я уже говорил о том, что едва ли не каждую схему можно продолжить, т.е., увеличить число ударов с каждой стороны с тем, чтобы закончить комбинацию в нужном

углу или нужным ударом. Или еще с какой-то целью, например, измотать противника. Для такой работы требуется живая мысль, импровизация и изобретательность работающих с системой тренеров и игроков. А это, в свою очередь, способствует развитию их игрового мышления.  Следовательно, повышению квалификации тренеров и спортивному прогрессу спортсменов.

Поскольку я вновь начал работать с детьми, пришлось вспомнить  и о приспособлениях для тренировки, потому что набрасывать волан игрокам в моем возрасте становится все труднее. Кроме того, набрасывание не всегда самый эффективный способ работы.

30 лет назад, в 1978 году, я получил авторское свидетельство СССР на изобретение под названием «Устройство для тренировки бадминтонистов», а применял его в Кировской ДЮСШ еще в предшествовавшие этому годы. Это была громоздкая  стойка, упиравшаяся одним концом в пол, а другим – в потолок под балконом, на которой было закреплено устройство типа лука, которое можно было поворачивать и переставлять по высоте.

Наверное, Вова Николенко и другие игроки его поколения и старше еще помнят это устройство, потому что оно мешало играть в футбол.

Здесь я этот «лук», а заодно и «удочку», поставил на сравнительно легкие подвижные стойки, которые можно ставить в любой точке корта и соответственно, отрабатывать на них любые нужные удары и подходы к волану для этих ударов. А после использования – спокойно убирать из зала. Подал заявку и получил на эти устройства немецкий патент.

Много лет, и не у меня одного, болит голова по поводу машины для набрасывания воланов. Существует несколько серийно выпускаемых конструкций автоматов для тенниса, настольного тенниса, даже для футбола. Это все для круглых мячей. А как же быть с воланом, с его юбкой из перьев? В конце концов недавно появилась и на эту тему одна патентноспособная мысль. Правда, лишь на полуавтомат. Попробую и ее постепенно реализовать, если хватит сил и времени.

А теперь немного о результатах моей работы здесь, хотя если всерьез, то говорить об этом рановато. Мой карагандинский тренерский стаж – 36 лет практически на одном месте, а здесь – всего 6, причем в двух разных  городах. И тем не менее.

В Нойхаузене, где я работал в 2002-2004 годах, один юноша – Simon Kiefer несколько лет был 1-2 в рейтинге Баден-Вюртемберга, отмечался и в рейтинге Германии. Сейчас работает тренером по бадминтону в Эсслингене и продолжает играть. А из числа детей, с которыми я тогда работал, еще 3 юноши появились в первых пятерках Северного Вюртемберга в своих возрастах (U17, U19) по рейтингу на октябрь 2008. Насколько мне известно, в этом ферайне отродясь такого не бывало.  Тамошние тренеры в придачу к своим  усвоили в какой-то степени и мои тренировочные методы и пользуются ими, а родители не снижают усилий по поддержке своих  детей в их занятиях нашим спортом, и это дает результаты.

В Шпайхингене, где я  начал работать в начале 2005 года, когда-то был неплохой детский бадминтон, но ко времени моего прихода  он изрядно деградировал.  Хорошие тренеры ушли, а новые, молодые школьные учителя физкультуры, трудились в поте лица, но хорошего не получалось, и просвета не было видно. Видимо, это и было причиной того, что меня на эту работу взяли. По крайней мере, у них появился  «козел отпущения» на всякий случай. Однако за прошедшие 4 года такой случай не представился.

В 2006 году и в последующие годы большинство детей из группы, которую передали мне в 2005-м, стали занимать призовые места на рейтинговых турнирах, причем на турнирах все более высокого уровня. Я как-то посылал Витале Макарову статью из немецкой

местной газеты на эту тему. Были и другие публикации. Руководитель отделения бадминтона  даже как-то попенял мне, что ферайн интересуют не отдельные чемпионы, «это они уже проходили», а  командные бойцы. Я ему ответил, что как раз этим  и занимаюсь. Но чтобы успешно играть в команде, сначала надо добиться успеха в личных турнирах. Дальнейшие события подтвердили верность этой мысли.

