Кто такие казахские националисты? О первой и второй волне, и не только

openqazaqstan 2017 M09 20
1701
297
47
0

«...Успех казахских националистов – в том, что из касты неприкасаемых, из людей, которых пытались сделать пугалом, мы превратились в абсолютный мейнстрим, в респектабельных политиков».

«...Успех казахских националистов – в том, что из касты неприкасаемых, из людей, которых пытались сделать пугалом, мы превратились в абсолютный мейнстрим, в респектабельных политиков. Нас воспринимают власть, бизнес, международное сообщество; мы встречаемся с послами, президентами стран. Мы не являемся картонными страшилками, мы – люди, которые объективно смотрят на жизнь и формируют общественный дискурс»

Айдос Сарым, 20 сентября 2017

Эти слова Айдоса Сарыма сегодня вдруг выскочили в «цитату дня» на «Матрице kz». Не зря, наверное. Они заставили задуматься о многом. О самом Сарыме, кстати, стоит сказать отдельно. Он действительно яркий полемист, блестящий публицист-билингвал, одинаково идеально владеющий как языком Абая, так и Пушкина, – в общем, умница. Сарым на самом деле мог бы превратиться в респектабельного и достаточно адекватного политика, и, возможно, он им станет, а почему бы и нет. Он – не Шаханов с его ортодоксальным упрямством, он не Мамай с его честными и очень прямыми словами, но репутацией, сильно подпорченной коммерческими связями с забугорной аблязовской фрондой. Айдос Сарым говорит много интересных и в общем-то правильных слов о языках и языковой среде, о том, кто, как и почему учит или не учит казахский язык, о политике в этой сфере до и после 1991-го, об обществе «қазақ тiлi», о том же Шаханове и многом другом. С ним можно в чём-то поспорить, но это будет действительно интересная интеллектуальная дискуссия. Сарым знает, о чём говорит, ему известны тренды и в русскоязычной, и в казахскоязычной среде. И про себя он, наверное, действительно может сказать, что где-то, да, он и его единомышленники – в мейнстриме современного дискурса внутренней политики.

Но Сарым – это ещё не все казахские националисты.

Почему-то при слове «нацпат» (из нашего, да, казахстанского «политического новояза») воображение рисует совершенно иных типажей, чем Сарым. Ближе, пожалуй, к Шаханову или Тайжану. Таких, знаете, протестно-упёртых. Таких на кого-то вечно обиженных. В общем, один Сарым явно не делает погоды в той среде, с которой он себя ассоциирует.

Кто же они, казахские националисты? Какие идеи продвигают сегодня? Как связан тот национализм, который они олицетворяют, с патриотизмом, который они используют для продвижения своих идей «в массы»? И справедливо ли их называют «нацпатами», если их патриотизм – не одно и то же с привычным, «общим» нашим казахстанским патриотизмом?

Страшно сказать, но похоже, что значительная часть нашего общества не знает ответов на эти вопросы. Да, мы не знаем, кто они – казахские националисты. Да, они явно не картонные страшилки, у них есть имена (часто очень известные), есть свои твёрдые убеждения, а у некоторых – даже целые политические платформы. Однако главное, что интересует, это их конечные цели. Чего они сегодня хотят?

Созданное ещё на заре 1990-х при поддержке Мухтара Шаханова общество «қазақ тiлi» было, наверное, одной из первых ярко политизированных общественных организаций суверенного Казахстана. Представители «қазақ тiлi» объединялись вокруг интеллектуалов, старой казахскоязычной элиты Казахстана – писателей, поэтов, философов, историков. Общество «қазақ тiлi» в те смутные годы проделало действительно титаническую работу по продвижению и пропаганде истории, по популяризации великих личностей, олицетворяющих славное прошлое и великие подвиги казахского народа в борьбе с джунгарскими захватчиками, а также по разоблачению сталинских репрессий, выкосивших всю казахскую элиту в 1930-е. Они продвигали истории многочисленных наших акынов, поэтов, биев, жырау – тех, чьи имена народная память сохраняла столетиями. Тогда при активном участии общественников и учёных из «қазақ тiлi» Казахстан возвращал городам и аулам, районам и улицам забытые имена, переименовывая бесчисленные «первомайские», «кировские», «ленинские» и прочие совхозы-колхозы-районы так, как эти места назывались 70 – 100 лет назад, как они действительно должны были называться.

