Говорящие «Картинки»

Barsa 2016 M06 5
373
0
4
0

Альбом ручной работы выпустил павлодарский фотограф Альберт Шар. Промежуточный итог творчества. Кстати говоря, 40-летнего.

Альбом ручной работы с фотографиями выпустил известный павлодарский фотограф и руководитель фотошколы «Вега» Альберт Шар. По словам самого автора, его выпуск – это своеобразный промежуточный итог творчества. Кстати говоря, 40-летнего.

Итоги – это, конечно, очень условно. Большую часть в альбоме занимают работы, сделанные в последние годы увлечения съемками стрит-фото на смартфон. Однако – для сопоставления – автор устроил на страницах альбома и некий экскурс в прошлое. К примеру, к обложке Альберт прикрепил кинопленку, на которую вел съемку в 1988 году, а внутри альбома поместил снимки и негативы из 90-х.

– Как говорят известные фотографы, книжка – это вершина деятельности мастера, – объясняет Альберт Шар. – Почему? Потому что выставки можно открывать бесконечно, закрыли их – и где фотографии? Только где-то в памяти остались. В интернете ваши картинки висят, но не везде, и не все подписаны, то есть это тоже забывается. А печатная продукция останется с вами навсегда.

Альбом ценен тем, что здесь собрана часть моей жизни. В него вошло 74 фотографии. В основном, это новые картинки, снятые в прошлом и нынешнем году. Есть и несколько картинок из детства, но это просто для иллюстрации текста и того, чем я раньше занимался. Дело в том, что в последние три года я стал снимать совсем другую фотографию, практически полностью дистанцировавшись от пейзажей и постановочных портретов.

Это такой личный альбом, потому что собранные фотографии характеризуют меня, здесь же опубликованы мои любимые мысли, высказывания разных фотографов, писателей, журналистов, музыкантов. Например, начинается альбом с фразы Сергея Довлатова: «Мы будем прогуливаться и беседовать, а этого ни за какие деньги не купишь». Мне кажется, это очень здорово.

К картинкам есть всякие истории. Иногда отрывки из каких-то моих интервью. Или, например, из статьи Валерия Щеколдина про фотографию. Если вы интересуетесь фотографией, я рекомендую его почитать. На сайте Photographer.Ru много его статей. На мой взгляд, этот автор лучше всех пишет о фотографии. Это фундаментальный титанический труд, и в альбом собраны выдержки, которые можно просто позолотой покрыть.

– Чем обусловлен выбор снимков? И не жалко ли распродавать по кусочкам пленку?

– Отбор снимков обусловлен внутренними ощущениями, выкристаллизованными временем. Но это все на сегодняшний день. Ощущения могут меняться, соразмерно меняется и восприятие. Возможно, «вчера» или «завтра» я выбрал бы совсем другие картинки. А пленку отдавать не жалко. Не солить же ее. Да и нет на ней ничего шедеврального. Только время. Много прошедшего времени.

– Что вам дает издание альбома и почему в принципе появилась тенденция выпускать такие альбомы? Вроде, уже все пересели в интернет, доступность искусства нивелирует элитарность. Вы хотите обратить этот процесс?

– Ну, во-первых, я ничего не хочу обращать. Тенденция выпускать альбомы появилась не сегодня, она появилась с тех пор, как появилась фотография. Вот вы говорите о доступности искусства и его нивелировании. Вы, мягко говоря, заблуждаетесь, поскольку фотография, как одно из визуальных искусств, формирует подлинные ощущения от просмотра только будучи напечатанной. Снимок на мониторе это всего лишь изображение. Мониторы у всех разные. Фотография – это отпечаток. Точка. Да и выставки никто не отменял, и они по прежнему собирают много людей.

– Этот творческий отчет – он для кого: для вас больше важен или для зрителей, любителей фотографии? Или это еще одна сторона просветительской деятельности?

– Нет, альбом – это не просветительская деятельность. Это передача на бумаге личных ощущений. Конечно, это важно для меня, в первую очередь. Может, и для зрителей, но это надо спрашивать у них.

Для тех, кто мало знаком с языком фотографии, здесь, конечно, особый фотографический язык, о его уровне не мне судить, а публике. Мне недавно задали вопрос: «Вдруг эти фотографии народ не поймёт?» Я сначала не знал, что ответить, потом подумал и ответил так: представьте, что сейчас в Павлодар приедет Боря Моисеев. Он же приезжал уже дважды, да? Будет полный зал! Я вас уверяю. А если приедет Елена Камбурова, то, может быть, зал будет неполный. Но… есть настоящее, а есть Боря Моисеев. Вот я думаю, что фотографии в этом альбоме – настоящее. Я точно знаю, что пейзажисты на страницах соцсетей набирают лайков раз в триста больше, чем другие. Почему-то до сих пор это всем нравится, хотя на протяжении последних лет всё одно и то же. Всё равно лучше, чем, например, Ансель Адамс или Едыге Ниязов, никто пейзажи не снимает! Но тем не менее, люди лайкают. Я не хочу такой славы. Я снимаю то, что мне хочется.

