Здравствуй, до свидания

lyric September 4, 2010
940
23
0
0

Мой лирический герой давно уснул. Когда я напился, было далеко за полночь. Дни в этом чертовом раю летят как уголь в топку. Как же, вашу мать, я хотел вернуться в школу первого сентября! Вернуться...

Мой лирический герой давно уснул. Когда я напился, было далеко за полночь. Дни в этом чертовом раю летят как уголь в топку. Как же, вашу мать, я хотел вернуться в школу первого сентября! Вернуться, значит, снова любить и ненавидеть.

Что со мной? Страдаю херней, пью херню, пишу какую-то сибанутую херню, смотрю порно, трахаю девиц, пишу стихи. Очень просто - синдром Фауста. Час назад мы занимались этим с девкой, которую я едва знаю. Ей двадцать семь. Она преподает стриптиз. Это было спонтанно. Мы оба нажрались. Удивляюсь, как ей удалось поднять моего комиссара. Господи, да я не помню даже, кончил ли я.
Играет какая-то идиотская «My boobs are OK». Я жарю как чёрт. Прижимаю её жопень к раковине. А она ничего... От меня разит выпивкой и куревом.
Ну вот, мы устали... Сердце тарахтит как бездатый запорожец. Семь кружек разливного. Вы бы смогли?

Черт, когда я выпью, мне хочется гимнастики. Я бросаюсь на любой снаряд.
Как только, так она напялила джинсы. Нравилась ли мне? Понятия не имею. Не помню даже, какая она на лицо. Красные кружевные трусики.
Да и сам - что хер с горы. Пержу как бомж. Курить - не курю. Но несет - дай баже. Как там... «Человеку нужен человек». Простое понимание. Дай женщине кремень, дай плечо опереться, дай волю, дай понимание - она бросится к тебе и будет любить. Пусть даже одиннадцать минут, как у сраного Коэльо.

Там, в далекой черной Караганде, быть может, ждет меня любимая или кто - не знаю. Но, главное, мы чувствуем себя родными. Мне так хочется думать.
Здесь, в южном городе, я имею бездарный секс с человеком, которого едва понимал сегодня - после выступления - пообщавшись маленько, выслушав, изобразив понимание.
Как говорил мой друг, все люди одинаковые. Кто-то ставит себя выше, кто-то ниже. Но всем, в конечном счете, хочется одного: чтобы обняли.

Когда мы вываливаемся на воздух, я забираюсь на поручни, подпрыгиваю и цепляюсь за карниз. Я начинаю подтягиваться - они считают. Делаю двадцать раз. Черт, уже месяц как я бросил занятия. Раньше было двадцать четыре.
В жопу занятия. В жопу месяц. Я бросил то, к чему не вернуться.
Вам хочется смеяться? Смейтесь. Смейтесь.
В жопу всё.
Когда ты бухой, мир вываливается из кармана. Пьяному и море по колено. По колено в лужице собственной...
Я отхожу за кусты, чтобы проблеваться. Не особенно-то хочется, просто так полезнее. Вот и всё.

Я возвращаюсь, ухмыляясь. Девочкам нравится моя ухмылка. Ха.
Друг поджег сигарету (я прошу одну) и рассуждает о курении:
- Карр пишет правильно, но лучше б он слушал, что говорят заядлые курильщики. Месяц, говорит он, это всё. После - ты свободен. Но это не так. Месяц - это только начало. Месяц - это эйфория, трёп. Всё, что ты делаешь в первый месяц - это трепешься знакомым, как классно бросать. Ты болтаешь, что бросил, и теперь ты свободен. Они кивают участливо и смотрят на тебя с уважением. Ты чувствуешь себя героем. Нет, самим Иисусом Христом.
Но месяц проходит, люди сыты. Ты бросил. Это данность. И, как любая данность, не производит впечатления. Ни на кого, ни на тебя даже. Ты начинаешь думать: а какого черта? Что такого, если я закурю прямо сейчас, вот так, прямо здесь?

Он бросал дважды. Дважды начинал по новой. В первый раз - когда умерла его кошка. Парень и вправду её любил. А однажды, возвращаясь домой, нашел на дороге - раздавленной. И тогда, после двух месяцев простоя, снова закурил. Во второй раз он закурил, когда стал её хоронить.
- Лучший мотиватор, - говорит он, - Это кто-то со стороны. Ради себя ты ни на что не пойдешь. Класть ты хотел на своё здоровье. А вот человек, пусть даже не очень близкий, будет напоминать тебе, что есть ещё в этом мире вещи, ради которых стоит бросить. Я бросал ради тех, кого потом бросил.

Хотите повзрослеть, дорогие? Бросайте. Бросайте, для начала, любить.

Что станет с миром? Ничего. Что станет с вами? Ничего.
Будет день, будет выпивка, пища. Будут девки, секс, кулаки. Будут мышцы. Будет курево. Джек, а также Джон Дэниэлс.

Играет «Gone, daddy, gone». Мне на неё насрать. А вам?

Старина Хэм писал: «Мир - прекрасное место. За него стоит бороться»
Ещё бутылка, и я готов. Покажите, с кем.

Оцените пост

0

Комментарии

0
Семь кружек - это не предел. Две бутылки водки в одну харю и сорок минут на то, чтобы кончить - тоже) А вообще алкосекс, наверное, следует исключить из рациона выходных ночей.
0
ну джек дэниэлс не забывайте, да. две бутылки на харю - черт знает что. сорок минут - не предел. иногда до утра не кончаешь: "поцелуй меня там".
исключить - это да. задумываешься, когда внезапно у кого-то вдруг отключаются месячные...
0
всегда это нужно попробовать
каунт попробовал, ты попробовал, мне тоже нужо... но думаю мне будет грустно утром расставатся, а почему тебе не грустно?
Показать комментарии