В одной далекой-далекой Галактике...

Barsa 2016 M04 15
456
0
8
0

Серию банкнот выпустил павлодарец Константин Александров. А подделка истории в искусстве законом не карается.

Серию банкнот выпустил павлодарец Константин Александров. И никакая это не подделка, а самый что ни на есть оригинал! Остроумный художник скомпилировал на авторских купюрах признаки эпох, нафантазировал, приправил юмором и… ловким движением руки повысил номинал своих ненастоящих денег. Потому что искусство это подлинное. Неликвидное де-юре, но ценное де-факто. А подделка истории в искусстве законом не карается.

Деньги параллельных миров…

Один убыль, один жванецкий, семь-сорок, фунт лиха и другие одесские юмористические деньги, бывшие сувенирами в стране Советов, обрели своих младших ироничных братьев. Щедрый Александров с подачи любопытных обывателей, интересующихся, много ли зарабатывает художник, заявил: «Ну, раз вас только деньги волнуют… Их есть у меня!» И за пару-тройку лет стал чемпионом мира по художественным деньгам. Так появились: хрущевский кукурубль, шуравонец, лимон деревянных, еврубли, копейка-горбачевка, оккупационные рейхсчервонцы с рейхсполтинниками, 30 серебряников одной купюрой, доходный ваучер «крэкс-фэкс-пэкс» от МММ и многие другие «параллельные» валюты.

То, что делают со своей валютой последователи купюризма, – игры в детской песочнице: несчастные доллары и рубли расчеркивают, собирают из них оригами и бусы, никакого интереса! Александров ничью валюту не портит, ни родную, ни заграничную – не вандал, а творец мани-арта! Достоинство его работ – не только в художественной, но и в идейной выразительности.

Какие купюры были бы в ходу у стран и отдельных городов, если бы их колонизировали, объединили или, наоборот, признали их независимость? Вообразить такое можно, только обладая развитым чувством юмора. Геополитическая расстановка Александрова такова: тут спокойно соседствуют остров Пасхи и Республика Великороссия, Еврейская автономная область Безарабия и холодная Арктика, экзотическая Ниггермания и банановая республика Wrongway, Новая Новая Зеландия и Соединенная Штатами Америки планета. То ли параллельные миры пробиваются через прорехи в реальном, то ли наоборот. Художник то возрождает почившую Македонию, то захватывает с Гитлером Англию, то предвкушает Социалистические Штаты Америки, то отдает Российской империи Гавайские острова. Ацтеки в Троцкистской Мексике расплачиваются особыми бумажными песо, жители Нововавилонии – супердинарами, в Корейском Японокитае любимая купюра – тыща июней, а в Гиперборее, полярной империи скандинавов, – риксдальдеры.

«Немецкая рачительность: и купюра, и плакат, и пропуск в плен», – комментирует Константин свои немецко-фашистские лагерьмарки. Размявшись на купюрах от суверенной Сибирской державы, пошел дальше – представил пришельцев в правительстве Земли и соответствующую валюту от «Мировой банковской власти».

Для сотворения нового мира требуются и новые лозунги или хотя бы модифицированные старые. «За подделку чатлов – как за контрреволюционный саботаж – высшая мера пролетарской справедливости», – грозится печатник. Выпущенный им бон «Империал» для военнослужащих предупреждает: «Военторг здесь уместен». Плакатно-песенная афористичность на один квадратный косарь зашкаливает. На валюте завоевателей космоса, к примеру, узнаваемых слоганов сразу несколько: «Кому Луна, а кому и мать родна!», «Все на Луну поднимать целину», «Галактика-мать зовет!», «Пролетарии галактики, айда к нам!»

Правда, астрономическими суммами все-таки хвастаются не межпланетные завоеватели, а земные: на купюре «One миллион рубликов» – портреты хорошо всем известных Юрия «Предсобянина», тайного советника «Осиновского», «Абрама Романовича Чукотского» и, конечно, «Отца русской демократии Борисельцина».

На «целковых» у него Циолковский и Целиковская, на 100 марках Калининграда – соответственно всесоюзный староста, первая красавица и «Лада Калина». Соц-арт вперемешку с поп-артом: бумага стерпит и Брежнева с Лениным, и Чарли Чаплина с Мерилин Монро, и Кристину Орбакайте с Анной Семенович. Все совпадения не случайны, все культы личности возведены в абсурд и плотно вплетены в коды ярких эпох.

 

…бонисты приняли за чистую монету

Покупательная способность нулевая, зато художественная ценность вполне может превысить указанный на «купюрах» номинал. Пока коллекционеры чешут в затылках – куда занести сей продукт: к бонистике, бумажной сестре нумизматики, или к графическому творчеству, – сайт некоего клуба бонистики на всякий случай разместил новую коллекцию денег в разделе «Смешно». Недолго провисев там, она под общие улюлюканья отправилась в «Мусорник», но и там форумчане не успокоились – авторские деньги почему-то вызвали нездоровый ажиотаж у коллекционеров.

– Кто-то же примет эти работы за провокацию, а кто-то решит, что это просто безобидная фантазия. Что это на самом деле? – спрашиваю я у скандального купюрье.

