Три казахских писателя, которых стоит читать и перечитывать

Нежный Ком 2017-11-14 02:59
1959
10
0
17

Начну с классики казахской литературы. Читать начала давно, только не помню на каком языке стала читать в первый раз серьезные книги, на русском или казахском.

Как и обещала в предыдущем посте, сегодня представляю свой обязательный список казахских писателей к чтению. Если о себе, читать начала давно, только не помню на каком языке стала читать в первый раз серьезные книги, на русском или казахском. Помню только печатный текст давался со скрипом, было совсем неинтересно читать первые книги без картинки, потом как стала смекать, втянулась. Начну с классики казахской литературы, Сабита Муканова.

Каждое лето ездила в совхоз к дедушке с бабушкой, дома у деда была библиотека из казахских книг. Сабит Муканов с его книгой "Школа жизни" была для меня первой большой книгой на казахском, до него читала всякие Ертегілер, балаларға арналған кітаптар, оқулықтар.

(обложку "Өмір мектебі" не нашла, зато вот портрет.)

Книга С.Муканова настолько меня поразила, что я долгое время ее пересказывала, рекомендовала по-детски всем. Вообще советских Г.Мусрепова, Г.Мустафина и С.Муканова отношу в одну категорию, их печатали, их книги переводили на русский язык. Они были популярны. Даже какое-то время читала на русском казахских писателей, пока не надоело в двадцатый раз перечитывать что такое юрта и ее принадлежности. Они же воспевали становление советской власти в старом укладе казахского общества, их герои не редко живут в юртах, и в двадцатый раз читаю, что такое юрта на русском. Из-за юрты можно сказать, начала читать на казахском, и в казахской книге не было сносок про казахский быт, я просто читала роман.

Вторым автором был для меня Мухтар Мағауин, ну в плане того, что оставившим след в моей памяти. Его роман "Гибель борзого" про казахскую борзую собаку. Эту книгу читала в русском переводе, но осталась в памяти фраза "в чем мать родила", я еще долго додумывала, почему так написано "в чем мать родила" про взрослого человека и забыла, вспомнила когда разбирали этот роман в университете. Смеху было от моих воспоминаний..

 

Про казахский язык Мухтара Магауина ничего сказать не могу, не читала его произведения в оригинале, но перевод сильный, не могу же забыть до сих пор.

Потом в старших классах читала И.Есемберлина, его "Ғашықтар" и совсем не удивлялась эротичности его повествования. Для меня М.Мағауин и И.Есемберлин из одной когорты, пишут исторические романы, там бывают сцены любви. Их произведения переведены на русский язык, так что массово можно читать, возможно, через русский переведены и на другие языки мира.

 

В 11 классе мы читали казахских писателей начала ХХ-го века, реабилитированных алашордынцев. С.Сейфуллина знают все, может быть, потому что самая длинная улица Алматы названа в честь его. Оказалось таких вот, как Сакен Сейфуллин, не один человек. Магжан Жумабаев, Султанмахмут Торайгыров, Ильяс Жансугуров, Бейімбет Майлин, Ахмет Байтурсынов, Алихан Бокейханов, Мухамеджан Тынышпаев. Некоторые их произведения были знакомы, но большая часть была под запретом до 1990 г. Из этой когорты меня больше всего удивил Жүсіпбек Аймауытов.

Назову его третьим автором своего списка. Его роман "Ақбілек" может быть даже первый в списке международной любви казашки с неказахом, причем писал мужчина казах. Здесь главное как он пишет, ничего подобного до и после Ж.Аймауытова не читала на казахском, проза как стихотворный слог, читала с удовольствием, никаких заунывных длинных предложений как у Мухтара Омархановича Ауэзова (да простит меня дух его).

 
Өскеменнің ар жағында, Бұқтарманың оң жағында әлемге
аян Алтай бар.
Сол Алтайдың күнгейінен құбыла жаққа құлай аққан, құлай
ағып Ертіс түскен, күр-күр еткен Күршім бар.
Алтай Күршім не заманнан қалың Найман мекені. Сол Ал-
таймен сол Күршімнің қысы қыспақ, жазы самал, күн жылт
етсе төрт түлік мал қарағайлы Қарт Алтайдың, Алтай сынды
анасының көкірегін аймаласып, тыраңдасып, мәйек басып, ма-
мырласып жатқаны.
Қарт Алтайдың қақ басында, алақанның аясында, бал
татыған айна сулы, түрі де аспан, сыры да аспан, шарап сулы
Марқакөлі. Марқакөлді алқалаған, ақ ауылды Алтай елі. Алтай
елі – алтай жазы тау еркесі – киік болып, өзге елдерден биік бо-
лып, Марқакөлдің самалына сайран етіп жатқаны. Марқакөл-
дің суы балдай. Марқакөлдің суын ішіп, отын жеген сары
қарын, тұтам емшек жануардың бауырынан сүт сорғалап, сүт
емес-ау адам дәл хор қызын құшқандай боп, беті шиқан дуыл-
дайды; ауызы қобыз гуілдейді; мас болады, жас болады; жел
жетпеске мініп алып, Алтай тауын дүрсілдетіп, таудың тасын
күтірлетіп, көкпар, жарыс, алыс-жұлыс асыр салып жатқаны.
Әлгі Алтайдың аруларын айтуға тіл жетпейді. Алтын, күміс
– Алтай кені; алтын сырға алты қарыс алып түсіп құлақтарын,
жүзі Алтайдың айындай боп, көзі құралайындай боп, күлкісі
атқан таңындай боп, бойы Қопа талындай боп, былқ-сылқ
етіп бұраңдасып, күлбіресіп, көлеңдесіп, езу тартса есің кетіп,
сұңқыл қақса, шым-шым етіп, бойың босап, ойың босап,
қиялың қиян кезеді.
Кеп онда емес-ау, жарандар! Бер қараңдар, құлағың сал!
Тыңдаушылар анталаса, кеп құрайын бір тамаша. Ертегі
емес, ертеде емес, ұзын да емес, келте де емес, қарапайым
қара сөзбен бір әңгіме шертейін. Қысыр сөзді қысқартайын,
әңгімеме жол тартайын. Өлең сөзге олақ едім, күйлі емес деп
қомсынбаңдар.

Написано прозой, но читается как стих, дух захватывает сперва от Алтайских гор, затем от алтайских девиц.. не знаю переведен ли Ж.Аймауытов на русский язык. Но такую слаженную речь трудно будет передать на другой язык.

 

Если вы пытаетесь ознакомиться с культурой казахского народа до советского периода, думаю, эти авторы вам хоть как-то откроют завесу нашего прошлого.

А для изучающих казахский язык можно взять книгу на казахском и книгу на русском одного автора, и алга, как делали некоторые мои одноклассницы.

 

Оцените пост

17

Комментарии

Чтобы написать комментарий нужно войти в систему