«Планета обезьян: Война» – долгое прощание с миром, более не принадлежащим людям

Гульмира И 2017 M07 26
676
2
9
0

То, что позволит обезьянам выйти на вершину эволюционной цепочки, случилось. То, что изменит оставшихся в живых людей и превратит их в подобие зверей, завершило с размахом третий фильм.

Когда на экраны выходит девятый фильм франшизы "Планеты обезьян" (или третий в трилогии о злоключениях Цезаря), то можно забыть обо всём на свете и помчаться на встречу заключительной части, особенно тем, кто является фанатом этого мира. И они будут правы! Ведь эта часть настолько въедается в кожу своими отсылками к старым фильмам и раскрывает пробелы в книге Пьера Буля, что сложно не назвать "Войну" лучшей частью из трёх.

Конечно же, для многих людей, не знающих про предыдущие 5 фильмов (последнюю трилогию и фильм Тима Бертона “Планета Обезьян" 2001года не смотрел разве только ленивый),  тяжело станет понимание восторгов фанатов, хлопавших в зале от имени Нова. Вроде бы ничего необычного, если не считать, что это имя фигурировало в первых двух частях 1968 и 1970.

Но даже самого сурового критика, не пожелавшего перед просмотром ознакомиться с истоками историй не оставят равнодушным качество звука и спец эффекты, не говоря уже о неожиданной развязки, захлопывающий раз и на всегда (или хотя бы на десятилетия) все двери, не оставляя не единой лазейки для продолжения. Что порой лучше, чем открытая концовка

Естественно, до горького конца, когда из глаз особо чувствительных зрителей польется водопад слез, создатели приготовили не просто противостояние обезьян и людей, а настоящую борьбу Цезаря с самим собой, со своей ненавистью к Полковнику, олицетворяющем бесчестие и подлость, с чувством вины, возникшем после нарушения заповеди "обезьяна не убьёт другую обезьяну" (аллюзия на одну из заповедей оруэллского "Скотного двора" : “животное не убьёт другое животное"). Эта борьба настолько сильна, что в какой-то момент охватывает с головой зрителя, заставляя его замереть на краешке своего места, словно от малейшего движения можно разрушить чары фильма.

И только от этой борьбы начинаешь получать удовольствие и считать, что появляющийся Куба в минуту физической слабости и бессознательного состояния Цезаря это высшая точка гениальности в картине, как мутация вируса обрушивается с такой скоростью, что хочется крикнуть: да, так им (то есть нам-людям) и надо!

Ведь за столько лет, наконец-то нас практически вернули в книгу Буля и показали, что случилось с людьми, почему они перестали разговаривать и как люди превратились в самый настоящий скот, в лучшем случае, обезьян. То, что не давало покоя тем, кто прочел книгу и смотрел части "Планеты обезьян", снятые в этом веке, наконец-то было показано и не оставило ни малейших вопросов о мире обезьян. То, что позволит обезьянам выйти на вершину эволюционной цепочки, случилось. То, что изменит оставшихся в живых людей и превратит их в подобие зверей, завершило с размахом третий (или девятый) фильм, оставив лишь небольшую грусть от прощания с "Планетой обезьян".

И именно грусть от завершения истории, а не от прощания с Цезарем, остается после просмотра фильма. Ведь, как бы ни было жаль Цезаря, его история выжала из себя всё до капли, а у обезьян, нашедших свою землю обетованную, могло бы быть ещё больше приключений, которых увы мы уже не увидим.

 

Оцените пост

9

Комментарии

0
Вся эта планета такая херовая детская сказка. Вот если бы дело происходило в параллельной реальности, в другом измерении, на другой планете, то еще было бы смотрибельно. Но когда видишь как за пару лет обезьяны научились всему, чему люди обучались годами, становится смешно и не интересно.
0
Человечество училось без вируса, а обезьяны мутировали благодаря ему. А чтобы посмотреть на параллельную реальность и другую планету, просто включите старые версии Планеты обезьян
Показать комментарии