Через год после моего прихода команда Шпайхингенской гимназии  выиграла командный чемпионат Баден-Вюртемберга среди школ и по этому результату была допущена к  участию в финале общегерманского турнира JtfO - „Jugend trainiert für Olympia“ в Берлине. Это комплексное соревнование включает в себя 16 видов спорта. Типа советской «Спартакиады школьников»,  но проводится ежегодно, а не раз в 4 года, как бывало у нас. Весомость этого турнира в Германии высокая. К примеру, финал турнира по бадминтону 2008 смотрела сама Ангела Меркель – канцлер страны. Она же вручала награды победителям. Вот такое внимание здесь руководство страны уделяет юношескому спорту и в том числе бадминтону. (Вспомните, как мы выиграли Кубок СССР. Есть разница?)

В финал этого турнира попадают в основном команды специализированных спортивных школ, по одной от каждой земли, следовательно, всего 16 команд-чемпионов своих земель. Финал проводится всего в двух возрастах: до 15 и до 19 лет. Так вот наша команда, из обычной, а не спортивной гимназии, уже 3 года подряд становится чемпионом Баден-Вюртемберга и последовательно улучшает свои позиции в финале JtfO в Берлине: 2006 – 13, 2007 – 9, 2008 – 6. Команда состоит  из детей моей первой группы. Дети второй моей группы, составившие команду в возрасте до 15 лет, тоже в 2008 году выиграли чемпионат Б-В в своем возрасте, попали на берлинский финал и заняли там 11 место. По сравнению с 13-м в 2006-м  это все же немного лучше.

А вот самый последний результат: 26.10.08, второй региональный рейтинговый одиночный турнир в Виллингене. Сейчас у меня тренируется 8 человек и все они участвовали в этом турнире. Из них возрасте до 17 лет юноши  заняли 1, 2, 3, 4 места подряд, девушки 1  и 2 места, плюс одна в возрасте до 15 лет – 2 место.

Иногда хочется чего-то большего, чего-нибудь более близкого к спорту серьезных достижений, чем я занимался в лучшие свои тренерские годы в Караганде. Будь я помоложе, наверное, что-нибудь предпринял бы в этом плане.  Например, поискал бы работу в отделении бадминтона специализированной спортивной школы. Но теперь, на 77-м году, это напрасная трата времени.  Потому что для большинства спортивных начальников возраст это непреодолимая преграда. С их точки зрения, желание работать в таком возрасте это просто старческий маразм.

С другой стороны, есть мысль и о том, что все, что ни делается – к лучшему. Молодые шпайхингенские тренеры старательно приобщают детей к бадминтону, может быть даже им удается привить любовь к нашему спорту некоторым. И это главное. Потом эти дети попадают в мою группу, и  приходится править их технику, начиная с игровой стойки и хватки ракетки, объяснять азы тактики игры и т.д. Известно, что исправить технику иногда сложнее, чем поставить ее сначала, но если ребенок хочет побеждать и понимает, что для этого он должен  сделать, это уже позитив. Эта юношеская энергия передается и мне и побуждает к  поиску новых путей в тренировочном процессе. Так мы становимся взаимно полезны друг другу. В результате рождаются новые игроки и продлевается моя тренерская жизнь. Как далеко удастся им подняться вверх по спортивной лестнице, и как долго еще я буду с ними  работать, покажет время.

 

 

1 ноября 2010, 16:39
17396

Загрузка...
Loading...

Комментарии

Один, почему ты такой жестокий?
добрый день. Я Орманов Аскар. из Шымкента(надеюсь Вы меня помнитетренировался у Урсова АЮ, играл в своё время против ваших игроков), сейчас старший тренер Национальной сборной РК по бадминтону. Сменил на этом посту Дмитриева Игоря, и полностью согласен с тем что вы написали в адрес костаная. прочитал ваш мемуары и честно говоря немного в шоке. сейчас мы ведем планомерную подготовку к олимпийским играм 2012 года. вроде и деньги даже получается выбить, как мы можем позаимствовать ваш опыт в нашем общем деле?