Та первая волна наших «национал-патриотов» проделала действительно колоссальную общественную работу, продвинув и приучив многонациональное население Казахстана к тому, что это – именно Казахстан, а не страна, как говорится, без рода-племени. И то главное, что они продвигали и к чему призывали, – это повсеместное, всеобщее изучение казахского языка.

Призывали они правильно, но радикально. Первые предложения полностью перевести всё делопроизводство в стране на казахский язык прозвучали от них ещё в 1993-94 годах, причём Шаханов с коллегами предлагали сделать это немедленно. Тогда риторика этих общественных деятелей не на шутку встревожила многих, особенно русскоязычных жителей страны. Времена стояли, мягко говоря, не шикарные, на фоне гиперинфляции и тотального простоя / банкротства предприятий народ занимался выживанием. А тут – пугающие призывы всё и вся перевести на казахский язык. Не секрет, что первая и самая мощная волна оттока русскоязычных из Казахстана в Россию пришлась именно на 1994 год, и спровоцирована она была не только экономическими проблемами, но и громкой провокационной риторикой тогдашних «нацпатов».

Принятая в 1995 году Конституция, закрепившая в Казахстане русский как официальный язык, используемый наравне с государственным, приостановила волну паники. Тогда же власти чётко дали понять, что внедрение казахского будет, да, но этот процесс должен идти постепенно. В общем, рвение нетерпеливых «нацпатов» притормозили. В то время всем – и их сторонникам в том числе – было понятно, что форсировать так называемый «языковой вопрос», тем более, брать за основу радикальные подходы в этом вопросе, для полиэтничного государства – дело крайне опасное.

Понятно это, кстати, и сегодня, 22 года спустя. Пример Украины-2014 наглядно показал, как радикализм властей в языковом вопросе способен мгновенно расколоть государство, со всеми вытекающими последствиями, учитывая соседство «большого русского брата».

И последствия мы все видели.

Прав был президент Назарбаев в 1994-м, когда говорил, что крайности нам не нужны. Постепенность, последовательность, эволюционное развитие любого процесса – наш правильный, дальновидный восточный подход. Не торопиться, спокойно двигаться – это по-нашему, по-казахски.

Однако на практике наш Казахстан постигла другая крайность. Прошло уже около двадцати лет, подросло уже и «поколение независимости», а массовое внедрение казахского языка во все сферы жизни пока так и не состоялось. В общем-то, в стране было много других дел и проблем.

Хотя за это время наш государственный язык постепенно расширял свою сферу естественным образом. С одной стороны, росла доля населения титульной нации, использующего казахский как свой родной. С другой – во многих регионах распространение государственного языка вело к тому, что им начинало пользоваться всё больше неказахов. Сейчас в Южном Казахстане, например, любой местный русский запросто объяснится с вами по-казахски. Такого не было ещё лет десять назад. А дети – дети нетитульных национальностей уже повсеместно начали разговаривать на государственном языке. Кто-то получше, кто-то похуже, но ничего, общаются. На вопрос, заданный по-казахски, они уже не смотрят на тебя как на гостя из солнечной Африки. Объяснение простое: деток в школе наконец-то начали обучать казахскому более-менее качественно. И домашку задают, и на экзаменах строго спрашивают...

Прогресс, в общем, есть – естественный, постепенный. Такой, к которому и призывал Назарбаев двадцать с лишним лет назад. Нормальный эволюционный процесс. Советское поколение, выросшее и воспитанное полностью в русскоязычном формате, постепенно сменяют новые поколения, для которых двуязычный формат всё более естественен. Да, кстати, и это тоже важно отметить, – русского языка у нас в Казахстане не становится меньше. Он сохраняет свою универсальную коммуникационную роль. «Язык межнационального общения» – очень точное определение для русского, он у нас таковым был и останется. Казахстан как был, так и остаётся страной билингвалов, причём очень важно, что в их число теперь вливается всё больше неказахов. Казахи-то, скажем честно, всегда знали два языка. А вот остальные... Да, их незнание вызывало естественное недовольство, у многих возникал некоторый дискомфорт. Но теперь, надо признать, и остальные подтягиваются.

Естественный процесс, нормальный, эволюционный.

Зато за эти двадцать с лишним лет подросло уже следующее поколение «нацпатов». И вот с ним-то как раз всё сложнее, чем с поколением нашего уважаемого поэта Шаханова. К этому поколению относится не только Айдос Сарым, но и целый ряд других, весьма видных персон.

И вот эти некоторые – они, да... Они не просто сделали национал-патриотическую риторику частью нашего казахстанского политического поля. Они сделали эту риторику частью протестного, радикально-оппозиционного поля.

