Будущее образования — это 3 буквы. ГЧП – сначала садики, затем школы.

Бота Жуманова 2016-11-28 02:56
1835
27
0
32

К примеру, 20 «Назарбаев школ» получают годовое финансирование в размере 38 миллиардов, то есть по 1,9 миллиардов на каждую школу. А это в 10 раз больше, чем обычно получает средняя школа в стране.

Единственный выход государства поднять образование – привлечь в образовательную инфраструктуру частный капитал, также как это было сделано в случае с нехваткой детских садов.  А это возможно сделать только через государственно-частное партнерство (ГЧП), механизм на который Великобритания сделала ставку в образовании 20 лет назад.

Казахстанские чиновники уже выделили более 1 млрд.тенге на подушевое финансирование школьников в прошлом году, теперь нужно сделать следующий шаг...

В Казахстане наблюдается рост рождаемости. Это замечательная новость.

Бэби-бум пришел в Казахстан после трех лет фактического сокращения рождаемости, ведь течение 2013-2015 годов число родившихся практически не увеличивалось.

Все эти дети нуждаются в образовательных услугах и продуктах.  А как известно по закону рынка, чем выше спрос тем выше цены. А это значит, что стоимость на услуги дошкольных учреждений будут расти. И это уже происходит.

Сейчас  в Казахстане почти 9 тыс. дошкольных учреждений, которые посещает более  750 тыс. детей.

В июле 2016 услуги дошкольных учреждений обходились казахстанцам в среднем по 738 тг за одно посещение - на 9,8% больше, чем в июле 2015.

Дороже всего  подобные услуги стоят в Астане (1,7 тыс. тг за посещение, плюс 33,3% за год), Алматы (1,6 тыс. тг за посещение, плюс 13,2% за год), и Актау (863 тг за посещение, плюс 16,5% за год).

За 1 квартал 2016 года организациями дошкольного   обучения было оказано услуг на 55,9 млрд тг - на четверть больше, чем в 1 кв. 2015!

При этом почти 80% - за счет бюджета (государственные объекты), 20% - за счет населения (частные объекты).

Чтобы решить проблему с нехваткой детских садов государство уже апробировало механизмы  государственно-частного партнерства. Они работают просто: частный бизнес организует детский сад, а государство направляет в них оплаченный поток детей. То есть за каждого ребенка бюджет оплачивает определенную сумму. Бизнесмен уверен в том, что он гарантированно получит финансирование за каждого ребенка.

Теперь – апробация такой модели должна перейти и на другие образовательные объекты. Следующие в очереди – это школы.

Если посмотреть на финансирование школ со стороны государства, то по итогам 2015 года на дошкольное обучение идет только 15% от всего финансирования на образование.

При этом это больше, чем на финансирование школьного образования с 1 по 11 классы! На школы государство выделяет всего 9,8 % или 43.5 млрд.тенге.

При том, что в детских садах дети проводят 3-4 года, а в школах в раза больше времени.

Тем временем, количество школ сокращается с 2000 года, на протяжении 15 лет и их число составляет на сегодняшний день менее 8 тысяч.

Что это значит мы уже видели по 1 сентября этого года, когда родители жаловались на то, что их ребенок пошел в 1 «К» или 1 «Ж» класс. Количество первоклашек выросло и это в свою очередь создает дополнительную нагрузку на аудиторные фонды и преподавателей.

По сути, если посмотреть на международный опыт – это не уникальная проблема. С нею сталкиваются все страны, которые хотят улучшить свою систему образования при дефиците бюджета.

Дефицит бюджета – это самый действенный кнут для правительства искать более эффективные механизмы для решения социальных проблем, а именно проблем, связанных с образованием и здравоохранением.

Министр образования РК   сейчас уникальная фигура. Сагадиев имеет опыт работы в бизнесе, очень хорошо понимает его потребности с одной стороны, с другой стороны – он хорошо понимает бизнес, который работает непосредственно в сфере образования, поскольку сам создал частный университет в свое время и занимался его развитием.