– Говоря о фотоискусстве, как, по-вашему, оно развивается: за счет правил или исключений? Ведь всякий шаг вперед совершают сначала одиночки, выделяющиеся из общих рядов.

– Любое настоящее искусство это исключение из правил. Как говорит известный фотограф Георгий Пинхасов, «Шедевр – почти всегда ошибка». Вспомните историю про математика Гаусса. В начальной школе, где учился шестилетний Гаусс, учитель, чтобы занять класс на продолжительное время самостоятельной работой, дал задание ученикам – вычислить сумму всех натуральных чисел от 1 до 100. Один плюс два плюс три и так далее. Маленький Гаусс ответил на вопрос почти мгновенно, чем невероятно удивил всех и, прежде всего, учителя. Он просто не стал складывать числа в столбик, а выстроил их в линейку. И увидел, что крайние пары образуют одну и ту же сумму. 1+100=101, 2+99= 101. Итак, 50 пар по 101 равно 5050. Гении видят не как все, они видят по-другому.

– В интервью сайту «500 стритфотографий», соавтором которого вы являетесь, вы написали, что «ощущения (от какой-нибудь фотографии) бывают разными. Но самое «популярное» – восторг. Еще – удивление, редко – катарсис (Сальгадо). Главное, чего у меня точно нет – так это недоумения или возмущения». Неужели нет таких тем, которые вызывали бы гнев или отвращение? Это какой-то наращенный панцирь цинизма, а может, принципиальное игнорирование негатива?

– Гнев или отвращение может вызывать деятельность людей в области жизни. Область фотографа – снять эту деятельность или не снять. Так что первоначальное образование негатива происходит не на снимке, а в жизни. Мне кажется, возмущение от увиденного на картинке ужаса или чего-то неприятного это одна из форм ханжества. И это не цинизм с моей стороны.

Например, человек рождается голым. И все умиляются голеньким детям, фотографируют их, клеят карточки в альбомы, даже показывают на выставках. Но не дай бог показать в фейсбуке или на вернисаже обнаженного взрослого человека, откуда ни возьмись возникает сонм возмущенных «граждан». Посмотрите фильм Формана «Народ против Ларри Флинта», хорошая иллюстрация ханжества в современном обществе. Больше ста лет назад об этом уже писали и Чехов, и Гашек, и многие другие.

Что же вас вдохновляет на то, чтобы нажать кнопку спуска в смартфоне ли, в фотоаппарате, а какие сюжеты, даже несмотря на их эксклюзивность, вы отвергаете?

– Все разговоры о вдохновении у фотографов считаю смешными. Вдохновение может быть, наверное, у поэта или живописца. У фотографа есть только глаза, чутье и реакция. Настоящая, прямая, непридуманная, несрежиссированная фотография рождается мгновенно, независимо от настроения или вдохновения. Я уже давно не «хожу на съемки». Просто надо постоянно наблюдать жизнь. Ведь фотокамера, как говорил Анри Картье-Брессон, «это продолжение моих глаз». Что касается вашего вопроса о сюжетах, то больше всего я не люблю постановочных кадров. Фотокамера тем прекрасна, что она выступает всего лишь инструментом ваших ощущений. В то же время, я не отвергаю постановки, которой занимаются другие фотографы. На здоровье, как говорится.

На своей страничке в соцсети вы писали: «Никогда ни один из фотографов не оказывал такого воздействия, как Sebastião Salgado». И вы ведь встречались с ним. Глубина его работ, пожалуй, соотносима с глубиной его личности. Но ведь у этой личности, выходит, есть смелость видеть темную сторону человеческой жизни, иначе и глубина не была бы замечена. А что вы увидели в нем, как в человеке?

– Я увидел многое, но прежде всего отметил бы его глубочайшую любовь к планете. И его боль от тех процессов, которые на этой планете происходят.

– Вы не занимаетесь фотографированием за деньги, как следует опять же из вашего интервью сайту. Но в наше время слово «профессионал» употребляется в том случае, если человек зарабатывает на своем деле. А как вы себя называете?

– 25 лет назад я зарабатывал фотографированием. Сейчас, без кокетства, я себя никак не называю. Мне просто нравится иногда фотографировать. Как ни странно, многие считают меня фотографом. Но в моей жизни фотографирование занимает ничтожно малую часть. Две минуты в день и не каждый день – это много или мало?

***

Заинтересованность в приобретении альбома проявили как начинающие, так и маститые фотографы и просто ценители фотоискусства из самых разных уголков мира. Помимо земляков-павлодарцев свои экземпляры получили уже в США и ждут доставки в Москве, Тюмени, Калуге, Воронеже, Новосибирске, Ташкенте, Алматы, Брюсселе (Бельгия), Перудже (Италия)… И, судя по тому, что заявки продолжают поступать, тираж будет увеличиваться.

Кстати, ценен альбом не только памятными снимками, историями и дорогими автору высказываниями. Это стопроцентный hand-madе, и Альберт лично работает над каждым экземпляром, делая их неповторимыми. Кроме того, средства, вырученные с продажи тиража, он направляет на благотворительность, что делает творческий проект уже социально значимым.

Фото с презентации - Олега Градского


 

Оцените пост

4
Дальше