Заповедные кущи внутреннего туризма

Barsa 2016-6-29 00:40
287
0
4
0

Сейчас в Казахстане только и разговоров, что о внутреннем туризме.

Сейчас в Казахстане только и разговоров, что о внутреннем туризме. Предстоящая выставка EXPO-2017 и «Дорожная карта бизнеса – 2020» выступают парадным стимулом, а политические волнения в мире, пугающая неконтролируемость курса тенге с ослаблением экономики – толчком к освоению родных рубежей.

Впрочем, все это не ново. Пролистав на несколько лет назад новостные и аналитические ленты, можно встретить все те же, родные уже в своем постоянстве, причины, чаяния и проблемы внутреннего туризма: экономический кризис, желание аккумуляции средств внутри страны, отсутствие стандартов сервиса в местах отдыха, плохая инфраструктура и высокие цены. Благо из-за основной идеи ЭКСПО – показать привлекательность республики иностранцам – на туризм стали обращать более пристальное внимание. Но основная нагрузка остается на плечах частного предпринимательства. Это энтузиасты своего дела, любящие родные края.

Глава павлодарской турфирмы «Тегерек-тур» Татьяна Смола рассказала о своем бизнесе и одновременно хобби во время сборов на очередной выезд в детский лагерь – один из многих ее действующих проектов на территории Восточного Казахстана.

– У вас рабочий сезон уже начался?

– Ой, у нас он в этом году и не заканчивался. Обычно весна-осень – межсезонье, наступает затишье, а в этом году каждый месяц был хотя бы один выезд. Так что в мае у нас совпали закрытие зимнего и открытие летнего сезонов. В горах Западно-Алтайского заповедника было еще полтора-два метра снега, и при этом солнце шпарило, мы ходили на лыжах и загорали.

– Ваша фирма, я смотрю, устраивает самые разные экскурсии…

– Да, водный туризм, пеший, горный – восхождение и мастер-классы по скалолазанию, лыжный, конный, автомобильный – как часть маршрута, мечтаю когда-нибудь еще велосипедный развить. По идее, если хорошо вложиться в то же снаряжение, можно все сделать. Сейчас я подала заявку на грант – хочу взять автомобиль класса «экспедиция». А детский лагерь у нас только в этом году стал настоящим лагерем, потому что уже на два сезона ребятишек зарегистрировали.

– С чего и почему начался твой бизнес?

– В первый раз я сама случайно попала в лагерь по йоге на российском Алтае, давно, когда мы еще работали в хосписе (Валерий и Татьяна Смола – учредители хосписа в Павлодаре – авт.). Конечно же, я сразу влюбилась в эту природу. Там каждый день получаешь невероятные впечатления: туман ползет, как живой, бурные речки, буйная растительность. И, как человека, выросшего в степи, меня поразил горный ландшафт. Приехала домой, мужу взахлеб рассказала об этом, и на следующий год мы уже поехали вместе с ним и с друзьями в места, которые они знают – в Риддер. С того момента остановиться было уже невозможно, мы стали ездить в тот край постоянно. Выбирали с мужем точку на карте и заводили машину. И так объездили почти всю Восточно-Казахстанскую область: Рахмановские ключи, Катон-Карагай, район горы Белухи, озера Маркаколь и возле Риддера, вот только Зыряновский район обычно мимо проскакиваем.

В горы мы тогда еще не ходили, просто приезжали на понравившееся место и гуляли. И думали: «Зачем люди ходят в горы, и так же красиво?» – смеется Татьяна. – У нас и без того была масса открытий. Например, в районе Черной Убы я как-то нашла полянку с папоротником, целые заросли, окруженные деревьями. Осматриваюсь и вижу муравейник почти в метр высотой. А я как раз недавно прочитала, что они строятся, как яйцо: то, что на поверхности, – это вершина яйца, а вглубь земли идет сфера раза в два больше. На той поляне таких больших муравейников было штук двенадцать, а раздвинула папоротник – там еще множество муравейников поменьше. Смотрю под ноги, а там настоящий мегаполис, где все движется, и движется осмысленно, организованно. Целая цивилизация! Я поняла, что есть на земле такие параллельные миры, и неизвестно еще, кто к кому в гости пришел.

И столько еще было подобных открытий, что нам уже стало не хватать – мы стали и два, и три раза в год ездить за новой дозой. Естественно, делились с друзьями фотографиями, впечатлениями. И в один прекрасный год собрались человек тридцать, которые сказали: «Мы тоже хотим». Я подумала: а почему бы не нанять автобус, не заказать базу отдыха – нереально же всем в палатках ночевать, не все сразу приспособятся к таким условиям.

