Универсальные солдаты Третьего Рейха

Little_Mook September 30, 2010
1170
4
0
0

В 1930-ые годы фармацевты фирмы Temmler Werke в Берлине разработали стимулирующее средство первитин ("Pervitin), или как его ещё называли – метамфитамин. Начиная с 1938 года, вещество применяли...

В 1930-ые годы фармацевты фирмы Temmler Werke в Берлине разработали стимулирующее средство первитин ("Pervitin), или как его ещё называли – метамфитамин.

Начиная с 1938 года, вещество применяли систематически и в больших дозах как в армии, так и в оборонной промышленности. В последние годы войны это достигло просто невероятного размаха, хотя и противоречило официальной нацисткой идеологии, пропагандировавшей воздержание и здоровый образ жизни.

За употребление опиума или кокаина можно было попасть в концлагерь, а вот первитин выпускали и не только для "нужд фронта". В продаже даже появились шоколадные конфеты с начинкой первитина. Это называлось "Panzerschokolade" - танковый шоколад. Считалось даже, что первитин менее пагубно, чем кофе, сказываются на организме. Только после того, как стало ясно, что рост числа преступлений и самоубийств среди "потребителей первитина" не случаен, что они заметно агрессивнее, остальных сограждан, продукт был изъят из продажи и даже запрещён министерством здравоохранения.

В вермахте первитин начали широко применять уже на первой стадии второй мировой войны, видимо для того, чтобы приучить солдат к ней. Так, в ходе польской кампании пилоты бомбардировщиков, экипажи подводных лодок, медперсонал, офицеры в штаб-квартире фюрера – все получали этот препарат. Но уже тогда врачи предупреждали, что при его регулярном употреблении период восстановления организма становится всё длиннее, а действие наркотика всё слабее. Это непроизвольно приводит к увеличению дозы. Дальнейшее применение препарата вызывает нервные расстройства вплоть до коллапса.

Для фюрера, однако, проблема "износа человеческого материала" не представляла особого интереса, особенно на последнем этапе войны. Это доказывает директива верховного командования вермахта, принятая в 1944 году: "Возможные осложнения (от применения препаратов) и даже потери не должны беспокоить совесть медиков. Ситуация на фронте требует от нас полной отдачи".

В 1944 году вице-адмирал Хельмут Хейе, командовавший соединением "К", провел специальное совещание с руководством медицинской службы кригсмарине и ведущими специалистами в области фармакологии, остававшимися на то время в Германии. На совещании также присутствовали офицеры штаба соединения "К" и командиры его дивизионов и ряда отдельных подразделений. Вице-адмирал Х. Хейе заявил, что ввиду сложившейся на тот момент в рейхе ситуации наступила настоятельная необходимость в быстрейшем создании суперсовременного медицинского препарата, нового "чудо-оружия", который позволил бы германским солдатам и матросам переносить отрицательное воздействие стрессовых ситуаций в течение намного более длительного времени, а также дал бы им возможность действовать более уверенно и хладнокровно в любых сложных ситуациях. Адмирала активно поддержал известный диверсант Третьего рейха, штурмбанфюрер СС Отто Скорцени, также стремившийся получить в свое распоряжение аналогичный препарат – уже для своих подчиненных из спецподразделений, которыми ему было доверено командовать.

В концентрационном лагере Заксенхаузен (Sachsenhausen) под Берлином полным ходом шли испытания нового лекарства против усталости - "Energiepille", таблетки, несущие заряд бодрости, нечто вроде сегодняшних "экстази". Это была смесь кокаина, юкодала (Eukodal) – деривата морфия и первитина. Чтобы проверить действие препарата, его давали заключённым концлагерей. Людей заставляли совершать многодневные марш-броски. За сутки необходимо было пройти 90 километров. На отдых заключённым давалось не более 2 часов в день. Но ожидаемого эффекта не получилось: у испытуемых наблюдалась кратковременная эйфория с дрожанием рук, угнетение центральной нервной системы, ослабевали рефлексы и мыслительная деятельность, усиливалось потоотделение, и они испытывали нечто вроде похмельного синдрома.

Фармацевты, создавшие первитин, после войны были вывезены в США и принимали участие в развитии аналогичных препаратов для американской армии. Они использовались и в корейской, и во вьетнамской войнах. Во время второй мировой войны американцы и англичане давали солдатам бензендрин (Benzendrin). У японцев был для этой цели использовали амфетамин.

Оцените пост

0

Комментарии

0
а у нас 200 грамм :-)
0
Разная мотивация ;)
По данным американских военных психиатров Второй мировой войны, солдаты вдали от линии фронта были полны энтузиазма проявлять чудеса героизма. Однако это длилось ровно до того момента, пока в них не начинали стрелять. В первых боях примерно четверть солдат рвало от страха. Многие не могли контролировать свой кишечник, около 10 % мочились в штаны, а некоторые убегали с поля боя прямо под огнем неприятеля. Лишь около 2 % из попавших под обстрел могли адекватно реагировать на ситуацию, но и их в той или иной степени поражал боевой стресс. Запас психической устойчивости для американских солдат во время Второй мировой войны составлял около 60 дней боевых действий.
0
V avqanskoy operacii sovetskim soldatam neleqalno pozvolyali pokurivat anawu i qlotat nas etot fakt zakreplyon raskazami ochevidcev
Показать комментарии