Да, умный, талантливый и очень справедливый по жизни парень, Жанболат Мамай, начал играть в одни ворота с Мухтаром Аблязовым и прочими радикалами, откровенно провозгласившими своей целью «казахстанский майдан». И Мухтар Тайжан туда же: его аккаунт в Фейсбуке сейчас растет, как на дрожжах, на протестной риторике. Есть и другие персоны, регионального масштаба; пиарить их мы не станем, но любой в своей области, в городе и районе наверняка вспомнит кого-либо из таковых.

Итак, отличие второй волны наших «нацпатов» от первой волны заключается в их непримиримой, радикальной оппозиционности. То есть, в оппозиционности преимущественно аблязовского толка – такой конкретно «майданной», революционной, антиназарбаевской.

Конечно, как мы уже отмечали, эта вторая волна неоднородна. Прямым исключением являются такие как Айдос Сарым – те, кто откровенно позиционирует себя как казахские националисты, но мыслит более широко, без этого оппозиционного фанатизма, без этой вечной обиды в голосе. Они такие реалисты, где-то даже и немного циники, которые говорят, что вот, мол, смотрите: свыше 60 % студентов вузов уже учатся на казахском, 70 % школ – уже с казахским языком обучения, и их будет ещё больше. Смотрите, мол: мы говорили, что так будет. Мы – правы, мы – в мейнстриме.

Вот эта прагматичная часть наших новых «нацпатов» – нормальные, адекватные ребята, осознающие, что воевать у нас в Казахстане не с кем, и что, тем более, казахский язык не тема для революции. Они вполне понимают и видят, что государственный язык естественным образом заполняет собой то пространство, которое пока не заполнено. С этими «нацпатами» можно иметь дело, их – повторимся – не мешало бы увидеть и среди политиков. А что, такая свежая струя, реальный плюрализм мнений, конструктивный критицизм в политике. Почему бы нет? Пустите Сарыма в парламент, пусть создаст свою партию, пусть говорит какие-то умные вещи.

Однако есть ещё и другая часть наших «новых» казахских нацпатов. И вот с ними всё как раз очень тревожно.

То, что нацпаты начали активно смыкаться с «майданщиками», – не просто тревожный знак. Это сигнал, это такая сирена для всех нас – для русскоязычных, казахскоязычных, неважно. Это сирена, которая оглушительно воет, возвещая всем нам, что Украина не так уж и далеко, и что украинский сценарий (да, да – с Донбассом и с Крымом, со всеми этими бомбами, пушками и многими тысячами смертей), – что украинский сценарий для определённой части наших националистов вполне приемлемый вариант. И даже не то что приемлемый, а это их прямой план действий. Помнится, как Аблязов в Фейсбуке весной обещал вывести 50 тысяч человек на улицы Алматы. Как вы думаете, под какими лозунгами он планировал это сделать?

Наверняка, в числе прочего, там планировались и лозунги про казахский язык.

Стоит заметить, что эти «нацпаты» примыкают к радикальной оппозиции не только ради печенек, ну или там ради жирного баурсака с казы. Они примыкают к аблязовским по своему убеждению. Эти такие очень идейные ребята с тихим голосом и вечно обиженным взглядом – тот самый, знакомый по романам и фильмам, революционный типаж, чьими руками и по чьёму наставлению всегда совершались самые страшные вещи в истории.

Они – не картонные страшилки. Они здесь, рядом с нами.

Открой для себя Казахстан

Оцените пост

33

Комментарии

3
Заказной пост?
-1
ага, как и всЁ то что опубликовано в этом блоге. Гребу деньги экскаватором, заказал на экскаватор большой ковш на алибаба.ком, нынешний маловат, чтоб грести деньги
8
Не бывает нациков со знаком плюс, это мифотворчество.
-2
Я не слышал от Аблязова про язык ,дайте пруф .
А толку от казахского языка ,ну выучили ,ну говорите ,а где спрашивается контент ,хотя бы про историю словарик составили как я про сибирский язык ,хотя про каурых коней я не смог найти слов ,кроме ишак -матрос.Да и про нацию митисам и мулатам не интересно и обрусевшим и западникам -левакам тожеть.Куча глобалистов с ойропы не обращают внимания на велодорожки Токио и Пекинга ,не видя разницы ,а я вижу в ойропе ежут гуськом а в азии толпой как на веломарше.
0
Эти вечно обиженные Нацпаты существуют только по слухам, чем орать во все горло о проблемах занялись бы их реальным решением
Показать комментарии