На коммерческую основу я это не ставила, в первые массовые выезды мне было в принципе достаточно, что я покрываю свои расходы на поездку. Но люди стали интересоваться все больше, звонить целыми группами, и тогда я подумала: а почему бы и нет, раз у меня получается все это организовать? Я к тому времени уже поневоле обросла партнерскими связями на базах отдыха, в заповеднике, лесхозе. Большей частью я сама сопровождала новые группы, а сейчас уже бывают моменты, когда самой ехать не надо – я отправляю группу отсюда, там ее встречают, процесс идет сам собой.

– И когда пришло в голову уже зарегистрироваться как коммерческое предприятие и как-то назваться?

– Фирму я зарегистрировала в 2011 году, потому что уже была потребность и я за легализацию бизнеса. Тут как раз подвернулся конкурс грантов областного акима на открытие бизнеса. Условием получения гранта было прохождение курсов по бизнес-планированию. Я обучилась на них и то, что до этого было бессистемно в голове, разложила по полочкам. Собственно во время этих курсов написала свой бизнес-проект и на грантовые деньги зарегистрировала фирму (говорят, сейчас это бесплатно делают), их хватило также на создание сайта и выпуск кое-какой полиграфии. Еще участникам программы выделили офисы в бизнес-инкубаторе, что тоже стало ответом на возникшую потребность в своей точке. Наняла офис-менеджера, что облегчило мою работу. Но все равно было тяжело – это сезонный бизнес, и я продолжала им заниматься в прикладном порядке.

Потом с тем офисом я рассталась, потому что он в очень неудобном месте. По-моему, это просчет государственной программы – делать бизнес-инкубатор на Суворова, 9, возле мебельной фабрики. Причем все это вначале обещалось бесплатно, на второй год – за половину стоимости аренды, на третий – за 75% цены. Однако оплату нам насчитали уже за первый год. Поскольку я попыталась доказать, что они неправы, мне списали аренду втихую, остальные же промолчали. По-моему, организаторы сами не поняли смысла программы и решили что-то еще поиметь с этого. А в итоге все арендаторы разбежались, потому что за такие же деньги мы можем спокойно снять офис в центре города.

Название фирмы выбирали так, чтобы оно было необычным и запоминающимся, потому что турфирм полно. Тегерек – это целая местность на Алтае, есть горный хребет Тегерек, который тянется на российско-казахстанской территории, в России также есть водопад, речка и даже деревня Тегерек. Слово вообще алтайское, обозначает приблизительно то же, что и казахское «донгелек», – колесо, круг, солнцеворот, символ вращения, движения, жизни.

Спустя некоторое время нашлась компаньонка, у которой имелся опыт организации образования за рубежом и которая была настроена на внешний туризм. Мы с ней объединились: она работает на образование и на выездной, а я – на внутренний туризм. Нас обеих это устраивает: мы друг другу помогаем, делим затраты на офис, на зарплату работника офиса и экономим таким образом 50 процентов. Это было до недавнего времени, а потом грянул кризис…

– Очередной.

– Последний, связанный с политическими волнениями. Заметно упали продажи во внешнем туризме, разорился крупнейший туроператор «Гульнар-тур». И «влетели» агентства по всему Казахстану. До сих пор мы одной клиентке выплачиваем неустойку. Страховка была, но страховые фирмы наотрез отказались нести издержки со стороны турфирм.

Так люди повернулись лицом к внутреннему туризму. И оказалось, что негативные факторы свелись в итоге к позитивным причинам и возможностям его развития.

Эта отрасль заметно оживает. Государственные органы сейчас реально работают в этом направлении, и есть результаты. К примеру, я прошла бесплатное обучение экскурсоводов, получила сертификат, и это очень помогло повысить мою компетенцию в туристическом бизнесе, обогатило программу наших походов. Да и у самих туристов продолжаю учиться.

– Ощущение, что обучение гидов проводилось ради нескольких месяцев выставки.

– Конечно, это делалось в расчете на ЭКСПО. Но государство на самом деле очень нацелено на развитие внутреннего туризма, и я вижу, как проводятся эти рабочие заседания заместителя акима Николая Дычко, не для галочки. Нас, предпринимателей, тоже стимулируют. Спрашивают, что нам нужно, каких людей. Регистрируйте маршруты, говорят. Вот я зарегистрировала трансрегиональный сплав из Риддера до Павлодара. Тестирование маршрута намечено на начало сентября. И меня спрашивают и Дычко, и начальник управления предпринимательства, торговли и туризма: «Что, неужели у вас там все легко и гладко? Может, что-то нужно? Почему вы не приходите?» Понимаешь, уже сами дергают!

