Стюардесса по имени Катя или Размышления о казахском языке на высоте 10 тысяч метров

2601
72
0
114

При полном отсутствии бюджетного жилищного строительства, целые аулы оседают в ветхих домишках, сквозь заборы которых насмешливо возвышаются башни "коктемов", "риц карлтонов" и "есентаев".

Девчонки-казашки, убирающие туалеты в нашем бизнес-центре, получают примерно по 40 тысяч тенге. Работа через день. Никаких комнат отдыха, профсоюзов и медицинской помощи. Обращение к ним примерно такое: "Не можешь работать - иди обратно в свой аул". Учитывая то свинство, с которым наш постсоветский гражданин использует места общего пользования, работа уборщицы в Алмате - это самый унизительный вид труда из всех, которые может осилить казахская женщина. А осилить она способна многое. 
Глядя на это, я отлично понимаю, почему некоторые мои русские и русскоговорящие френды в сердцах бросаются словами "нацик", "нацпат" и "куда делась дружба народов?". Да все просто, мой русский брат, проще некуда. Наша хваленая дружба народов давно и необратимо ухнула в котел рыночной экономики сырьевого типа, расположенного в центре огромного обезвоженного пустынного региона. Да и скрыты ли они настолько, чтобы не замечать очевидного?

Надо всего лишь научиться за любой непонятной вспышкой национального гнева видеть скрытые экономические процессы. Например, за последние 10 лет очередная волна внутренней миграции существенно обновила облик многих казахстанских городов. При полном отсутствии хоть какого-то бюджетного жилищного строительства, целые аулы оседают в ветхих домишках частного сектора, сквозь заборы которых насмешливо возвышаются верхушки многоэтажных башен "коктемов", "риц карлтонов" и "есентаев". В настоящее время у сотен тысяч молодых двадцатилетних ребят, сидящих за партами колледжей или вузов, нет ни малейшего шанса накопить денег на покупку хотя бы бюджетной двухкомнатной квартирёшечки в каком-нибудь засранном микрике у шатайна на куличках. Ни одного долбанного шанса. 
Так что жизнь интеллигентного и либерально настроенного жителя уже никогда не будет прежней. За спинами хорошо устроившегося городского обитателя, слегка подзабывшего тонкости произношения родного языка, нетерпеливо колышется огромный новый дивный мир. Успеет ли этот коренной обитатель "самалов" и "тулебаек" перестроиться, научиться жить по-казахски и, самое главное, думать по-казахски - это уже вопрос риторический и к спору о стюардессах не имеющий никакого отношения. Вот в принципе и всё, что я извлек из этого очередного и далеко не последнего хайпа, устроенного на высоте 10 тысяч метров над уровнем такой необъятной, но тесной казахской степи.

Оцените пост

114

Комментарии

Чтобы написать комментарий нужно войти в систему