Если спросить, какая страна сделала из своей системы настоящий бизнес-кластер, то однозначно в перечисленном списке будет Британия.

Почему?

Потому что в свое время, на данный рынок была сделана ставка. 20 лет назад правительство Великобритании объявило о том, что государственно-частное партнерство станет   основным инструментом программы капитальных вложений в сферу образования.

В Великобритании есть  частная финансовая инициатива (PFI), которая по своей сути реализует   крупнейшую ГЧП-образовательную программу в мире. В рамках этой инициативы частный сектор был вовлечен в проектирование, строительство и обслуживание инфраструктурных объектов в сфере образования.   И РFI-модель стала эталоном для ГЧП-программ для других стран.

К примеру, в Египте и Мексике реализуются школьные ГЧП-проекты. В Египте школьный проект стартовал в конце 2006 года и  предусматривал строительство 300 школ во всех регионах страны. Поддержка инициативы правительства Египта частным сектором расширила  пилот  до 2 210 школ! Правительство страны  предоставило частным партнерам земельные участки, а частный сектор - проектирование, строительство, финансирование и снабжение школ.  В Австралии ГЧП не только охватывает проектирование и строительство школ, но и управление ими.

Когда мы думаем о ГЧП, то в первую очередь часто подразумеваем, что это инструмент в сфере дорожной инфраструктуры.  Это не совсем так. ГЧП в целом как форма сотрудничества бизнеса и государства началось именно в сфере образования в первую очередь. И более того, долгое время в Европе лидером по количеству соглашений ГЧП было именно образование,  на которую приходился каждый третий контракт, а не транспорт.

На мой взгляд, сейчас очень интересное время, чтобы министр с бэкграундом бизнесмена смог внедрить этот интересный инструмент именно в школьной сфере, где давно инфраструктура могла бы стать лучше, чем она существует у нас с Советских времен.  Все-таки тот факт, что у большинства школ те же уборные находятся на улице как-то совсем не красит нашу страну, с точки зрения вхождения Казахстана в число самых конкурентоспособных стран мира.

Просто это у меня никак не вписывается в картину светлого будущего. И даже пусть мы не войдем в этот список, но хочется, чтобы следующие поколения 11 лет жизни посещали школу, которая предоставляет более комфортные условия для обучения.

А в настоящей ситуации система школьного образования сейчас делает уклон в сторону создания элитарных школ, которые получают больше государственного финансирования.

К примеру, 20 «Назарбаев школ»   получают годовое финансирование в размере 38 миллиардов, то есть по 1,9 миллиардов на каждую школу. А это   в 10 раз больше, чем обычно получает средняя школа в стране. При этом «Назарбаев школах» меньше учеников, чем в обычных, а это значит, что в принципе затраты на обучение в элитной школе гораздо больше, чем на одного школьника в обычной.

На самом деле, я не против элитарного образования, в условиях рынка – они имеют право быть, если на них есть спрос среди населения. Но я против того, чтобы эта элитарность развивалась только на государственные деньги, ведь государство со своей стороны должно обеспечивать равный доступ к среднему образованию, а не финансировать его дисбаланс.

На мой взгляд, развитие ГЧП в сфере образования могло бы решить этот вопрос спроса на рынке на элитное, или более качественное образование. И государство может решить этот вопрос привлекая в школьную среду локальный бизнес.

Государство уже финансирует некоторые школы по принципу подушевого финансирования и действует через определенного оператора, о котором, к сожалению, нет никакой информации, хотя за эти услуги бюджет выделил данному оператору почти 15 миллионов тенге в 2015 году.

В следующем посте я расскажу о том, как развивается подушевое финансирование в Казахстане и какие школы уже находятся в процессе эксперимента.

 

Оцените пост

32

Комментарии

Чтобы написать комментарий нужно войти в систему