– И чем они могут помочь, что ты попросила?

– Мне надо организовать ту часть маршрута от Семипалатинска до Павлодара, где течение маленькое. Если первый участок на рафтах за неделю проскочим, тот тут скорость упадет, застрянем на две и более. Грести на веслах среди однообразного пейзажа людям будет неинтересно. Поэтому мне надо будет либо мотор ставить на рафт, либо пересаживать группу на катер. Для этого мне нужны водники с хорошими катерами, чтобы и по цене было доступно, и техника соответствовала стандартам. Управление туризма сэкономило мне время на поиски и согласование. Они уже провели встречу, познакомили меня с водниками, осталось только просчитать все по времени и по деньгам.

– Все же зависит от направления государственной политики. Если сказали «ЭКСПО» и «Дорожная карта бизнеса», то, считай, команда дана, все заработало.

– Да. Как с тем же Баяном, который мы сейчас начинаем распахивать. Там ведь предлагался только пляжный отдых и отельный. Активного отдыха очень мало, работает одна Марина Каримова, возглавляющая филиал Федерации альпинизма и скалолазания. И управление туризма специально организовало нашу поездку туда, чтобы познакомить с людьми, с объектами – им нужно, чтобы мы там что-нибудь новенькое организовали. Я проехала там и поняла, что автоэкскурсии не годятся. Ездить пыль глотать… По таким тихим местам, где нет машин и где самая красота скрывается, можно проехать на лошади! Там можно воздухом подышать, и вообще, общение с животным меняет отношение к жизни, к миру, все меняет! И это гораздо легче, чем пеший туризм. Когда с грузом за плечами идешь, тебе порой не до пейзажей, – смеется Татьяна.

Несколько лет я организовываю конные туры на Западном Алтае, это уже определенный бренд нашей фирмы, и теперь хочу сделать это в Баяне. Там же этого не делалось никогда, хотя что мешает? Два больших поселка – неужели там никто лошадей не держит? Теперь я нашла там людей, которые могут дать коней для экскурсий. Осталось только научить их, как к этому относиться, как это правильно организовать.

Такие же планы мы наметили с Чалдайским резерватом «Ертыс орманы» – думаю, к осеннему сезону уже запустим пробный маршрут. Главное – найти какие-то интересные объекты: те же озера, мавзолей духовного просветителя Габдылуахита  Хазрета…

– Ты исходила Западно-Алтайский заповедник и наверняка видела помимо природных красот что-то еще необычное, о чем любят рассказывать в мифах и легендах. На какие объекты ты вообще ориентируешься, когда выбираешь маршрут?

– Ты напомнила мне смешной случай. Я как-то повезла на короткую автоэкскурсию пару молодых людей, и девушка меня всю дорогу засыпала различными вопросами. К моменту возвращения в лагерь она уже спросила про НЛО. Отвечаю: нет, не видела. И тут гость, сидевший на крылечке с биноклем, говорит: «Хотите НЛО посмотреть?» Что ты думаешь, и вправду НЛО! Как по заказу. И оно там несколько дней летало.

Конечно, в первую очередь я выбираю интересные объекты, которые на слуху. Мифы украшают любой маршрут. Тема для отдельного разговора – легенда о Беловодье, о Шамбале – мифической стране изобилия. Каких-то физических границ она не имеет, это понятие скорей метафизическое. Но белые горные реки, реально белые, там протекают. (Как и в Тибете, который также оспаривает географическое расположение Шамбалы. – Авт.)

В том направлении много мест, связанных с мистикой. Из последнего: в прошлом году я наняла проводника и сходила с ним на разведку – осмотрели варианты восхождения на Черный Узел – место силы, там есть несколько озер и сходятся три горных хребта. В этом году уже собираю туда группу.

Миф о белоглазой чуди слышала? Чудь – это низкорослый народец, прообраз гномов. Причем легенда об этом племени распространена на большой территории России – и на Урале, и в Архангельске считают их «своими». Ходят слухи, что они были искусны в горнодобывающем, кузнечном деле. Город Риддер как раз основан на чудских копях, горных выработках, которые обнаружил в своей геологической экспедиции горнопромышленник Риддер.

