Тимур Махмуд — Записки из пункта «Б» / часть 1

Тимур Махмуд 2017 M07 31
74
0
4
0

Глобальное помешательство внутри моего маленького мира не может привести к чему-то хорошему, оно ведёт к саморазрушению, к тотальной аннигиляции здравого смысла и трезвости мышления...

Вступительная

Глобальное помешательство внутри моего маленького мира не может привести к чему-то хорошему, оно ведёт к саморазрушению, к тотальной аннигиляции здравого смысла и трезвости мышления. Инстинкт самосохранения притупляется, потому что я слишком долго живу, и мне кажется, что буду жить вечно. Мне уже триста тридцать три тысячи лет, а я выгляжу всего на двадцать пять, и это радует чаще всего, хотя иногда и доставляет неудобства, ведь взирая на молодых людишек, которым лет сорок от роду, я произношу свои мудрые пламенные речи, а они не воспринимают их с должным уважением и почтением, считая, что перед ними просто щенок, научившийся лаять и рычать. Но время расставит всё по своим местам, и на смертном одре они поймут, что я был прав, что моя правда — это самая близкая к истине правда. И ты преклонись пред ней, и ты выслушай мои рассказы, глубинный смысл которых подобен лабиринтам со множеством коридоров и лазов!

Кофейная

Я люблю пить кофе. Я пью дешёвый растворимый кофе. Ежедневно я поглощаю около девяти литров этого напитка, и чувствую себя превосходно. Ох, эта дрожь в руках ближе к окончанию дня! Наблюдаю кровавый закат — это Солнце упало на дно горизонта и расплескало багровую жижу по небу — и мои пальцы трясутся в собственном ритме, который не сможет уловить ни один музыкант в мире. Даже джаз, мною очень уважаемый, не знает таких перебивающихся ритмов! А эта прекрасная головная боль, грозящая взорвать черепную коробку изнутри — что может быть ещё экспрессивнее и выразительнее? А сердце, бьющее автоматической кувалдой по груди, сквозь рёбра, плоть и одежду вызывает вибрации воздуха вокруг моего тела, порождая волны, несущие в себе параноидальную тревогу. И в момент, когда кажется, что вот-вот этот процесс достигнет своей кульминации и разнесёт меня на куски изнутри, я наливаю дрожащими верхними конечностями ещё чашечку помойного кофе, чтобы пробраться ещё ближе к границе разумного употребления и получить наслаждение, достойное самых великих богов!

Безденежная

Как ничтожно наше существование: мы пресмыкаемся перед себе подобными, но стоящими выше на ступень социальной лестницы. Деньги правят всем. Они правят нашими мыслями, словами, действиями, они правят событиями государственных и мировых масштабов! Куда бы я ни пошёл, повсюду я вижу напоминания о том, что без денег жизнь не является жизнью. Жильё, пропитание, досуг, личная жизнь каждого индивидуума в определённой степени зависит от денег. Эти бумажки, что можно порвать, не прилагая особых усилий, на самом деле обладают огромнейшим влиянием и могут крутить этот несимметричный шарообразный кусок космического мусора, населённый мелкими организмами. Вероятно, однажды я подсознательно принял решение и следую к намеченной цели долгие годы: я живу, почти не имея денег, и мне в этом многие помогают — тут уж человеческий род отзывчивее некуда! Они с радостью и удовольствием окажут помощь и всяческую поддержку в уменьшении твоих денежных накоплений. Мой работодатель всячески способствует моей безденежной жизни: он редко выдаёт мне зарплату, которая сама по себе является чем-то малоощутимым, а выдавая оплату за мои труды, считает, что я должен благодарить его. Да будет так! О работодатель, даже самые пафосные благодарственные речи не смогут выразить того, насколько я признателен тебе за столь скотское, по-королевски скупердяйское и высокомерное отношение! Спасибо за существование впроголодь, режущее сотнями острых лезвий мой желудок; спасибо за все финансовые проблемы, что сгущаются тучами и изрыгают на мою голову ливни нечистот;  спасибо за пустоту в моих карманах, в которых завывают мрачные ветра; спасибо за обещания, подобные грохоту поездов где-то вдали; спасибо за помощь в спуске по социальной лестнице, дарующем чувство участия в путешествии потока фекалий в самую глубь смердящего жерла канализационного стока!

