«Мой спорткар — это всё полностью казахстанское». Интервью редактора Yvision с Таиром Балбаевым

4805
11
0
53

Редакция напоминает всем, кто умудрился пропустить эту новость, что в октябре ожидается презентация первого отечественного электромобиля, созданного Таиром Балбаевым. Было интересно позвонить...

Редакция напоминает, что в октябре ожидается презентация нашего первого отечественного электромобиля, созданного Таиром Балбаевым. Было интересно позвонить нашему "казахстанскому Тесле" и побеседовать о его разработке.

Рустам Ниязов:

Расскажите об истории создания, в частности почему машина обрела именно такой внешний облик?

Таир Балбаев:

Дизайн машины сделан дизайнером из Венгрии. Он венгр, у меня на странице есть фотографии, где упомянут он, упомянут его приятель, который работает в 3D. Там история такая, что когда-то Tamás Jakus, очень известный дизайнер авто, отрисовал эту машину, венгры пообещали ему её произвести, но дальше обещаний ничего не пошло.

источник: http://tengrinews.kz/autos/pervyiy-kazahstanskiy-elektromobil-planiruyut-prezentovat-279827/

И мы как-то пересеклись на форуме в интернете: я как раз искал дизайн, который хотел бы применить, у меня уже были намерения, твердая уверенность в том, что я хочу сделать машину. Мы с ним договорились. Он провел меня к своему другу. Друг предоставил возможность использовать 3D-дизайн, который они и сделали. То есть это просто корпус, понимаете, просто оболочка, концепт.

Дизайн от Tamás Jakus

Мы сделали корпус, начали работать с этим корпусом. И, соответственно, под этот дизайн уже создавалась машина с нуля. Именно этот момент создания машины с нуля – это как раз все казахстанское. Был просто дизайн, но то, как поставить подвеску в машине и как поставить мотор, где разместить какие-то детали, какие детали разместить, что вообще и как – это все полностью казахстанское.

Машина проектировалась под двигатель внутреннего сгорания, соответственно дизайн был под выхлопные трубы. Я решил использовать заднеприводную установку, что отвечало спортивному характеру машины. Предложил создать электрическую машину. Он, конечно, отнесся к этому со скептицизмом. Зато когда я начал это осуществлять, то увидел и уже до конца поверил, что мы сможем это создать.

Что касается подвески - мы поставили электронику, которая контролирует пневмоподвеску, компьютеры так же контролируют аккумуляторы.

Случаются и аварии. Это нормально для опытного образца. Например, вчера полностью опустилась левая подвеска. Конечно, для серийной машины это было бы неприемлемо.

Концепт на бумаге – это просто концепт. На этапе конструирования мы столкнулись с различными сложностями, включая и способ открывания дверей. Перебрали кучу варинтов, создали привод для окрывания двери, который разворачивался вокруг оси. В конце концов, отказались от привода и пришли к варинту "чайка".

Рустам Ниязов:

По-моему, это подчеркивает спортивность, именно спорткары так открываются.

Таир Балбаев:

Да, но дело не в том, что мы подчеркиваем спортивность. Практически это единственно возможный способ открывания двери и единственный способ залезть в машину – она очень низкая. Если вы человек среднего роста, то крыша машины будет примерно на уровне вашего живота. Из-за того, что вы садитесь в машину снаружи сверху, часть пространства сверху должна быть открыта. Для этого мы открываем половину потолка. Сама концепция машины предполагает такое открывание.

Рустам Ниязов:

Кто вы по образованию? Это ваш первый опыт конструирования?

Таир Балбаев:

Такой серьезный – первый. Были кружки. В школе я работал на заводе вместо летних каникул с 8-го класса. Получил несколько разрядов – 1, 4, 3-й. Ремонтировал электродвигатели. Дело в том, что в детстве мы очень много конструировали своими руками. По образованию - я молекулярный биолог. Закончил КазГУ с красным дипломом, был стипендиатом ленинской стипендии.

Рустам Ниязов:

Но решение о смене бензинового двигателя на электрический, решение взять заднеприводную схему – вы сами принимали или какие-то расчеты вам давал специалист, техник-инженер, конструктор?

Таир Балбаев:

Нет, конечно, мы эти решения принимали сами.