У староверов сохранились легенды, а у Рериха есть даже картина «Чудь белоглазая под землю ушла». Якобы они жили где-то в пещерах, горных выработках. Они не пожелали ходить под белым царем – не знаю, кто имеется в виду, – и ушли под землю, завалив за собой входы. То есть это не массовое самоубийство было, а спланированный отход тайными тропами куда-то в другое место. По возрасту найденных Риддером копий, ушли они приблизительно две-три тысячи лет назад. По одной из версий, в предгорье Тибета. Может, в сторону Саян. Так вот в районе Черного Узла, куда я сейчас собираю группу, есть Палевское озеро. По одной из легенд, это место, куда чуди зашли и затопили вход. Там какие-то огни видят, гул голосов слышат. Я сама там видела светящийся шарик, который вылетел из воды и – вжих! – улетел вверх.

Объекты могут представлять и чисто спортивный интерес, как определенная высота для восхождения. И обязательно, чтобы рядом было красивое озеро, снежник, живописные скалы – чисто природные объекты.

– А если там нет никакой инфраструктуры…

– Если ее нет, я называю это приключенческим туром,– смеется Татьяна, – беру проверенных людей, чтобы не паниковали и не испортили отдых ни себе, ни другим, и предупреждаю о нагрузках, о том, что баз отдыха не будет. Зато эти походы самые малобюджетные! Единственное – не экономлю на инструкторах: чем сложнее маршрут – тем больше в них необходимости.

– Стоит ли расширять эту сферу, увеличивать конкуренцию за счет новых игроков и тем самым демократизировать цены?

– Думаю, искусственно не стоит. Сам спрос, который немного увеличился, но не на порядок, показывает, что не стоит.

– А что может увеличить спрос?

– Улучшение инфраструктуры, думаю, поможет не только туристическому бизнесу, но и вообще регионам. Насколько красивое расположение, скажем, у Риддера, настолько же отвратительная инфраструктура.

Сервис. Вот с этим вообще беда! Просто всеобщая. Я уже молчу про Баян – это наш «заповедник плохого сервиса». Риддер не намного отличается. Каждый владелец базы по-своему представляет себе эту сферу. Я почти на всех базах пожила, и поэтому-то мне и пришла идея создавать свою. Лучшее, конечно, я от них возьму, но худшее… Конфликты могут быть на пустом месте, из-за отсутствия понимания, тупого нежелания создавать качественную услугу. Доходит до смешного: нам предлагают отдельно баню, отдельно дрова! Как будто аренда чего-то одного уже сама по себе стоящая услуга. Любят также практиковать неожиданное изменение тарифов на местах. Или на одной базе почему-то считают, что гостей надо сразу встречать с хлебом-водкой.

И если с персоналом государственных заповедников я могу сотрудничать в конструктивном русле, они прислушиваются к пожеланиям и исправляют недостатки, то владельцы частных баз на контакт не идут. Сервис остается на том же низком уровне, а цены растут! И мотивации что-либо менять у них нет. Так что тут надо разработать стандарты на государственном уровне и обучить людей, возможно, организовать экскурсии на места, где все сделано правильно – для примера.

– Полагаю, культура туризма тоже не на последнем месте в рейтинге проблем. Кого бы ты не взяла в поход?

– В первую очередь, отсекаю по медицинским противопоказаниям. Бывает, что скрывают о диагнозе, а потом какой-нибудь эпилептический припадок начинается. Хотя, если люди взрослые, то должны сами отдавать себе отчет, с какими заболеваниями туда лучше не идти и какие нагрузки им не будут полезны.

Также, если один раз проявилась горная болезнь, в следующий раз я туриста уже не возьму, как бы он ни просил. Это опасно для жизни, и лекарство только одно – спустить вниз. А это уже большие затраты по времени: начинаем переносить заболевшего, искать медицинскую помощь, транспорт для отправки в город. И люди, оплатившие путевки, уже не успевают обойти запланированные места.

Для туристических походов нужно учиться ответственности. Как-то одни весельчаки-романтики взяли помимо необходимого груза сковородку, два кило муки и восемь килограммов повидла – пончики жарить на высоте. Это дополнительная нагрузка, и бывалые знают: если с тобой что-то случится, придется тащить и тебя, и твой груз тем, у кого и так рюкзаки тяжелые. На этой почве поход был изрядно испорчен конфликтами среди туристов. В условиях похода и без того на третий день железно обостряется конфликтность – в силу пережитых испытаний. Так что усиливать стресс никому не выгодно.

Есть и такие, кто из желания покрасоваться начинают вести себя с риском для жизни. Примеров масса. Да что говорить о любителях, если одна знакомая пошла проводником будучи глубоко беременной! Какая-то никому не нужная и опасная бравада.

Опять же, алкоголь перед восхождением пить запрещаю. Если пренебрегают, не беру людей с похмелья в горы. Это суровый вид отдыха, и в нем и без того экстрима и красоты достаточно!

Беседовала Юлия МАКСИМОВА

 

Оцените пост

4