Послеобеденная

Первая половина дня тянется, как жёлтое носовое слизистое выделение, будто имеющее резиновую основу. Ты хватаешь его и тянешь, стараясь поскорее избавиться, намотав на палец и резким движением руки швырнув куда-то в неизвестность окружающего пространства. Этакий выброс ненужных веществ из микромира носа в макромир людей. И вот, наконец, нам удаётся вытянуть это время из ноздри текущего дня, намотать и выбросить подальше от себя, приблизившись вплотную к трапезе. Микроволновая печь старательно, в течение трёх минут, разогревает картошку и сосиски, добротно и с шипением прожаренные накануне на подсолнечном масле в чёрной сковороде. Я вкушаю эти плоды природы и продукты переработки мяса трупов коров, а возможно, не только коров, с удовольствием и без спешки, хотя и не забываю, что спустя меньше, чем час, я уже не буду иметь права есть, ведь я должен работать, чтобы поддерживать на необходимом уровне плачевное состояние своей нервной системы. Организм с благодарностью принимает пищу, но также, совершенно распоясавшись от обильного обеда (целых три картофелины и две сосиски!), начинает погружаться в состояние расслабленности и бессилия, как будто сейчас вечер субботы, а не полдень понедельника. Ах ты, подлый организм! Решил вздремнуть, наплевав на распорядок дня, назначенный обществом? Ты считаешь, что имеешь право на отдых, когда сотни людей во всей стране, как мелкие шестерёнки огромного механизма, крутятся, не зная покоя? Ты не должен спать! Тебе нельзя спать! Спать НЕВОЗМОЖНО — прими этот постулат, впитай его сквозь кору головного мозга, пусть это святое правило пульсирует в твоей крови! Поел — вперёд за работу!

Осенняя

Ты живёшь, и жизнь твоя протекает размеренно относительно времени, которое показывает настенный циферблат — постоянное напоминание быстротечности отпущенного на существование отрезка истории. Время — ветер, и ты пылинка, которая пока ещё летит, но однажды опустится на землю, смешавшись с множеством таких же пылинок под ногами. Стрелки отсчитывают секунды, минуты и часы, заставляя даты календаря сменять друг друга и вращая колесо сезонов. Зима, весна, лето, осень, зима, весна, лето, осень, зима, весна, лето, осень… Стоп! Когда наступил момент, когда всё остановилось, и я понял, что осень для меня значит что-то большее, нежели все остальные времена года? Это произошло незаметно и постепенно и одновременно внезапно. С теплом где-то внутри я впитываю в себя эти прохладные утра, вечера и ночи в сентябре. В октябре сутки почти полностью попадают во власть прохлады, вызывая не меньшую радость, как будто я смотрю очередную серию любимого сериала, герои которого мне давно знакомы и поступают так, как я ожидаю от них, но всё же их действия и слова новы для меня в определённой степени и уникальны тем, что они происходят именно этой осенью — осенью сегодняшнего дня. Традиция ноября — это первый снег, хотя случается и такое, что он выпадает раньше одиннадцатого месяца. Но так или иначе, несмотря на то, что ноябрь считается осенним месяцем, он всё же ближе по сценарию своей погоды к зиме: морозен, отчасти даже суров в определённые дни.  Но всё же перед ним есть шестьдесят один сказочный день. И с наступлением сентября лень отступает, и появляются силы и желание шествовать по городу разбитого асфальта и кривых тротуаров; городу с дефектной арычной системой; городу, соцветия запахов которого подобны дыханию курильщика с гнилыми зубами в изящную шею элегантной леди, цветущей ароматами самых дорогих духов мира; городу, который так красив осенью, несмотря ни на что, потому что красота его не воспринимается лишь визуально — она сосредоточена в каждом атоме воздуха, в каждом оттенке атмосферы, что с доброй тоской обволакивает меня, заполняя собой всё нутро. И снова я сижу на скамейке, не глядя на прохожих — они не видят всей прелести увядающей природы, их ноздревые порталы не позволяют пьянящему запаху костров проникнуть в их внутренний мир, их стопы не требуют новых шагов среди желтизны и серости, щедро даруемой этими прекрасными месяцами оголённых ветвей и пасмурного неба, хмуро обещающего очередной ливень. А я один посреди размытой картины довольствуюсь чёткостью фигуры своего состояния, при этом растворившись в осени. Осень, приносящая дары в виде вдохновения, погружающая в транс меня, вырванного на мгновение из своего времени! Я безмерно благодарю тебя и ежегодно ожидаю с декабря по август твоего наступления!

 

 

Тимур Махмуд, 2017 г.

 

Оцените пост

4