Рустам Ниязов:

А в ваших планах именно развитие концепта или вы хотели бы выйти на некий ограниченный тираж машин в год?

Таир Балбаев:

Да, в моих планах - развитие концепта, и хотелось бы выйти на некоторый тираж. Главная задача - создать команду, научиться самим проектировать, делать и собирать машины. Ту технологию, которую мы используем, нельзя использовать в больших тиражах. Отсюда и не многосерийность, а малосерийность. Поэтому мы учимся делать машины, но не только эту машину. Сейчас мы сделали электрический самокат, потом мини-трактор для фермеров – тоже электрический...

Рустам Ниязов:

То есть вы развиваете идею электрической тяги не только на спортивной машине, но и на более распространенной технике?

Таир Балбаев:

Да, конечно. Мы сейчас хотим начать производство скутеров в Алматы. Они тоже на электрической тяге.

Рустам Ниязов:

Есть ли у вас какие-то связи с экологическими или другими, например, научно-техническими организациями, с которыми вы могли бы консультироваться в процессе своей деятельности по внедрению электрической тяги на ваши автомобили, тракторы или вы это делаете сугубо на каких-то своих мощностях, на своем НИОКР-е, на своих разработках. Может есть какие-то зарубежные структуры, поддерживающие вас, ваши планы?

Таир Балбаев:

Нет, к сожалению, таких структур нет, потому что мы пока сейчас не идем ни на какие гранты.

Рустам Ниязов:

Во сколько вы оцениваете стоимость вашего спорткара в том виде, в котором он у вас уже есть?

Таир Балбаев:

Стоимость по которой он будет продаваться и себестоимость – это разные вещи совершенно. Я вам скажу честно, Тесла стоит намного больше того, за сколько она сейчас продается.

Рустам Ниязов:

Я знаю, Тесла - это больше инвестиции, чем реальная прибыль. Это как игровую приставку продают почти бесплатно, чтобы люди тратились на игры.

Таир Балбаев:

Да, это разные варианты выхода на рынок, соответственно этот вопрос даже не ко мне, а к маркетологам. Это сложный вопрос – возможно на рынок я проходить буду по-другому.

Рустам Ниязов:

В любом случае вашей разработке требуются сертификаты. Я думаю казахстанская бюрократия не пропустит этот случай, вам надо быть морально готовым.

Таир Балбаев:

Мне уже начали писать письма, то есть мы уже идем по этому пути. Проблема в Казахстане в том, что нет органа, который мог бы сертифицировать сам автомобиль, надо еще подчиняться правилам Таможенного союза, где главенствующую роль играет Россия. У которой кстати сертифицирующие органы тоже есть, но они отличаются от органов и правил, скажем, в Евросоюзе. Те машины, которые сертифицируются в Европе автоматически сертифицируются в России, в то же время российские машины не сертифицированы в Европе и требуются очень серьезные проверки. Как мне пройти? Мне сразу получить в Европе и пройти автоматом в России либо каким-то другим путем? Это вопрос больше к юристам.

Рустам Ниязов:

Какие планы на ближайший год?

Таир Балбаев:

Сейчас мы сделали работающий опытный образец. На нем сейчас будем оттачивать, смотреть, проверять технику, которую мы поставили, включая электродвигатель, контролирующие устройства аккумуляторов, электронику, которая контролирует левую подвеску. Левая сторона у нас сейчас опустилась полностью – конечно, это неприемлемо. Надежность устройств будем отрабатывать - это все займет время. Затем вместе с известными казахстанскими дизайнерами хотим сделать редизайн в 3D под присмотром главного дизайнера-вдохновителя. Мы будем изменять некоторые детали для того, чтобы сделать спорткар более удобным, экономичным, так скажем, более приближенным к серийному образцу.

Рустам Ниязов:

Вы упомянули Теслу. У вас есть человек, который вас вдохновляет, с которого вы берете пример?

Таир Балбаев:

Сейчас трудно сказать, потому что нет конкретного человека, который бы меня вдохновлял. Хотя, на меня произвел впечатление создатель PayPal... Читаю много книг, нахожу в них вдохновение.

Фото: из личного архива Т. Балбаева и Tengrinews

Ad

Rate post

53

Comments

Login to comment