Оставьте свой комментарий

Спасибо за открытие блога в Yvision.kz! Чтобы убедиться в отсутствии спама, все комментарии новых пользователей проходят премодерацию. Соблюдение правил нашей блог-платформы ускорит ваш переход в категорию надежных пользователей, не нуждающихся в премодерации. Обязательно прочтите наши правила по указанной ссылке: Правила

Также можно нажать Ctrl+Enter

Популярные посты

Нет ничего более вдохновляющего, чем видеть стада сайгаков. Не зря их называют «киелі»

Нет ничего более вдохновляющего, чем видеть стада сайгаков. Не зря их называют «киелі»

В начале 2000-х годов в уральской популяции оставалось только 2500 сайгаков. Сейчас благодаря охране от браконьеров их численность выросла до 100 тысяч.
theYakov
17 июля 2017 / 17:55
  • 8875
  • 3
Ресторанный консенсус в Казахстане: мужчина платит всегда

Ресторанный консенсус в Казахстане: мужчина платит всегда

Ресторанный консенсус в этой стране таков, что если речь идет именно о свидании, то оплачивает его на 100% из 100 именно мужчина. Пытаться его расшатать - это достаточно дорогое удовольствие.
convoluted
17 июля 2017 / 15:32
Решили рискнуть и обратиться к риэлторам. И этим людям мы доверяем свой ночлег?

Решили рискнуть и обратиться к риэлторам. И этим людям мы доверяем свой ночлег?

Звоним риэлтору, говорим, верните наши 15 000 тг, так как ваша клиентка нас кинула. По его словам, он вернуть деньги больше не может. Не имеет право.
decorus
17 июля 2017 / 14:48
  • 3184
  • 15
Польша – страна простых решений. Почему они смогли, а мы еще нет?

Польша – страна простых решений. Почему они смогли, а мы еще нет?

В Польше вообще очень много понятного и простого – инфраструктура, коммуникации и дороги прежде всего, льготы в образовании, поляки вообще получают его бесплатно. А урожай побольше нашего.
Shimanskaya
17 июля 2017 / 16:08
  • 3323
  • 37
«Алматы – город, летящий под откос», или Кто заказал утку у российского блогера

«Алматы – город, летящий под откос», или Кто заказал утку у российского блогера

Некий блогер Сергей Никитский неустанно пишет о Казахстане, Астане, Экспо и посвящает два материала Алматы, причём подчёркнуто называет город Алма-Ата.
Langdon
19 июля 2017 / 15:44
  • 3320
  • 56
Один из способов выиграть суд против коллекторов

Один из способов выиграть суд против коллекторов

Сегодня в своем посте я постараюсь рассказать, как выиграть суд против некоторых коллекторских компании в нашей стране. Чем отличается коллекторское агенство от обычного банка?
Advokot
18 июля 2017 / 15:31
  • 2905
  • 10
«Язык мой – враг мой», или 7 причин никогда не разговаривать с полицией

«Язык мой – враг мой», или 7 причин никогда не разговаривать с полицией

На этот раз пост очень важный и необходим к прочтению каждым! Не поленитесь и уделите время прочтению. Ни в коем случае, не разговаривайте с полицейскими до прихода вашего адвоката!
asselsabekova
18 июля 2017 / 14:19
  • 3026
  • 31
Книга, которая сэкономит вам 150 тысяч долларов и два года жизни

Книга, которая сэкономит вам 150 тысяч долларов и два года жизни

Автор утверждает, что программы МБА не дают никакого позитивного выхлопа, если ты уже не являешься владельцем или наследником прибыльного бизнеса. Знания МБА можно получить бесплатно, уверяет он.
Aks_Ras
19 июля 2017 / 16:28
  • 2476
  • 2
Госорганы, ответственные за жизни детей, хранят молчание. У них в отчетах все хорошо

Госорганы, ответственные за жизни детей, хранят молчание. У них в отчетах все хорошо

Вчера все информационные агентства страны передали сообщение, которое заставило забиться в ужасе сердца всех матерей страны. В мусорном контейнере города Сатпаев было обнаружено тело новорожденной девочки.
AliyaSadyrbaeva
19 июля 2017 / 11:06
  • 2213
  • 18