Как выйти замуж за англичанина

Russkaz 2017 M07 10
9490
12
151
0

Бен и Бота в первый раз встретились в Астане в 2011 году. Тогда Бота ходила на вечерние курсы английского языка в школу, владельцем которой был Бен. Как оказалось, у них было много общих друзей.

Ботагоз Танатова, специалист по коммуникациям, шутит, что как тренер в профессиональной сфере она наберет меньше аудиторию, нежели если она объявит мастер-класс о том, как выйти замуж за англичанина. Родом из села Митрофановка в Восточно-Казахстанской области, приехав покорять Астану, встретила его – история звучит как сказка. Но все было гораздо интереснее. Специально для нашего паблика Бен и Ботагоз RUSSKAZали, как решились на самый главный поступок в своей жизни, о семейных ценностях своей уже новой семьи, и о культурных отличиях Казахстана и Великобритании.

Бен и Бота в первый раз встретились в Астане в 2011 году. Тогда Бота ходила на вечерние курсы английского языка в школу, владельцем которой был Бен. Как оказалось, у них было много общих друзей, но зная друг о друге, они лишь общались во время редких мероприятий. Интерес появился позже, когда они встретились в Англии спустя три года: Бота училась в магистратуре, а Бен приехал домой навестить родителей.

Ботагоз: «Бен не был типичным экспатом, с квартирой, водителем и зарплатой в долларах. 7 лет назад он приехал в Казахстан для того, чтобы закрепить свои знания русского и узнать больше о той стране, о которой он писал свою дипломную работу. Встретив своих будущих партнеров по бизнесу, молодых казахов из Караганды, он решил развивать образовательный бизнес. Позже этот бизнес вылился в нечто гораздо большее, а Бен повзрослел и получил хороший управленческий опыт, который в Англии он не смог бы получить до тридцати лет. За это он и ценит Казахстан».

А еще благодаря Казахстану он стал ближе к своим родителям. Здесь он увидел, что дети чаще проводят время с семьей, уделяют больше времени родным, помогают и часто жертвуют своим временем и желаниями ради близких.

Бен: «В самом начале я редко ездил в Великобританию, но с годами стал ездить чаще и оставаться дольше. Конечно, этому способствовало то, что бизнес был уже поставлен, и я мог делегировать обязанности. Но, тем не менее, чем старше я становлюсь, тем больше я понимаю насколько важна для меня моя семья и наши традиции. Отчасти этому я научился у казахов».

Бота переехала в Астану из Восточного Казахстана в том же 2009 году, как и Бен. Активная девушка, она с первых лет студенчества работала в СМИ, снимала программы на телевидении и писала для газет и информационных агентств. В столице, в первые годы, Бота была мультимедийным журналистом, много времени проводила в Парламенте и в Правительстве, где ей приходилось ловить депутатов и министров в коридорах и лифтах и  задавать неудобные вопросы. Свое будущее она видела только в Казахстане.

Ботагоз: «На тот момент Казахстан развивался очень стремительно. Молодые люди видели возможности внутри страны. Конечно, работать и профессионально расти было не просто, тем более, когда поддержки нет, но опыт я получила просто колоссальный. Я помню, как заработала хорошие деньги на проекте и решила поехать в Великобританию на языковые курсы. Новая страна мне очень понравилась, но я даже и не представляла, что вернусь обратно».

В свои 24 года английский Бота начала учить с нуля. Это не помешало ей в дальнейшем выиграть стипендию Сорос и поступить в 2013 году на магистратуру в Великобританию. University of Warwick входит в десятку лучших университетов Туманного Альбиона, но расположен вдалеке от города, где только кампусы и один небольшой шопинг центр. Поэтому Бота стала активно путешествовать. Сидеть все время в библиотеке  было не в ее стиле.

Бен: «Благодаря социальным сетям я видел, как Бота активно путешествует по Великобритании и Европе. Поэтому я не удивился, что на мое предложение приехать в Бристоль, а также позже поехать вместе на юг Англии, она охотно согласилась. Правда, там случился небольшой конфуз. Я, не подумав взял одноместную палатку на двоих, а ей сказал ничего не брать. Когда она увидела палатку, то возмущению не было конца. Но спать на улице у моря в Англии просто невозможно. Выбора у нее не оставалось».

Общаться Боте и Бену было всегда легко.

Ботагоз: «Бен прожил в Казахстане 7 лет, и полностью понимает нашу культуру и ценности. Он очень уважает моих родителей, и они его очень любят, сразу приняли его как родного сына. Очень часто родители не могут общаться с иностранными мужьями и женами своих детей именно из-за языкового или культурного барьера. В этом плане у нас не было проблем. У меня тоже не возникают никаких сложностей при общении с родителями Бена. Я знаю английский и хорошо изучила культуру и менталитет англичан».

После возвращения в Астану большую часть своего времени Бота и Бен проводили вместе. Они играли в теннис, в регби, ходили в театры, смотрели кино, путешествовали и просто общались с активной молодежью столицы. Каждый из них работал в своем направлении. Но в какое-то время они оба почувствовали, что хотят расти и развиваться дальше.