– Я бы не хотел, чтобы их приняли за провокацию, – смеется Константин. – Все это не имеет ничего общего с моими политическими взглядами. В общем, я стебался так, никого не жалея, и не рассчитывал, что это всплывет. Но, когда мы разместили работы на сайте, чтобы посмешить «братьев по разуму», оказалось, что бонисты приняли все за чистую монету. Как давай страшно ругаться! Хоть мы и не хотели, получилась провокация. Такая реакция, как мне потом объясняли, все же лучше чем молчание. Даже в «Мусорнике» на сегодняшний день более 1200 просмотров моих денег. Так что на сайте не сам камень интересен, а круги, которые он вызвал. Причем я ругал на этих деньгах и Украину, и сепаратистов, и русских, и американцев, и немцев – в общем от меня досталось всем! Это делалось, чтобы посмешить двух моих приятелей, а потом просто не мог остановиться.

– Никакими политическими манифестами и не пахнет?

– Нет, ну, наверное, все они пахнут, но это же параллельная реальность. Это деньги «несбывшегося» или «не сбывшегося еще».

– Это вам не Ерашовым навеяло? У него же есть «Антиистория антиутопии».

– Именно Ерашовым! Я собственно для него и еще одного друга рисовал, есть такой Дмитрий Фефелов, тоже очень интересный человек, публицист, коллекционер. С Ерашовым мы пасемся на одном поле, единственное, что у меня техника очень быстрая, шалопайская, а у него наоборот очень выверенная. И мы идеи друг у друга подсматриваем.

– На фоне других художников вы с Ерашовым здорово отличаетесь, именно идейно. Почему художников у нас много, а новых тем – мало? В основном эти пейзажи с конями, степи…

– Вот как раз такие пейзажи и покупают. А наша продукция некоммерческая.

– Я говорю не о кармане, а о том, что боятся интерпретировать.

– Может, просто нет вдохновения. Да и коллекционеров живописи и графики в городе нет. В основном у нас покупают картины на юбилей. Смотрят сразу на обратную сторону – а достойно ли подарить эту вещь? Когда я свои работы на продажу выставлял, мне говорили: «На чем ты их делал? Вид сзади не товарный, на юбилей с такой работой я прийти не могу!» И надо чтобы цена стояла солидная – тогда сразу видно, что «картина хорошая».

Заложенный в моих работах смысл надо читать и понимать, а кто это может? Человек моего поколения, моей эрудиции и юмора, коллекционер – то есть круг все сужается, буквально до меня и Ерашова, – смеется художник.

А бонисты – люди занудливые, собирают какие-то редкие номера, серии, а до самого изображения им нет никакого дела. Как коллекционер денег скажу: они часто делаются равнодушными людьми с бюрократическими взглядами. Очень экзотические купюры выглядят как железнодорожные билеты. И вот мне говорят: «А ты знаешь, что это за деньга? Это в сталинском лагере в 37 году на севере диком она ходила». А смотришь – от трамвайного талона не отличишь. Поэтому я уж себе дал полную волю. Не всякий дизайнер столько денег понавыпускал. Причем у меня нет худсовета, я свободен от рамок. И только коллекционеры могут понять некоторые аллюзии в моих купюрах к реальным банкнотам.

Ерашов, конечно, предложил помочь протолкнуть их, но если не сбудется – не огорчусь. Остается только выпустить альбом с этими работами и забавными комментариями к несуществующим событиям.

– Ну у вас на купюрах не только история, но и с географией интересные экзерсисы.

– Да, я себя чувствую как вседержитель: крушу империи, создаю новые, смешиваю несмешиваемое. Короче, властелин мира.

– Лишь бы в радость. А что насчет родного Казахстана?

– У меня есть и про Казахстан, но как мне друг сказал: «Ха-ха, ха-ха, смешно, смешно, но больше никому не показывай. Столько дураков на свете… Если ты там попал под обстрел, то здесь просто напросишься на неприятности». Причем на деньгах про альтернативное будущее Казахстана обыгрывалась ситуация, произошедшая на Украине, сразу после Донбасса. Про отделение жуза, создание новой сепаратистской республики, с портретами известных казахстанских политиков. Нарисовал даже историю Павлодара – в павлодолларах. Наплетено там всего! Правда, ошибок наделал в орфографии.

– А мне даже понравилось, как вы подписали: «Ошибки в текстах – из-за разницы в арфографии тех миров».

– Да-да, чтоб маразм крепчал, эти ошибки не только неизбежны, но даже необходимы, – отвечает находчивый автор. – Кстати, насчет Казахстана. У меня же есть на купюрах Суперкиргизия с рубзолами, была у нас такая валюта – рубль золотом. А наших бедняг соотечественников никто за казахов долго не считал, тупо называли киргизами. Была гигантская Киргизская АССР, куда входила Киргизия, часть Туркмении, часть Узбекистана и часть России. И только в 32 году Сталин наконец сказал: «Так вы казахи что ли?» – «Ну да!» – «А киргизы кто?» – «А киргизы они там вот». А раньше и вовсе всех подряд татарами звали. И я стебался над тем, как российские бюрократы упорно звали их по-своему и столицу им сделали в Оренбурге, ну нонсенс полнейший!

– У вас и другие альтернативные государства есть, вроде суперцарства Нововавилонии.

– Ну, если бы Саддаму Хуссейну позволили развернуться, он бы и создал его.

– Так зачем вам это, провокация эта? Ведь больше никто, кроме вас, эти 3D граффити в городе не делает, вы и стены серые украшаете, и подземный переход превратили в арт-объект. Теперь новая «красная тряпка».

– Это вопрос прямо в точку. Видать, просто, если есть вдохновение, надо его исполнять. Куда оно, зачем, какую реакцию вызовет – дело второе. Главное – выпустить его, а люди уж пусть сами решают, нужно им это или нет.

Фото Олега ГРАДСКОГО и с личной страницы Константина Александрова в ВК

Оцените пост

8
Дальше