Ботагоз: «Мы рассматривали различные предложения о работе в мире.  Мы оба хотим пожить в разных странах и изучить различные культуры. Если кто-то думает, что мы уехали в поисках лучшей жизни, то это не так. Мы решили ехать за опытом. Иммиграция и интеграция – это не просто. Многие переезжая в другую страну не понимают, как сложно адаптироваться в новой среде, понять чужую культуру. Поэтому есть такие районы как Брайтон Бич и Чайна Тауны. Люди скучают по собственному языку, по юмору, и начинают кучковаться в своих общинах. Мы с Беном не такие, мы везде свои. Даже приехав в мое маленькое село Бен быстро нашел общий язык с моими родными. А мне сказал, что лучше людей не встречал по всему Казахстану».

Знакомство с родным селом Боты, общение на казахском с ее бабушкой и  также разговоры по душам с ее отцом помогли Бену больше понять ее. Поэтому спустя два месяца он уже звонил отцу Боты, чтобы спросить разрешения руки и сердца, как это принято в Англии.

Ботагоз: «Он хотел пригласить меня в ресторан, но я настояла на пикнике с кебабами. Мы приехали в парк возле Пирамиды, он встал на колено и был очень взволнован. Я не ожидала такого поворота событий, европейские мужчины долго подходят к этому вопросу и я сама не спешила. Конечно, я была уверена в нем и в моих чувствах и не долго думая ответила согласием. Как оказалось он серьезно думал о том, что я ему могу отказать. Так он волновался. Теперь мы решили, что каждую годовщину мы будем покупать кебабы и идти в парк. Благо кебабы мы можем найти в каждой точке мира».

После помолвки они отправились поход в Восточный Казахстан, покорять Алтайские горы. Именно там Бота узнала, что Бен безумно боится высоты.

Ботагоз: «Мы спускались по очень крутому склону, были без оборудования и страховки. Я не боюсь высоты и поэтому шла впереди и подавала Бену руку, чтобы он не упал в реку или в обрыв. Оказывается, почти также родители Бена проходили первые испытания вдвоем после их помолвки. Они отправились в лыжный поход, где отец Бена, интеллигент и академик, еле успевал за деревенской девушкой – мамой Бена. Таким образом, даже не планируя, мы закрепили семейную традицию».

После похода они направились в деревню Боты для получения благословения от ее родственников. Отец Боты накрыл огромный дастархан, а в центре лежала голова барана, которую Бен должен был съесть, перед подачей другим гостям.

Бен: «Даже после семи лет в Казахстане я не привык к казахской еде. Вначале мне нравились новые вкусы, и я с удовольствием пробовал новые блюда, но чаще всего я готовил себе сам или ходил в рестораны, где готовят европейскую еду. Перед переездом в Англию мы решили, поженившись, поставить точку нашему семилетнему приключению в Астане и уже в статусе мужа и жены начать новую жизнь. На регистрацию брака мы отправились в джинсах и толстовках».

Свадебное торжество молодая семья перенесла на следующий год.

Ботагоз: «Сейчас мы активно занимаемся организацией свадьбы. Мероприятие будет не большим, мы пригласили меньше ста гостей из 15 стран. Нам очень приятно, что они приедут издалека, чтобы разделить нашу радость. Но в то же время это не простой процесс в организационном плане».

Самое главное отличие английских свадеб от казахстанских – это отсутствие тамады и тостов.

Бен: Свадьба будет по формату английской, но с некоторыми казахскими традициями и элементами. Например, когда отец будет вести Боту на церемонию, будет звучать кобыз, мы будем угощать гостей алматинским апортом и использовать казахские орнаменты в декорациях. У нас будет всего 3 тоста, которые, по сути, являются мини-выступлениями от отца невесты, жениха и его дружка. Тексты к ним пишутся за 2-3 месяца, и каждый выступающий говорит не менее 15-20 минут».

Сейчас Бен и Бота живут в Оксфорде. Старинный город с неспешным ритмом, но в часовой доступности от Лондона - идеальное место для старта, говорят молодожены.

Ботагоз: «Бен работает, я учусь и работаю на проектах удалено. Получить визу с рабочим разрешением в Великобритании не так-то просто. Поэтому я до сих пор на туристической. Но уже осенью, я надеюсь, я буду иметь все документы на руках. Впереди много дел: свадьба, покупка машины и дома, новая работа…много дел и забот, все как мы любим. Я думаю, помимо общих ценностей, мы с Беном разделяем любовь к сложностям в жизни. Мы оба хотим, чтоб было не просто. Именно поэтому он провел столько лет в Казахстане, именно поэтому мы едем вместе покорять мир».

Фото: instagram.com/btanatova

Подписывайтесь на паблик RUSSKAZ:

Facebook

Vk.com

Instagram

Telegram/RUSSKAZ

 

Оцените пост

149

Комментарии

0
и счастья ,вам, женщины....
4
"...Он очень уважает моих родителей, и они его очень любят, сразу приняли его как родного сына..."
The kieuboy!
0
Ехала жара!)))
0
Жизнь одна, проживите ее с достоинством, рука об руку, в атмосфере любви и верности 😘
-2
Ща прибегут намыс жок
Уят И так далее
Показать комментарии